Мудрый Юрист

Институт изменения способа и порядка исполнения судебных актов: правомерность и целесообразность применения

Н.В. Кожевникова, аспирант ХГАЭиП.

В любом государстве исполнительное производство играет важную роль, поскольку только реальное восстановление нарушенного права завершает процесс его защиты. В рамках проводимой в России правовой реформы в 1997 году вступили в силу ФЗ "Об исполнительном производстве" (далее - Закон) и "О судебных приставах". Эти Законы по-новому решают вопросы организации и порядка исполнения актов юрисдикционных органов, но при этом сохранены многие их традиционные алгоритмы. Организационное отнесение исполнительного производства к ведению органов исполнительной власти не снимает с судов целого ряда полномочий - от выдачи исполнительного документа до прекращения, порой, исполнительных действий. Так, только суд вправе решать возникающий в ходе исполнительного производства комплекс существенных вопросов, например о выдаче исполнительного документа либо возможности выдачи нескольких исполнительных документов по одному судебному акту, о восстановлении пропущенного срока предъявления исполнительного документа к взысканию, о разъяснении судебного акта, о повороте исполнения решения, отложении, приостановлении, прекращении исполнительных действий, а также иных вопросов, предусмотренных Законом.

В научной литературе публикуются различные мнения специалистов, которые признают, что отнесение этих вопросов к компетенции суда является весьма спорным и необоснованным, тем более если учесть современные тенденции в теории гражданского процесса при определении места исполнительного производства, а также новый статус судебного пристава-исполнителя. Более целесообразной представляется им передача этих полномочий на рассмотрение судебных приставов-исполнителей.

В данной работе автор не ставит перед собой задачу анализа имеющихся точек зрения, предполагающих расширение полномочий в исполнительном производстве, с одной стороны, суда, а с другой - судебного пристава-исполнителя. Наряду с вновь возникшими продолжают существовать и обостряются проблемы, берущие свое начало задолго до принятия Закона.

Статьями 207 ГПК РСФСР и 205 АПК РФ (1995 г.) суду и арбитражному суду предоставляется право при особых обстоятельствах изменить способ и порядок исполнения судебного акта по заявлению взыскателя, должника или судебного пристава-исполнителя. Это полномочие судов предусмотрено статьей 18 Закона: при наличии обстоятельств, препятствующих совершению исполнительных действий, судебный пристав-исполнитель по собственной инициативе или заявлению сторон, а также сами стороны исполнительного производства вправе обратиться в суд с заявлением об изменении способа и порядка исполнения судебного акта.

В прежних условиях, когда исполнение актов суда относилось к полномочиям судебного исполнителя, возможно, и не возникало особых проблем с обращением к суду за соответствующим изменением в порядке и способе их исполнения. Но в настоящее время имеют место медлительность в работе судов, практически повсеместно нарушение сроков рассмотрения споров в судах, огромная загруженность и, как следствие, недостаточная эффективность их работы. Эти причины требуют глубокого анализа целесообразности процессуальной формы рассмотрения судами того или иного вопроса, связанного с исполнительным производством, в открытом судебном заседании с обязательным извещением сторон. Среди всех прочих, особо следует обратить внимание на институт изменения способа и порядка исполнения судебных актов и проанализировать, насколько обосновано установление законодателем обязанности реализации соответствующего правомочия сторон или судебного пристава-исполнителя только судом.

Потребность в изменении способа и порядка исполнения возникает, когда по различным причинам акты судов не исполняются должником. Разрешение такой ситуации законодатель с плеч судебного пристава-исполнителя опять взваливает на плечи суда, который ранее уже постановил свой вердикт по спору между субъектами. Насколько целесообразен такой подход к разрешению данной ситуации? Может быть, в своем решении суд уже предусмотрел возможность иного поворота в ходе исполнения его решения? И в этом случае законодателю нужно предоставить судебному приставу-исполнителю возможность самостоятельно разрешить подобные ситуации. Вправе ли суд без соответствующего волеизъявления стороны произвести замену ранее предусмотренного способа и порядка исполнения решения другим? Не происходит ли при этом подмена изменения способа и порядка исполнения вынесением нового решения суда? На эти и иные вопросы, возникающие при реализации изменения способа и порядка исполнения судебных актов, постараемся дать ответ, анализируя правоприменительную практику.

При кажущейся простоте данного института в связи с недостаточным его регулированием возникают судебные ошибки, которые создают для сторон спора немало трудностей при исполнении судебного акта. К недостаткам, способствующим совершению таких ошибок, можно отнести отсутствие в законодательстве четких оснований применения (отказа в применении) данного института, а также разъяснений содержания таких понятий, как "способ" и "порядок" исполнения решения суда. Следствием этого является возможность суда выйти за рамки ранее постановленного решения, изменить правовое положение сторон и подменить как фактические, так и юридические последствия. А в итоге вместо изменения порядка и способа исполнения суд может допустить постановление нового решения по тому же спору между субъектами при наличии уже вступившего в законную силу решения или подменить им иные действия суда.

Изменение способа и порядка исполнения возможно по требованиям равно как имущественного (истребование от должника определенной вещи ввиду ее отсутствия заменяется взысканием ее стоимости), так и неимущественного характера (при невозможности публикации определенной информации в печатном органе по причине его ликвидации суд может указать другой печатный орган) <*>. Анализ правоприменительной практики позволяет определить следующие ситуации, при которых возникает необходимость реализации рассматриваемого института. К ним относится невозможность исполнения решения суда по исполнительным искам (искам о присуждении), которыми должник понуждается к возврату взыскателю определенного имущества или совершению определенных действий. Законодательством особо регулируются ситуации, в которых такие действия могут быть исполнены только самим должником, а при определенных условиях и взыскателем, но за счет должника. Так как существуют специфические подходы к защите имущественных прав субъектов, то отдельно подлежит рассмотрению исполнение решений, которыми должник понуждается возвратить взыскателю как конкретную денежную сумму, так и определенное имущество в натуре. Итак, предстоит проанализировать правомерность и целесообразность применения института изменения способа и порядка исполнения судебных актов в четырех вышеуказанных ситуациях.

<*> Белоусов Л.В., Мартынова В.В. Судебный пристав: статус и организация деятельности. Научно-практическое пособие. Юрайт, 2000. С. 79.

Статьями 131 АПК РФ и 201 ГПК РСФСР предусмотрена возможность постановления судом решения, обязывающего должника совершить определенные действия, не связанные с передачей имущества или взысканием денежных сумм. Причем никто иной за должника эти действия совершить не может. Согласно ч. 2 ст. 201 ГПК РСФСР и ч. 3 ст. 131 АПК РФ суд указывает (а ГПК РСФСР устанавливает) в резолютивной части решения срок, в течение которого оно должно быть исполнено. При нарушении должником этого срока у взыскателя возникает право на обращение в суд или к приставу-исполнителю с заявлением об изменении способа и порядка исполнения решения суда. Считаю, что невозможно назвать правомерным удовлетворение судом таких заявлений. Думается, что любая замена способа и порядка исполнения вступившего в законную силу решения суда в рамках исполнительного производства этим же судом приведет к изменению предмета иска, результаты рассмотрения которого в указанные сроки не исполняются должником. Следствием этого является самостоятельное изменение судом рамок исковых требований, т.е. постановление по одному и тому же спору между субъектами уже второго решения. Это является нарушением свойств обязательности и неопровержимости судебного решения. В ст. 195 ГПК РСФСР предусмотрено право суда общей юрисдикции выйти за пределы заявленных истцом требований, если он признает это необходимым для защиты прав и охраняемых законом интересов истца, а также в других случаях, предусмотренных законом. Но такое правомочие имеет суд только в рамках судебного разбирательства. А так как уже исполняется вступившее в законную силу решение суда и спор по существу между сторонами разрешен, то изменить рамки прежних исковых требований суд не вправе. Необходимо обратить внимание на то, что АПК РФ не содержит аналогичных норм о возможности арбитражного суда выйти за пределы исковых требований. В итоге складывается такая ситуация: должник добровольно в указанный срок решение суда не исполнил; судебный пристав-исполнитель вправе только констатировать это неисполнение в своем акте; никто иной, кроме должника, эти действия совершать не должен; понудить должника совершить иные, не предусмотренные в решении суда действия невозможно, т.к. это нарушит пределы первоначальных исковых требований истца и субъективные пределы законной силы решения суда. Если по истечении указанного срока должник добровольно не совершит действия, предусмотренные в решении суда, то взыскателю останется уповать только на действенность штрафов, которые применяются к должнику в соответствии со ст. 85 Закона. Следовательно, некорректно говорить о возможности и правомерности применения замены способа и порядка исполнения в случае, когда не исполняется решение суда, обязывающее должника совершить определенные действия, не связанные с передачей имущества или взысканием денежных средств. Для разрешения этой проблемной ситуации взыскателю необходимо обратиться в суд с новым исковым заявлением о взыскании с должника вреда (убытков), причиненных неисполнением решения суда. При этом вступившее в законную силу решение суда в новом гражданском деле будет иметь преюдициальное значение. Проиллюстрируем данный вывод примером судебной практики.

17.06.2000 в подразделение судебных приставов N 4 Индустриального района г. Хабаровска поступил исполнительный лист о выселении К.Д. с сыном из квартиры 1 дома 5 по пр. Картографическому г. Хабаровска, в которой ранее проживал С. В результате проведенных исполнительных действий было установлено, что квартиры 1 дома 5 по пр. Картографическому не существует. В 1998 году, во время нахождения С. в местах лишения свободы, К.Д. произвела перепланировку своей квартиры 3, соединив ее с квартирой 1, в которой ранее проживал С. В связи с этим исполнить решение суда было невозможно. Далее события развивались следующим образом. 04.09.2000 в подразделение судебных приставов поступили два исполнительных листа, которыми суд обязал уже К.Д. и ее сына К.С. произвести перепланировку квартир 1 и 3, расположенных в доме 5 пр. Картографического, и о вселении С. в квартиру 1. В ходе исполнительных действий стало известно, что в Управлении архитектуры и градостроительства администрации г. Хабаровска произведено согласование на перепланировку данных квартир. В дальнейшем в Хабаровском краевом учреждении юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним был зарегистрирован договор на "передачу комнаты в коммунальной квартире в собственность граждан" между администрацией г. Хабаровска и С. Из этого договора следует, что С. является собственником 44/100 долей трехкомнатной квартиры 1 дома 5, пр. Картографический. 19.12.2000 было выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности 44/100 долей вышеуказанной квартиры. Судебный пристав-исполнитель посчитал, что из этого следует согласие С. с проведенной ранее перепланировкой квартир 1 и 3. И так как он стал собственником 44/100 перепланированной квартиры 1, то это свидетельствует об отказе С. от первоначальных требований. При проведении последующих исполнительных действий было установлено, что решение суда о вселении С. исполнить невозможно в связи с отсутствием взыскателя в г. Хабаровске. Учитывая, что К.Д. высказала намерение о приобретении С. отдельной квартиры, судебный пристав-исполнитель рекомендовал ей в соответствии со ст. 18 Закона обратиться в суд с заявлением об изменении порядка и способа исполнения решения суда <*>.

<*> Дело N 7/4-01 отдела по надзору за исполнением закона в социальной сфере прокуратуры Хабаровского края.

Данный пример представляет собой кладезь нарушений закона и, в частности, норм о замене способа и порядка исполнения решения суда. В результате исполнения решения суда по одному спору должнику пришлось участвовать в нескольких исполнительных производствах, причем не совсем обоснованно. Такой ситуации могло бы и не случиться, если бы суд отказал в удовлетворении заявления, в котором взыскатель просил изменить способ и порядок исполнения. С. следовало бы обратиться в суд с новым исковым заявлением о взыскании с К.Д. стоимости аналогичной квартиры или о понуждении ее приобрести иную аналогичную квартиру.

Постановление судом определения, обязывающего К.Д. и К.С. произвести перепланировку квартиры, нельзя отнести к категории определений, изменяющих способ и порядок исполнения решения. По своей сути оно является новым решением по прежнему спору между К.Д. и С. В этом случае суд вышел за пределы своих полномочий и в рамках исполнительного производства не только изменил вступившее в законную силу решение, но и субъектный состав дела по первоначальному иску, обязывая К.С. произвести перепланировку квартиры.

К изменению способа и порядка пытаются прибегать при невозможности исполнения или отказе от исполнения решения, обязывающего должника совершить определенные действия, не связанные с передачей имущества или взысканием денежных сумм, в том случае, когда они могут быть исполнены взыскателем или иным лицом за счет должника. В соответствии с ч. 1 ст. 131 АПК РФ арбитражный суд в резолютивной части решения указывает, когда или в течение какого периода времени должник обязан совершить эти действия. Это требование к содержанию решения суда является императивным, т.е. обязательным. Нелогично, по моему мнению, отсутствие в ст. 201 ГПК РСФСР соответствующего правила. Считаю это серьезным недостатком правового регулирования содержания резолютивной части решений судов общей юрисдикции. В проекте ГПК РФ необходимо установить норму, предусматривающую обязанность (а не право) суда при постановлении решения, понуждающего должника совершить определенные действия, не связанные с передачей имущества или взысканием денежных сумм, в его резолютивной части указать, когда и в течение какого периода времени эти действия должны быть им совершены.

Ч. 2 ст. 131 АПК РФ содержит правило, согласно которому арбитражный суд при необходимости может указать в решении, что если должник не исполнит его в установленный срок, то взыскатель вправе совершить соответствующие действия за счет должника и с взысканием с него необходимых расходов. Аналогичный порядок предусмотрен ч. 1 ст. 201 ГПК РСФСР. "Если в решении суда такого указания не было, то право совершить действия за счет ответчика предоставляется взыскателю по заявлению, поданному в порядке ст. 205 АПК РФ" <*>. Такое мнение считаю ошибочным, так как он влечет нарушение свойства неопровержимости вступившего в законную силу решения суда. А по смыслу приведенного комментария ст. 205 АПК РФ следует, что при определенных обстоятельствах сам суд вправе изменить свой вердикт, содержащийся во вступившем в законную силу решении.

<*> Комментарий к АПК РФ. М., 1999. С. 446.

Считаю необходимым обратить внимание на то, что право суда указывать в решении возможность взыскателя самому совершить определенные действия при неисполнении их должником в указанный срок возникает только в том случае, если соответствующие требования были заявлены истцом в иске или в процессе рассмотрения гражданского дела. Соглашаюсь с Н.Д. Налобиным, который утверждает, что в данной ситуации изменить соответственно способ и порядок исполнения решения, если такого указания в исковых требованиях и в решении не было, суд не может, не изменив сущность решения <*>. Совершая такие изменения в способе и порядке исполнения, суд неизбежно выходит за пределы первоначальных исковых требований, а следовательно, постанавливает новое решение по заявленному иску.

<*> Налобин Н.Д. Изменение способа и порядка исполнения судебных решений в гражданском и арбитражном процессе // Юридический мир. 2001. N 6. С. 65.

Считаю ошибочными и мнения авторов, утверждающих, что срок исполнения должником решения, обязывающего его совершить определенные действия, не связанные с передачей имущества или взысканием денежных средств, "может быть определен арбитражным судом или судебным исполнителем (ст. 406 ГПК РСФСР). Если решение суда в этот срок не исполнено, судебный исполнитель составляет акт, после чего взыскатель вправе в порядке ст. 205 АПК РФ просить суд вынести определение, разрешающее ему произвести исполнение за счет должника" <*>. Во-первых, необходимо обратить внимание на применение в комментарии устаревшей терминологии (вместо судебных исполнителей исполнительные документы исполняют судебные приставы-исполнители). Во-вторых, обязанность суда по рассматриваемой категории дел в резолютивной части решения указать срок их совершения должником предусмотрена ч. 3 ст. 131 АПК РФ и ч. 2 ст. 201 ГПК РСФСР. Но АПК РФ и ГПК РСФСР не предусматривают такие полномочия для судебного пристава-исполнителя. Природа и назначение рассматриваемых сроков различны. При возбуждении исполнительного производства в соответствии со ст. 9 Закона судебный пристав-исполнитель должен установить срок для добровольного исполнения должником требований, содержащихся в исполнительном документе. Этот срок не может превышать пяти дней со дня возбуждения исполнительного производства. В связи с тем что Закон не предусматривает возможности продления срока на добровольное исполнение должником своих обязанностей, на практике может возникнуть сложная ситуация. Смысл ее заключается в несоответствии срока, установленного судом для совершения должником определенных действий, и срока, установленного судебным приставом-исполнителем для добровольного исполнения им содержащихся в исполнительном документе требований. Особо негативной для должника является ситуация, в которой окончание срока, установленного судом, происходит после окончания срока, установленного приставом-исполнителем. Например, в решении суда для проведения капитального ремонта здания должнику установлен трехмесячный срок. После вступления решения суда в законную силу взыскатель вправе предъявить исполнительный лист в службу судебных приставов для принудительного исполнения. Судебный пристав-исполнитель, возбудив исполнительное производство, предупредит должника о том, что если капитальный ремонт не завершится в течение пяти дней (а это максимальный срок, который может установить судебный пристав-исполнитель для добровольного исполнения в соответствии со ст. 9 Закона), то с него будут взысканы исполнительский сбор и расходы по совершению исполнительных действий (далее - исполнительные издержки). А так как никто не вправе продлить должнику срок на добровольное исполнение, то он будет вынужден и продолжать проведение ремонта, и оплачивать исполнительные издержки. Таким образом, должник попадает в зону действия противоречия между требованиями судебного решения и Законом. Данная коллизия норм ГПК РСФСР, АПК РФ и Закона ограничивает время для совершения должником определенных действий в соответствии с решением суда временными рамками, установленными судебным приставом-исполнителем. Думается, что в таких ситуациях должен существовать приоритет сроков, установленных судом. Вероятно, судебный срок должен расширить рамки срока, предусмотренного для добровольного исполнения должником решения суда. Если должник добровольно приступил к исполнению решения суда и проводит его в соответствии с предусмотренными графиками, то в таком случае незаконным будет взыскание с него исполнительных издержек, хотя такие требования со стороны судебного пристава-исполнителя соответствуют требованиям Закона. Итак, анализ данного примера показывает необходимость введения в Закон института продления срока для добровольного исполнения судебных актов. Продлить этот срок вправе судебный пристав-исполнитель, в случае если суд постановил решение, которым должник понуждается к выполнению определенных действий, не связанных с передачей имущества или взысканием денежных сумм, независимо от того, кем указанные действия могут быть совершены (только должником или взыскателем). Предлагаю дополнить ст. 201 ГПК РСФСР и ст. 131 АПК РФ соответствующими частями следующего содержания: установленный судом срок, в течение которого должник должен совершить определенные действия, не связанные с передачей имущества или взысканием денежных сумм, является основанием продления срока, предусмотренного п. 3 ст. 9 Закона. Соответственно, п. 3 ст. 9 Закона следует дополнить правилом о возможности продления судебным приставом-исполнителем срока для добровольного исполнения судебного решения, которым должник понуждается совершить определенные действия, не связанные с передачей имущества или взысканием денежных сумм, если срок, установленный в судебном решении, превышает срок, предусмотренный данной статьей. Продленный срок для добровольного исполнения не должен превышать срока, установленного судом для совершения должником определенных действий.

<*> Комментарий к АПК РФ. М., 1999. С. 446.

Для подтверждения выводов о необходимости введения в Закон института продления срока добровольного исполнения считаю уместным обратиться к истории возникновения и функционирования судебных приставов в дореволюционной России (1864 - 1917 гг.). Анализируя характер полномочий пристава, В.В. Захаров обращает внимание на то, что "степень их самостоятельности не была одинаковой при осуществлении различных способов взыскания, но судебный пристав самостоятельно решал вопросы о принятии исполнительного документа,.. назначал сроки для добровольного исполнения" <*>.

<*> Захаров В.В. Институт судебных приставов в дореволюционной России (1864 - 1917): Автореф. Москва, 2000. С. 19.

Рассмотрим ситуацию изменения способа и порядка исполнения решения о присуждении имущества в натуре. При исполнении решения о передаче определенных предметов взыскателя интересует индивидуально-определенная вещь, а не ее стоимость. Судебный пристав-исполнитель производит изъятие этой вещи у должника в присутствии понятых и передает ее взыскателю. При невозможности передачи имущества в натуре (если оно уничтожено) судебный пристав-исполнитель составляет об этом акт и направляет его судье по месту исполнения для решения вопроса о способе и порядке дальнейшего исполнения <1> . В этом случае суд может обязать должника передать взыскателю аналогичные, доброкачественные вещи или возместить стоимость присужденных вещей <2>. Заслуживает внимания мнение Н.Д. Налобина, который предлагает оспорить вышеизложенное суждение и выяснить, действительно ли так необходимо обращаться в суд за повторной констатацией им решения по делу. Ведь п. 2 ст. 128 АПК РФ и ст. 200 ГПК РФ обязывают суд при присуждении имущества в натуре указывать в резолютивной части решения и его стоимость. Эта норма является императивной, хотя встречаются утверждения о ее диспозитивности. Так, в комментарии к ГПК РСФСР под редакцией Треушникова М.К. утверждается, что "если суд не выполнил требования ст. 200 и не указал в резолютивной части решения суммы, то в случае невозможности обнаружения места нахождения имущества можно поставить вопрос об изменении способа и порядка исполнения или вынести дополнительное решение" <3>. Трудно согласиться с такими выводами, поскольку нарушение судом требований к содержанию решения влечет его отмену или изменение вышестоящим судом. Согласно ст. 192 ГПК РСФСР и п. 1 ст. 124 АПК РФ судебное решение должно быть вынесено в строгом соответствии с подлежащими применению по делу нормами материального права и точным соблюдением норм права процессуального. Использование законодателем в содержании нормативных актов терминов, которые не позволяют однозначно толковать их как право либо обязанность суда ("суд устанавливает"), считаю недопустимым, так как это создает неопределенность правового регулирования. В результате этого у суда возникает возможность всегда сослаться на то, что выполнение того или иного правила является для него мерой возможного, а не должного поведения, но при определенных обстоятельствах он не счел необходимым поступить иначе. Полагаю, что все содержащиеся в ГПК РСФСР и АПК РФ требования к содержанию решения суда являются императивными и должны рассматриваться только как его обязанность. Поскольку на суд возлагается обязанность указать в решении не только само имущество, подлежащее передаче взыскателю, но и денежное выражение его стоимости, если, конечно, самим передаваемым имуществом не являются деньги, мы можем определить, в каком размере и на какую денежную сумму должно производиться взыскание, даже если имущества (вещи), указанного в решении, не будет в натуре либо взыскатель откажется от его получения. Логичным является вывод Н.Д. Налобина о том, "что для взыскания вместо имущества его стоимости достаточно лишь акта судебного пристава о невозможности взыскания вещи в натуре. Прибегать к использованию ст. 205 АПК РФ или ст. 207 ГПК РСФСР просто не имеет смысла, поскольку воля суда о взыскании денежной суммы вместо имущества уже выражена в его факультативном решении" <4>. Следовательно, обращение в суд как судебного пристава-исполнителя, так и сторон исполнительного производства с заявлением об изменении способа и порядка исполнения теряет всякий смысл, поскольку уже изначально такая возможность была предусмотрена в решении. Правоприменительная практика содержит немало примеров нарушений требований ст. 200 ГПК РСФСР и п. 2 ст. 128 АПК РФ о необходимости указания в резолютивной части решения стоимости присужденного имущества. В рамках исполнительного производства это приводит к неоправданным затратам времени и средств со стороны взыскателя, а иногда и к невозможности получения им не только имущества, но и его стоимости. Особенно часто такие вопросы возникают при исполнении решений суда по предоставлению гражданам квартир или иных жилых помещений.

<1> Мусин В.А., Чечина Н.А., Чечот Д.М. Гражданский процесс. Учебник. М.: Проспект, 1998. С. 386.
<2> Викут М.А., Исаенко О.В. Исполнительное производство. Учебник-практикум. М.: Юрист, 2001. С. 176.
<3> Треушников М.К. Научно-практический комментарий к ГПК РСФСР. М., 1999. С. 286.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР (под ред. М.К. Треушникова) включен в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Спарк", юр. бюро "Городец", 1997 (изд. второе, исправленное и дополненное).

<4> Налобин Н.Д. Изменение способа и порядка исполнения судебных решений в гражданском и арбитражном процессе. Юридический мир. 2001. N 6. С. 63.

Ж. обратилась в суд с заявлением об изменении способа исполнения Сарапульского городского суда от 7 мая 1994 г., на основании которого АО "Сарапульский электрогенераторный завод" обязано предоставить ей двухкомнатную квартиру. Определением Сарапульского городского суда Удмуртской Республики заявление Ж. удовлетворено, способ исполнения решения суда изменен - с ответчика в пользу заявительницы взыскана стоимость двухкомнатной благоустроенной квартиры в г. Сарапуле на день исполнения решения суда. Президиум Верховного суда Удмуртской Республики определение суда отменил и вынес постановление об отказе в удовлетворении заявления Ж., ссылаясь на то, что взыскание денежных средств вместо предоставления жилого помещения является новым предметом иска, который мог быть заявлен лишь до разрешения дела по существу. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 16 ноября 1998 г. постановление Президиума Верховного Суда Удмуртской Республики отменила в части отказа в удовлетворении заявления Ж. по следующим основаниям. Согласно ст. 207 ГПК РСФСР суд, постановивший решение по делу, вправе по заявлению лиц, участвующих в деле, исходя из имущественного положения сторон или других обстоятельств изменить способ и порядок исполнения. Как установлено по делу, решение суда о предоставлении Ж. жилого помещения не исполнено, в результате не обеспечена предусмотренная ст. 46 Конституции РФ судебная защита ее жилищных прав. Поэтому суд вправе был изменить способ исполнения решения, взыскав с ответчика денежные средства на приобретение квартиры для Ж. Вместе с тем отмена определения суда является правильной, т.к. в деле не имеется данных о невозможности предоставления жилья Ж. Кроме того, в определении суда не указана конкретная сумма стоимости двухкомнатной квартиры, подлежащей взысканию в пользу заявительницы <*>.

<*> Бюллетень ВС РФ. N 6. 1999. С. 8.

Анализ судебной практики по делам о предоставлении гражданам жилого помещения (квартиры) дает возможность сделать вывод о повсеместном нарушении судами требований ст. 200 ГПК РСФСР. Ни в одном из рассмотренных автором решений суда, которыми определенные субъекты обязывались предоставить гражданам жилые помещения, в резолютивной части не указана стоимость этого имущества. Как правило, такие решения не исполняются по причине отсутствия финансовых возможностей у должника. Это вынуждает взыскателей повторно обращаться в суд с заявлением об изменении способа и порядка исполнения. Даже при удовлетворении судом таких заявлений взыскателю приходится пройти долгий путь обжалования (опротестования) по всем возможным инстанциям. А ведь основной причиной невозможности исполнения таких решений является элементарная халатность судьи, который не определил правильно предмет доказывания по данному делу и не указал в своем вердикте стоимость присужденного имущества.

В соответствии с ч. 2 ст. 50 ГПК РСФСР суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой из сторон они подлежат доказыванию, ставит их на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались. Законодатель в определении предмета доказывания по делу полностью полагается на квалифицированность суда. Суд, исключенный из основных субъектов собирания доказательств, должен руководить процессом доказывания. В противном случае, если отдать решение вопросов о предмете и бремени доказывания на "откуп" сторонам, это приведет к затягиванию процессов, дискриминации тех лиц, которые не в состоянии воспользоваться услугами представителей <*>. АПК РФ не содержит норм, аналогичных ч. 2 ст. 50 ГПК РСФСР. Однако это не означает, что арбитражные суды отдают решение вопросов о предмете и бремени доказывания по делу на "откуп" сторонам. В ст. 56 АПК РФ законодатель требует от арбитражного суда принимать только те из представляемых доказательств, которые имеют значение для дела. Следовательно, арбитражный суд обязан установить объем предмета доказывания по делу, тем не менее полагаю необходимым дополнить АПК РФ нормами, которые определение предмета доказывания и распределение бремени доказывания по делу относили бы к обязанности арбитражного суда (по аналогии с судами общей юрисдикции).

<*> Решетникова И.В., Ярков В.В. Гражданское право и гражданский процесс в современной России. Екатеринбург - Москва: Норма, 1999. С. 169.

Соглашаясь с мнением Л.А. Грось, утверждающей, что "предмет доказывания по гражданскому делу определяется на основе гипотезы нормы материального права, регулирующей спорные правоотношения" <*>, считаю целесообразным его дополнить для рассматриваемой категории гражданских дел. По моему мнению, дополнительно к этому суд должен в судебном заседании обязательно исследовать доказательства по определению конкретной суммы стоимости квартиры (иного имущества), подлежащей взысканию в пользу взыскателя. Если в резолютивной части суд постановит обязанность должника предоставить взыскателю квартиру или иное жилое помещение с указанием его стоимости (возможно, с учетом как первичного, так и вторичного рынка жилья), то такое решение относится к факультативным. Таким образом, суд предусматривает возможность при отсутствии присужденного имущества в натуре взыскать его стоимость. Следовательно, у судебного пристава-исполнителя должно быть полномочие самостоятельно взыскать с должника стоимость имущества, если оно не может быть предоставлено в натуре взыскателю.

<*> Грось Л.А. Научно-практическое исследование влияния норм материального права на разрешение процессуально-правовых проблем в гражданском и арбитражном процессе: Учебное пособие. Хабаровск, 1999. С. 165.

Проанализируем изменение способа и порядка исполнения решения, которым должник присуждается возвратить взыскателю определенную денежную сумму. В соответствии с п. 1 ст. 128 АПК РФ и ст. 199 ГПК РСФСР при удовлетворении иска о взыскании денежных средств в резолютивной части решения суд указывает общий размер подлежащих взысканию сумм (в ст. 199 ГПК РСФСР это относится к организациям и требуется указать счет в банке). Порядок обращения взыскания на денежные средства определен Законом. Если у должника отсутствуют денежные средства, достаточные для удовлетворения требований взыскателя, то взыскание обращается на иное принадлежащее должнику имущество, за исключением того имущества, на которое в соответствии с Законом не может быть обращено взыскание. В такой ситуации возникает вопрос о праве судебного пристава-исполнителя без соответствующего определения суда обратить взыскание на имущество должника. Происходит ли в такой ситуации изменение способа и порядка исполнения решения суда?

В комментарии ст. 205 АПК РФ утверждается, что "в тех случаях, когда из-за отсутствия денежных средств приходится прибегать к обращению взыскания на имущество должника, несомненно, происходит изменение способа исполнения решения. Но в этом случае не требуется подавать заявление и просить суд вынести определение об изменении способа исполнения, а достаточно лишь получить на исполнительном листе отметку банка об отсутствии на счете должника средств, достаточных для погашения взыскания" <*>. На практике обычны случаи, когда взыскатели обращаются в суд с просьбой изменить способ исполнения и разрешить обратить взыскание на имущество должника. По мнению Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ под председательством М.К. Юкова по делу N 305/96 от 02.04.96, "обращение взыскания на имущество должника при отсутствии у него денежных средств не является изменением способа исполнения решения, поскольку этот порядок урегулирован специальными нормами процессуального законодательства" <**>. С данным мнением можно согласиться, если дополнить, что этот порядок предусмотрен и специализированным Законом. Статьей 58 Закона особо выделяется возможность обращения взыскания на иное (по сравнению с деньгами) имущество, но с обязательным сохранением пределов стоимостного размера денежных сумм. Следовательно, обращение взыскания на имущество должника при недостаточности у него денежных средств не является изменением способа и порядка исполнения. При этом нет необходимости судебному приставу-исполнителю или сторонам исполнительного производства обращаться в суд за разрешением обращения взыскания на имущество должника. Такие полномочия находятся в рамках компетенции судебного пристава-исполнителя. Полагаю, что при поступлении таких заявлений от судебного пристава-исполнителя или сторон суду надлежит отказывать в принятии заявления в соответствии с подп. 3 ч. 1 ст. 129 ГПК РСФСР или подп. 2 п. 1 ст. 107 АПК РФ, так как имеется вступившее в законную силу, вынесенное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда.

<*> Яковлев В.Ф., Юков М.К., Похмелкин В.В. Комментарий к АПК РФ. М.: Контракт, 1995. С. 427.
<**> Вестник ВАС РФ. 1996. N 1. С. 37.

Правоприменительная практика содержит примеры, в которых при отсутствии возможности исполнения решения, обязывающего должника совершить определенные действия, взыскатель или судебный пристав-исполнитель обращаются в суд за разрешением взыскания стоимости имущества вместо совершения определенных действий. Так, при неисполнении решения Арбитражного суда Хабаровского края, которым ИЧП "Феникс" обязалось допоставить ТОО "Спортивный клуб "Арена" 797,54 кубических метров леса-пиловочника, Определением суда от 18.08.97 был изменен способ исполнения. Вместо допоставки леса-пиловочника ИЧП "Феникс" обязывалось уплатить стоимость недопоставленного товара исходя из цены, установленной сторонами в договоре. Постановлением Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 02.12.97 Определение оставлено без изменения. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ удовлетворил протест Председателя ВАС РФ и отменил Определение суда первой инстанции о замене способа исполнения и Постановление кассационной инстанции. Основанием отмены послужило нарушение правила, предусмотренного ст. 205 АПК РФ, в соответствии с которым следовало исходить из цены товара, действующей на момент предъявления требования о замене способа исполнения, а не из цен, установленных сторонами в договоре. Вместе с тем при рассмотрении ходатайства не исследован вопрос о возможности изменения в данном случае способа исполнения судебного акта: вместо совершения определенных действий взыскать стоимость имущества <*>. Присуждение к исполнению в натуре как способ защиты гражданских прав заключается в понуждении должника выполнить действия, которые он должен совершить в силу связывающего стороны обязательства (договора). Судом не учтено, что в этом случае в отличие от присуждения имущества в натуре (отобрания вещи), предусмотренного ст. 398 ГК РФ, отсутствует возможность определить соответствующий денежный эквивалент, поскольку предъявлено требование совершить действия, а не передать вещь. Кроме того, при рассмотрении заявления суду следовало проверить, не повлечет ли за собой изменение способа исполнения решения суда фактического взыскания задолженности и убытков, требования о возмещении которых истец не предъявлял, и следовательно, изменения существа принятого решения <**>. Поэтому Президиум ВАС РФ Определение Арбитражного суда Хабаровского края от 18.08.97 по делу N 798/17 и Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 03.12.97 по тому же делу отменил и направил дело в Арбитражный суд Хабаровского края на новое рассмотрение.

<*> Вестник ВАС РФ. 1999. N 6.
<**> Ярков В.В. Настольная книга судебного пристава-исполнителя. М.: БЕК, 2000. С. 224 - 225.

Анализируя этот пример судебной практики, считаю необходимым предложить иной вариант разрешения аналогичных ситуаций. Первоначально, по моему мнению, необходимо разобраться, к какой категории относится решение суда, которым должник обязывается допоставить определенный объем леса-пиловочника. Президиум ВАС РФ относит его к решению, которым должник понуждается совершить определенные действия. И тогда из этого логично следует, что замена взыскателем требования допоставки леса-пиловочника на взыскание его стоимости, без сомнения, выходит за рамки первоначальных исковых требований, т.е. ведет к изменению существа принятого решения. Делая такой вывод, считаю, что Президиум не учел того, что суд, принимая решение, которым обязывает должника совершить определенные действия, должен разграничивать их на две группы. Действия, которые связаны с передачей взыскателю определенного имущества или взысканием денежных средств, и действия, которые не связаны с передачей взыскателю определенного имущества или взысканием денежных средств. Такая классификация действий, к совершению которых понуждается должник решением суда, имеет большое практическое значение, т.к. от того, к какой категории относится данное действие, зависит правовое регулирование последствий их неисполнения. Считаю, что понуждение должника допоставить лес-пиловочник следовало бы отнести к действиям, связанным с передачей взыскателю определенного имущества. Требования к резолютивной части таких решений предусмотрены в п. 2 ст. 128 АПК РФ и ст. 200 ГПК РСФСР. Обязательным для суда в таких решениях является указание стоимости имущества, подлежащего передаче взыскателю. Если при исполнении решения суда возникнут объективные причины, последствием которых будет невозможность его исполнения, то судебный пристав-исполнитель, составив соответствующий акт, вправе взыскать с должника денежную сумму, указанную в решении суда.

Если исполнительные действия будут проводиться судебным приставом-исполнителем по всем правилам, предусмотренным Законом, то у сторон не возникнет споров по размерам взыскиваемых сумм. При затягивании процесса исполнения возможно, что взыскатель будет выдвигать требования об увеличении взыскиваемой суммы по причине роста цен, инфляции и т.д. При этом взыскатель вправе обратиться в суд с новым иском о взыскании причиненных ему убытков, но это никак не повлияет на процесс исполнения решения, разрешившего первоначальный спор по существу.

Рассмотрим еще один пример. По решению арбитражного суда от 25 октября 1993 года фабрика чулочных и медицинских изделий обязана возвратить в натуре малому предприятию давальческое сырье. В связи с неисполнением решения истец 1 августа 1995 года просил суд изменить способ исполнения и вместо возврата сырья взыскать его стоимость исходя из цен, сложившихся на день подачи заявления об изменении способа исполнения. Определением арбитражного суда требования истца удовлетворены частично исходя из цен, действовавших на день предъявления иска. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, рассмотрев дело в порядке надзора, определение отменил, дело направил на новое рассмотрение, указав следующее. Арбитражный суд по первой инстанции обоснованно удовлетворил требование взыскателя, основанное на нормах процессуального права (ст. 205 АПК РФ 1995 г.). Однако при определении стоимости сырья судом сделан ошибочный вывод о необходимости применения цен, существовавших на момент подачи искового заявления. Применительно к спорной ситуации истец вправе требовать взыскания денежного эквивалента стоимости сырья, исходя из цен, действующих на момент изменения способа исполнения (рассмотрения заявления взыскателя). Между тем доказательства, представленные истцом в обоснование цены сырья на август 1995 года, судом не исследовались, никакой оценки им не дано <*>.

<*> Вестник ВАС РФ. 1997. N 6. С. 106.

Рассмотренный пример подтверждает наличие сложившегося ошибочного порядка разрешения судами этой и аналогичных ситуаций. Считаю, что Президиум ВАС РФ в своем постановлении должен был отметить неисполнение судом первой инстанции требований п. 2 ст. 128 АПК РФ и, отменив данное решение, направить дело на новое рассмотрение в соответствии с п. 1 ст. 187 АПК РФ.

Правоприменительная практика показывает, что при рассмотрении заявлений об изменении способа и порядка исполнения суд требует представить доказательства невозможности исполнения решения при повторном возбуждении исполнительного производства.

А. обратилась в суд с заявлением об изменении способа исполнения решения суда г. Совгавань от 28 декабря 1999 года, на основании которого администрация г. Совгавань обязана предоставить ей на состав семьи два человека благоустроенное жилое помещение размером не менее ранее занимаемого в черте данного населенного пункта. В судебном заседании А. пояснила, что постановлением судебного пристава-исполнителя от 26 мая 2000 года ей возвращен исполнительный лист в связи с невозможностью исполнения решения суда. Это подтверждается актом от 26 мая 2000 года. Несмотря на то что 31 мая 2000 года исполнительный лист вновь направлен в службу судебных приставов для принудительного исполнения и находится в производстве ССП N 14 во время рассмотрения заявления судом, заявительница А. просит изменить способ исполнения решения суда от 28 декабря 1999 года и взыскать стоимость двухкомнатной квартиры администрации г. Совгавань в размере 149340 рублей согласно справке БТИ. Определением от 28 июня 2000 года суд г. Совгавань отказал А. в удовлетворении заявления об изменении способа исполнения решения суда от 28 декабря 1999 года, указав следующее. На день рассмотрения заявления А. об изменении способа исполнения решения суда исполнительный лист находился в производстве ССП N 14, и постановление об окончании исполнительного производства ввиду невозможности исполнения повторно не выносилось. Поэтому при таких обстоятельствах до окончания исполнительного производства оснований для удовлетворения заявления А. об изменении способа исполнения решения суда от 28 декабря 1999 года не имеется. Определением судебной коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда кассационная жалоба А. оставлена без удовлетворения, а решение Советско-Гаванского городского суда Хабаровского края оставлено без изменения по следующим основаниям. Материалами дела установлено, что суд в соответствии со ст. ст. 40, 41 ЖК РФ обязал ответчика предоставить истице жилое помещение, отвечающее установленным санитарным, техническим требованиям, в пределах нормы жилой площади, в черте указанного населенного пункта. Требования истицы о предоставлении субсидии на приобретение квартиры вместо предоставления жилого помещения не основаны на законе. При неисполнении решения истица вправе поставить вопрос об изменение способа исполнения на взыскание стоимости квартиры <*>.

<*> Архив Советско-Гаванского городского суда Хабаровского края. Дело N 33-302.

Коллегией Хабаровского краевого суда не указано, что по своей сути решение суда от 28 декабря 1999 года является незаконным, а следовательно, подлежит отмене по следующим основаниям. Решение не содержит указаний на конкретные характеристики жилого помещения, которое должно быть предоставлено А. Указание судом на то, что оно должно быть "размером не менее ранее занимаемого", не дает возможности судебному приставу-исполнителю надлежаще исполнить это решение. А так как в соответствии с пп. 5 п. 1 ст. 8 Закона в исполнительном листе необходимо указать только резолютивную часть судебного решения, то подобные акты обречены на невозможность исполнения с момента вступления их в законную силу. В соответствии со ст. 200 ГПК РСФСР суд при присуждении имущества в натуре должен был указать в резолютивной части решения также и стоимость имущества, которое должно быть взыскано с ответчика (должника), если при исполнении решения присужденного имущества не окажется в натуре. Данное требование также не исполнено судом при постановлении рассматриваемого решения. Со стороны коллегии по гражданским делам Хабаровского краевого суда постановление такого определения является не чем иным, как примером применения двойных стандартов к судебному акту. Только этим можно объяснить постановление определения, которым коллегия указывает гражданке А. на ее юридическую безграмотность и "незаконные требования" и не обращает внимания на явное нарушение закона судом.

Рассматриваемая и аналогичные ей ситуации имеют место потому, что законодатель не урегулировал основания отказа удовлетворения заявлений об изменении способа и порядка исполнения решений. Суд г. Совгавань считает, а судебная коллегия по гражданским делам Хабаровского краевого суда поддерживает ее в том, что к таким основаниям можно отнести и отсутствие постановления судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства ввиду отсутствия повторного акта о невозможности исполнения судебного решения при вторичном возбуждении исполнительного производства. Абсурд такого вывода очевиден, но от такого расширительного толкования судом норм права страдает взыскатель в исполнительном производстве.

В вышеприведенных примерах в связи с нарушением судом требований к содержанию резолютивной части решения (не указана стоимость присужденного имущества) стороны исполнительного производства безрезультатно прошли все судебные инстанции для разрешения возникших в процессе исполнения вопросов. Считаю, что в подобных ситуациях при отсутствии нарушений требований к содержанию резолютивной части решения суда судебный пристав-исполнитель мог самостоятельно разрешить возникшую проблему. Установив объективную невозможность исполнения решения суда, он, составив соответствующий акт, обратил взыскание на денежные средства, сумма которых указана в исполнительном листе. Такой подход к исполнению исполнительных документов ускорит удовлетворение требований взыскателя и разгрузит суды, обеспечив возможность судебному приставу-исполнителю своевременно выполнить свои обязанности.

Судебная практика подтверждает, что этот институт искушает суд на подмену им иных процессуальных действий. Наиболее часто это происходит с заменой сторон в исполнительном производстве.

Пример 1. Акционерное общество открытого типа "Трест - Волжский" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Волгоградской области с иском о взыскании с учреждения ЯР-154/12, г. Волжский (далее - учреждение), 46672480 рублей задолженности за продовольственные товары, пеней и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением от 29.04.96 с учреждения в пользу общества взыскано 23562054 рубля долга и процентов и выдан исполнительный лист от 29.05.96.

Волгоградский коммерческий агропромышленный банк письмом от 02.07.96 возвратил истцу исполнительный лист, инкассовое поручение от 17.06.96 на сумму 24604536 рублей без исполнения в связи с отсутствием денежных средств на расчетном счете должника.

Истец 25.07.97 обратился с заявлением об изменении порядка и способа исполнения решения путем обращения взыскания 14696936 рублей на специальные счета внебюджетных фондов Управления исполнения наказаний УВД Волгоградской области (остальная сумма задолженности была выплачена ответчиком в добровольном порядке).

Определением от 16.10.97 суд привлек указанное управление к участию в деле, а Определением от 28.11.97, вынесенным в порядке, предусмотренном статьей 205 АПК РФ, произвел замену должника (учреждения ЯР-154/12) на управление и выдал исполнительный лист.

В протесте предлагается Определение от 28.11.97 отменить.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с частью 1 статьи 205 АПК РФ арбитражный суд вправе изменить способ и порядок исполнения судебного акта, то есть заменить один вид исполнения другим.

Определением от 28.11.97 суд произвел замену одного должника другим, что возможно только в порядке процессуального правопреемства (ст. 40 названного Кодекса). Основания для такой замены отсутствовали.

Таким образом, Определение от 28.11.97 подлежит отмене как принятое с нарушением норм процессуального права. В удовлетворении заявления об изменении порядка и способа исполнения судебного акта следует отказать <*>.

<*> Постановление ВАС РФ N 10044/00 от 22.05.01 // Вестник ВАС РФ. 2001. N 10. С. 55.

Пример 2. 22 февраля 2001 года суд Центрального района г. Хабаровска постановил решение по иску Т. к ЖПЭТ-2 Центрального района г. Хабаровска о признании недействительным расторжения договора жилищного найма, понуждении к заключению договора жилищного найма и взыскании морального вреда. Решением суд обязал ЖПЭТ-2 заключить с Т. договор жилищного найма на жилую площадь, пригодную для проживания и соответствующую санитарным нормам. Определением суда Центрального района от 28 апреля 2001 года изменен способ исполнения судебного решения от 22 февраля 2001 года, которым суд обязал МУП "Служба заказчика по ЖКУ-2" Центрального района г. Хабаровска заключить с Т. договор найма жилого помещения <*>.

<*> Архив Центрального районного суда г. Хабаровска. Дело N 2-94/01, 2-1175/01.

Судебная практика показывает, что встречается подмена изменения способа и порядка исполнения решения предъявлением и удовлетворением новых материальных требований. Примером является следующее. Конкурсный управляющий коммерческим банком "Национальный кредит" обратился в Арбитражный суд города Москвы с заявлением об изменении способа исполнения решения Арбитражного суда города Москвы от 03.04.98 по иску КБ "Национальный кредит" к Сберегательному банку Российской Федерации о признании недействительной сделки купли-продажи ценных бумаг и истребовании 348495 акций Сбербанка России.

Определением от 21.05.99 с ответчика взыскано 34850196 рублей 99 копеек. В остальной части иска отказано. При этом суд сослался на невозможность взыскания с должника суммы, определенной КБ "Национальный кредит", поскольку она не совпадает с суммой, указанной в решении, вступившем в законную силу.

Федеральный арбитражный суд Московского округа Постановлением от 11.08.99 Определение от 21.05.99 отменил, направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию Арбитражного суда города Москвы. Постановление мотивировано тем, что взысканию подлежала не стоимость акций по установленной договором цене, а их реальная стоимость, исчисленная на момент вынесения определения согласно статье 205 АПК РФ.

При новом рассмотрении дела Определением от 24.09.99 суд вновь взыскал со Сбербанка России 34850196 рублей 99 копеек, указав на невозможность взыскания большей суммы, чем определено в решении, поскольку это было бы изменением решения на стадии его исполнения, что не предусмотрено АПК РФ. Кроме того, истец фактически предъявил должнику новые исковые требования.

В протесте предлагается Определение от 24.09.99 отменить, дело направить на новое рассмотрение в первую инстанцию Арбитражного суда города Москвы.

Президиум считает, что все судебные акты, принятые по заявлению об изменении способа исполнения решения, подлежат отмене, дело - направлению в Арбитражный суд г. Москвы для рассмотрения по существу по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, решением Арбитражного суда города Москвы от 03.04.98 по настоящему делу была признана недействительной сделка купли-продажи ценных бумаг, заключенная 22.12.95 между КБ "Национальный кредит" и Сбербанком России.

Последний был обязан передать КБ "Национальный кредит" 348495 обыкновенных именных акций Сбербанка России на сумму 34850196 рублей 99 копеек. Стоимость акций указана на дату заключения договора (22.12.95).

Поскольку данное решение не исполнялось ответчиком, а исполнительное производство было прекращено в связи с невозможностью взыскания, конкурсный управляющий КБ "Национальный кредит" на основании статьи 205 АПК РФ обратился в Арбитражный суд города Москвы с заявлением об изменении способа исполнения решения: просил суд взыскать 419587980 рублей стоимости акций по ценам ММВБ на дату принятия решения (03.04.98).

Фактически истец предъявил требование о взыскании вместо акций, подлежащих возврату по недействительной сделке, их рыночной стоимости, то есть о применении пункта 2 статьи 167 ГК РФ.

В соответствии с названной правовой нормой при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре - возместить его стоимость в деньгах.

Таким образом, в пункте 2 статьи 167 ГК РФ заложено два материальных последствия недействительности сделки. Для того чтобы применить то или иное последствие, необходимо наличие определенных юридических фактов, которые влекут за собой изменение или прекращение материально-правовых правоотношений.

В связи с отсутствием акций у Сбербанка России их возврат в натуре оказался невозможным (невозможность - это юридический факт). Однако это не означает, что истец не может получить стоимость акций. То есть речь идет об ином материальном последствии, которое по закону можно применить, но только при наличии определенных фактических обстоятельств.

Это требование суд должен рассмотреть, дать оценку фактическим обстоятельствам и вынести новое решение, то есть исходить из существа заявленного требования, а не изменять материально-правовые последствия недействительности сделки при помощи норм процессуального права.

При таких обстоятельствах все судебные акты, принятые по заявлению об изменении способа исполнения решения, подлежат отмене, дело - направлению в Арбитражный суд г. Москвы для рассмотрения по существу <*>.

<*> Постановление N 4879/98 от 29.02.2000 // Вестник ВАС РФ. 2000. N 5. С. 40.

Под изменением способа и порядка исполнения суды допускают изменение (уменьшение или увеличение) размера взыскиваемой с должника суммы. Так, изменив порядок исполнения решения о взыскании денежных средств в валюте США, арбитражный суд взыскал с ответчика деньги в рублях Российской Федерации в сумме, эквивалентной присужденной по решению, исходя из курса доллара США к рублю на момент предъявления иска. Не согласившись с постановлением суда первой инстанции, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указал следующее. Решение о взыскании 188260 долларов США принято 18 декабря 1992 г., однако длительное время не исполнялось. Взыскивая 24 марта 1994 г. с ответчика данную сумму в рублях по курсу Центрального банка России на день подачи первоначального искового заявления, арбитражный суд первой инстанции ввиду резкого роста курса доллара США к рублю фактически уменьшил размер изыскиваемой суммы, что недопустимо при изменении способа и порядка исполнения решения. В соответствии со ст. 317 ГК, если денежное обязательство подлежит оплате в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте, подлежащая уплате в рублях сумма определяется по официальному курсу соответствующей валюты на день платежа. При новом рассмотрении дела арбитражному суду следует обеспечить взыскание в рублях суммы, эквивалентной 188260 долларам США, по официальному курсу на день фактического платежа <*>. Судебная практика имеет примеры, когда суд общей юрисдикции, руководствуясь ст. 207 ГПК РСФСР, в связи с инфляционными процессами изменил размер присужденной им ранее суммы с 4 тысяч рублей до 13 тысяч рублей <**>.

<*> Вестник ВАС РФ. 1996. N 1. С. 64.
<**> Налобин Н.Д. Изменение способа и порядка исполнения судебных решений в гражданском и арбитражном процессе // Юридический мир. N 6. 2001. С. 62.

Итак, институт изменения способа и порядка исполнения судебных актов является примером взаимодействия суда и службы приставов. Слаженность и четкость их работы направлена на удовлетворение требований взыскателя и тем самым на завершение защиты его прав и интересов. Рассмотренные примеры свидетельствуют о наличии противоречий и пробелов правового регулирования этого института. В свою очередь это негативно сказывается на правоприменительной деятельности судов, которые порой под изменением способа и порядка исполнения постанавливают новые решения по уже разрешенному делу, изменяют субъективные пределы судебного решения и допускают иные нарушения. Анализ возможных ситуаций, якобы требующих изменения способа и порядка исполнения, показал правомерность применения этих норм только в одном из рассмотренных случаев. В остальных ситуациях применение этого института либо противоправно, либо нецелесообразно, так как иной вариант исполнения уже предусмотрен в решении суда. Это приводит к сомнению в оправданности существования норм об изменении порядка и способа исполнения. И как утверждает Н.Д. Налобин, практическая польза этого института не может быть сопоставима с риском вынесения необоснованных, незаконных определений, которые не изменяют способа и порядка исполнения решений, а подменяют их, нарушая процессуальный закон <*>. Способ и порядок исполнения судебных актов ставят определенные границы реализации прав граждан и организаций в исполнительном производстве, так как применение тех или иных мер с целью исполнения обусловлено, прежде всего, содержанием юрисдикционного акта, подлежащего принудительному исполнению <**>. Предусмотренная законодателем процедура взаимодействия судебного пристава-исполнителя и суда при изменении способа и порядка исполнения судебных актов не отвечает реалиям нашего времени и направлена в большей степени на создание иллюзии защиты прав и интересов взыскателя.

<*> Налобин Н.Д. Изменение способа и порядка исполнения судебных решений в гражданском и арбитражном процессе. Юридический мир. 2001. N 6. С. 65.
<**> Фархтдинов Я.Ф. Исполнительное производство: Учебное пособие. 2002. С. 97.

Считаю, что разрешение приведенных проблем направлено на улучшение результатов правоприменительной деятельности и строительство правового государства.