Мудрый Юрист

Злоупотребление хозяйствующим субъектом доминирующим положением, не связанное с ограничением конкуренции на товарном рынке, является нарушением антимонопольного законодательства

О.В. Шальман, заместитель руководителя Архангельского территориального управления Министерства Российской Федерации по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства, кандидат юридических наук.

Дело N А05-9622/01-489/13 Арбитражного суда Архангельской области

В адрес Архангельского территориального управления МАП России (далее - антимонопольный орган) обратилось некоммерческое партнерство "Архангельский деловой центр - инкубатор малого предпринимательства" (далее - НП "Деловой центр") с заявлением о действиях открытого акционерного общества "Архэнерго" (далее - ОАО "Архэнерго"), противоречащих антимонопольному законодательству.

По мнению заявителя, направление со стороны ОАО "Архэнерго" предупреждения об отключении у НП "Деловой центр" электроэнергии за неоплату тепловой энергии, а также последующее за этим отключение электроэнергии ущемляют его интересы и могут быть квалифицированы как нарушение п. 1 ст. 5 Закона "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (далее - Закон о конкуренции). Предметом договора является исключительно "поставка электрической энергии и договорной мощности", а долгов по ее оплате у заявителя не было. Договор же на передачу тепловой энергии между сторонами не был заключен.

Поскольку ОАО "Архэнерго" - единственный поставщик электроэнергии для НП "Деловой центр", после ее отключения последний не имел возможности заключить договор электроснабжения с другим хозяйствующим субъектом. Перерыв в подаче электроэнергии создал для НП "Деловой центр" ее дефицит, что было подтверждено заключением государственного учреждения "Архэнергонадзор".

Антимонопольный орган признал в обжалуемых действиях ОАО "Архэнерго" нарушение п. 1 ст. 5 Закона о конкуренции, согласно которому запрещаются действия хозяйствующего субъекта (группы лиц), занимающего доминирующее положение, которые имеют либо могут иметь результатом ограничение конкуренции и (или) ущемление интересов других хозяйствующих субъектов или физических лиц, в том числе такие действия, как изъятие товаров из обращения и создание дефицита на рынке.

Было выдано предписание о прекращении этих действий. На хозяйствующий субъект возлагалась обязанность не допускать направление в адрес контрагентов предупреждений об отключении электроснабжения в связи с неоплатой за тепловую энергию, а также не совершать действий по отключению электроэнергии за неоплату тепловой энергии при отсутствии согласия контрагента на совершение таких действий.

Предписание было обжаловано в Арбитражный суд Архангельской области.

ОАО "Архэнерго" в исковом заявлении указало, что антимонопольный орган при вынесении обжалуемого акта не учел нормы п. 5 ст. 454, п. 5 ст. 486, ст. 546 ГК РФ, согласно которым в случаях, когда продавец в соответствии с договором купли-продажи обязан передать покупателю не только товары, которые покупателем не оплачены, но и другие товары, продавец вправе приостановить передачу этих товаров до полной оплаты всех ранее переданных товаров, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором.

По мнению истца, поскольку продавцом и покупателем электро- и тепловой энергии являются одни и те же лица, то за неоплату НП "Деловой центр" поставляемой ОАО "Архэнерго" энергии энергоснабжающая организация вправе прекратить ее подачу независимо от вида энергии. Кроме того, истец считал, что был соблюден Порядок прекращения или ограничения подачи электрической и тепловой энергии и газа организациям-потребителям при неоплате поданных им (использованных ими) топливно-энергетических ресурсов, утвержденный Постановлением Правительства РФ от 5 января 1998 г. N 1 <*>, а именно было направлено предварительное уведомление должника об отключении энергии. Истец ссылался и на то, что технической возможности отключить контрагента от теплоснабжения не имелось.

<*> Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 2. Ст. 262.

Решением арбитражного суда предписание антимонопольного органа было признано недействительным. Суд признал ненормативный акт территориального управления не соответствующим закону по ряду оснований. Суд считал, что ущемление интересов хозяйствующих субъектов может признаваться нарушением антимонопольного законодательства только тогда, когда данные деяния связаны с ограничением конкуренции. Антимонопольный орган не доказал, что действия ОАО "Архэнерго" повлияли либо могли повлиять на конкурентную среду на региональном рынке электроснабжения. В действиях истца по отключению электрической энергии за неоплату третьим лицом тепловой энергии суд не усмотрел злоупотребления доминирующим положением на рынке: возникший спор вытекал из гражданско-правовых отношений и мог быть разрешен в суде. Кроме того, суд посчитал, что антимонопольный орган вышел за пределы своей компетенции, предрешив вопрос о неправомерности действий энергоснабжающей организации. Тем более бездоказательным и надуманным является вывод территориального управления о том, что действия ОАО "Архэнерго" преследовали цель создания дефицита на рынке электрической энергии.

Ответчик обжаловал решение суда в апелляционном порядке.

Постановлением апелляционной инстанции Арбитражного суда Архангельской области решение суда было отменено в связи с нарушением п. 2 ч. 3 ст. 158 АПК РФ, так как дело было рассмотрено в отсутствие представителя ответчика. Данные же об его извещении надлежащим образом о времени судебного разбирательства в материалах дела отсутствуют.

Суд первой инстанции вновь признал недействительным предписание антимонопольного органа по следующим основаниям:

  1. направление предупреждений об отключении электроэнергии не охватывается диспозицией п. 1 ст. 5 Закона о конкуренции с точки зрения как содержания действий ОАО "Архэнерго", так и результата поведения;
  2. по существу истец извещал абонента об одностороннем отказе от исполнения обязательств по договору, что обязан был сделать в силу ст. ст. 523, 546 ГК РФ.

Кроме того, суд первой инстанции, руководствуясь ст. 53 АПК РФ, пришел к выводу о недоказанности антимонопольным управлением изложенного в обжалуемом акте события правонарушения, предусмотренного ст. 5 (п. 1) Закона РФ о конкуренции.

В кассационной жалобе ответчик просил Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа отменить постановление Арбитражного суда Архангельской области в связи с его незаконностью и необоснованностью в части признания недействительным предписания антимонопольного органа и передать дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию Арбитражного суда Архангельской области либо принять новое решение об отказе в иске ОАО "Архэнерго".

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа было отменено постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Архангельской области в части признания недействительным предписания антимонопольного органа и в иске ОАО "Архэнерго" отказано.

По мнению кассационной инстанции, разрешая спор и признавая не соответствующим законодательству адресованное истцу предписание антимонопольного органа, суды первой и апелляционной инстанций не учли, что норма ст. 5 Закона о конкуренции не ставит в зависимость от ограничения конкуренции ущемление доминирующим на рынке хозяйствующим субъектом интересов контрагентов.

Материалы арбитражного дела затрагивают ряд спорных вопросов применения п. 1 ст. 5 Закона о конкуренции.

  1. Из ст. 5 Закона о конкуренции не вытекает, что ограничение конкуренции и ущемление интересов хозяйствующих субъектов рассматриваются в качестве злоупотребления в совокупности.

Законодатель в данной норме сформулировал общий запрет злоупотребления хозяйствующим субъектом (группой лиц) доминирующим положением на рынке. Этот запрет касается действий, которые имеют либо могут иметь результатом ограничение конкуренции и (или) ущемление интересов других хозяйствующих субъектов или физических лиц.

Неблагоприятные последствия злоупотребления доминирующим положением выражаются в непосредственном ограничении конкуренции или возможности такого ограничения и (или) в ущемлении интересов других хозяйствующих субъектов или физических лиц. Поэтому объектом правонарушения могут быть и публичный порядок, и конкретные гражданские права хозяйствующих субъектов или граждан. Норма п. 1 ст. 5 Закона о конкуренции направлена не только на защиту конкуренции (публичного порядка), но и на защиту интересов контрагентов доминирующего хозяйствующего субъекта - конкретных гражданских прав юридических лиц (частноправовых интересов).

Запрет экономической деятельности, направленной на монополизацию, закреплен ст. 34 Конституции Российской Федерации. Пределы осуществления гражданских прав сформулированы в общем виде в ст. 10 ГК РФ как запрет определенного поведения: не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

Хозяйствующий субъект обязан использовать принадлежащие ему права добросовестно и разумно. Последнее предполагает запрет злоупотребления своими правами, если это ведет к нарушению прав и интересов других лиц.

Статья 5 Закона о конкуренции дает характеристику такого рода правонарушения и предлагает примерные, но не исчерпывающие его формы (область частного права, регулируемая антимонопольным законодательством).

Злоупотребление доминирующим положением является одной из форм злоупотребления правом. Это обстоятельство влечет за собой возможность отказа суда в защите нарушенного права. Пленумы Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении N 6/8 от 1 июля 1996 г. "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" указали, что при разрешении споров отказ на основании ст. 10 ГК в защите права со стороны суда допускается лишь в случаях, когда материалы дела свидетельствуют о совершении гражданином или юридическим лицом действий, которые могут быть квалифицированы как злоупотребление правом, в частности действий, имеющих целью причинить вред другим лицам.

По общему правилу, границей между свободным волеизъявлением доминирующего хозяйствующего субъекта и злоупотреблением своим правом являются разумность, справедливость и добропорядочность действий, их обоснованность законом.

Необходимо отметить, что ст. 2 Закона о конкуренции регулирует отношения, влияющие на конкуренцию. Но именно эту норму ошибочно истолковали суды первой и апелляционной инстанций при рассмотрении данного дела. Ущемление интересов хозяйствующих субъектов - потребителей электроэнергии было поставлено судом в зависимость от ограничения конкуренции на товарном рынке электроэнергии.

Следует подчеркнуть, что законодатель в ст. 5 Закона о конкуренции не связывает ущемление интересов контрагента со стороны доминирующего хозяйствующего субъекта с ограничением конкуренции на рынке. Об этом свидетельствует прием юридической техники, который применен при формулировке рассматриваемой нормы: поставлен союз "или".

Кроме того, поскольку специальная норма, характеризующая антимонопольные правонарушения (ст. 5 Закона о конкуренции), раскрывает содержание общей нормы, определяющей сферу применения Закона (ст. 2), то по правилам юридической техники отношения, связанные со злоупотреблением доминирующими хозяйствующими субъектами своим положением, считаются влияющими на конкуренцию (такой хозяйствующий субъект, ограничивая спрос на свои услуги или их предложение, безусловно, определяет общую ситуацию на рынке). Заметим, что отношения, регулируемые антимонопольным законодательством, могут влиять на конкуренцию не только на рынке определенного товара, на котором они возникли, но и на других (в том числе смежных) рынках.

  1. Несостоятельна ссылка суда на возможность прекращения подачи электроэнергии за долги по оплате тепловой энергии в силу п. 5 ст. 454, п. 5 ст. 486, ст. 546 ГК РФ.

Представляется ошибочным утверждение истца и суда апелляционной инстанции, что в рассматриваемом случае по существу истец извещал абонента об одностороннем отказе от исполнения обязательств по договору. Извещение ОАО "Архэнерго" обязано было сделать в силу ст. ст. 523, 546 ГК РФ.

Во-первых, в силу ст. ст. 523, 546 ГК кредитор не обязан (как это усматривает суд) выполнить определенные действия, а вправе их совершить.

Во-вторых, договор на подачу тепловой энергии между сторонами не был заключен. В имеющемся в материалах дела в договоре между истцом и НП "Деловой центр" четко определен предмет договора - "поставка электрической энергии и договорной мощности". Поставка тепловой энергии этим договором не предполагалась, и в договоре не оговаривалась возможность отключения электрической энергии за неоплату тепловой энергии.

По условиям п. 5 ст. 454 ГК к отдельным видам договора купли-продажи (в том числе к договору энергоснабжения) положения, предусмотренные параграфом 1 "Общие положения о купле-продаже" гл. 30 "Купля-продажа" ГК РФ, применяются, если иное не предусмотрено правилами ГК об этих видах договоров.

Статья 546 ГК определяет правила изменения и расторжения договора энергоснабжения, в частности предварительное предупреждение энергоснабжающей организацией абонента о перерыве в подаче, прекращении или об ограничении подачи энергии.

Действительно, п. 5 ст. 486 ГК устанавливает, что в случаях, когда продавец в соответствии с договором купли-продажи обязан передать покупателю не только товары, которые покупателем не оплачены, но и другие товары, продавец вправе приостановить передачу этих товаров до полной оплаты всех ранее переданных товаров, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором.

Вместе с тем речь в данном пункте идет исключительно об одном и том же товаре, передаваемом продавцом покупателю частями в рамках заключенного договора. Напомним, что предметом договора является передача только электроэнергии. Следовательно, эта норма ГК, которая предусматривает правовые последствия нарушения покупателем обязанности оплатить товар и устанавливает, что продавец вправе приостановить исполнение договора до полной оплаты уже переданных покупателю товаров, не отказываясь от исполнения договора, не может быть применена, если не оплачен товар, не подлежащий передаче по договору.

Названные истцом статьи ГК РФ не дают энергоснабжающей организации права на отключение электроэнергии за неоплату должником тепловой энергии. В силу этого ОАО "Архэнерго" не имело права на обжалуемые действия, которые привели к ущемлению интересов зависимого от энергоснабжающей организации контрагента.

Рассматриваемое нарушение ОАО "Архэнерго" антимонопольного законодательства относится ко второй из двух названных форм злоупотребления доминирующим положением на товарном рынке и ущемляет интересы хозяйствующего субъекта, т.е. охватывается диспозицией ст. 5 Закона о конкуренции (первая форма злоупотребления доминирующим положением - ограничение конкуренции).