Мудрый Юрист

Институт субсидиарной ответственности лиц, контролирующих должника-банкрота

Слоневская Анна Юрьевна, судья Арбитражного суда Калининградской области, кандидат юридических наук.

В статье рассматривается круг лиц, имеющих право подавать в суд иски о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. Затрагиваются вопросы, связанные с изменением составов правонарушений, за которые возможно привлечение к субсидиарной ответственности. Делается вывод об объеме субсидиарной ответственности за выявленные налоговые правонарушения. Раскрываются проблемы, связанные с исчислением сроков исковой давности по искам о привлечении контролирующих должника-банкрота лиц к субсидиарной ответственности, и отмечается увеличение в законе срока исковой давности по таким искам.

Ключевые слова: несостоятельность (банкротство), субсидиарная ответственность, контролирующее должника лицо, исковая давность.

Institute of the Subsidiary Liability of Persons Supervising the Bankrupt Debtor

A. Slonevskaya

Slonevskaya Anna, Judge at the Arbitrazh Court of Kaliningrad Region, PhD in Law.

The article considers different problems of the subsidiary liability of persons who are responsible for bringing company to bankruptcy. In particular, it considers who could bring the claim to recover losses suffered by the company. Some grounds for such liability has recently been amended. These new rules are also discussed in the article. One of the problems is the extent of the subsidiary liability with regard to unpaid taxes. This question is also analysed and it is suggested that the defendants in such actions should be liable for the full sum of the unpaid taxes. The final part of the article covers some problems relating to the limitation period for such actions. The primary amendment in this sphere is the extension of the limitation period.

Key words: insolvency (bankruptcy), subsidiary liability, controlling person, limitation period.

Законодательство о банкротстве в последнее время обновляется чрезвычайно динамично, о чем свидетельствуют, в частности, многочисленные изменения, внесенные в Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) за последние два года. Не стала исключением и ст. 10 этого Закона, предусматривающая основания и порядок привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц <1>. Вместе с изменениями и обновлениями законодательства определенные преобразования претерпевает и арбитражная судебная практика. Несмотря на позитивные тенденции развития законодательства об ответственности контролирующих должника лиц, отдельные положения этого института решаются на практике неединообразно. Для дальнейшего совершенствования законодательства необходимо остановиться на наиболее актуальных тенденциях его развития и применения.

<1> См.: Федеральные законы от 29.06.2015 N 186-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Закон N 186-ФЗ), от 29.06.2015 N 154-ФЗ "Об урегулировании особенностей несостоятельности (банкротства) на территориях Республики Крым и города федерального значения Севастополя и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации", от 23.06.2016 N 222-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Закон N 222-ФЗ).
  1. На первый взгляд небольшая, но весьма существенная для практики корректировка ст. 10 Закона о банкротстве произошла в отношении лиц, имеющих право подавать в делах о банкротстве иски о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности.

Изначально правом на подачу заявления о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности обладали арбитражные управляющие в ходе конкурсного производства. В соответствии с Федеральным законом от 28.06.2013 N 134-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным финансовым операциям" (далее - Закон N 134-ФЗ), изложившим ст. 10 Закона о банкротстве в новой редакции, право на подачу заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности получили уполномоченные органы и конкурсные кредиторы.

Для более полной защиты прав работников и бывших работников организаций-банкротов Закон N 186-ФЗ предоставил им право самостоятельно инициировать в деле о банкротстве иск о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. До внесения соответствующих изменений в Закон о банкротстве проблема наделения работников и бывших работников организации-должника правами лиц, участвующих в деле, в том числе с правом подачи заявления о признании должника банкротом и заявления о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц, носила дискуссионный характер. Например, в одном из обращений в Конституционный Суд РФ заявители ссылались на то, что нормы Закона о банкротстве противоречат Конституции РФ, так как не относят бывших работников должника к числу лиц, обладающих правом на подачу в рамках дела о банкротстве заявления о привлечении учредителей должника к субсидиарной ответственности. В Определении от 25.09.2014 N 2119-О КС РФ отметил: "...учитывая, что кредиторы, имеющие по отношению к должнику права требования о выплате выходных пособий и об оплате труда лиц, работающих по трудовому договору, отнесены к числу кредиторов второй очереди, чьи требования удовлетворяются по общему правилу преимущественно перед конкурсными кредиторами... оспариваемые нормы сами по себе не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителей, перечисленные в жалобе. Законные интересы работников должника защищаются их представителем, который законом отнесен к числу лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве". При этом КС РФ признал, что требование заявителей фактически было направлено на внесение дополнений в нормы Закона о банкротстве путем включения в число конкурсных кредиторов бывших работников должника и, соответственно, расширения круга лиц, участвующих в деле о банкротстве.

Предоставление права подачи заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности представителю работников должника, а также работникам и бывшим работникам, несомненно, повышает процессуальный статус работников в деле о банкротстве организации. Но это, в свою очередь, порождает на практике целый ряд процессуальных трудностей, в том числе связанных с распределением судебных расходов, распорядительными действиями истца, повторностью иска применительно к ситуации, когда заявления о привлечении к субсидиарной ответственности подавались одним из конкурсных кредиторов должника. Такие же вопросы процессуального порядка возникают и при подаче заявления одним из работников организации-банкрота.

Представляется, что некоторые процессуальные трудности, возникающие при подаче одним из работников (бывших работников) заявления о привлечении к субсидиарной ответственности, можно решать так же, как и в случаях подачи исков по делам о защите прав и законных интересов группы лиц (глава 28.2 АПК РФ). Например, в определении о назначении заявления по обособленному спору о привлечении к субсидиарной ответственности устанавливать срок, в течение которого заявитель должен предложить другим лицам из этой группы (а такой группой допустимо признать кредиторов должника) присоединиться к иску и установить срок для такого присоединения (ч. 2 ст. 225.14 АПК РФ). Можно применять процессуальные последствия отказа заявителя от заявления о привлечении к субсидиарной ответственности, предусмотренные ч. 2 и 3 ст. 225.15 АПК РФ, и, в частности, откладывать судебное заседание с предложением произвести замену заявителя другим лицом из этой группы. В полной мере допустимо применение положений процессуального законодательства, касающихся повторного обращения с заявлениями о привлечении к субсидиарной ответственности (ч. 4 и 5 ст. 225.16 АПК РФ).

Согласно ст. 35 Закона о банкротстве представитель работников признается лицом, участвующим в арбитражном процессе по делу о банкротстве. В то же время контролирующее лицо, к которому предъявлен иск о привлечении к субсидиарной ответственности, а также уполномоченные органы, конкурсный кредитор и конкурсный управляющий, являющиеся заявителями по иску о привлечении к субсидиарной ответственности, имеют права и несут обязанности лиц, участвующих в деле о банкротстве (п. 6 ст. 10, ст. 34 Закона о банкротстве). Отличие между названными лицами состоит в разном объеме их прав и обязанностей в деле о банкротстве, о котором упоминается в научной литературе. "Участие в банкротстве и правовое положение участвующих в банкротстве лиц... регулируется не только нормами процессуального права, но и нормами материального (гражданского, трудового, налогового) права" <2>. Круг прав и обязанностей лиц, участвующих в деле о банкротстве, шире - им принадлежит весь комплекс правовых средств, доступных в таких делах. Лица, участвующие в арбитражном процессе по делу о банкротстве, обладают меньшими процессуальными правами.

<2> Свириденко О.М. Концепция несостоятельности (банкротства) в России. М., 2008. С. 72.
  1. С 01.09.2016 п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве действует в редакции Закона N 222-ФЗ. Этот пункт дополнен новым абзацем, который ввел дополнительный состав правонарушения, при совершении которого контролирующее должника лицо подлежит привлечению к субсидиарной ответственности по обязательствам должника. Такое правонарушение должно быть подтверждено вступившим в силу решением о привлечении должника или его должностных лиц к уголовной, административной или иной ответственности за налоговые правонарушения либо основано на требовании об уплате задолженности, выявленной в результате производства по делам о таких правонарушениях.

Данный состав правонарушения является новеллой ст. 10 Закона о банкротстве. Правоприменительная практика свидетельствует о том, что и до 01.09.2016 уполномоченные органы в делах о банкротстве обращались с заявлениями о взыскании убытков либо о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц за действия, выявленные в ходе налоговых проверок.

  1. Как и всегда, при вступлении в силу нового закона или новой редакции закона актуальным является действие норм этого акта во времени.

Ранее в практике арбитражных судов проблемы действия во времени ст. 10 Закона о банкротстве рассматривались Президиумом ВАС РФ. При вступлении в силу ст. 10 Закона о банкротстве в редакции Федерального закона от 28.04.2009 N 73-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Закон N 73-ФЗ) Президиум ВАС РФ разъяснил <3>, что положения Закона о банкротстве, касающиеся субсидиарной ответственности контролирующих лиц, применяются в новой редакции, если обстоятельства, являющиеся основанием для привлечения контролирующих лиц к такой ответственности (например, дача указаний должнику, одобрение или совершение сделки от имени должника), имели место после дня вступления в силу Закона N 73-ФЗ. Если же данные обстоятельства произошли до этого, то применению подлежали положения о субсидиарной ответственности по обязательствам должника Закона о банкротстве в редакции, действовавшей до вступления в силу Закона N 73-ФЗ, независимо от даты возбуждения производства по делу о банкротстве.

<3> См.: п. 2 информационного письма от 27.04.2010 N 137 "О некоторых вопросах, связанных с переходными положениями Федерального закона от 28.04.2009 N 73-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации".

Из существа этих разъяснений следовало, что действие новой редакции ст. 10 Закона о банкротстве зависело от времени возникновения обстоятельств, перечисленных в этой статье.

Иной подход к разрешению вопроса о действии во времени ст. 10 Закона о банкротстве применяется в случае внесения в нее изменений Законом N 222-ФЗ. Согласно п. 9 ст. 13 Закона N 222-ФЗ положения п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве в новой редакции применяются к поданным после 01.09.2016 заявлениям о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности.

  1. В юридической литературе высказывались критические замечания об объеме субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц и отмечалось, что субсидиарная ответственность определяется не размером реального вреда, а математическим подсчетом разницы между активами и пассивами <4>. Данная проблема становится наиболее актуальной при определении размера субсидиарной ответственности за правонарушения, выявленные в ходе налоговых проверок и подтвержденные решением о привлечении к ответственности за налоговые правонарушения. Примеры судебной практики арбитражных судов иллюстрируют несколько вариантов исчисления размера субсидиарной ответственности исходя из различных конкретных фактических обстоятельств дела.
<4> См.: Егоров А.В., Усачева К.А. Субсидиарная ответственность за доведение до банкротства - неудачный эквивалент западной доктрины снятия корпоративного покрова // Вестник гражданского права. 2014. N 1. С. 60.

Некоторые суды в делах о банкротстве с единственным кредитором исходят из того, что размер субсидиарной ответственности достаточно императивно закреплен в п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве и равен совокупному размеру требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, а также заявленных после закрытия реестра требований кредиторов и требований кредиторов по текущим платежам, оставшимся непогашенными по причине недостаточности имущества должника. Например, при рассмотрении заявления конкурсного управляющего о привлечении к субсидиарной ответственности бывших руководителей организации-должника по делу N А12-21914/2014, где единственным кредитором являлся уполномоченный орган, установлено, что по результатам выездной налоговой проверки ему доначислена недоимка по налогам на сумму 1,05 тыс. руб., начислены пени в размере 106,9 тыс. руб. и 213,5 тыс. руб. штрафа. Оставляя без изменения судебные акты судов первой и апелляционной инстанций, Арбитражный суд Поволжского округа в Постановлении от 11.02.2016 отметил, что "размер субсидиарной ответственности (убытков) обоснованно определен судом исходя из суммы требований единственного кредитора и непогашенных текущих расходов по делу о банкротстве".

В других случаях, когда в реестр требований кредиторов должника включены несколько кредиторов, размер субсидиарной ответственности определяется размером возложенных на должника обязательств по результатам налогового контроля. В Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 13.07.2016 по делу N А07-11965/2014 сделан вывод о правомерности привлечения к субсидиарной ответственности бывшего руководителя общества-должника и взыскании с него 18,09 млн руб., "что составляет размер возложенных на должника обязательств по результатам налогового контроля". Как следует из Постановления суда кассационной инстанции, по результатам выездной налоговой проверки обществу в связи с неправомерным применением налоговых вычетов доначислен неуплаченный НДС в сумме 13,33 млн руб., начислены пени в размере 2,27 млн руб. и 2,49 млн руб. штрафа (всего 18,09 млн руб.). По данному делу конкурсный управляющий общества в заявлении, поданном в суд, просил взыскать с бывшего руководителя в порядке субсидиарной ответственности 20,2 млн руб., составляющих непогашенные требования уполномоченного органа в размере 19,85 млн руб. и текущие требования по уплате судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражного управляющего в размере 348 тыс. руб. Требования заявителя удовлетворены судом частично в размере 18,09 млн руб., что было равно сумме доначисленных обществу налогов, пеней и штрафов. Указанная сумма взыскана с бывшего руководителя общества в пользу должника для ее дальнейшего распределения между всеми кредиторами.

Встречаются в практике арбитражных судов примеры, согласно которым размер субсидиарной ответственности уменьшается (с учетом положений абз. 11 п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве) до суммы реальной потери (ущерба) бюджета от неправомерных действий контролирующего лица, которая без учета пеней и штрафов по налогам составляет сумму доначисленных налогов. В частности, при рассмотрении обособленного спора о привлечении руководителя и единственного участника общества-банкрота к субсидиарной ответственности суды трех инстанций установили, что в связи с неправомерным применением обществом специального налогового режима в виде единого налога на вмененный доход этому обществу по результатам выездной налоговой проверки доначислены налоги, пени и штрафы в общей сумме 41,2 млн руб. Требования кредитора Федеральной налоговой службы включены в реестр требований кредиторов указанного общества-банкрота в размере 44,5 млн руб. Как следует из судебных актов по этому делу <5>, в данном случае конкурсный управляющий в заявлении о привлечении к субсидиарной ответственности просил взыскать с бывшего руководителя 44,5 млн руб. Судебные инстанции пришли к выводу о наличии оснований для привлечения бывшего руководителя к субсидиарной ответственности по обязательствам общества в порядке п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве, уменьшив при этом сумму ответственности до размера реального ущерба бюджету, который без учета пеней и штрафов составил 31,8 млн руб. доначисленных налогов. Аналогичный подход в определении размера субсидиарной ответственности бывшего руководителя применен в Постановлении суда кассационной инстанции от 23.07.2015 по делу N А73-3087/2013, согласно которому с руководителя в порядке субсидиарной ответственности по долгам общества-банкрота взысканы 58,7 млн руб., что составляет сумму доначисленных решением налогового органа НДС и налога на прибыль организации.

<5> См.: Постановление АС Дальневосточного округа от 01.04.2016 по делу N А59-1949/2014.

Наиболее обоснованным представляется порядок исчисления размера субсидиарной ответственности за совершенное контролирующим лицом налоговое правонарушение с учетом суммы доначисленных по результатам налоговой проверки налогов, сборов, пеней и штрафов, поскольку именно эта сумма требований уполномоченного органа включена в реестр требований кредиторов должника. Такой размер субсидиарной ответственности - исходя в том числе из совокупного размера требований кредиторов, включенных в реестр, - определен в абз. 10 п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве. При этом не исключена возможность его снижения при доказанности соответствующих обстоятельств (абз. 11 п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве).

  1. В новой редакции ст. 10 Закона о банкротстве конкретизирован субъект, который может быть привлечен к субсидиарной ответственности по обязательствам должника-банкрота.

Необходимо обратить внимание на то, что субъектом ответственности на основании абз. 5 п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве является именно единоличный исполнительный орган должника. Субсидиарная ответственность согласно абз. 4 этого же пункта в случае отсутствия документов бухгалтерского учета или отчетности может наступить для лиц, на которых возложена обязанность организации ведения бухгалтерского учета и хранения документов. Понятно, что в силу Федерального закона от 06.12.2011 N 402-ФЗ "О бухгалтерском учете" таким лицом является руководитель должника. В то же время субсидиарную ответственность за вред в результате совершения или одобрения сделок (абз. 3 п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве) несет контролирующее должника лицо, понятие которого дано в ст. 2 Закона о банкротстве. При этом практика арбитражных судов не исключает возможности "привлечения к субсидиарной ответственности лиц, неформально контролирующих должника", на что обращает внимание И.В. Разумов <6>. Судебная практика свидетельствует о том, что контролирующим должника лицом для целей привлечения к субсидиарной ответственности признаются и лица, которые формально не занимают должности руководителя или членов органов управления должника, однако обладают правом существенным образом определять его действия. Примером может служить ситуация, когда должник входит в группу компаний, представляющих собой объединение нескольких юридических лиц с соподчиненностью управляющей компании. При этом лицом, контролирующим должника, может быть признан субъект, создавший такую систему управления подконтрольными ему юридическими лицами, в том числе должником.

<6> См.: Разумов И.В. Необходимо найти разумный компромисс между прокредиторским и продолжниковым подходом в судебной процедуре банкротства // Судья. 2016. N 7. С. 4 - 9.
  1. Несколько слов необходимо сказать о порядке исполнения решения суда о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц. Впервые с 01.07.2013 в ст. 10 Закона о банкротстве установлен порядок исполнения определения о взыскании убытков и привлечении к субсидиарной ответственности. Ранее, до внесения изменений в п. 8 ст. 10 Закона о банкротстве, было прямо указано, что определение по результатам рассмотрения заявления о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности вступало в силу немедленно. Теперь, исходя из анализа п. 7 и абз. 2 п. 8 ст. 10 Закона о банкротстве в действующей редакции Закона N 134-ФЗ, принудительное исполнение определения о привлечении к ответственности контролирующих должника лиц осуществляется после вступления его в законную силу, т.е. по истечении срока на обжалование.

В ст. 10 Закона о банкротстве установлено императивное положение о том, что требование о привлечении к субсидиарной ответственности реализуется по правилам ст. 140 этого Закона, т.е. конкурсный управляющий уступает права требования должника. Навряд ли оправдан такой подход при взыскании небольшой суммы, которую ответчик признает и готов выплатить. В этом случае быстрее и разумнее, чтобы контролирующее лицо как можно скорее уплатило взысканную сумму, которая поступила бы в конкурсную массу, и с кредиторами произвели соответствующие расчеты. Быстрое, четкое поступление денежных средств в конкурсную массу будет отвечать цели наиболее полного удовлетворения денежных требований к должнику в конкурсном процессе. В связи с этим, возможно, необходимо установить в ст. 10 Закона о банкротстве конкретный размер субсидиарной ответственности, при котором применялся бы обычный порядок исполнения определения о привлечении к ней. При превышении же такого размера требование о привлечении к субсидиарной ответственности реализовывалось бы по правилам ст. 140 Закона о банкротстве.

В то же время в ситуации, когда контролирующее лицо - ответчик предпринимает меры по неисполнению решения суда о взыскании значительной суммы, положение о реализации требования о привлечении к субсидиарной ответственности по правилам ст. 140 Закона о банкротстве оказывается в полной мере оправданным. Тем самым законодатель создает ситуацию, когда "завершение конкурсного производства само по себе не влечет материальных последствий в виде освобождения руководителя от ответственности, поскольку в силу закона требование к нему подлежит продаже на торгах" <7>.

<7> Определение ВС РФ от 07.12.2015 N 307-ЭС15-5270.

В Определении от 07.12.2015 N 307-ЭС15-5270 ВС РФ указал на наличие механизма исполнения судебного акта в случае удовлетворения требования кредитора о привлечении к субсидиарной ответственности и после завершения конкурсного производства: "...исполнимость судебного акта о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя при ликвидации должника может быть достигнута посредством возобновления дела о банкротстве после пересмотра определения о завершении конкурсного производства по правилам главы 37 АПК РФ".

В последнее время практика применения положений ст. 10 Закона о банкротстве направлена на повышение эффективности привлечения к ответственности контролирующих должника лиц, ответственных за банкротство должника, что является одной из целей плана мероприятий "Совершенствование процедур несостоятельности (банкротства)" <8>. Реализация правоприменительными субъектами принципа неотвратимости наказания в полной мере будет способствовать достижению этой цели.

<8> Утвержден распоряжением Правительства РФ от 24.07.2014 N 1385-р.

Даже завершение конкурсного производства и ликвидация должника при определенных условиях не препятствуют арбитражному суду апелляционной инстанции рассмотреть спор по существу и вынести решение по жалобе кредитора на определение арбитражного суда первой инстанции, которым конкурсному кредитору отказано в удовлетворении его требований о привлечении к субсидиарной ответственности лица, контролирующего должника. Верховный Суд в Определении от 07.12.2015 N 307-ЭС15-5270 обратил внимание на то, что "после ликвидации должника истец и ответчик по обособленному спору о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя должника продолжают существовать". Ранее КС РФ в Постановлении от 12.10.2015 N 25-П пришел к выводу о недопустимости в связи с ликвидацией должника прекращать производство по ординарным жалобам (апелляционной и кассационной) на определения, вынесенные по вопросу о признании незаконными действий и бездействия арбитражных управляющих.

Возможность привлечения лиц, контролирующих должника, к субсидиарной ответственности по долгам банкрота является одной из гарантий прав кредиторов на наиболее полное удовлетворение своих требований к должнику.

КС РФ в Постановлении от 18.05.2015 N 10-П, сделав вывод о необоснованном исключении в административном порядке из Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ) юридического лица, в отношении которого судом введена процедура банкротства, обратил внимание на то, что "именно в рамках дела о банкротстве кредиторы получают возможность привлечь к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц".

В целях приведения положений законодательства в соответствие с вышеупомянутым Постановлением КС РФ и совершенствования мер по обеспечению интересов кредиторов при банкротстве юридического лица принят Федеральный закон от 28.12.2016 N 488-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Закон N 488-ФЗ), предусматривающий в том числе изменения в ст. 10 Закона о банкротстве и Федеральные законы от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей". Эти изменения направлены на то, чтобы не допустить исключение в административном порядке из ЕГРЮЛ организации, имеющей признаки недействующей, в отношении которой имеется принятое арбитражным судом заявление о признании должника банкротом, производство по которому не прекращено.

  1. Пункт 5 ст. 10 Закона о банкротстве допускает приостановление производства по делу о банкротстве до вынесения определения по заявлению о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. В силу прямого указания абз. 7 п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве в случае такого приостановления арбитражному управляющему не выплачивается фиксированная сумма вознаграждения за счет средств должника за период, в течение которого дело приостановлено. В связи с этим может показаться непоследовательным подход законодателя к вопросу о невыплате вознаграждения конкурсному управляющему в период рассмотрения судом заявления о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности по долгам банкрота. Необходимо обратить внимание на то, что в большинстве случаев не только участником процесса, но и заявителем по обособленным спорам о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности является именно конкурсный управляющий. Как заявитель он совершает активные процессуальные действия, обеспечивающие рассмотрение судом заявления о привлечении контролирующих должника лиц к ответственности, в том числе по сбору и представлению доказательств. Представляется, что бездействие конкурсного управляющего в результате неоплаты его работы не будет способствовать быстрому и всестороннему рассмотрению судом заявления о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности. Возможно, правило о невыплате вознаграждения арбитражному управляющему в случае приостановления производства по делу о банкротстве до вынесения определения по заявлению о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности не должно на практике применяться императивно при подаче заявления конкурсным управляющим и его активном участии в рассмотрении обособленного спора о привлечении к субсидиарной ответственности.
  2. Заслуживает внимания и установленный в ст. 10 Закона о банкротстве специальный срок для обращения в суд с заявлением о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности.

8.1. Необходимо отметить, что положения ст. 10 Закона о банкротстве в редакции Закона N 73-ФЗ не предусматривали специального срока для обращения в суд с заявлением о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. Арбитражные суды применяли общий срок исковой давности по искам о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц.

Статья 10 Закона о банкротстве в редакции Закона N 134-ФЗ установила годичный срок для обращения в ходе конкурсного производства с заявлениями о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности, который исчисляется с момента, когда заявитель узнал или должен был узнать о наличии соответствующего основания. При этом годичный срок исковой давности может быть восстановлен судом.

Пункт 5 ст. 10 Закона о банкротстве в редакции Закона N 488-ФЗ, который будет применяться к поданным после 01.07.2017 заявлениям о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности, установил трехлетний срок подачи соответствующих заявлений, который исчисляется со дня, когда заявитель узнал или должен был узнать о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности. Этот срок, как и ныне применяемый сокращенный, может быть восстановлен судом. Новеллой ст. 10 Закона о банкротстве стала возможность подачи заявления о привлечении к субсидиарной ответственности по основанию, предусмотренному п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве, и в течение трех лет со дня завершения конкурсного производства. При этом данный срок также может быть восстановлен судом в случае его пропуска.

Необходимо отметить, что увеличение срока на подачу иска о субсидиарной ответственности лиц, контролировавших должника-банкрота, с одного года до трех лет, а также предоставление возможности подавать такие иски в течение определенного времени после завершения процедуры банкротства будет способствовать обеспечению прав и гарантий кредиторов при банкротстве юридического лица.

8.2. В практике возникали проблемы, связанные с началом исчисления срока исковой давности по искам о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц.

В период действия ст. 10 Закона о банкротстве в редакции Закона N 73-ФЗ, не предусматривающей специального срока исковой давности по искам о привлечении к субсидиарной ответственности, арбитражная практика по вопросу о начале исчисления срока исковой давности по таким искам сформировалась под влиянием выводов ВАС РФ, сделанных в Постановлении от 07.06.2012 N 219/12. По мнению Суда, срок исковой давности "может исчисляться не ранее даты завершения реализации имущества предприятия и окончательного формирования конкурсной массы". Именно такой подход вполне согласуется с конструкцией субсидиарной ответственности. Если в арбитражной практике при решении вопросов, связанных с моментом начала течения срока исковой давности по заявлениям о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности, применять общие правовые подходы о субсидиарной ответственности, то контролирующее лицо будет нести ответственность только после основного должника, т.е. в случае недостаточности средств. Иными словами, контролирующее лицо не может быть привлечено к субсидиарной ответственности до того момента, пока не предприняты меры по взысканию задолженности с основного должника.

Арбитражные суды в судебных актах отмечают правовую природу субсидиарной ответственности, являющейся дополнительной по отношению к ответственности основного должника, и приходят к выводу о том, что для определения размера ответственности субсидиарных должников в любом случае необходимо установить, какая часть требований кредиторов может быть погашена за счет имущества основного должника <9>. При таком подходе срок исковой давности логично исчислять с момента, когда стало известно о недостаточности средств основного должника. В случаях банкротства этим моментом является завершение реализации имущества должника-банкрота.

<9> См., напр.: Постановления АС Московского округа от 11.08.2015 по делу N А40-77625/12, от 31.10.2016 по делу N А40-14884/2015; Первого арбитражного апелляционного суда от 04.12.2014 по делу N А43-16120/2013.

Если же при исчислении срока исковой давности привлечения к ответственности контролирующего лица применять правила о деликтной ответственности (глава 59 ГК РФ), то срок начинал бы течь с момента, когда заявителю стало известно о нарушении интересов кредиторов (например, еще в процедуре наблюдения можно установить несвоевременность подачи контролирующим лицом заявления о банкротстве или непредставление и утрату бухгалтерских документов). Учитывая длительность конкурсного процесса, зачастую этот срок может быть пропущен.

Иллюстрацией применения данного вывода на практике может служить ситуация, когда правомочный субъект, узнав о правонарушении контролирующего лица еще на стадии подачи заявления о банкротстве или в процедуре наблюдения, подает заявление о привлечении к субсидиарной ответственности в ходе конкурсного производства. В практике арбитражных судов высказана правовая позиция, согласно которой право на обращение с заявлением о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности в таких случаях возникает с момента признания должника банкротом. Если же перечисленным в ст. 10 Закона о банкротстве лицам стало известно о наличии соответствующих оснований для привлечения контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности до признания должника банкротом, то срок для обращения в суд начинает течь с момента введения процедуры конкурсного производства <10>.

<10> См.: Постановление АС Восточно-Сибирского округа от 29.09.2015 по делу N А78-9889/2013.

Заметим: если следовать выводу о том, что срок исковой давности начинает течь с момента завершения расчетов с кредиторами, то получается, будто иск уже подан, производство по нему приостановлено, а срок исковой давности еще не начал течь, поскольку заявителю достоверно неизвестно о недостаточности денежных средств, составляющих конкурсную массу должника, и о размере сумм, подлежащих взысканию в порядке субсидиарной ответственности. Данный подход к определению начала течения срока исковой давности свидетельствует об особенной правовой природе субсидиарной ответственности, являющейся дополнительной по отношению к ответственности основного должника.

Правовая позиция об исчислении срока исковой давности по искам о субсидиарной ответственности с момента окончания расчетов с кредиторами применима к отношениям, регулируемым ст. 10 Закона о банкротстве в редакции Закона N 73-ФЗ, который не предусматривал специального срока для обращения в суд. В настоящее время в силу абз. 4 п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве срок исковой давности для подачи заявления о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц исчисляется с момента, "когда лицо узнало или должно было узнать о наличии соответствующих оснований для привлечения к субсидиарной ответственности".

References

Egorov A.V., Usacheva K.A. Subsidiary Liability for Causing Bankruptcy - a Poor Equivalent of Western Doctrine of Piercing the Corporate Veil [Subsidiarnaya otvetstvennost' za dovedenie do bankrotstva - neudachnyi ekvivalent zapadnoi doktriny snyatiya korporativnogo pokrova]. Civil Law Review [Vestnik grazhdanskogo prava]. 2014. No. 1. P. 6 - 61.

Razumov I.V. "We Need to Find a Reasonable Compromise between Pro-Creditor and Pro-Debtor Approach in Judicial Bankruptcy Procedure" ["Neobkhodimo naiti razumnyi kompromiss mezhdu prokreditorskim i prodolzhnikovym podkhodom v sudebnoi protsedure bankrotstva"]. Judge [Sud'ya]. 2016. No. 7. P. 4 - 9.

Sviridenko O.M. Concept of Insolvency (Bankruptcy) in Russia [Kontseptsiya nesostoyatelnosti (bankrotstva) v Rossii]. Moscow, Yustitsinform, 2009. 224 p.