Мудрый Юрист

Правовая природа специального инвестиционного контракта, предусмотренного федеральным законом "о промышленной политике в Российской Федерации"

Спиридонова Алена Вячеславовна, доцент, кандидат юридических наук.

Родилась в 1977 году в городе Челябинске.

В 2000 году с отличием окончила Южно-Уральский государственный университет (г. Челябинск), факультет "Экономика и право" по специальности "юриспруденция", квалификация "юрист". В 2007 году автор защитила кандидатскую диссертацию, в том же году ей была присуждена ученая степень кандидата юридических наук.

Спиридонова Алена Вячеславовна работает на юридическом факультете ЮУрГУ с сентября 2001 года.

Стаж педагогической работы составляет 16 лет. Имеет опыт практической деятельности в сфере торговли, строительства, оказания юридических услуг. Имеет опыт подготовки юридических заключений по вопросам хозяйственной деятельности и текущего консультирования российских компаний различных форм собственности.

Сфера научных интересов: правовое регулирование инвестиционной деятельности, антимонопольное регулирование в сфере предпринимательской деятельности.

Читаемые дисциплины:

Является руководителем научно-исследовательского студенческого кружка им. В.С. Мартемьянова по дисциплине "Предпринимательское право", организует ежегодные турниры по предпринимательскому праву.

Является судьей Первого арбитражного третейского учреждения (г. Челябинск).

За достигнутые результаты в сферах образования и науки награждена грамотами ректора ЮУрГУ, администрации города Челябинска.

Автор свыше 25 научных работ, в том числе:

Спиридонова А.В. Свобода договора и ее ограничение антимонопольным законодательством // Актуальные теоретические и практические проблемы применения антимонопольного законодательства: Материалы научно-практического семинара (19 - 20 октября 2012 года). Челябинск: Край РА, 2013. С. 26 - 30.

Спиридонова А.В. Понятие и соотношение договоров инвестиционного товарищества и простого товарищества // Актуальные проблемы права России и стран СНГ - 2013 г.: Материалы XV международной научно-практической конференции с элементами научной школы / Юридический факультет Южно-Уральского государственного университета, 29 - 30 марта 2013 г. Челябинск: Цицеро, 2013. Ч. II. С. 393 - 398.

Спиридонова А.В. Ограничения свободы гражданско-правовых договоров Федеральным законом "О защите конкуренции" // Вестник Омского университета. N 1 (34). Издательство ОМГУ, 2013. С. 111 - 115.

Спиридонова А.В. Государственная поддержка субъектов малого и среднего предпринимательства в сфере закупок товаров, работ, услуг для государственных и муниципальных нужд и нужд отдельных видов юридических лиц (статья) // Актуальные проблемы России и стран СНГ: Материалы XVI Международной научно-практической конференции 3 - 4 апреля 2015 г. Издательство ФГБОУ ВПО "Южно-Уральский государственный университет (НИУ)", 2015. Часть 2. С. 264 - 268.

Спиридонова А.В. Преимущества субъектов малого предпринимательства при осуществлении закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд // Актуальные теоретические и практические проблемы применения законодательства о контрактной системе и законодательства о закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц: Материалы научно-практического семинара (Челябинск, 27 - 28 февраля 2015 года) / Управление ФАС РФ по Челябинской области; ЮУрГУ, юридический факультет, кафедра предпринимательского и коммерческого права; отв. ред. А.А. Козлова, В.В. Кванина. Челябинск: Край РА, 2016. С. 92 - 96.

Спиридонова А.В. Отдельные проблемы правового регулирования инвестиционной деятельности в Российской Федерации // Актуальные проблемы права России и стран СНГ - 2016: Материалы XVIII международной научно-практической конференции. Челябинск: Полиграф-Мастер, 2016. Часть I. С. 88 - 90.

Спиридонова А.В. Особенности участия субъектов малого и среднего предпринимательства в программе партнерства при осуществлении закупок товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц // Вестник ЮУрГУ. Серия Право. 2016. N 4. С. 54 - 57.

В статье анализируется правовая природа специального инвестиционного контракта как механизма привлечения инвестиций в сферу промышленного производства. Автором делается вывод, что специальный инвестиционный контракт является организационным договором с элементами гражданско-правового и преимущественно публично-правового регулирования, который порождает для инвестора специальный (льготный) режим осуществления предпринимательской деятельности. В статье также затрагивается проблема возможного негативного влияния на конкуренцию, которое может иметь место в результате заключения специального инвестиционного контракта, и предлагаются конкретные меры по ее решению.

Ключевые слова: специальный инвестиционный контракт, инвестиционная деятельность, инвестор, инвестиционный договор, правовая природа договора, специальный режим осуществления предпринимательской деятельности, конкуренция, конкурентные преимущества.

Legal nature of special investment contract carried by the Federal Law "On industrial policy in Russian Federation"

A.V. Spiridonova

The article analyzes the legal nature of special investment contract as a mechanism of investments involvement to industrial production sector. The author provides conclusion that special investment contract is an organizational contract that includes elements of ciwil and, mostly, public law regulation, and provides special (concessionary) conditions for enterpreneural activity of the investor. The paper also dwells on a problem of possible negative influence on business competition, which can occur as a result of special investment contract conclusion; certain measures of solving this problem are provided.

Key words: special investment contract, investment activity, investor, investment contract, contracts legal nature, special conditions of execution of entrepreneurial activity, business competition, competitive advantages.

Федеральным законом от 31 декабря 2014 г. N 488-ФЗ "О промышленной политике в Российской Федерации" (далее - Закон о промышленной политике) предусматривается внедрение нового института для стимулирования промышленной деятельности в РФ - специального инвестиционного контракта (далее - СПИК).

По СПИК одна сторона - инвестор в предусмотренный срок своими силами или с привлечением иных лиц обязуется создать либо модернизировать и (или) освоить производство промышленной продукции на территории РФ, на континентальном шельфе РФ, в исключительной экономической зоне РФ, а другая сторона - РФ или субъект РФ в течение такого срока обязуется осуществлять меры стимулирования деятельности в сфере промышленности, предусмотренные законодательством РФ или законодательством субъекта РФ, в момент заключения СПИК (ст. 16 Закона о промышленной политике).

Анализ ст. 4 Закона о промышленной политике позволяет утверждать, что заключение СПИК служит целям формирования высокотехнологичной, конкурентоспособной промышленности, обеспечивающей переход российской экономики от экспортно-сырьевого к инновационному типу развития, обеспечения обороны страны и безопасности государства; занятости населения и повышения уровня жизни граждан РФ; стимулирования субъектов деятельности в сфере промышленности осуществлять внедрение результатов интеллектуальной деятельности, осваивать производство инновационной промышленной продукции, рационально и эффективно использовать материальные, финансовые, трудовые и природные ресурсы, обеспечивать повышение производительности труда. Таким образом, внедрение механизма СПИК в первую очередь направлено на обеспечение публичных интересов РФ и субъектов РФ.

В свою очередь инвестор получает возможность создать или расширить производство промышленной продукции в РФ на льготных условиях. Именуя такой договор как инвестиционный, законодатель определяет тем самым цель заключения таких договоров - привлечение частных инвестиций в промышленность для увеличения объемов промышленного производства необходимых товаров <1>.

<1> По данным Министерства промышленности и торговли РФ, самый первый СПИК был подписан в июне 2016 года с немецкой компанией - "Клаас" (проект модернизации завода сельскохозяйственных машин в Краснодаре). Официальный сайт Министерства промышленности и торговли Российской Федерации: www.minpromtorg.gov.ru.

В ч. 9 ст. 16 Закона о промышленной политике предусмотрено, что к СПИК применяются положения законодательства об инвестиционной деятельности, если иное не установлено настоящим Законом и не противоречит существу СПИК. Вместе с тем определение его в качестве "специального" означает, что такой договор имеет особенности, связанные со сферой его заключения <2>.

<2> Андреева Л.В. Специальный инвестиционный контракт как перспективная форма сотрудничества хозяйствующих субъектов государств Евразийского экономического союза в сфере промышленности // Международное сотрудничество Евразийских государств: политика, экономика, право. 2016. N 2. С. 54.

Согласно ч. 2 ст. 16 Закона о промышленной политике наряду с РФ стороной СПИК могут быть субъект РФ и (или) муниципальное образование, а при заключении СПИК без участия РФ наряду с субъектом РФ стороной такого контракта может быть муниципальное образование, если меры стимулирования деятельности в сфере промышленности предусмотрены нормативными правовыми актами субъекта РФ или муниципальными правовыми актами (далее - публичный субъект).

СПИК заключается от имени РФ уполномоченным органом в порядке, установленном Правительством РФ, и по типовым формам, утвержденным Правительством РФ для отдельных отраслей промышленности. Постановлением Правительства РФ от 16 июля 2015 года N 708 "О специальных инвестиционных контрактах для отдельных отраслей промышленности" утверждены Правила заключения СПИК и типовая форма СПИК для отдельных отраслей промышленности (далее - Правила заключения СПИК). Уполномоченным органом на подписание СПИК от имени РФ определено Министерство промышленности и торговли РФ, которое также осуществляет мониторинг и контроль за исполнением инвесторами обязательств, принятых по СПИК.

Второй стороной СПИК является инвестор, понятие которого определено Федеральным законом от 25 февраля 1999 года N 39-ФЗ "Об инвестиционной деятельности в РФ, осуществляемой в форме капитальных вложений" (далее - Закон об инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений). Однако, если в соответствии с данным Законом инвесторами могут быть физические и юридические лица, создаваемые на основе договора о совместной деятельности и не имеющие статуса юридического лица объединения юридических лиц, государственные органы, органы местного самоуправления, а также иностранные субъекты предпринимательской деятельности (ст. 4), то инвесторами по СПИК могут быть только юридические лица и индивидуальные предприниматели. Данный вывод вытекает из анализа п. 2 Правил заключения СПИК.

СПИК может содержать:

  1. срок действия СПИК, который равен сроку выхода инвестиционного проекта на проектную операционную прибыль в соответствии с бизнес-планом инвестиционного проекта, увеличенному на 5 лет, не более 10 лет;
  2. характеристики промышленной продукции, производство которой создается или модернизируется и (или) осваивается;
  3. перечень мероприятий, направленных на создание или модернизацию и (или) освоение производства промышленной продукции;
  4. объем инвестиций в создание или модернизацию и (или) освоение производства промышленной продукции. Следует отметить, что объем инвестиций в инвестиционный проект не может составлять менее 750 млн рублей;
  5. порядок представления субъектом инвестиционной деятельности отчета об исполнении принятых обязательств;
  6. перечень мер стимулирования деятельности в сфере промышленности, применяемых в течение срока действия СПИК к инвестору и (или) иным указанным в СПИК лицам;
  7. иные обеспечивающие выполнение СПИК условия.

По СПИК инвестор обязуется вложить в инвестиционный проект инвестиции на общую сумму, определенную СПИК; осуществлять практические действия по реализации инвестиционного проекта; достигнуть в ходе реализации инвестиционного проекта определенных результатов (показателей), касающихся в том числе объема (в суммарном денежном выражении) произведенной и реализованной промышленной продукции, объема налогов, планируемых к уплате в течение действия СПИК, иные показатели, в том числе касающиеся нормативов допустимых выбросов, нормативов допустимых сбросов, введения в эксплуатацию технологического оборудования; представлять публичному субъекту периодические отчеты, а также отчет об итогах реализации инвестиционного проекта по установленным формам, представлять первичные документы (копии), подтверждающие правильность данных в отчетной документации, а также выполнять иные обязательства инвестора, не противоречащие законодательству РФ.

К обязанностям публичного субъекта в рамках СПИК относится осуществление в отношении инвестора мер стимулирования деятельности в сфере промышленности; гарантирование неизменности в течение срока действия СПИК предоставляемых инвестору и (или) промышленному предприятию мер стимулирования деятельности в сфере промышленности, а также иные обязательства, не противоречащие законодательству.

Прежде чем переходить к рассмотрению правовой природы СПИК, рассмотрим сформировавшиеся в юридической литературе подходы к понятию "инвестиционный договор". В связи с тем что в российском законодательстве не закреплено определение понятия "инвестиционный договор", в научной литературе высказываются различные точки зрения относительно его правовой природы <3>.

<3> См.: Веселкова Е. О некоторых аспектах инвестиционных договоров // Хозяйство и право. 2012. N 7. С. 81 - 85; Гущин В.В., Овчинников А.А. Инвестиционное право: Учебник. М., 2009.

Как отмечает С.П. Мороз, в настоящее время сложилось три основных подхода к разрешению этого вопроса: 1) цивилистический, согласно которому инвестиционные договоры являются гражданско-правовыми договорами; 2) административно-правовой, в соответствии с которым инвестиционные соглашения являются публично-правовыми договорами (в том числе договорами международного публичного права); 3) комплексный, предполагающий, что инвестиционные договоры содержат как частноправовые, так и публично-правовые элементы. Сама С.П. Мороз склоняется к первой позиции, но вместе с тем не может не признать "комплексный" характер инвестиционного договора с участием государства, с одной стороны, и иностранного инвестора, с другой стороны <4>.

<4> Мороз С.П. Инвестиционный контракт // Бизнес. Менеджмент. Право. 2006. N 2.

Наибольшее количество исследований в современной литературе посвящено изучению инвестиционных договоров как гражданско-правовых договоров. Так, П.В. Сокол рассматривает инвестиционный договор как самостоятельный договорный вид в силу наличия особой инвестиционной сущности регулируемых отношений <5>. О.М. Антипова считает, что инвестиционный договор - термин, обозначающий договор, входящий в число гражданско-правовых договоров, выступающих правовой формой относительных инвестиционных правоотношений. Среди прочих гражданско-правовых договоров направленности их выделяет круг возможных объектов и возмездность отношений, всегда имеющая меновый характер <6>.

<5> Сокол П.В. Инвестиционный договор как гражданско-правовая форма инвестирования в жилищное строительство: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Самара, 2002.
<6> Антипова О.М. Правовое регулирование инвестиционной деятельности: на примере инвестиций в строительстве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Москва, 2007.

Е.Б. Козлова критически относится к попыткам различных авторов сформулировать понятие, признаки и классификацию инвестиционных договоров, говоря о том, что "несостоятельность попыток разработать определение инвестиционного договора связана прежде всего с тем, что не учитывается различие в субъектном составе... инвестиционный договор должен быть сконструирован как самостоятельный тип договорного обязательства с разделением его по видам с учетом экономической сущности инвестиций" <7>. А.В. Мандрюков и С.В. Мандрюков, отождествляя инвестиционный договор и инвестиционный контракт, отмечают, что инвестиционного договора как вида гражданско-правового договора, имеющего самостоятельные предмет и содержание, не существует, в силу чего сторонам надлежит учитывать действительную правовую сущность, природу заключаемого ими договора независимо от фактического наименования последнего, что поможет минимизировать правовые риски <8>.

<7> Козлова Е.Б. Система договоров, направленных на создание объектов недвижимости. М.: Контракт, 2013.
<8> Мандрюков С.В., Мандрюков А.В. Инвестиционный строительный контракт - самостоятельный вид договора: вымысел или реальность? // СПС "Гарант".

В Постановлении Пленума ВАС РФ от 11 июля 2011 г. N 54 "О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем" отмечается, что инвестиционный договор может представлять собой гражданско-правовой договор определенного вида, смешанный или непоименованный договор.

Наряду с гражданско-правовыми инвестиционными договорами, сторонами которых являются юридически равные и независимые субъекты, в сфере инвестиционной деятельности за последнее время с целью привлечения инвестиций в реальный сектор экономики в законодательстве был закреплен ряд поименованных договорных конструкций, имеющих определенное сходство со СПИК, а именно: концессионное соглашение, соглашение о государственно-частном партнерстве (муниципально-частном партнерстве) и соглашение о ведении деятельности в особых экономических зонах.

В юридической литературе доминирует точка зрения о гражданско-правовой природе концессионного соглашения <9>. В настоящее время вопрос о правовой природе концессионного соглашения решен на законодательном уровне, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 3 Федерального закона "О концессионных соглашениях" к отношениям сторон концессионного соглашения применяются правила гражданского законодательства о договорах.

<9> Попондопуло В.Ф. Правовые формы реализации инвестиционных соглашений с участием публично-правового образования // Правоведение. 2013. N 2. С. 79; Широков С.Н. Правовая сущность концессионного соглашения: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Челябинск, 2012. С. 7; Доронина Н.Г., Семилютина Н.Г. Международное частное право и инвестиции: Науч.-практ. исслед. М.: Юридическая фирма "Контракт"; Волтерс Клувер, 2011.

Относительно правовой природы соглашения о государственно-частном партнерстве также была высказана точка зрения о том, что такое соглашение является по своей юридической природе гражданско-правовым договором. В результате заключения соглашения между публичным партнером и частным партнером-победителем, обязавшимся инвестировать определенные денежные и иные средства для реализации проекта публично-частного партнерства, возникает инвестиционное правоотношение, являющееся по своей правовой природе гражданско-правовым обязательством <10>.

<10> См. подробнее: Гриценко Е.В., Дмитрикова Е.А., Долгов А.К., Дружинин Е.И., Жмулина Д.А., Килинкаров В.В., Килинкарова Е.В., Макаревич К.А., Попондопуло В.Ф., Шевелева Н.А. Комментарий к Федеральному закону "О государственно-частном партнерстве, муниципально-частном партнерстве в РФ и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ" / Под ред. В.Ф. Попондопуло и В.В. Килинкарова. М.: Инфотропик Медиа, 2016. 352 с.

Данная позиция базируется на п. 3 ст. 3 Федерального закона от 13 июля 2015 г. N 224-ФЗ "О государственно-частном партнерстве, муниципально-частном партнерстве в РФ и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", в соответствии с которым соглашение о государственно-частном партнерстве, соглашение о муниципально-частном партнерстве - гражданско-правовой договор между публичным партнером и частным партнером, заключенный на срок не менее чем три года в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Федеральным законом.

Следует согласиться с позицией В.И. Еременко, который отмечает, что специфика СПИК в отличие от концессионных соглашений и соглашений о ГЧП состоит в том, что государство не осуществляет вложение бюджетных средств или имущества в объект инвестиций. Вместо этого оно создает инвестору максимально благоприятные условия для реализации инвестиционного проекта путем осуществления мер стимулирования. В результате экономический эффект от СПИК для государства состоит в создании добавочного продукта, новых рабочих мест, налоговых поступлениях от нового бизнеса, а не в получении в собственность имущества <11>.

<11> Еременко В.И. Российское законодательство о промышленной политике // Законодательство и экономика. 2015. N 3.

О гражданско-правовой природе соглашения об осуществлении промышленно-производственной, технико-внедренческой, туристско-рекреационной деятельности и деятельности в портовой особой экономической зоне свидетельствует в том числе то, что в обязанности публичного субъекта входит в т.ч. передача резиденту земельного участка в аренду, осуществление строительства сетей тепло-, газо-, водоснабжения и водоотведения, электрических сетей особой экономической зоны и др. <12>. В литературе по поводу природы соглашения о ведении технико-внедренческой деятельности в особых экономических зонах было высказано мнение о том, что такое соглашение относится к самостоятельному типу гражданско-правового договора, является трехсторонним, консенсуальным, возмездным и срочным, содержит некоторые элементы предварительного и организационного договоров, а также обладает инвестиционной направленностью <13>. Полагаем, что данный вывод будет справедливым и в отношении соглашения об осуществлении промышленно-производственной, туристско-рекреационной деятельности и деятельности в портовой особой экономической зоне. Вместе с тем вывод о гражданско-правовой природе соглашения об осуществлении деятельности в особой экономической зоне разделяется не всеми учеными, так, например, В.Н. Лисица обосновывает комплексный характер таких соглашений <14>.

<12> Приказ Министерства экономического развития РФ от 10 мая 2016 г. N 290 "Об утверждении примерных форм соглашений об осуществлении промышленно-производственной, технико-внедренческой, туристско-рекреационной деятельности и деятельности в портовой особой экономической зоне" // Официальный интернет-портал правовой информации: www.pravo.gov.ru. 9 августа 2016 г.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография Е.А. Громовой "Соглашение об осуществлении технико-внедренческой деятельности в особых экономических зонах" включена в информационный банк согласно публикации - Юстицинформ, 2015.

<13> Громова Е.А. Соглашение об осуществлении технико-внедренческой деятельности в особых экономических зонах: Монография. М.: Юстицинформ, 2016.
<14> Лисица В.Н. Комплексный характер соглашения об осуществлении деятельности в особой экономической зоне // Договоры в сфере профессиональной и предпринимательской деятельности: теория и практика: Материалы круглого стола, посвященного 10-летию кафедры предпринимательского и коммерческого права, проводимого в рамках XIII международной научно-практической конференции с элементами научной школы "Актуальные проблемы права России и стран СНГ - 2011" (1 - 2 апреля 2011 г.). Челябинск: Два попугая. С. 124.

Вышеуказанные соглашения и СПИК обладают рядом схожих признаков, среди которых: направленность соглашений на привлечение инвестиций в экономику РФ, участие публичных субъектов в лице уполномоченных органов (организаций), действующих от имени РФ, субъектов РФ, муниципальных образований, длительный срок, на который заключаются подобные соглашения.

Однако в отличие от концессионных соглашений, соглашений о государственно-частном партнерстве, соглашений о ведении деятельности в особых экономических зонах СПИК, по нашему мнению, не может рассматриваться как гражданско-правовой договор, то есть как соглашение, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, поскольку исходя из смысла СПИК у публичного субъекта возникают лишь публично-правовые обязательства по предоставлению льгот и гарантий инвестору, кроме того, обязательства инвестора также нельзя рассматривать как гражданско-правовые, поскольку они осуществляются в рамках его собственной предпринимательской деятельности и не предполагают передачу и предоставление имущественных благ, полученных в результате инвестирования, публичному субъекту.

Вместе с тем законодательством о СПИК предусмотрено, что при расторжении СПИК в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением РФ (субъектом РФ, муниципальным образованием) обязательств, предусмотренных СПИК, инвестор вправе требовать в судебном порядке расторжения СПИК, возмещения убытков и (или) уплаты неустойки. Причем в Типовой форме СПИК предусмотрено, что инвестору и (или) промышленному предприятию возмещаются убытки, а также уплачивается неустойка в форме штрафа сверх суммы убытков (п. 6 ст. 9 Типовой формы СПИК).

В свою очередь, в случае расторжения СПИК в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением инвестором и (или) промышленным предприятием обязательств, предусмотренных СПИК, инвестор обязан возместить ущерб, причиненный публичному субъекту, а также компенсировать суммы не уплаченных налогов и сборов в результате применения налоговых льгот, установленных для инвестора как для участника СПИК законодательством о налогах и сборах, с уплатой пеней.

Таким образом, меры ответственности, предусмотренные за неисполнение стороной СПИК обязательств, в определенной степени носят гражданско-правовой характер.

В настоящее время в юридической литературе пока не уделяется достаточного внимания правовой природе СПИК, что обусловлено, на наш взгляд, относительной новизной исследуемого института. По мнению А. Кирпичева, учитывая сочетание в СПИК частноправовой конструкции обязательства с регулированием отношений, основанных на властном подчинении одной стороны другой (п. 3 ст. 2 ГК РФ), его следует рассматривать как институт управленческо-предпринимательских обязательств (хозяйственно-управленческих обязательств, вертикальных обязательств, вертикальных предпринимательских договоров), в которых управленческие отношения приобретают договорно-обязательственную форму, при этом в них вводятся элементы равенства сторон и в определенной степени на них распространяется действие норм гражданского законодательства. Подобная квалификация исследуемой конструкции позволяет применять к ней, в частности, положения гражданского права о порядке заключения договора и в то же время не относить его к существующим отдельным видам гражданско-правовых обязательств <15>.

<15> Кирпичев А.Е. Специальный инвестиционный контракт как форма государственного стимулирования деятельности в сфере промышленности: Сборник научно-практических статей II Международной научно-практической конференции "Актуальные проблемы предпринимательского и корпоративного права в России и за рубежом" (22 апреля 2015 года, г. Москва) / Под общ. ред. С.Д. Могилевского, М.А. Егоровой; Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ. Юридический факультет им. М.М. Сперанского. М.: Юстицинформ, 2015.

В юридической литературе также выделяется такая категория, как "договорные обязательства со специальным режимом предпринимательской деятельности". Для данных договоров (соглашений) характерно отступление от принципа диспозитивности, влияние бюджетного и налогового законодательства, объясняемых наличием публичного интереса в заключении указанных соглашений <16>.

<16> Кванина В.В. О структуре предмета предпринимательского права // Предпринимательское право. 2016. N 1.

Содержание СПИК свидетельствует о том, что обязательства инвестора не предполагают переход вкладываемых им инвестиций и создаваемых объектов полностью или частично в собственность публичного субъекта, а касаются лишь принятых им на себя обязательств в добровольном порядке относительно определенного объема вложения инвестиций, создания новых рабочих мест, производства промышленной продукции. Обязательства же публично-правового субъекта в рамках СПИК носят административный характер и выражаются в предоставлении льгот и преференций стимулирующего характера для инвестора, которые являются элементами специального правового режима предпринимательской деятельности инвестора.

Целью заключения СПИК является создание долгосрочного эффективного взаимодействия и сотрудничества инвестора и публичного субъекта, в результате которого будут удовлетворены как интересы публичного субъекта в развитии промышленного производства на территории РФ, так и интересы инвестора в получении благоприятных и стабильных условий предпринимательской деятельности на территории РФ.

С учетом изложенного полагаем, что СПИК допустимо рассматривать как организационный договор <17> с элементами гражданско-правового и преимущественно публично-правового регулирования, который порождает для инвестора специальный (льготный) режим осуществления предпринимательской деятельности.

<17> О теории организационных договоров в сфере действия публичного права см.: Михайлов А.В. Теоретические вопросы классификации договоров в сфере профессиональной и предпринимательской деятельности // Договоры в сфере профессиональной и предпринимательской деятельности: теория и практика: Материалы круглого стола, посвященного 10-летию кафедры предпринимательского и коммерческого права, проводимого в рамках XIII международной научно-практической конференции с элементами научной школы "Актуальные проблемы права России и стран СНГ-2011" (1 - 2 апреля 2011 г.). Челябинск: Два попугая. С. 81. Как отмечает М.А. Егорова, в действующем российском законодательстве и в доктрине отсутствует подробно разработанная конструкция организационного отношения. См.: Егорова М.А. Организационное отношение и организационные сделки в гражданско-правовом регулировании // Законы России: опыт, анализ, практика. 2011. N 5.

Говоря о публичном интересе в заключении СПИК, хотелось бы также затронуть проблему обеспечения конкуренции на товарном рынке, где имело место заключение СПИК. Так, одной из целей промышленной политики, указанных в ст. 4 Закона о промышленной политике, является создание конкурентных условий осуществления деятельности в сфере промышленности в РФ по сравнению с условиями осуществления указанной деятельности на территориях иностранных государств. Безусловно, поддержка отечественного промышленного производителя имеет важное значение, однако при этом возникает вопрос о влиянии заключения СПИК на состояние конкуренции на внутреннем товарном рынке.

Среди практиков существует мнение о том, что заключение СПИК не причинит вред конкуренции, а, наоборот, сможет усилить ее. Так, по мнению заместителя директора Центра профессионального развития государственных служащих Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ Николая Баранова, государство будет развивать те технологические сферы, где есть проблемы в России (например, импортозамещение или локализация производства), кроме того, поддержка российского производителя сможет усилить конкуренцию с иностранными производителями <18>.

<18> Час СПИК // Бюллетень оперативной информации "Московские торги". 2016. N 9; http://www.e-torgi.ru/index.php/stati-2/10293-chas-spik.

В то же время глава Федеральной антимонопольной службы И. Артемьев отметил, что СПИК "выглядят как крайне опасная тенденция в монополизации огромного количества рынков" <19>.

<19> Два процента на инвестиции // http://www.kommersant.ru/doc/2873409.

В Докладе о состоянии конкуренции в РФ за 2015 год <20> отмечается, что заключение СПИК может повлечь за собой возникновение реальной угрозы для конкуренции вследствие ограничения доступа импорта на российский рынок. Также угроза конкуренции имеет место вследствие создания дискриминационных условий функционирования товарных рынков путем предоставления отдельным хозяйствующим субъектам различных преимущественных условий при наличии иных действующих хозяйствующих субъектов посредством заключения СПИК. В течение срока действия указанных контрактов в отношении инвестора действуют меры стимулирования, которые могут негативно повлиять на конкурентоспособность иных хозяйствующих субъектов.

<20> Доклад о состоянии конкуренции за 2015 год // Официальный сайт Федеральной антимонопольной службы: http://fas.gov.ru/about/list-of-reports/report.html?id=1685.

Для поддержки участников СПИК в последующей реализации произведенной ими продукции на рынке 3 июля 2016 года были внесены соответствующие изменения в законодательство о закупке товаров, работ, услуг для государственных и муниципальных нужд, в соответствии с которыми Правительство РФ вправе определить участника СПИК единственным поставщиком товаров для закупок в целях обеспечения государственных и муниципальных нужд при одновременном соблюдении ряда условий, например в том числе, если СПИК заключен РФ (РФ наряду с субъектом РФ и (или) муниципальным образованием); объем инвестиций, предусмотренных СПИК, превышает три миллиарда рублей; производство товара на территории РФ будет осуществляться российским юридическим лицом (ст. 111.3 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд").

Таким образом, инвестор - сторона СПИК приобретает конкурентные преимущества перед другими хозяйствующими субъектами при поставке товаров, работ, услуг для государственных и муниципальных нужд.

Вместе с тем поправки в Законе N 44-ФЗ предусматривают ограничения в отношении количества закупаемого в рамках применения меры стимулирования товара и его цены. Так, совокупное количество товара, которое может закупаться у инвестора (привлеченного им лица) как у единственного поставщика в течение календарного года, не должно превышать 30% от общего количества соответствующего товара, произведенного в течение календарного года. В случае нарушения указанного ограничения инвестор обязан уплатить штраф в размере 50% от стоимости превышения.

В п. 4 ст. 16 Закона о промышленной политике предусмотрено, что в согласовании условий СПИК в обязательном порядке участвуют федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке государственной политики и нормативному правовому регулированию в сфере бюджетной, налоговой деятельности, и иные органы исполнительной власти, в компетенцию которых входит осуществление мер стимулирования деятельности в сфере промышленности, указанных в СПИК.

В соответствии с Положением о межведомственной комиссии по оценке возможности заключения СПИК, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 16 июля 2015 г. N 708 "О специальных инвестиционных контрактах для отдельных отраслей промышленности", в состав комиссии входят представители Министерства промышленности и торговли РФ, Министерства экономического развития РФ, Министерства финансов РФ, Министерства энергетики РФ, представители промышленных, кредитных, общественных и научных организаций.

В то же время на данный момент участие Федеральной антимонопольной службы в согласовании условий СПИК Законом о промышленной политике и подзаконными актами не предусмотрено.

На данный момент в ряде субъектов РФ приняты законы о промышленной политике, содержащие указание на возможность заключения СПИК. В число таких субъектов входят: Пермский край, Тюменская область, Краснодарский край, Брянская и Архангельская области. В Красноярском крае, Саратовской и Вологодской областях, Республике Саха (Якутия), Республике Татарстан разработаны законопроекты <21>.

<21> Барский Д. Специальный инвестиционный контракт как форма государственно-частного партнерства // https://zakon.ru/blog/2016/3/14/specialnyj_investicionnyj_kontrakt_kak_forma_gosudarstvenno.chastnogo_partnerstva_0.

Челябинская область не стала исключением, где Закон "О промышленной политике в Челябинской области" был принят 18 июня 2015 года N 201-ЗО, в соответствии с которым Правительством Челябинской области было принято Постановление от 20 апреля 2016 года N 215-П "О порядке заключения СПИК, стороной которого является Челябинская область" <22>. Уполномоченным органом на заключение СПИК от имени Челябинской области выступает Министерство экономического развития Челябинской области. Заключение о возможности (невозможности) заключения СПИК на предложенных инвестором условиях подготавливается Экспертным советом по импортозамещению при Правительстве Челябинской области, созданным распоряжением Правительства Челябинской области от 18.01.2016 N 16-рп "О создании Экспертного совета по импортозамещению при Правительстве Челябинской области", причем в указанный совет представители Федеральной антимонопольной службы также не включены.

<22> Минимальный объем вложения инвестиций для заключения СПИК в Челябинской области установлен в размере 350 млн рублей. На сегодняшний день в Челябинской области заключен первый СПИК с Магнитогорским металлургическим комбинатом по строительству агрегата непрерывного горячего цинкования (АНГЦ-3). СПИК рассчитан на 8 лет. Общая сумма инвестиций составляет 4,8 млрд рублей. Планируется создание 120 рабочих мест. Объем произведенной и реализованной продукции должен составить к 2023 году 92 млрд рублей.

Представляется, что в согласовании условий СПИК в рамках коллегиального совещательного органа непосредственное участие должна принимать Федеральная антимонопольная служба в лице уполномоченных представителей при заключении СПИК от имени РФ либо уполномоченные представители территориальных органов Федеральной антимонопольной службы в соответствующих субъектах РФ при заключении СПИК от имени субъекта РФ. Для этого соответствующие изменения должны быть внесены в Положение о межведомственной комиссии по оценке возможности заключения СПИК, утвержденное Постановлением Правительства РФ от 16 июля 2015 г. N 708 "О специальных инвестиционных контрактах для отдельных отраслей промышленности", а также в акты, регулирующие порядок и условия заключения СПИК, принятые в субъектах РФ.

Библиографический список

Андреева Л.В. Специальный инвестиционный контракт как перспективная форма сотрудничества хозяйствующих субъектов государств Евразийского экономического союза в сфере промышленности // Международное сотрудничество Евразийских государств: политика, экономика, право. 2016. N 2. С. 54.

Антипова О.М. Правовое регулирование инвестиционной деятельности: на примере инвестиций в строительстве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Москва, 2007.

Барский Д. Специальный инвестиционный контракт как форма государственно-частного партнерства // https://zakon.ru/blog/2016/3/14/specialnyj_investicionnyj_kontrakt_kak_forma_gosudarstvenno.chastnogo_partnerstva_0.

Веселкова Е. О некоторых аспектах инвестиционных договоров // Хозяйство и право. 2012. N 7. С. 81 - 85.

Гриценко Е.В., Дмитрикова Е.А., Долгов А.К., Дружинин Е.И., Жмулина Д.А., Килинкаров В.В., Килинкарова Е.В., Макаревич К.А., Попондопуло В.Ф., Шевелева Н.А. Комментарий к Федеральному закону "О государственно-частном партнерстве, муниципально-частном партнерстве в РФ и внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ" / Под ред. В.Ф. Попондопуло и В.В. Килинкарова. М.: Инфотропик Медиа, 2016. 352 с.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография Е.А. Громовой "Соглашение об осуществлении технико-внедренческой деятельности в особых экономических зонах" включена в информационный банк согласно публикации - Юстицинформ, 2015.

Громова Е.А. Соглашение об осуществлении технико-внедренческой деятельности в особых экономических зонах: Монография. М.: Юстицинформ, 2016.

Гущин В.В., Овчинников А.А. Инвестиционное право: Учебник. М., 2009.



Доклад о состоянии конкуренции за 2015 год // Официальный сайт Федеральной антимонопольной службы: http://fas.gov.ru/about/list-of-reports/report.html?id=1685.

Доронина Н.Г., Семилютина Н.Г. Международное частное право и инвестиции: Науч.-практ. исслед. М.: Юридическая фирма "Контракт"; Волтерс Клувер, 2011.

Егорова М.А. Организационное отношение и организационные сделки в гражданско-правовом регулировании // HYPERLINK "garantF1://5192417.0. Законы России: опыт, анализ, практика. 2011. N 5.

Еременко В.И. Российское законодательство о промышленной политике // Законодательство и экономика. 2015. N 3.

Кванина В.В. О структуре предмета предпринимательского права // Предпринимательское право. 2016. N 1.

Кирпичев А.Е. Специальный инвестиционный контракт как форма государственного стимулирования деятельности в сфере промышленности: Сборник научно-практических статей II Международной научно-практической конференции "Актуальные проблемы предпринимательского и корпоративного права в России и за рубежом" (22 апреля 2015 года, г. Москва) / Под общ. ред. С.Д. Могилевского, М.А. Егоровой; Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ. Юридический факультет им. М.М. Сперанского). М.: Юстицинформ, 2015.

Козлова Е.Б. Система договоров, направленных на создание объектов недвижимости. М.: Контракт, 2013.



Лисица В.Н. Комплексный характер соглашения об осуществлении деятельности в особой экономической зоне // Договоры в сфере профессиональной и предпринимательской деятельности: теория и практика: Материалы круглого стола, посвященного 10-летию кафедры предпринимательского и коммерческого права, проводимого в рамках XIII международной научно-практической конференции с элементами научной школы "Актуальные проблемы права России и стран СНГ-2011" (1 - 2 апреля 2011 г.). Челябинск: Два попугая. С. 124.

Мандрюков С.В., Мандрюков А.В. Инвестиционный строительный контракт - самостоятельный вид договора: вымысел или реальность? // СПС "Гарант".

Михайлов А.В. Теоретические вопросы классификации договоров в сфере профессиональной и предпринимательской деятельности // Договоры в сфере профессиональной и предпринимательской деятельности: теория и практика: Материалы круглого стола, посвященного 10-летию кафедры предпринимательского и коммерческого права, проводимого в рамках XIII международной научно-практической конференции с элементами научной школы "Актуальные проблемы права России и стран СНГ-2011" (1 - 2 апреля 2011 г.). Челябинск: Два попугая. С. 81.

Мороз С.П. Инвестиционный контракт // Бизнес. Менеджмент. Право. 2006. N 2.

Попондопуло В.Ф. Правовые формы реализации инвестиционных соглашений с участием публично-правового образования // Правоведение. 2013. N 2. С. 79.

Сокол П.В. Инвестиционный договор как гражданско-правовая форма инвестирования в жилищное строительство: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Самара, 2002.

Час СПИК // Бюллетень оперативной информации "Московские торги". 2016. N 9. http://www.e-torgi.ru/index.php/stati-2/10293-chas-spik.



Широков С.Н. Правовая сущность концессионного соглашения: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Челябинск, 2012. С. 7.