Мудрый Юрист

Особенности квалификации многосубъектных преступлений

Р. Галиакбаров, доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ (г. Краснодар).

УК РФ содержит значительное количество квалифицированных составов по признаку их совершения по предварительному сговору группой лиц или организованной группой. Законодательные органы, реагируя на рост групповых посягательств, в большинстве случаев точно отразили в законе типично встречающиеся их виды. Вместе с тем данный процесс характеризовался определенными издержками. Обращает на себя внимание случайность включения квалифицированного группового признака в ряд составов преступлений. Так, п. "а" ч. 2 ст. 171 УК предусматривает ответственность за незаконную предпринимательскую деятельность. При этом не учтено, что ныне любая предпринимательская деятельность, реализованная организацией, если она незаконна, будет квалифицироваться только по ч. 2 ст. 171 УК. Места для квалификации по признакам простого состава нет. Этот же недостаток характерен для состава незаконной банковской деятельности (ст. 172 УК). Трудно представить ситуацию, когда в банке не были бы распределены роли между несколькими менеджерами, управленцами, акционерами и др. На практике невозможно реализовать и ч. 1 ст. 178 УК, поскольку любые монополистические действия и ограничение конкуренции возможны лишь при кооперации на рынке нескольких субъектов. Малооправдано включение группового квалифицирующего признака в ст. 204 УК РФ. Даже теоретически трудно смоделировать ситуацию, когда коммерческий подкуп был бы совершен группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.

Определенные сложности возникают в процессе квалификации преступлений, совершенных несколькими лицами, когда исполнителем признается специальный субъект, а фактический "соисполнитель" такими показателями не обладает. Одновременно в составе отсутствует и групповой квалифицирующий признак. Например, ст. 106 УК предусматривает уголовную ответственность за убийство матерью новорожденного ребенка. В последние годы в связи с серьезным ухудшением материального благосостояния значительной части населения количество этих преступлений возросло. Причем стали встречаться факты, когда в умерщвлении новорожденного ребенка, наряду с матерью, участвуют другие лица (сожители, подруги, родственники). Квалификация убийства матерью новорожденного ребенка с участием другого лица имеет особенности. Состав привилегированный, более мягкая санкция за совершение преступления, в сравнении с убийством, квалифицируемым по ст. 105 УК РФ, предусмотрена с учетом эмоционального состояния женщины во время родов и сразу после них. Казалось бы, для соучастника, который признаками специального субъекта не обладает, квалификация должна реализовываться по правилам пособничества совершению преступления. Однако такое решение было бы ошибочным. Субъект выступает "соисполнителем" убийства, но он не является субъектом состава, предусмотренного ст. 106 УК. По этой причине с учетом правил конкуренции общего и специального состава его действия надлежит квалифицировать по ст. 105 УК (соответственно по ее частям и пунктам). Действия матери подлежат квалификации по ст. 106 УК.

Иначе квалифицируется содеянное, если лицо не являлось "соисполнителем" такого убийства новорожденного ребенка, а содействовало советами, указаниями либо реализовывало иные пособнические функции. Все содеянное им квалифицируется по ст. 33 и ст. 106 УК.

Если мать новорожденного ребенка не достигла 14 лет, а ее "соисполнитель" находится в возрасте уголовной ответственности, для надлежащего субъекта ответственность наступает по ч. 1 ст. 105 УК. Мать новорожденного ребенка ответственности не несет. На мой взгляд, с учетом распространенности таких преступлений целесообразно ст. 106 УК дополнить квалифицированным составом, предусматривающим более серьезную ответственность за содействие убийству матерью новорожденного ребенка во время родов или сразу же после них. Причем объективные признаки такого квалифицированного состава должны охватывать фактическое "соисполнительство" посягательства, а санкция быть соразмерной с наказанием, предусмотренным УК за неквалифицированное убийство.

В практике разрешения уголовных дел возникают разночтения в квалификации преступлений с несколькими обязательными субъектами, когда признаки соисполнительства в простом составе законом не предусмотрены и одновременно эта же статья Особенной части УК содержит квалифицированный вид посягательства - совершение преступления по предварительному сговору группой лиц или организованной группой. При решении этих вопросов необходимо учитывать, что процесс исполнения деяния, охватываемого признаками объективной стороны состава преступления, несколькими лицами реализуется в жестких рамках. Пределы, в которых общественно опасные поступки участников оцениваются как непосредственное совершение преступления, зависят от содержания признаков конкретного состава. Ими являются границы преступного посягательства, непосредственно очерченные законом, формулирующим признаки конкретного состава преступления. Соответственно началом, с которого возможно фактическое исполнение преступления, служит момент реализации действий, связанных с фактическим началом посягательства на охраняемый объект, концом - момент юридического окончания посягательства. Закон же может быть сконструирован так, что при наличии нескольких субъектов, участвующих в преступлении, правила соучастия оказываются вообще невостребованными. Например, ч. 1 ст. 152 УК предусматривает ответственность за куплю - продажу несовершеннолетнего либо совершение иных сделок в отношении несовершеннолетнего в форме его передачи и завладения им. Субъектами посягательства могут быть не только родители подростка, но и все другие родственники, приемные родители, посредники, если они действуют в интересах какой-либо из сторон. Свои намерения они всегда реализуют по предварительному соглашению. Естественно, возникает вопрос, а есть ли здесь признаки п. "в" ч. 2 ст. 152 УК, который предусматривает совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой? На мой взгляд, конструкция ст. 152 УК, как правило, исключает возможность квалификации посягательства по групповому признаку. Стороны купли - продажи несовершеннолетнего либо совершения иных сделок в отношении несовершеннолетнего группу лиц, оцениваемую по правилам соучастия, не образуют. Объясняется это тем, что сделку невозможно реализовать при наличии одного субъекта. В сделке всегда присутствуют стороны, каждая из которых выполняет по частям поступки, охватываемые объективными признаками одного и того же состава преступления. Один субъект продает несовершеннолетнего, другой его покупает. Бездействие одной из сторон свидетельствует об отсутствии посягательства. Квалификация по п. "в" ч. 2 ст. 152 УК возможна лишь в ситуации, когда на каждой из сторон сделки имеются два или более продавца, два или более покупателя, продавец и посредник, покупатель и посредник, действующие между собой по предварительному сговору либо в составе организованной группы.

В ч. 1 ст. 152 УК признаки соучастия возможны лишь в тех случаях, когда наряду с перечисленными выше субъектами в посягательстве участвуют подстрекатели и пособники, причем по правилам соучастия со ссылкой на ст. 33 УК квалифицируются только их действия.

Подобные особенности квалификации многосубъектных преступлений без признаков соучастия необходимо учитывать в процессе квалификации и других преступлений. В их числе можно упомянуть ч. 1 ст. 204, ч. 1 ст. 227, ч. 1 ст. 282, ч. 1 ст. 290 УК.