Мудрый Юрист

Правовая природа указаний суда кассационной инстанции в гражданском судопроизводстве

Балашова Ирина Николаевна, доцент кафедры гражданского процесса Саратовской государственной юридической академии, кандидат юридических наук.

Статья посвящена анализу полномочий суда кассационной инстанции в гражданском судопроизводстве. Автор анализирует правовую природу указаний суда кассационной инстанции о толковании закона в свете действия принципа независимости суда.

Ключевые слова: гражданское судопроизводство, кассационная инстанция, вышестоящий суд, принцип независимости, судебная ошибка, толкование закона.

Legal Nature of Cassation Court Orders in Civil Proceedings

I.N. Balashova

Balashova Irina N., Assistant Professor of the Department of Civil Procedure of the Saratov State Law Academy, Candidate of Legal Sciences, Assistant Professor.

The article deals with the study of cassation court's power in civil procedure. The author analyzes the legal nature of cassation court directions concerning the interpretation of law under the principle of judicial independence.

Key words: civil procedure, court of cassation, court of superior jurisdiction, court above, judicial independence, miscarriage of justice, interpretation of law.

В настоящее время, в неоднозначный период обновления правовой системы, важным вектором судебной реформы выступает повышение эффективности правосудия по гражданским делам, которое находится в зависимости от безошибочной деятельности всех звеньев судебной системы, на всех этапах, включая пересмотр судебных постановлений по гражданским делам, которые вступили в законную силу.

Каждую судебную ошибку (a miscarriage of justice), допущенную при рассмотрении и разрешении гражданского дела, следует рассматривать как допущенный правосудием промах в отношениях, охраняемых законом, как оставление нарушенных прав и интересов незащищенными. В целях предупреждения и устранения судебных ошибок ГПК РФ предусматривает процессуальный механизм устранения нарушений закона и исправления судебных ошибок <1>.

<1> См. подробнее: Алиев Т.Т., Балашова И.Н. Судебная ошибка как препятствие для реализации права на судебную защиту // Арбитражный и гражданский процесс. 2008. N 3. С. 47; Балашова И.Н., Батурина Н.А. Судебная ошибка как предпосылка существования системы судебного контроля // Мировой судья. 2008. N 2. С. 5.

Производство в суде кассационной инстанции - это одна из стадий гражданского судопроизводства, которая представляет собой процессуальную деятельность суда и других субъектов гражданского судопроизводства, суть которой состоит в проверке соответствия закону различных судебных постановлений (исключая постановления, принятые Верховным Судом Российской Федерации). В рамках кассационного производства происходят дополнительная проверка и исправление судебных ошибок, допущенных при рассмотрении гражданского дела судом первой инстанции либо при пересмотре в апелляционном порядке.

Осуществляя пересмотр дела в кассационном производстве, судьи обсуждают ошибки, которые были допущены при рассмотрении дела судом первой инстанции и апелляционной инстанции <2>.

<2> См. подробнее: Балашова И.Н. Проблемы возбуждения кассационного производства в свете Концепции единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации // Вестник гражданского процесса. 2015. N 5. С. 96.

В соответствии со ст. 390 ГПК РФ при рассмотрении дела в кассационном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривающими дело, в пределах доводов, изложенных в кассационных жалобах, представлениях. В то же время исходя из интересов законности суд кассационной инстанции наделен правом выхода за пределы таких доводов. При этом суду кассационной инстанции не предоставлено право проверки законности судебных постановлений в части, которая не обжалуется, а также законности судебных постановлений, которые не обжалованы.

Кроме того, судом кассационной инстанции не могут устанавливаться или считаться доказанными обстоятельства, не установленные либо отвергнутые в суде первой или апелляционной инстанции, а также предрешаться вопросы, связанные с достоверностью или недостоверностью того или иного доказательства, преимуществом одних доказательств перед другими, и определяться, какое из судебных постановлений должно быть принято при новом рассмотрении дела.

Особый интерес представляет такое полномочие суда кассационной инстанции, как возможность дать указание нижестоящему суду, вновь рассматривающему дело о толковании закона. Причем такое толкование является обязательным.

В общей теории права под толкованием закона (the interpretation of the law) понимается интеллектуально-волевая деятельность, сутью которой являются уяснение и разъяснение смысла и содержания правовых норм в целях их безошибочного применения.

В качестве объекта толкования выступает текст юридического акта - документа, где выражена государственная воля в регулировании конкретных отношений. В то же время в процессе толкования не только устанавливается "воля правотворческого органа, но и познаются глубинные свойства права, его принципы, обусловившие социальную направленность толкуемых норм и основные цели их принятия. Истолковать - значит найти толк, пользу в правовом предписании для конкретного случая" <3>.

<3> См.: Теория государства и права: Учебник / В.Л. Кулапов, А.В. Малько. М., 2009. С. 300.

По своей сути толкование правовых норм является сложным волевым процессом, целями которого являются установление максимально точного смысла предписания, заключенного в норме права, и последующее его обнародование. Этот процесс включает в себя два этапа: на первом этапе толкующим субъектом (интерпретатором) вначале уясняется содержание правовой нормы и выбирается решение по дальнейшим действиям; второй этап составляет деятельность по разъяснению смысла и содержания правового предписания для всех заинтересованных лиц в целях установления одинакового понимания и применения <4>.

<4> См.: Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. Саратов, 1995. С. 365, 368 (автор главы - А.В. Осипов).

Толкование правовых норм, подлежащих применению при рассмотрении и разрешении конкретных дел, производится судом соответствующей инстанции. Правила, сформулированные вследствие такого толкования, излагаются в мотивировочной части судебного постановления, демонстрируя достигнутую судом по делу правовую позицию, т.е. позицию, которую суд занял при толковании применяемых им по делу юридических норм <5>.

<5> См.: Груздев В.В. Проблемы судебного толкования права в России // Российский судья. 2008. N 5. С. 38.

Толкование закона судом кассационной инстанции представляет собой казуальное толкование, которое является разновидностью официального, не имеющего общеобязательный характер и сводится лишь к толкованию правовой нормы с учетом ее применения к индивидуальной ситуации.

Как видно, ГПК РФ придает указаниям суда кассационной инстанции обязательный характер (mandatory nature), но их обязательность распространена только на конкретное дело, по которому они были сформулированы. Представляется, что такие указания суда кассационной инстанции предотвращают повторение возникновения судебных ошибок при новом рассмотрении гражданских дел и обеспечивают их правильное разрешение.

Конечно, невыполнение указаний суда кассационной инстанции не является самостоятельным основанием для отмены судебного решения, однако в том случае, если суд, рассматривающий дело повторно, не выполнил указания суда кассационной инстанции о толковании закона, оно опять подлежит отмене, так как осталась неустраненной судебная ошибка при рассмотрении дела вновь.

Законодателем не установлено каких-либо ограничений по применению данного правила, что значительно расширяет для судов кассационной инстанции полномочия, тем самым ограничивая нижестоящие суды в самостоятельности решения, которое принимается по делу в случае повторного рассмотрения. На практике указанная норма толкуется с позиции, что любые предписания суда кассационной инстанции, в которых содержатся определения о направлении дела на новое рассмотрение, должны рассматриваться в качестве обязательных для суда, рассматривающего вновь дело.

Несмотря на вполне объяснимую цель, т.е. правильное единообразное толкование права, обязательность указаний суда кассационной инстанции противоречит принципу независимости судей, суть которого выражена в подчинении их только закону.

Принцип независимости судей (the independence of judges) и подчинения их только Конституции Российской Федерации и федеральному закону является фундаментальной основой современного правосудия.

В статье 10 Конституции Российской Федерации закрепляются три самостоятельные ветви власти, среди которых независимыми являются лишь носители судебной власти (судьи), где независимость обусловливается как самостоятельностью судебной власти, так и формой, в которой она осуществляется, т.е. правосудием.

Рассматривая правосудие в качестве последнего рубежа защиты права, В.М. Лебедев пишет, что оно "должно быть независимым, а следовательно, должны быть независимы и те, кто его осуществляет" <6>.

<6> См.: Лебедев В.М. Судебная власть в современной России: проблемы становления и развития. СПб., 2001. С. 36.

Категория "независимость" одновременно сочетается с категорией "самостоятельность", что определяет их внутреннюю взаимосвязь. Таким образом, самостоятельность судебной власти определяется ее ролью и местом, занимаемым им в механизме государственного управления обществом, опирающемся на принцип разделения властей, их взаимодействие, на наличие противовесов и сдержек.

Принцип самостоятельности судебной власти является выражением сущности ее статуса, конституционно-правовой объем и содержание которого следует рассматривать в качестве основной базисной характеристики правового положения суда не только в системе российской государственности, но и при взаимодействии с общественными институтами, а также отдельными субъектами права, представленными гражданами и организациями. Несколько взаимосвязанных элементов входят в содержание указанного принципа: обособленная система органов, собственные конституционные функции, которые отличаются от функций иных органов, функции, являющиеся производными от функций государства в целом и реализуемые путем осуществления собственных полномочий, а также возможности ресурсного потенциала <7>.

<7> См.: Анишина В.И. Конституционные принципы как основа самостоятельности судебной власти: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2006. С. 31.

Н.Н. Сенякин отмечает, что независимость судей является структурным элементом социально-экономического обеспечения судейского корпуса, что, в свою очередь, становится важнейшим компонентом социальной базы осуществления правосудия <8>.

<8> См.: Сенякин Н.Н. Нравственно-этические основы осуществления правосудия по уголовным делам в Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2005. С. 13.

Независимость рассматривается также и по отношению к вышестоящим инстанциям.

Независимость судей и подчинение их только закону, по мнению М.А. Гурвича, относятся не только к области применения норм права. Они означают самостоятельность и независимость всей судейской деятельности в строгих рамках закона и согласно закону. Тем самым ими обеспечиваются самостоятельность и независимость действий суда также в процессе доказывания и, в частности, свободное убеждение судей в оценке доказательств <9>.

<9> См.: Гурвич М.А. Принципы советского процессуального права (система и содержание) // Советское государство и право. М., 1974. N 12. С. 20 - 27.

В свое время Е.В. Васьковским отмечалось, что судья не в состоянии сохранить полное беспристрастие, разбирая дело, предполагая, что его решения могут породить неудовольствие со стороны какого-либо органа государственной власти, так как он является стороной в процессе или, например, потому, что может находиться в близких отношениях с одним из тяжущихся, а поэтому судья может лишиться места или будет подвергнут иным служебным неприятностям. Кроме того, как отмечал автор, принцип самостоятельности судебной власти представляет собой "проявление принципа разделения властей, который в применении к суду означает устранение органов законодательной и административной властей от вмешательства в отправление правосудия - как прямого, в форме разрешения или перевершения судебных дел, так и косвенного, в форме начальственного влияния на судей" <10>.

<10> См.: Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса / Под ред., с предисл. В.А. Томсинова. М.: Зерцало, 2003. С. 47.

Анализ совокупности всех составляющих элементов позволяет согласиться с высказыванием, что под принципом независимости судей и подчинения их только закону в гражданском судопроизводстве следует понимать независимое ни от кого положение судей (суда), обусловленное их подчинением только закону, обеспеченное системой правовых гарантий, характеризующих правовой статус суда в судебном процессе и среди государственных органов <11>.

<11> См.: Кайгородов В.Д. Принцип независимости судей и подчинения их только закону в советском гражданском процессуальном праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Свердловск, 1975. С. 7.

Наличие принципа независимости является гарантией беспристрастного осуществления правосудия, заключающейся в подчинении судей всех инстанций гражданского судопроизводства только закону.

Рассматривая гражданское дело, судья должен руководствоваться требованиями закона, а при принятии решения действовать исходя из своего внутреннего убеждения, сформированного на основе результатов полного и всестороннего исследования всех тех обстоятельств дела, включая выводы, с которыми не согласились стороны. При этом мнения же и предложения сторон не являются обязательными для суда.

Как пишет Г.Л. Осокина, обязательность толкования закона, подлежащего применению нижестоящим судом при новом рассмотрении дела, есть не что иное, как предрешение вышестоящим судом вопроса о том, какое постановление должно быть принято нижестоящим судом <12>.

<12> См.: Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Особенная часть: Учебник. М.: НОРМА; Инфра-М, 2007. С. 716.

Так, если обязательным является толкование закона судом кассационной инстанции, то суд, который вновь рассматривает дело, не вправе выбрать иной путь разрешения дела, так как игнорирование таких указаний приведет к последующей отмене судебного акта.

В то же время Н.Б. Зейдер справедливо указывал, что в ходе судебного разбирательства участвующие стороны вправе предлагать свое толкование нормы и, следовательно, придавать ей новое содержание, однако свою предельную определенность норма обретает в состоявшемся судебном акте <13>. Данную позицию П.Я. Трубников считает не совсем точной, поскольку определенность закон приобретает на основании усмотрения суда, который рассматривает данное конкретное дело, что не может вызывать одобрение, поскольку закону присуще обладание свойством определенности и суд не наделен правом уточнять его, исходя из зависимости от тех или иных фактических обстоятельств, устанавливаемых в конкретном деле <14>.

<13> См.: Зейдер Н.Б. Судебное решение по гражданскому делу. М.: Юрид. лит., 1966. С. 46.
<14> См.: Трубников П.Я. Пересмотр решений в порядке судебного надзора. М.: Юрид. лит., 1974. С. 232 - 233.

В случае если нижестоящий суд приходит к выводу при новом рассмотрении дела об ошибочности в толковании правовой нормы, осуществленном вышестоящим судом, он все же не имеет права применить другую, правильную, по его мнению, норму права.

Как отмечает Э.М. Мурадьян, на судей влияет судебная инстанционность при номинальном отсутствии их иерархической зависимости. В плане инстанционной независимости судьи важными являются следующие гарантии: в случае отмены решения и направления дела на новое рассмотрение суд вышестоящей инстанции не вправе предрешать вопросы о доказанности или недоказанности обстоятельств дела, о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, о преимуществах одних доказательств перед другими. В сложное положение попадает судья, когда получает указания вышестоящего суда, которые, по его убеждению, неправильны. Здесь налицо противоречие между судейской независимостью и указаниями, расходящимися, в оценке судьи, с Конституцией Российской Федерации и федеральным законом <15>.

<15> См.: Мурадьян Э.М. Судебное право (в контексте трех процессуальных кодексов). М.: Проспект, 2003. С. 36 - 37.

В данном случае, закрепляя данное обстоятельство, законодатель умышленно ограничивает принцип независимости судей и подчинения их только закону.

Подводя определенные итоги, следует сказать, что процессуальной гарантией принципа независимости судей выступает самостоятельность при принятии ими решений. В свете данной позиции представляется возможным предложить исключить законодательные механизмы воздействия на судью, рассматривающего дело.

В свою очередь, закрепленное в ГПК РФ положение об обязательности указаний суда кассационной инстанции по толкованию закона для суда, который вновь рассматривает дело, означает признание того, что конкретное установление точного смысла правовой нормы в определении суда кассационной инстанции есть прецедент, а это уже наделение вышестоящего суда правом нормотворческой деятельности.

Уместным видится высказывание К.И. Комиссарова, который писал, что толкование закона является одним из моментов его применения, и если вышестоящий суд не имеет права предрешать вопрос о содержании решения, то он не может предрешать и истолкование закона. Разумный смысл толкования закона по конкретному делу заключается не в прямом давлении, а в том, чтобы, не ограничивая независимости суда нижестоящей инстанции, консультативно помочь ему самому правильно осмыслить содержание определенной юридической нормы <16>.

<16> См.: Гражданский процесс: Учебник / Под ред. В.В. Яркова. М., 2000. С. 423 (автор главы - К.И. Комиссаров).

Целесообразным видится установление запрета суду кассационной инстанции в гражданском судопроизводстве на дачу обязательных указаний: по поводу толкования закона, по вопросам принятия или отклонения доказательств, по определению, какие факты должны считаться установленными или неустановленными для суда, рассматривающего дело вновь, - что позволит обеспечить признание верховенства принципа независимости судей и подчинения их только закону.

Литература

  1. Алиев Т.Т., Балашова И.Н. Судебная ошибка как препятствие для реализации права на судебную защиту // Арбитражный и гражданский процесс. 2008. N 3. С. 47.
  2. Анишина В.И. Конституционные принципы как основа самостоятельности судебной власти: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2006. С. 31.
  3. Балашова И.Н. Проблемы возбуждения кассационного производства в свете Концепции единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации // Вестник гражданского процесса. 2015. N 5. С. 96.
  4. Балашова И.Н., Батурина Н.А. Судебная ошибка как предпосылка существования системы судебного контроля // Мировой судья. 2008. N 2. С. 5.
  5. Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса / Под ред., с предисл. В.А. Томсинова. М., 2003. С. 47.
  6. Гражданский процесс: Учебник / Под ред. В.В. Яркова. М., 2000. С. 423.
  7. Груздев В.В. Проблемы судебного толкования права в России // Российский судья. 2008. N 5. С. 38.
  8. Гурвич М.А. Принципы советского процессуального права (система и содержание) // Советское государство и право. М., 1974. N 12. С. 20 - 27.
  9. Зейдер Н.Б. Судебное решение по гражданскому делу. М.: Юрид. лит., 1966. С. 46.
  10. Кайгородов В.Д. Принцип независимости судей и подчинения их только закону в советском гражданском процессуальном праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Свердловск, 1975. С. 7.
  11. Лебедев В.М. Судебная власть в современной России: проблемы становления и развития. СПб., 2001. С. 36.
  12. Мурадьян Э.М. Судебное право (в контексте трех процессуальных кодексов). М.: Проспект, 2003. С. 36 - 37.
  13. Осокина Г.Л. Гражданский процесс. Особенная часть: Учебник. М., 2007. С. 716.
  14. Сенякин Н.Н. Нравственно-этические основы осуществления правосудия по уголовным делам в Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2005. С. 13.
  15. Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. Саратов, 1995. С. 365, 368.
  16. Теория государства и права: Учебник / В.Л. Кулапов, А.В. Малько. М., 2009. С. 300.
  17. Трубников П.Я. Пересмотр решений в порядке судебного надзора. М.: Юрид. лит., 1974. С. 232 - 233.