Мудрый Юрист

Конституционализация актуальной коммунальной обязанности и угрозы злоупотреблений правом

Крусс Владимир Иванович, заведующий кафедрой теории права Тверского государственного университета, доктор юридических наук, профессор.

В статье анализируется решение Конституционного Суда РФ по вопросу об обязанности платить взносы на капитальный ремонт собственниками помещений в многоквартирных домах и последствия его принятия. Обосновывается особое конституционное значение и солидарная природа названной обязанности. Обобщаются конкретизированные и перспективные способы противодействия тематически связанным злоупотреблениям правом.

Ключевые слова: конституционализация, фискально-экономические обязанности, взносы на капитальный ремонт, злоупотребление правом.

Constitutionalization of relevant municipal duties and the threat of abuse of right

V.I. Kruss

Kruss Vladimir I., Head of the Department of Legal Theory of the Tver State University, Doctor of Law, Professor.

The article examines the decision of the constitutional Court of the Russian Federation on the issue of the obligation to pay contributions for capital repairs by owners of premises in apartment houses and the consequences of its adoption. Explains the special constitutional importance and United nature of the named duties. Summarizes specific and promising ways to counter thematically related to the abuse of the right.

Key words: the constitutionalization, fiscal and economic responsibilities, contributions for the overhaul an abuse of discretion.

С позиций теории современного права конституционализация национального права есть процесс перманентной объективации и последующего оформления (в легальных источниках) достоверной (конституционной) правовой материи. Соответственно, единственным легитимным субъектом конституционализации в российской правовой системе должен считаться Конституционный Суд РФ (далее - также Суд) <1>.

<1> Развернутое обоснование концепта конституционализации см.: Крусс В.И. Конституционализация права: основы теории: Монография. М.: Норма; ИНФРА-М, 2016. 240 с.

Конституционализация показывает, как конституционное (в онтологическом смысле) право вырастает из "почвы" Конституции РФ и почему его органическую системность можно и нужно утверждать, анализируя сложные институты, производные (развившиеся) от конституционных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина. В конституционализации, предметно связанной с выполнением основных обязанностей, чрезвычайно важным представляется то направление, где речь идет о конституционной обязанности каждого платить законно установленные налоги и сборы (ст. 57 Конституции РФ). При этом доктринальный анализ обнаруживает весьма обширную институциональную группу различных по видам (категориям) обязанностей, которые с учетом общности их природы, содержательной близости и конституционной производности предлагается определять как основные фискально-экономические обязанности. Речь, в частности, идет о различных налогах, сборах налогового и неналогового характера, страховых социальных взносах, таможенных платежах.

Отдельную и весьма специфическую видовую градацию в названном ряду составляют обязанности, не имеющие непосредственной связи со ст. 57 Конституции РФ, но при этом, безусловно, конституционно значимые и особым образом с названным конституционным институтом все-таки связанные. Мы предлагаем называть их конституционными фискально-значимыми экономическими обязанностями <2>.

<2> Аргументированное обоснование заявленного тезиса выходит за рамки данной публикации.

Актуальным примером такого рода обязанностей выступает обязанность собственников помещений в многоквартирных домах (МКД) уплачивать ежемесячные взносы на капитальный ремонт общего имущества в МКД <3>. Как сформулировал Конституционный Суд РФ, вводя для собственников такой обязательный взнос, федеральный законодатель исходил из того, что сам по себе он не может быть признан налогом или сбором, поскольку не обладает всеми характерными для данных видов платежей признаками. Известно между тем, какой общественный резонанс вызвало это нововведение и насколько "привлекательным" политическим ресурсом оказалась его критика в ходе последней избирательной кампании. Уже поэтому, даже настаивая на последовательном разграничении вопросов политики и права, мы находим соответствующую проблематику принципиально конституционной и требующей ответственного внимания к себе со стороны науки конституционного права.

<3> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 12 апреля 2016 г. N 10-П по делу о проверке конституционности положений части 1 статьи 169, частей 4 и 7 статьи 170 и части 4 статьи 179 Жилищного кодекса Российской Федерации в связи с запросами групп депутатов Государственной Думы // СЗ РФ. 2016. N 16. Ст. 2285. Далее - Постановление N 10-П.

Дело в том что номинальные конституционные обязанности не только актуализируются законодателем в плане механизма их реализации, но предполагают и потенциальные конституционные обязанности, которые актуализируются прежде всего как таковые содержательно-определенным образом, что чревато обоснованными сомнениями относительно их достоверности (конституционности). Сомнения эти ведут к инициированию конституционализации таких законодательно установленных обязанностей и механизмов их реализации и далее, при наличии указаний Конституционного Суда РФ, к последующей конституционной модернизации профильного законодательства. В истории Постановления N 10-П не только получили отражение все названные обстоятельства, но особенным образом высветилась еще одна проблема теории и практики современного конституционализма: проблема угроз и принципиальной недопустимости злоупотреблений правом, на которой мы также хотим сконцентрировать здесь внимание <4>.

<4> В целом о Постановлении N 10-П уже немало написано в литературе, включая отработанные (по евростандарту) лапидарные аннотации специалистов. См.: Виноградов Т., Медников Д., Нефедова Е., Храмова Т., Иванов Л. Обзор постановлений, вынесенных Конституционным Судом Российской Федерации // Сравнительное конституционное обозрение. 2016. N 3. С. 121 - 137.

Актуализируя "потенциальную" конституционную обязанность, законодатель должен помнить, какая ответственность лежит на нем и, дабы не оказаться в итоге несостоятельным, представлять, хотя бы наиболее общим образом, природу такой обязанности. Сущность конституционных обязанностей не раскрывается с позиций позитивистского подхода, к ней ведет онтология конституционного правопонимания. Именно на данной основе может быть показано, что в современной ситуации логически непротиворечивым образом все следствия признания права на предпринимательскую деятельность и права частной собственности (ст. ст. 34 и 35 Конституции РФ) неотчуждаемыми и непосредственно действующими полномочиями личности можно объяснить исключительно в силу убеждения в их солидарной природе <5>. Экстраполяция этого вывода на интересующую нас обязанность обоснована постольку, поскольку речь идет об обязанности, наполненной и фискальными, и социально-экономическими коннотациями (содержанием), а сверх того - обязанности, выполнение которой во многом гарантирует реальность конституционного правопользования в экономической и социальной сферах для широкого круга лиц.

<5> См.: Крусс В.И. Право на предпринимательскую деятельность - конституционное полномочие личности / Отв. ред. С.А. Авакьян. М.: Юристъ, 2003. С. 63 - 80 и др.

Солидарная природа фискально-экономических обязанностей выступает залогом их конституционной состоятельности, что не исключает имеющей важное практико-ориентирующее значение их факультативной качественной спецификации (как видовой, так и внутри отдельных видов). Однако забывать о солидарной сущности таких обязанностей нельзя (не правильно) во всяком случае, даже если соответствующие платежи актуализируются в силу сугубо прагматических обстоятельств. Показательно, как Конституционный Суд РФ учитывает наличие подобных обстоятельств и "преодолевает" в итоге их факультативное значение.

Изначально, в мотивировочной части Постановления N 10-П акцент делается на общей правовой судьбе МКД как объекта права собственности, поскольку сам факт существования и сохранность каждого из помещений, составляющих МКД, обусловлен существованием и состоянием дома (здания) в целом (со всеми конструкциями и системами инженерно-технического обеспечения). Тем самым фискальное измерение ограничивающей экономические права собственников обязанности проступает только косвенным образом, через правовой режим общей долевой собственности, участники которой обязаны соразмерно своей доле участвовать в уплате налогов, сборов и иных платежей по общему имуществу, а также в издержках по его содержанию и сохранению (ст. 249 ГК РФ). Однако и здесь уже Суд подчеркивает, что - исходя из ряда объективных причин инженерно-технического характера и российских экономических и коммунально-корпоративных реалий - исполнение собственниками такой обязанности должно сводиться в первую очередь к финансированию ими ремонтных работ, проводимых третьими лицами.

И далее исследование и аргументация Конституционного Суда РФ все более перемещаются в поле конституционно-правовой связанности широкого круга различных (публичных и частных) субъектов права. В этом измерении раскрывается несостоятельность позиции заявителей жалобы о неконституционности использования средств фонда капитального ремонта (ФКР) для финансирования услуг и (или) работ по капитальному ремонту в других МКД при отсутствии волеизъявления формирующих этот фонд обязанных лиц (собственников).

Действительно, для специального дополнительного обременения сособственников фискально-значимыми обязанностями необходимо учитывать, что судьба их общего жилища (МКД) актуально связана с "судьбой" и состоянием того территориального жилищно-коммунального комплекса, в котором они проживают, почему платежи эти и приобретают значение обязательного нераздельно-общего участия в конституционно значимых отношениях солидарного характера. В определенный момент (мы не касаемся здесь вопроса его неизбежности) в российской правовой системе уже нельзя было игнорировать объектную специфику того ЖКХ, которое все мы унаследовали от социалистической системы. Справиться с таким - чуждым экономической системе рыночного характера - наследием, поддерживать его в состоянии, позволяющем обеспечивать социальные права граждан, можно только совместно, признав справедливость и приняв на себя часть экономического бремени сопутствующих издержек и затрат как юридически до конца не просчитываемого <6>.

<6> Не случайно заявители по делу были уверены (и утверждали), что взносы на капитальный ремонт, по существу, являются налогом, что косвенно подтверждается и публично-властными администраторами.

Таким образом, правовой механизм фискально-значимой экономической обязанности граждан оказывается частью ("блоком") механизма обеспечения конституционных социальных прав, что принципиально соотносится и с идеей публично-частного партнерства. Государство в этом механизме обязано осуществлять правовое регулирование порядка организации проведения капитального ремонта МКД на федеральном и региональном (законы субъектов РФ), а также, при наличии соответствующих конкретизаций, муниципальном уровнях. Однако, будучи конституционно призванной к такой - в духе социально-хозяйственного "менеджмента" - деятельности, публичная власть должна прежде озаботиться источниками ФКР, как объективно необходимого для несения солидарного экономического бремени.

Решая последние названные вопросы, федеральный законодатель пользуется своей конституционной дискрецией. Однако, как показывает российская практика, представления о сути происходящего на уровне гражданского общества могут доходить до иллюзии, что государство обязано, хотя бы частично, формировать ФКР за счет "своих" средств. При подобном восприятии то обстоятельство, что "свои" средства государства - суть средства бюджетные, уходит на второй план, зато предельно обостренное восприятие получают любые нововведения, "ухудшающие" положение определенных категорий лиц посредством конкретизации их фискально-значимых экономических обязанностей.

Исследуя материалы дела, Конституционный Суд РФ констатировал, что при предыдущем правовом регулировании капитальный ремонт МКД проводился главным образом на условиях долевого финансирования за счет средств государственной корпорации - Фонда содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства (далее - Фонд ЖКХ), направляемых в качестве финансовой поддержки на безвозвратной и безвозмездной основе субъектам РФ и муниципальным образованиям в соответствии с профильным федеральным законом <7>, а также средств бюджета соответствующего субъекта РФ и (или) муниципального образования и средств субъектов частного права, включая собственников помещений в МКД.

<7> См.: Федеральный закон от 21 июля 2007 г. N 185-ФЗ "О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства" // СЗ РФ. 2007. N 30. Ст. 3799.

Очевидно, что долевое участие Фонда ЖКХ в финансировании капитального ремонта безотносительно широкого круга МКД являлось "долевым" сугубо номинально, в значении легально предпосланного необходимого соучастия, и ни с какими имущественными правами этого субъекта, по сути, не корреспондировало. Воспринималось же оно как само собою разумеющееся, и прежде всего - заинтересованными собственниками. Вероятно, большинством из них не учитывалось и то обстоятельство, что действовать такой соучастник будет только до 1 января 2018 г., и, следовательно, восполняемая им масса финансового бремени неизбежно перейдет на "кого-то" другого, поскольку само бремя не уменьшится, а, скорее, только возрастет. Мало кого заботил и "аномально-гибридный" статус Фонда ЖКХ, который хотя и создавался Российской Федерацией за счет ее имущественных взносов (бюджетных средств), однако признавался собственником этих средств и мог даже заниматься инвестиционными проектами, при этом с отсылками к "родовой" градации некоммерческих организаций.

Приведенные обстоятельства, полагаем, побуждают задуматься, не предвидело ли государство неизбежный крах модели публично-частного "долевого" финансирования ЖКХ? Наряду с этим нет оснований не соглашаться с Конституционным Судом РФ, признавшим, что, создавая новый "единый институт развития в жилищной сфере", федеральный законодатель действовал в рамках конституционной дискреции и преследовал в том числе цель вовлечения в финансирование "региональных систем капитального ремонта МКД" собственников их помещений <8>. (С той принципиальной оговоркой, что ранее они наряду с другими субъектами фискально-экономических обязанностей участвовали в формировании средств Фонда ЖКХ, уплачивая другие законно установленные налоги и сборы.)

<8> См.: Федеральный закон от 25 декабря 2012 г. N 271-ФЗ "О внесении изменений в Жилищный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации" // СЗ РФ. 2012. N 53 (ч. 1). Ст. 7596.

Признавая вновь установленные обязательные взносы платой собственников за организацию и проведение капитального ремонта, Конституционный Суд РФ апофатическим образом связал их правовую природу с признаками, по сути, видовыми (вторичными) по отношению к другим фискально-экономическим обязанностям. Такой подход видится нам малопродуктивным по ряду причин. Достаточно неожиданным оказывается поэтому содержание последнего абзаца п. 5 мотивировочной части Постановления N 10-П, где, воспроизводя те же формально юридические признаки, Суд резюмирует, что оспоренное установление коммунальных платежей "само по себе не может рассматриваться как не согласующееся с предписанием ст. 57 Конституции РФ". Выраженная недостаточность подобной аргументации "искупается" положениями, в которых подчеркивается согласованность выбора законодателя с конституционными принципами социальной солидарности и равенства, лежащими в основе обязанностей всех собственников помещений в МКД участвовать в создании финансовой основы для обеспечения поддержания таких помещений в надлежащем состоянии и устойчивого функционирования региональных систем капитального ремонта. Каждая из которых (систем) в целом основана на принципе социальной солидарности и - потому - требует постоянного обращения денежных средств, безотносительно к финансовой состоятельности конкретного регионального оператора.

Без признания солидарной природы анализируемой обязанности под угрозу были бы поставлены и конституционные цели фискального администрирования, поскольку в идее солидаризма воплощен идеал ответственной гармонизации конституционно нераздельных публичных и частных интересов. Среди названных целей немаловажное значение имеет противодействие угрозам и практикам, выражающим феномен злоупотребления правом.

Злоупотребление правом необходимо воспринимать как неконституционное по сути, но формально не запрещенное ("легальное") пользование основными правами и свободами человека и гражданина или выполнение основных обязанностей, либо как (публично-властная форма) безосновательное "легальное" непризнание или ненадлежащее обеспечение (регулирование) основных прав, свобод и обязанностей человека и гражданина <9>. В известном смысле злоупотребления правом - это конституционные (публично-частные) правонарушения за рамками легальных конкретизаций запрещенного и предписанного, формальная "неуязвимость" которых для мер юридической ответственности не освобождает правовое государство от борьбы с ними, но побуждает к такой "тонкой" настройке механизма правового регулирования, которая обеспечивала бы актуальное конституционное противодействие любым формам (способам) соответствующих деяний. Мы не знаем научных версий опровержения такой трактовки злоупотребления правом и потому полагаем себя вправе ею руководствоваться.

<9> Подробнее см., например: Крусс В.И. Злоупотребление правом: Учеб. пособие. М.: Норма, 2010. С. 33 - 43.

Одной из аксиом теории злоупотреблений правом выступает пропорциональная зависимость числа таких деяний и их угроз от объективной сложности требующих правового упорядочения общественных отношений, в особенности тех, где неразрывно сплетаются интересы и цели публичного и частного характера, как это имеет место и при регулировании фискально-значимых экономических обязанностей собственников жилых помещений в МКД.

В обозначенном аспекте композиционное своеобразие обязанности платить взносы на капитальный ремонт потребовало прежде всего конкретизации конституционного требования недопустимости злоупотребления правом частной собственности собственниками помещений в МКД. В том числе в целях предотвращения причинения ими вреда лицам, имеющим аналогичный статус и проживающим не только совместно, но и в других МКД регионального жилищно-коммунального комплекса. Применительно к обоснованиям и средствам искомого противодействия таким злоупотреблениям Конституционный Суд РФ, в частности, указал, что если в установленный законом срок и при наличии всех необходимых для совершения соответствующих действий условий собственниками не выбран или не реализован избранный способ формирования ФКР, а следовательно, не обеспечено необходимое аккумулирование денежных средств, этот дом вследствие естественного износа отдельных элементов его строительных конструкций и инженерных систем окажется со временем под угрозой повреждения или разрушения, в силу чего его дальнейшая безопасная эксплуатация станет невозможной. В свою очередь, это может повлечь дополнительные, незапланированные расходы бюджета соответствующего уровня на проведение необходимых ремонтно-восстановительных работ или на снос МКД. Тем самым неисполнение собственниками обязанности по выбору и реализации способа формирования ФКР приводило бы к тому, что негативные последствия такого бездействия в нарушение ст. 17 (ч. 3) Конституции РФ затрагивали бы интересы широкого круга других лиц. Следовательно, заключил Суд, принятие в соответствующей ситуации органом местного самоуправления решения о формировании ФКР на счете регионального оператора представляет собой необходимую меру, согласуемую с предписаниями как ст. 17 (ч. 3) Конституции РФ, так и ее ст. 40 (ч. 2), т.е., по сути, - способ публично-властного противодействия коллективному злоупотреблению правом собственников.

Вместе с тем нормативная конструкция, в рамках которой обеспечивается публично-властное противодействие злоупотреблениям правом со стороны граждан, должна равным образом исключать и "встречные" публично-властные злоупотребления. Подобные угрозы, к сожалению, весьма вероятны там, где предусматривается целевое отчуждение финансовых средств и уполномоченное распоряжение ими. В этой связи Конституционный Суд РФ подчеркнул, что принятие органом местного самоуправления указанного выше решения допустимо лишь после того, как им были предприняты все необходимые меры, направленные на проведение общего собрания собственников помещений в МКД, которое, однако, не было проведено в силу каких-либо причин или на нем не было принято соответствующее решение, а также если принятое решение в установленный законом срок не было реализовано.

Злоупотребления правом, связанные с фискально-значимыми обязанностями (обременениями) собственников помещений в МКД, возможны также при реализации ими права изменить способ формирования ФКР, исключая тем самым для себя дополнительные финансовые обременения. Казалось бы, федеральный законодатель в достаточной степени учел такие угрозы: решение общего собрания собственников о прекращении формирования ФКР на счете регионального оператора вступает в силу через два года после его направления региональному оператору, если меньший срок не установлен законом субъекта РФ (ч. 5 ст. 173 ЖК РФ).

По мнению Конституционного Суда РФ, устанавливая такой порядок, федеральный законодатель исходил, в частности, из необходимости противодействия злоупотреблениям правом. Недопустимо, чтобы собственники помещений в МКД, принявшие решение о смене способа формирования ФКР после того, как в этом доме был проведен капитальный ремонт, прекращали перечислять взносы региональному оператору, безотносительно к финансовым обстоятельствам конкретной ситуации. Обязанность продолжать в течение установленного законодателем срока перечислять средства на счет регионального оператора была справедливо связана Судом с принципом социальной солидарности, предполагающим поддержание стабильности и предсказуемости функционирования централизованной системы аккумулирования накоплений на капитальный ремонт и управления этими накоплениями.

Очевидно, впрочем, что и при таком законодательном решении отнюдь не исключаются отступления от "желательной" - строго выверенной (исчисленной) - эквивалентности уплаченного собственниками и им возмещенного, а также "встречные", в том числе публично-властные злоупотребления правом. В данном отношении в Постановлении N 10-П отдельно подчеркивается, что законодательное предписание относительно срока вступления в силу решения собственников об изменении способа формирования ФКР (а значит, и характера их обязанностей) во всяком случае не должно применяться, если изначально решение о формировании ФКР на счете регионального оператора было принято не собственниками, а органом местного самоуправления в порядке, предусмотренном ЖК РФ (ч. 7 ст. 170), но без учета конституционно-правового смысла сопутствующих требований, притом что соответствующий факт установлен решением суда и что капитальный ремонт общего имущества в этом доме проведен не был.

В регулировании фискально-значимой обязанности взносов на капитальный ремонт, а значит, и в ее реализации, участвует широкий круг лиц. Солидарная система накопления денежных средств (ресурсов) позволяет обеспечить проведение капитального ремонта общего имущества в МКД в соответствии с утвержденной субъектом РФ региональной программой, устанавливающей очередность проведения капитального ремонта исходя из критериев, которые предусмотрены законом субъекта РФ и могут быть дифференцированы по муниципальным образованиям (ч. 3 ст. 168 ЖК РФ). Актуализируя в этой связи способы противодействия возможным злоупотреблениям правом со стороны регионального оператора, муниципального публично-властного органа и субъекта РФ, Конституционный Суд РФ указал, что предусмотренное законодателем комбинированное (гибридное) правовое регулирование конституционно постольку, поскольку оно основывается на предположении, что очередность капитального ремонта определяется на основе объективных критериев, обеспечивающих первоочередное проведение соответствующих работ в тех МКД, проживание в которых представляет опасность для жизни или здоровья граждан, а также в иных случаях возникновения неотложной потребности в капитальном ремонте, и может быть оспорена в судебном порядке, равно как может быть обжаловано и неисполнение региональной программы капитального ремонта, установившей эту очередность. Такая возможность вытекает из предписаний ст. 46 (ч. ч. 1 и 2) Конституции РФ и является гарантией соблюдения прав собственников помещений в МКД.

В ряду легальных мер, направленных на обеспечение сохранности денежных средств плательщиков взносов на капитальный ремонт как защиты их от злоупотреблений правом со стороны регионального оператора, Конституционный Суд РФ выделяет также запрет на включение таких средств в конкурсную массу в случае признания регионального оператора банкротом (ч. 6 ст. 179 ЖК РФ). Кроме того, в перспективе конституционной модернизации им было указано на принципиальную возможность установления в законе механизма компенсации собственникам помещений в МКД накопленных ими на счете регионального оператора средств в случае их утраты, а также возврата указанных средств при прекращении деятельности регионального оператора.

Приведенным указанием дело не ограничилось; Конституционным Судом РФ была выработана "дорожная карта" модернизации механизма правового регулирования в части защиты прав плательщиков взносов на капитальный ремонт и противодействия злоупотреблениям правом. В формулировках Суда федеральному законодателю надлежит установить правовой механизм, позволяющий обеспечивать в случае прекращения деятельности конкретного регионального оператора непрерывность исполнения обязательств по капитальному ремонту, а также - в целях дальнейшего повышения открытости, прозрачности и эффективности расходования средств ФКР - предусмотреть дополнительные меры, направленные на обеспечение информирования собственников помещений в МКД и организаций, осуществляющих управление ими, о содержании региональной программы капитального ремонта и критериях оценки состояния МКД, на основании которых определяется очередность проведения капитального ремонта. Все перечисленные меры относятся также к средствам противодействия злоупотреблениям правом. И все они, соответственно, "отягощены" целями чрезвычайно проблемными в плане возможности их адекватного юридико-технического переложения на язык конкретных задач и нормативных установлений. Наиболее актуальные решения в этой связи были представлены самим Судом.

В частности, применительно к положениям ч. 7 ст. 170 ЖК РФ, предусматривающим возможность принятия органом местного самоуправления решения о формировании ФКР на счете регионального оператора, публично-властным злоупотреблением правом будет являться непринятие этим органом необходимых (достаточных) мер, направленных на надлежащее информирование граждан о возможных способах формирования ФКР и последствиях выбора одного из них, а также на оказание помощи собственникам в принятии того или иного решения в должной форме и по разъяснению порядка его реализации. Способ противодействия таким злоупотреблениям: неприменение предписания ч. 5 ст. 173 ЖК РФ о двухлетнем отлагательном сроке вступления в силу решения общего собрания собственников помещений в МКД о прекращении формирования ФКР на счете регионального оператора.

В плане реализации приведенной "дорожной карты" был разработан законопроект, общественное обсуждение которого завершилось 20 сентября 2016 г. Текст этого небольшого по объему акта <10> показывает, что наиболее спорными (проблемными) выглядят в нем решения (конструкции), характеризующие намерение федерального законодателя пойти далее Конституционного Суда РФ именно в плане противодействия публично-властным злоупотреблениям правом.

<10> URL: http://regulation.gov.ru/projects#npa=53393.

Предусматривается, в частности (дополнение к ч. 5 ст. 173 ЖК РФ), что двухлетний отлагательный срок вступления в силу решения общего собрания собственников помещений в МКД не будет применяться в случаях, когда: 1) предыдущее решение о формировании ФКР было принято органом местного самоуправления в порядке, предусмотренном положением ч. 7 ст. 170 ЖК РФ; 2) соответствующий факт установлен решением суда; 3) капитальный ремонт общего имущества в МКД проведен не был. При наличии всех названных условий решение собрания собственников вступает в силу через один месяц после направления его региональному оператору, но не ранее наступления условия, указанного в ч. 2 ст. 173 ЖК РФ.

Тем самым актуализированная Конституционным Судом РФ мера противодействия публично-властным злоупотреблениям правом легализуется и формализуется, что, казалось бы, повышает уровень защищенности конституционных интересов собственников. Однако наряду с этим они уже обязываются в любом случае (а не при наличии спора) обращаться в суд за установлением факта, который, с одной стороны, вряд ли будет кем-либо оспариваться как таковой, с другой стороны, "льготный" отлагательный срок может, по факту, превысить срок, установленный по общему правилу, учитывая, как "оперативно" работает "машина правосудия" и какие процессуальные ресурсы есть у публично-властного контрагента, чтобы замедлить ее ход. Кроме того, новая гарантия коллективного правопользования собственников помещений в МКД оставляет без внимания то обстоятельство, что законами субъекта РФ могут устанавливаться отлагательные сроки менее чем в два года, а значит - не исключаются споры о самой возможности искомого гарантирования в таких ситуациях.

В литературе приводятся данные, показывающие, что дискреционные полномочия, предоставленные регионам при формировании нормативной базы проведения капитального ремонта и, в частности, контроля за региональными операторами, реализуются, мягко говоря, "не в полной мере", что по смыслу установлений Конституционного Суда РФ также следует квалифицировать как публично-властные злоупотребления правом <11>. Особенно настораживает значительное различие подходов субъектов РФ к выработке критериев необходимости проведения капитального ремонта и формированию региональных программ, что уже ставит под сомнение равенство конституционных прав собственников помещений в МКД в зависимости от места их проживания. Конкретизациями соответствующих публично-властных злоупотреблений следует признать и факты популистских решений субфедеральных законодателей, устанавливающих "рекордно низкие" размеры взносов на капитальный ремонт, что делает выполнение запланированных работ невозможным <12>.

<11> См.: Крашенинников П.В., Бадулина Е.В. Проблемы правового регулирования капитального ремонта общего имущества многоквартирных домов // Семейное и жилищное право. 2016. N 4. С. 30 - 31.
<12> Распространенные уклонения самих публичных образований как собственников помещений от уплаты взносов на капитальный ремонт следует квалифицировать уже как конституционно-правовые нарушения, "традиционно" остающиеся в России безнаказанными ввиду пороков нормативных конструкций, не предусматривающих санкций за такие деяния.

Имплементация "потенциальных" конституционных обязанностей в правовую систему обеспечивается не только конституционализацией, но и конституционной модернизацией профильного законодательства. Думается, российскому законодателю еще предстоит научиться такой модернизации. В том числе последовательно ориентируясь на выражающие идеал конституционной солидарности двуединый характер и обоюдную направленность любых - установленных и будущих - конституционных мер и форм необходимого противодействия злоупотреблениям правом при выполнении и регулировании фискально-экономических обязанностей. Конституционный Суд РФ не устает подчеркивать, что фискальные администраторы, с одной стороны, субъекты и участники таких обязанностей, с другой стороны, конституционно равны и в данном отношении. В плане же наиболее общего (политического) ресурса противодействия такого рода деформациям можно отметить, что конституционная дискреция законодателя по-прежнему дает возможность снижения солидарного бремени формирования ФКР для граждан за счет средств государственной и (или) муниципальной поддержки, и существующие законопроекты подтверждают реальность такой стратегии <13>.

<13> См.: Герасимова Е. За капремонт придется платить // ЭЖ-Юрист. 2016. N 14. С. 1.

Литература

  1. Виноградов Т., Медников Д., Нефедова Е., Храмова Т., Иванов Л. Обзор постановлений, вынесенных Конституционным Судом Российской Федерации // Сравнительное конституционное обозрение. 2016. N 3.
  2. Герасимова Е. За капремонт придется платить // ЭЖ-Юрист. 2016. N 14.
  3. Крашенинников П.В., Бадулина Е.В. Проблемы правового регулирования капитального ремонта общего имущества многоквартирных домов // Семейное и жилищное право. 2016. N 4. С. 30 - 31.
  4. Крусс В.И. Злоупотребление правом: Учебное пособие. М.: Норма, 2010.
  5. Крусс В.И. Конституционализация права: основы теории: Монография. М.: Норма; ИНФРА-М, 2016.
  6. Крусс В.И. Право на предпринимательскую деятельность - конституционное полномочие личности / Отв. ред. С.А. Авакьян. М.: Юристъ, 2003.