Мудрый Юрист

Наследование сумм невыплаченных пенсий

В. Кияшко, юрист (г. Краснодар).

С 1 марта 2002 г. вступила в силу часть третья ГК РФ, регулирующая, в частности, вопросы наследования.

Одним из проблемных ее моментов является вопрос наследования сумм невыплаченных пенсий.

В ГК РСФСР 1964 года не было нормы, специально регулирующей порядок наследования сумм невыплаченных пенсий и иных платежей, по различным причинам не полученных в свое время наследодателем (зарплата, алименты и т.д.). Этот вопрос регулировался иными нормативными актами. Так, согласно ст. 125 Закона РСФСР от 20 ноября 1990 г. "О государственных пенсиях в РСФСР" неполученная пенсия включалась в состав наследственного имущества и переходила по наследству на общих основаниях, а членам семьи умершего, производившим похороны, эти суммы выплачивались до принятия наследства.

В ст. 1183 ГК этот вопрос урегулирован несколько иначе: право на получение не полученных при жизни наследодателем сумм, в том числе сумм пенсий, принадлежит членам его семьи, проживавшим совместно с умершим, а также его нетрудоспособным иждивенцам независимо от того, проживали они совместно с умершим или не проживали. Эти требования должны быть предъявлены в течение четырех месяцев со дня открытия наследства. И лишь при отсутствии реальной возможности получения сумм, не выплаченных наследодателю, или при непредъявлении названными лицами требований о выплате указанных сумм в установленный срок соответствующие суммы включаются в состав наследства и наследуются на общих основаниях.

Однако согласно п. 3 ст. 23 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", который вступил в силу с 1 января 2002 г. и отменил действовавший ранее Закон РСФСР от 20 ноября 1990 г. "О государственных пенсиях в РСФСР", начисленные суммы трудовой пенсии, причитавшиеся пенсионеру в текущем месяце и оставшиеся не полученными в связи с его смертью в данном месяце, не включаются в состав наследства и выплачиваются тем членам его семьи, которые относятся к лицам, указанным в п. 2 ст. 9 этого Закона (т.е. только нетрудоспособным членам семьи умершего), и при условии, что они проживали совместно с данным пенсионером на день его смерти, а обращение за неполученными суммами пенсии последовало не позднее чем до истечения шести месяцев со дня смерти пенсионера.

Таким образом, очевидна явная несогласованность норм части третьей ГК и Закона о трудовых пенсиях в следующих моментах.

Сроки получения названных сумм нетрудоспособными членами семьи умершего (по ГК - 4 месяца, по Закону о трудовых пенсиях - 6 месяцев); значение факта совместного проживания с умершим пенсионером (по ГК совместного проживания как условия получения невыплаченной пенсии нетрудоспособными членами семьи умершего не требуется, в отличие от Закона о трудовых пенсиях); возможность получения этих сумм совместно проживающими с умершим пенсионером членами семьи, не являющимися нетрудоспособными (по ГК такая возможность имеется, а по Закону о трудовых пенсиях - нет); возможность наследования этих сумм иными лицами на общих основаниях в случае их неполучения нетрудоспособными членами семьи умершего, а также совместно с ним проживавшими (по ГК такая возможность имеется, а по Закону о трудовых пенсиях - нет).

ГК РФ и Федеральный закон от 17 декабря 2001 г. "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" в принципе имеют равную юридическую силу, поскольку оба являются федеральными законами, хотя первый из них и кодифицированный. Но поскольку Федеральный закон от 17 декабря 2001 г. принят позже, чем третья часть ГК РФ, а также учитывая, что согласно п. 2 ст. 31 этого Закона другие федеральные законы, принятые до дня вступления его в силу и предусматривающие условия и нормы пенсионного обеспечения, применяются лишь в части, ему не противоречащей, названный Закон имеет в данном случае приоритет в отношении ГК. Это также согласуется с абз. 2 ст. 1112 ГК, поскольку для включения в состав наследства прав и обязанностей, неразрывно связанных с личностью наследодателя (а право на пенсию относится именно к таким), не должно быть иного указания в других законах.

Следует обратить внимание на редакцию п. 3 ст. 23 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации". Исходя из логического ее толкования, речь в ней идет лишь о текущем месяце, в котором произошла смерть наследодателя - пенсионера. Выходит, в п. 3 ст. 23 Закона от 17 декабря 2001 г. нет противоречия с ГК, а сделано лишь исключение из общего правила, предусмотренного ГК для сумм пенсий последнего месяца жизни наследодателя. Таким образом, получается, что согласно данной норме наследники не лишаются возможности наследования пенсий, не выплаченных наследодателю - пенсионеру за предшествующие месяцу его смерти периоды, у них нет только возможности наследования сумм пенсии месяца смерти наследодателя.

Однако в настоящий момент уже начинает складываться такая практика, когда органы социальной защиты населения, применяя расширительное толкование, отказывают в получении сумм неполученных пенсий как за текущий месяц, так и задолженности за предыдущие месяцы по п. 3 ст. 23 Закона от 17 декабря 2001 г. В результате многие родственники наследодателей фактически лишаются права требования этих сумм вопреки принципам справедливости и приоритета прав человека.

Думается, редакция п. 3 ст. 23 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" нуждается в соответствующей корректировке как в плане установления возможности наследования пенсий на условиях ГК за последний месяц жизни наследодателя, так и в плане более понятного изложения, исключающего различное толкование.