Мудрый Юрист

Заведомо ложные показание, заключение эксперта или неправильный перевод

В. Сверчков, кандидат юридических наук.

Заведомо ложные показание свидетеля и потерпевшего, заключение эксперта или неправильный перевод (ст. 307 УК РФ) по своей сути - один из способов незаконного привлечения лица к ответственности или освобождения его от таковой. Они представляют собой умышленные общественно опасные действия, посягающие на интересы правосудия и личности.

Статья 307 УК состоит из двух частей и примечания. В первой части раскрыт основной состав преступления и охарактеризованы преступные деяния небольшой тяжести. Во второй части отражен квалифицированный состав и описаны преступления средней тяжести. Примечание к статье содержит специальное основание освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.

Общественная опасность данных преступлений заключается в воспрепятствовании полному, объективному и всестороннему расследованию по делу, справедливому его разрешению судом и, тем самым, в посягательстве на основы правосудия. Наряду с этим страдают права и законные интересы истца, ответчика, подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, потерпевшего, других лиц, вовлеченных в судопроизводство.

Посягательства на упомянутые охраняемые уголовным законом интересы могут быть выражены: а) в даче заведомо ложных показаний свидетелем или потерпевшим, б) в даче заведомо ложного заключения экспертом, в) в заведомо неправильном переводе текста переводчиком.

Свидетелем может стать любое физическое лицо, которому известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению по делу, и которое вызвано для дачи показаний. Потерпевшим следует считать лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред и которое признано таковым постановлением дознавателя, следователя, прокурора или суда (ст. ст. 56, 42 УПК РФ).

Показания свидетеля или потерпевшего - это данные о любых обстоятельствах, подлежащих установлению по делу, отобранные в ходе допроса дознавателем, следователем, прокурором или судом (ст. ст. 78, 79 УПК). Дача показаний, в контексте ст. 307 УК, означает изложение в устной, письменной или конклюдентной форме информации о любых обстоятельствах, имеющих существенное значение для разбирательства по делу, завершающееся подписанием соответствующего протокола.

Если представленные фактические данные заведомо не соответствуют действительности, не отражают реально произошедшие события (дающий показания скрывает или замалчивает наиболее существенные для разрешения дела эпизоды), то такие показания свидетеля или потерпевшего надлежит признавать заведомо ложными. Полный отказ этих лиц от дачи показаний, если речь идет об уголовном производстве, влечет уголовную ответственность в соответствии со ст. 308 УК. Вместе с тем свидетели и потерпевшие, а также подозреваемые и обвиняемые вправе вовсе не давать показания, если таковые могут быть направлены против их самих, их супругов или близких родственников (ч. 1 ст. 51 Конституции РФ, примечание к ст. 308 УК РФ).

Порой допрашиваемый в качестве свидетеля по существу является подозреваемым (обвиняемым) в совершении преступления. Это очевидно, если речь идет, например, о лице, уличенном в получении взятки, и факт ее получения достаточно полно задокументирован, в том числе с помощью специальных технических средств.

В данном случае у правоприменителя зачастую возникает соблазн воздержаться от процессуального оформления уличенного в преступлении лица в качестве подозреваемого (обвиняемого), используя все возможности для расширения и укрепления доказательственной базы.

Таким образом, правоприменитель получает возможность сбора максимального количества данных, подтверждающих вину в преступлении, с наименьшим противодействием этому. Иными словами - "страхуется" от возможных "несостыковок" по уголовному делу, освобождает себя от гнетущей обязанности обеспечения подозреваемого (обвиняемого) участием в деле защитника, а по сути лишает человека права на защиту.

Экспертом признается физическое лицо, обладающее специальными познаниями в какой-либо из областей знаний, назначаемое дознавателем, следователем, прокурором или судом для производства экспертизы и дачи заключения. Заключение эксперта представляет собой описание исследований и сделанные в результате их выводы по вопросам, поставленным перед ним правоприменителем. Дача экспертом заключения означает изложение в письменной форме ответов на поставленные вопросы, завершающееся его подписанием (ст. ст. 57, 80 УПК).

Выводы эксперта, заведомо не соответствующие действительности, - подтверждающие несуществующие факты, искаженно истолковывающие или скрывающие реальные события, - свидетельствуют о том, что представленное заключение заведомо ложное.

Переводчиком признается лицо, свободно владеющее языком, знание которого необходимо для перевода, и назначенное в качестве такового дознавателем, следователем, прокурором или судом (ст. 59 УПК). Перевод осуществляется в устной или письменной форме. Он может соответствовать (в полной мере) или не соответствовать существу переводимого текста (неправильный перевод) с одного языка на другой. За неправильный перевод ответственность наступает лишь в том случае, если умысел на его осуществление возник до или в процессе перевода. Иными словами, если переводчик произвел заведомо неполный или неточный перевод текста, искажающий действительное содержание переданной устно, письменно или конклюдентно информации, имеющей существенное значение для разрешения дела.

Некомпетентность переводчика, приведшая к ошибкам в переводе, не свидетельствует о заведомости неправильного перевода и исключает применение ст. 307 УК.

Перечисленные субъекты состава преступления для привлечения их к уголовной ответственности должны достичь к моменту совершения преступления 16-летнего возраста.

Внешний аспект преступного проявления выражается в осуществлении свидетелем, потерпевшим, экспертом или переводчиком какого-либо из указанных действий в суде или при производстве предварительного расследования.

Судебное разбирательство по общему правилу может осуществляться федеральными, конституционными (уставными) судами и мировыми судьями в пределах их компетенции по конституционным, гражданским, административным и уголовным делам (ст. ст. 1, 4, 11 ФКЗ от 31 декабря 1996 г. "О судебной системе Российской Федерации").

Вместе с тем трудно представить возможность оценки показаний, заключения или перевода в качестве заведомо ложных в конституционных и уставных судах РФ, поскольку таковые не рассматривают дела в порядке общей юрисдикции, а решают вопросы компетентного правотворчества: разбирают дела о соответствии Конституции РФ (конституции или уставу субъекта РФ) нормативно - правовых актов, дают им правовую оценку.

Предварительное расследование проводится дознавателями, а также следователями прокуратуры, органов федеральной службы безопасности, внутренних дел, налоговой полиции (ст. ст. 40, 151 УПК).

Под производством предварительного расследования подразумевается предшествующий судебному разбирательству процесс сбора и проверки относимых, допустимых, достоверных и достаточных фактических данных по рассматриваемому делу. Иными словами, сбор и проверка данных об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по делу.

Для квалификации деяния как преступления важно, чтобы заведомо ложные показания, заключение или неправильный перевод были произведены в промежутке времени от возбуждения производства по делу до момента удаления суда в совещательную комнату для принятия решения по делу.

По законодательной конструкции рассматриваемый состав преступления можно отнести к "формальным", поскольку оконченным он считается в момент дачи не соответствующей действительности информации: во время предварительного расследования - при подписании протокола допроса свидетелем или потерпевшим, заключения - экспертом (предъявлении этого заключения), текста перевода - переводчиком. В суде - при публичной устной даче показаний, передаче в судебном заседании к рассмотрению подписанных документов (показаний, заключения, текста перевода).

Если уголовное дело по ст. 307 УК возбуждается до подписания протокола допроса, заключения или перевода - в стадии предварительного расследования; до начала судебного заседания - в ходе подготовки дела к слушанию, то следует вести речь лишь о покушении на совершение преступления (ч. 3 ст. 30 УК).

Заведомо ложные показание свидетеля, потерпевшего, заключение эксперта, заведомо неправильный перевод переводчика чаще всего сопряжены с угрозами, уговорами, подкупом перечисленных лиц. Наиболее опасные выражения такого воздействия наблюдаются по делам о преступлениях, совершенных группами лиц по предварительному сговору, организованными преступными группами.

Оказание воздействия на свидетелей, потерпевших, экспертов, переводчиков лицами, подкупающими, угрожающими или иным образом принуждающими их к заведомо ложным показаниям, заключению, переводу, должны квалифицироваться по соответствующей части ст. 309 УК.

Психическое отношение к совершению преступления, предусмотренного ст. 307 УК, характеризуется виной в форме прямого умысла. На это указывает закрепленный в диспозиции статьи признак заведомости. Свидетель или потерпевший сознает, что дает показания, заведомо не соответствующие действительности, и желает поступить именно так. Эксперт сознает, что вынесенное им заключение, а переводчик - что произведенный им перевод содержат не соответствующие действительности сведения или не содержат необходимых для правильного разрешения дела сведений, и желают произвести соответственно данные заключение или перевод.

Ответственность за совершение рассматриваемого деяния отягощается, если оно сопряжено с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Привлечение к уголовной ответственности в связи с обвинением в совершении какого-либо из указанных видов преступлений выражается в предъявлении обвинения. Однако это вовсе не означает того, что если обвинение не предъявлено, то нет оконченного состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 307 УК, и можно вести речь лишь о покушении на совершение этого преступления. Главное, чтобы представленные свидетелем, потерпевшим, экспертом или переводчиком заведомо не соответствующие действительности или соответствующие ей не в должной мере сведения способствовали привлечению лица в качестве обвиняемого, предъявлению ему обвинения в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. Причем такого преступления, которое обвиняемый не совершал или совершил, но в меньшем объеме (без квалифицирующих признаков, на этапах неоконченного преступления и т.д.).

В примечании к анализируемой статье УК предусматривается возможность освобождения от уголовной ответственности, если указанные лица добровольно в ходе дознания, предварительного следствия или судебного разбирательства до вынесения приговора или иного решения суда заявят о ложности представленных сведений, т.е. выразят деятельное раскаяние.