Мудрый Юрист

Прекращение обязательств зачетом на стадии исполнения судебных актов

В соответствии со статьей 410 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. Для зачета достаточно заявления одной стороны.

В статье 411 ГК РФ законодатель предусмотрел следующие случаи, когда зачет требований не допускается:

если по заявлению другой стороны к требованию подлежит применению срок исковой давности и этот срок истек;

о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью;

о взыскании алиментов;

о пожизненном содержании;

в иных случаях, предусмотренных законом или договором.

Таким образом, перечень оснований, по которым не допускается проведение зачета, не содержит указания на невозможность проведения зачета на стадии исполнения судебных актов. Следует иметь в виду, что данный перечень не является закрытым (исчерпывающим). Но поскольку иных случаев, предусмотренных законом и запрещающих проведение зачета на стадии исполнения судебных актов, нет, то можно сделать вывод, что законодатель допускает возможность прекращения обязательств зачетом и на стадии исполнения судебных актов.

Действующее законодательство не содержит норм, специально посвященных зачету на стадии исполнения судебных актов. Что вовсе не означает отсутствие специфики при проведении таких зачетов. Особенностью зачета на стадии исполнения судебных актов является то, что требования сторон (или хотя бы одной из них) обеспечены судебной защитой.

Зачет происходит по заявлению одной из сторон в обязательстве. Е.А. Суханов указывает, что заявление о зачете делается непосредственно контрагенту либо оформляется в виде встречного иска <*>. Применим ли такой порядок направления заявлений к зачету на стадии исполнения судебных актов?

<*> См.: Гражданское право: В 2-х т. Том II, полутом 1: Учебник / Отв. редактор проф. Е.А. Суханов. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Издательство БЕК, 2000. С. 145.

В пункте 2 Обзора практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований <*>, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее - Президиум ВАС РФ), согласившись с мнением, высказанным одним из судов кассационной инстанции, выработал в качестве рекомендации следующее правило:

<*> См.: Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 N 65 // Вестник ВАС РФ. 2002. N 3.

Окончание исполнительного производства, основанное на сделанном одной из сторон заявлении о зачете, при наличии встречных исполнительных листов не противоречит закону.

Суть дела, послужившего основанием для такого вывода, вкратце выглядит следующим образом.

Акционерное общество является должником в исполнительном производстве. В то же время акционерное общество является кредитором по отношению к лицу, в пользу которого идет взыскание с акционерного общества. Право требования акционерного общества подтверждено судом, возбуждено исполнительное производство. Акционерное общество сообщило о зачете встречных однородных требований в суд, вынесший решение, другой стороне в обязательстве, а также судебному приставу-исполнителю, на исполнении у которого находятся оба исполнительных листа.

Таким образом, акционерное общество сделало не одно, а целых три заявления о зачете. Данные заявления могут поступить к адресатам в разное время. Возникает вопрос: какое же из заявлений влечет за собой зачет? Или только все три заявления в совокупности могут повлечь проведение зачета? С какого момента зачет считается состоявшимся? А если наш пример несколько изменить? Предположим, с А в пользу В по решению Арбитражного суда Кировской области подлежат взысканию 10000 руб. В свою очередь, с В в пользу А по решению Арбитражного суда Владимирской области подлежат взысканию 15000 руб. Исполнительные производства и в отношении А, и в отношении В возбуждены в соответствии со статьей 11 ФЗ "Об исполнительном производстве" по месту нахождения имущества А и В - на территории Республики Коми. В какой арбитражный суд следует заявлять (сообщать) о зачете? Прежде чем ответить на поставленные выше вопросы, целесообразно вспомнить, в каком порядке происходит зачет на стадии судебного разбирательства.

Президиум ВАС РФ пришел к выводу, что по смыслу пункта 1 части 3 статьи 110 АПК РФ после предъявления к должнику иска не допускается прекращение обязательства зачетом встречного однородного требования в соответствии с нормами статьи 410 ГК РФ. Ответчик может защитить свои права лишь предъявлением встречного искового требования, направленного к зачету первоначального требования, либо посредством обращения в арбитражный суд с отдельным исковым заявлением заявления (пункт 1 Информационного письма N 65 от 29.12.2001).

Рассмотрение упомянутой процессуальной нормы как основания к запрету зачета на судебной стадии С. Сарбашу представляется не бесспорным. Автор указывает: во-первых, едва ли следует в решении этого вопроса отдавать предпочтение процессуальному законодательству в ущерб материальному праву, ибо именно последнее, как думается, по общему правилу должно предопределять содержание процессуальных норм, а не наоборот. Во-вторых, названная процессуальная норма в силу ее буквального толкования не устанавливает запрета для зачета, а представляет собой основание, по которому суд вправе принять встречный иск <*>.

<*> См.: Сарбаш С. Прекращение обязательств зачетом в арбитражной практике // Хозяйство и право. 2001. N 10. С. 82.

Если предположить существование возможности заявить о зачете в виде возражений ответчика на иск, то мы будем вынуждены констатировать: рассматривая такое возражение, суд выйдет за пределы рассмотрения исковых требований истца по делу. А ведь именно по инициативе истца возбуждено судебное разбирательство, именно истец ищет судебной защиты своего права. Предположим, А предъявил иск к В о взыскании долга в размере 10000 руб. В свою очередь в возражениях на иск сделал заявление о зачете. К зачету В предъявил не одно, а целый ряд встречных требований к А: на суммы 1000 руб., 2000 руб., 3000 руб. и 4000 руб. Действующее законодательство не запрещает предъявлять к зачету несколько встречных однородных требований. Получается, что вместо того, чтобы уделить все внимание исковым требованиям истца, суд вынужден изучать и оценивать обоснованность встречных требований, выдвинутых ответчиком, которые, по сути, кроме встречности, не имеют никакого отношения к рассматриваемому делу. А что делать суду, если он признает иск А необоснованным и не подлежащим удовлетворению, и наоборот, признает обоснованными требования В? Ведь В заявлял только о зачете, но не просил суд произвести взыскание денежных средств в его пользу. То есть, завершая процесс, у суда нет оснований для взыскания каких-либо сумм с А в пользу В. Как указывают И. Приходько и М. Пацация, возражения полностью поглощаются судьбой первоначального иска, в том числе его оставлением без рассмотрения (либо прекращения производства по нему) <*>. Следовательно, В вынужден обращаться к А с самостоятельным иском, основанным на требованиях, которые были признаны судом обоснованными.

<*> См.: Приходько И., Пацация М. Встречный иск в арбитражном процессе // Хозяйство и право. 2000. N 8. С. 25.

Устанавливая порядок проведения судебного зачета путем предъявления встречного иска, законодатель стремится к наиболее эффективному урегулированию споров между сторонами. Ибо в одном процессе стороны имеют возможность разрешить встречные требования. Однако если сторона не желает предъявлять иск, то у суда нет правовых оснований для защиты прав такой стороны. В соответствии со статьями 7 и 34 АПК РФ стороны пользуются равными процессуальными правами. Допустив возможность предъявления заявления о зачете в виде возражений ответчика на иск, мы тем самым поставим его в более выгодное положение, нежели истца. Так как истцу следует соблюсти все процессуальные требования для обращения в суд, а ответчик будет освобожден от них.

Приведем и еще один довод. Возражения, в том числе и те, которые не были заявлены при рассмотрении дела в суде первой инстанции, могут быть высказаны ответчиком в апелляционной и/или кассационной инстанциях. Встречный иск ответчик вправе заявить только до принятия решения по делу, т.е. в суде первой инстанции (пункт 1 статьи 110 АПК РФ). Если мы допустим проведение зачета в суде без предъявления встречного иска, то возникнет вопрос, а нельзя ли заявить о зачете в апелляционной или кассационной инстанциях? К чему это должно привести? К отменам обоснованных решений суда первой инстанции лишь по той причине, что ответчик пожелал провести зачет.

В соответствии с § 33 Регламента Международного Коммерческого Арбитражного Суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (далее - МКАС) ответчик вправе предъявить встречный иск, вытекающий из того же договора, или заявить требования, вытекающие из того же договора, в целях зачета. К встречному иску и требованию, заявленному в целях зачета, предъявляются те же правила, что и к первоначальному иску. В Решении от 19.03.1996 по делу N 88/1995 МКАС указал: поскольку ответчик не оформил встречное требование в порядке, установленном Регламентом МКАС, он не вправе претендовать на соответствующий зачет <*>.

<*> См.: Арбитражная практика за 1996 - 1997 гг. / Составитель М.Г. Розенберг. М.: Издательство "Статут", 1998. С. 49.

Можно сделать следующий вывод: с момента перемещения спора в плоскость судебного разбирательства встречное требование ответчика не теряет способности к зачету (оно зачетоспособно). Но для осуществления зачета против основного требования, изложенного в исковом заявлении истца, необходимо соблюдение определенных процессуальных формальностей. К судебному зачету не применим порядок осуществления досудебного зачета.

Для прекращения обязательства зачетом в порядке, предусмотренном статьей 410 ГК РФ, заявление о зачете должно быть получено противоположной стороной. Можно ли рассматривать направление встречного иска противоположной стороне как некую модификацию заявления о зачете? Представляется, что нет. При досудебном зачете необходимо, чтобы противоположная сторона обязательно получила заявление о зачете. И если заявление о зачете было направлено, но не было получено, то это означает, что зачет не состоялся. Действующий АПК РФ (пункт 2 статьи 110, статьи 103 и 104) обязывает ответчика по основному иску направить копию (не оригинал) встречного искового заявления истцу по основному иску и предоставить в суд доказательства такого направления. Законодатель не обязывает представлять доказательства получения встречного искового заявления. Следует заметить, что в соответствии с Регламентом МКАС (§§ 9 и 12) и Гражданским процессуальным кодексом РСФСР (статьи 127 и 142) обмен документами стороны осуществляют через соответствующий суд, а не путем прямого направления противоположной стороне. Предъявляя встречное исковое заявление, сторона обращается к суду с просьбой санкционировать проведение зачета. Именно соответствующий суд решает, возможен зачет или нет. При досудебном зачете встречные обязательства прекращаются по воле одной из сторон. Зачет как односторонняя сделка может быть признан судом недействительным по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством (пункт 13 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 65 от 29.12.2001). Но данное правило применимо исключительно к досудебному зачету. О проведении зачета судом указывается в тексте судебного постановления. Следовательно, оспорить законность такого зачета можно только путем обжалования судебного постановления в порядке, предусмотренном процессуальными нормами. То есть существует целый ряд специфических особенностей, отличающих досудебный зачет от зачета судебного.

Вернемся к зачету на стадии исполнения судебных актов.

Заявление о зачете, направленное противоположной стороне на стадии исполнения судебных актов, не влечет за собой прекращение обязательств. Получив такое заявление, взыскатель может согласиться и известить судебного пристава-исполнителя о факте зачета, что будет означать зачет по соглашению сторон (двухсторонняя сделка). Обращение взыскателя к судебному приставу-исполнителю следует рассматривать, по моему мнению, как заявление об окончании исполнительного производства (в части совпавших сумм) на основании достигнутой сторонами договоренности. Но взыскатель, получив заявление о зачете, вовсе не связан этим заявлением. Взыскатель может добиваться исполнения судебного акта либо через службу судебных приставов, либо путем направления исполнительного документа в банки и иные кредитные организации. Основанием для такого вывода является императивная норма, закрепленная в статье 7 Федерального конституционного закона "Об арбитражных судах в Российской Федерации". Вступившие в законную силу судебные акты - решения, определения, постановления арбитражных судов обязательны для всех государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, должностных лиц и граждан и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации <*>.

<*> Следует заметить, что на практике может сложиться ситуация, когда инициатором зачета является сторона, требование которой обеспечено судебной защитой, а требование противоположной стороны такой защитой не обладает. В этом случае, на мой взгляд, зачет происходит в соответствии с правилами статьи 410 ГК РФ.

Из сути дела, изложенного в пункте 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ N 65 от 29.12.2001, следует, что лицо, сделавшее заявление о зачете, обжаловало действия судебного пристава-исполнителя, отказавшего окончить исполнительное производство. При этом суд первой инстанции, удовлетворяя жалобу, рекомендовал судебному приставу-исполнителю произвести зачет встречных однородных требований. Напомним, податель жалобы о зачете сообщил и суду, вынесшему решение. Однако суд признал, что проведение зачета на стадии исполнения судебных актов находится за рамками его полномочий. Кассационная инстанция указала, что зачет встречного однородного требования представляет собой основание для прекращения обязательства, то есть в этой части влечет такие же последствия, как и исполнение. Судебный пристав-исполнитель в данном случае обязан был вынести постановление об окончании исполнительных производств по исполнительным листам как одной, так и другой стороны. Таким образом, можно утверждать, что на стадии принудительного исполнения судебных актов только судебный пристав-исполнитель может окончить исполнительные производства на основании сделанного одной из сторон заявления о зачете, при наличии встречных исполнительных листов. И именно к судебному приставу-исполнителю должно быть адресовано заявление о проведении зачета.

Если исполнительное производство было окончено на основании сделанного одной из сторон заявления о зачете, то оспорить правомерность состоявшегося зачета можно путем подачи жалобы на действия судебного пристава-исполнителя в порядке, предусмотренном ФЗ "Об исполнительном производстве". Но не путем подачи иска к противоположной стороне о признании сделки недействительной. То есть мы наблюдаем ситуацию, аналогичную по отношению к судебному зачету. Рассмотрим следующий пример. На исполнении у судебного пристава-исполнителя находятся два встречных исполнительных листа, выданных арбитражными судами: с А в пользу В подлежат взысканию 10000 руб. С В в пользу А подлежат взысканию тоже 10000 руб. А направил заявление о зачете. Судебный пристав-исполнитель окончил исполнительное производство. После окончания исполнительных производств Президиум ВАС РФ отменил решение о взыскании в пользу А и вернул дело на новое рассмотрение. В результате А было отказано в иске. Как быть в этой ситуации? В соответствии с пунктом 2 статьи 26 ФЗ "Об исполнительном производстве" исполненный исполнительный документ возвращается в суд или другой орган, выдавший документ. То есть В следует обращаться в арбитражный суд, в который был возвращен исполнительный лист. Но в возвращенном исполнительном листе должна быть отметка судебного пристава-исполнителя о фактическом исполнении. Полагаю, что В столкнется с трудностями, если он направит исполнительный лист с указанной выше отметкой для исполнения в банк или иную кредитную организацию. Банк может отказаться исполнять такой исполнительный лист. Поскольку зачет на стадии исполнения судебных актов будет представлять не исключение (редкость), а вполне обычное явление, процессуальное законодательство должно содержать правило, разрешающее подобную ситуацию. Необходимо ли производить замену исполнительного листа (выдать новый исполнительный лист) или необходимо внести соответствующее исправление, отменяющее указание на фактическое исполнение? Следует определить, кто будет вносить такое исправление, а также определить, может ли в данном случае судебный пристав-исполнитель сам отменить свое постановление об окончании исполнительного производства, где указано о состоявшемся зачете, или такое постановление следует обязательно обжаловать (признать недействительным).

Вопросы применения статьи 78 ФЗ "Об исполнительном производстве" и статьи 855 ГК РФ к зачету

С. Сарбаш указывает, что при возможном совершенствовании законодательства с целью установления механизма зачета на стадии исполнительного производства нужно учитывать, что зачет взаимных требований может затрагивать интересы третьих лиц, имеющих привилегированное положение и обладающих преимущественным перед какой-либо из сторон правоотношения по зачету правом на получение удовлетворения за счет должника (см.: п. 2 ст. 855 ГК РФ, ст. 78 ФЗ "Об исполнительном производстве") <*>. Означает ли это, что зачет невозможен, если имеются в наличии кредиторы привилегированных очередей?

<*> Сарбаш С. Прекращение обязательств зачетом в арбитражной практике // Хозяйство и право. 2001. N 10. С. 83.

Статья 78 ФЗ "Об исполнительном производстве" гласит: при недостаточности взысканной с должника денежной суммы для удовлетворения всех требований по исполнительным документам указанная сумма распределяется между взыскателями в очередности, установленной пунктом 2 настоящей статьи. В соответствии с пунктом 3 статьи 78 требования каждой очереди удовлетворяются после полного погашения требований предыдущей очереди. При недостаточности взысканной денежной суммы для полного удовлетворения всех требований одной очереди они удовлетворяются пропорционально причитающейся каждому взыскателю сумме. В статье 78 законодателем предусмотрен порядок распределения фактически взысканной с должника денежной суммы. Если сумма с должника не взыскана, то делить (распределять) нечего. Действующее законодательство не запрещает должнику производить исполнение непосредственно взыскателю, минуя судебного пристава-исполнителя. Должник по исполнительному производству может перечислить денежные средства на счет одного из взыскателей и предоставить судебному приставу-исполнителю подтверждающие платеж документы.

В связи с неуплатой в полном объеме налогов и сборов в федеральный бюджет ограничивается доступ нефтедобывающих и нефтеперерабатывающих организаций к системе магистральных нефтепроводов и терминалов в морских портах для вывоза нефти за пределы таможенной территории Российской Федерации <*>. Предположим, у нефтедобывающей организации, экспортирующей нефть, возник долг перед федеральным бюджетом, а также имеются долги перед бюджетами субъектов Российской Федерации. Плюс к этому нефтедобывающая организация является должником в исполнительном производстве, в наличии имеются взыскатели первой и второй очереди удовлетворения требований. Какой долг будет стремиться погасить должник в первую очередь? По-видимому, долг перед федеральным бюджетом.

<*> См.: Пункт 2 Постановления Правительства РФ от 02.06.1999 N 589 "Об урегулировании задолженности нефтедобывающих и нефтеперерабатывающих организаций по налогам и сборам и обеспечении полноты уплаты ими налоговых платежей в федеральный бюджет" // СПС "КонсультантПлюс:ВерсияПроф".

Если мы примем точку зрения С. Сарбаша, то нам следует определиться: что же происходит с платежами должника, сделанными им по своему усмотрению и без учета требований статьи 78 ФЗ "Об исполнительном производстве"? Такие платежи будут являться недействительными и не повлекут за собой прекращение соответствующих обязательств? Действующее законодательство не позволяет сделать подобные выводы. То есть платежи будут действительными (законными) и повлекут за собой прекращение соответствующих обязательств должника. Таким образом, возбуждение исполнительного производства не лишает должника возможности предпринимать самостоятельные действия по погашению наиболее обременительных для него долгов. Соответственно та же ситуация возникает и в случае с зачетом. Можно сделать вывод, что статья 78 ФЗ "Об исполнительном производстве" не применима к иным ситуациям, помимо ситуации с распределением фактически взысканных с должника денежных сумм (в том числе полученных путем реализации имущества должника).

В соответствии с пунктом 2 статьи 855 ГК РФ при недостаточности денежных средств на счете для удовлетворения всех предъявленных к нему требований списание денежных средств осуществляется в определенной этим же пунктом очередности. Значит, опять-таки речь идет о распределении находящихся на счете должника денежных средств. И если денежных средств на счете не имеется, то распределять (списывать) нечего. Должник может иметь целый ряд счетов. Например, в Банке N 1 у юридического лица открыт счет, к которому предъявлены требования кредиторов пятой и шестой очереди. К счету в Банке N 2 этого же юридического лица предъявлены требования кредиторов третьей очереди. К счету в Банке N 3 вообще не предъявлено каких-либо требований. Кроме того, лицо, к счетам которого предъявлены требования, вовсе не ограничено в свободе распоряжаться своим имуществом, в том числе и путем совершения различного рода сделок. Ничего не мешает такому лицу произвести платеж с иного счета (к которому не предъявлены требования) непосредственно определенному кредитору вне очередности, установленной статьей 855 ГК РФ <*>.

<*> С. Сарбаш утверждает, что при наличии нескольких счетов плательщика в одном и том же банке очередность платежей, установленная статьей 855 ГК РФ, применяется по каждому счету в отдельности. См.: Сарбаш С.В. Договор банковского счета: проблемы доктрины и судебной практики. М.: Статут, 1999. С. 136. По-видимому, этот вывод справедлив и для счетов плательщика, открытых в разных банках. Но разве это не означает, что должник (плательщик), к одному из счетов которого предъявлены требования кредиторов, в очередности, установленной в статье 855 ГК РФ, вправе беспрепятственно совершать платежи с другого счета, к которому не предъявлены требования кредиторов, в том числе и путем совершения платежей в погашение долгов перед кредиторами, предъявившими требования к первому счету, в той последовательности, в которой сочтет нужным по своему усмотрению?

Следует заметить, что С. Сарбаш указывает на необходимость учитывать положения статьи 78 ФЗ "Об исполнительном производстве" и статьи 855 ГК РФ при проведении зачета только на стадии исполнительного производства. А как быть с досудебным зачетом или зачетом в суде? Можно ли предъявить встречный иск, направленный к зачету, если в отношении ответчика возбуждено исполнительное производство, а истец по делу не является взыскателем в исполнительном производстве? Можно ли делать заявления о прекращении встречных требований зачетом, если заявитель является должником в исполнительном производстве или к одному из его счетов кредиторами предъявлены требования?

Если мы встанем на позицию С. Сарбаша, то должны будем констатировать, что должник вообще не вправе распоряжаться своим имуществом и заключать какие-либо сделки до того момента, пока он не рассчитается со взыскателями (кредиторами) в порядке, предусмотренном статьей 78 ФЗ "Об исполнительном производстве" и/ или статьей 855 ГК РФ. Получается, что должник не вправе заключать с одним из своих кредиторов (взыскателей) ни соглашение о новации (статья 414 ГК РФ), ни соглашение об отступном (статья 409 ГК РФ). По-видимому, должнику также не допускается заключать мировые соглашения (статья 37 АПК РФ). Однако эти утверждения неверны, т.к. не основаны на нормах закона. В действующем законодательстве предусмотрено только одно такое ограничение - банкротство должника. На что и было указано Президиумом ВАС РФ в пункте 14 Информационного письма N 65 от 29.12.2001: зачет встречного однородного требования не допускается с даты возбуждения в отношении одной из сторон дела о банкротстве.

Обратная сила зачета

С. Сарбаш указывает, что одно из свойств зачета - обратный характер его действия. Он проявляется в том, что подпадающие под зачет встречные однородные требования прекращаются не в момент, когда одна из соответствующих сторон сделала или получила заявление о зачете, а считаются завершенными с момента наступления срока исполнения того обязательства, срок исполнения которого наступил позднее. Именно с этого момента прекращается начисление неустоек и процентов, ибо обязательства считаются погашенными. Поэтому о взыскании возможных штрафов можно вести речь только в отношении той стороны, срок исполнения обязательства которой наступил ранее, и лишь за период с начала просрочки и до прекращения обязательства зачетом <*>.

<*> См.: Сарбаш С. Прекращение обязательств зачетом в арбитражной практике // Хозяйство и право. 2001. N 10. С. 87 - 88.

Применимо ли данное правило к зачету на стадии исполнения судебных актов? Рассмотрим пример. По решению арбитражного суда с А в пользу В взысканы 10000 руб. основного долга и в соответствии со статьей 395 ГК РФ проценты в размере 5000 руб. в связи с несвоевременной уплатой основного долга. Срок исполнения обязательства А перед В наступил 01.01.2001, проценты взысканы за период с 02.01.2001 по 02.03.2001. В свою очередь, по решению арбитражного суда с В в пользу А взыскан основной долг в размере 15000 руб. По какой-то причине А не заявлял требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами (возможно, А намеревается заявить такое требование позже). Срок исполнения обязательства В перед А наступил 01.12.2000. Оба исполнительных листа находятся на исполнении у судебного пристава-исполнителя. В направил заявление о зачете судебному приставу-исполнителю. Судебный пристав-исполнитель окончил исполнительные производства и в отношении А, и в отношении В. Представляется, что судебный пристав-исполнитель поступил правильно. Если бы правило об обратной силе зачета действовало на стадии исполнения судебных актов, то В был бы не вправе претендовать на взыскание в его пользу процентов, поскольку обязательства считались бы прекращенными с 01.01.2001. Однако поскольку речь идет об исполнении судебных актов, то какое-либо изменение в порядке их исполнения возможно только в случае изменения самих судебных актов и никак иначе. Следовательно, обязательства в нашем примере будут прекращены не с момента наступления срока исполнения того обязательства, срок исполнения которого наступил позднее, а с момента вынесения постановления об окончании исполнительного производства. То есть мы еще раз убеждаемся, что при зачете на стадии исполнения судебных актов (так же, как и при судебном зачете) нормы процессуального права имеют приоритет над нормами материального права. Что является исключением из общего правила о приоритете материальных норм над процессуальными.

Соотношение зачета и норм Постановления Правительства РФ N 516 (а также норм Временной инструкции) <*>

<*> См.: Постановление Правительства Российской Федерации N 516 от 27.05.1998 "О дополнительных мерах по совершенствованию процедур обращения взыскания на имущество организаций" // Собрание законодательства РФ. 1998. N 22. Ст. 2472. Временная инструкция о порядке ареста и реализации прав (требований), принадлежащих должнику как кредитору по неисполненным денежным обязательствам третьих лиц по оплате фактически поставленных товаров, выполненных работ или оказанных услуг (дебиторской задолженности) при обращении взыскания на имущество организаций должников. Утверждена Приказом Министерства юстиции РФ N 76 от 03.07.1998 // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 1998. N 16.

В соответствии с пунктом 1 Временная инструкция регламентирует обращение взыскания на имущество должника - права (требования), принадлежащие организации - должнику как кредитору по неисполненным денежным обязательствам третьих лиц. Арест дебиторской задолженности состоит в описи документов, подтверждающих наличие дебиторской задолженности, в случае необходимости - их изъятии, передаче их на хранение и объявлении запрета на совершение должником любых действий, приводящих к изменению либо прекращению правоотношений, в силу которых образовалась дебиторская задолженность должника, а равно на передачу соответствующих требований третьим лицам (пункт 5 Временной инструкции).

Предположим, с А в пользу В по решению арбитражного суда взысканы 10000 руб. Должником А является С, размер долга составляет 10000 руб. Судебный пристав-исполнитель произвел арест дебиторской задолженности (права А требовать от С уплаты долга). Сроки исковой давности по обязательству С истекают. Следует ли А обращаться в суд с соответствующим иском? Является ли подача иска действием, которое может привести к изменению или прекращению правоотношения между А и С? Несомненно, да. В ходе рассмотрения иска стороны могут заключить мировое соглашение (статья 121 АПК РФ), ответчик может заявить встречный иск (статья 110 АПК РФ). Суд может отказать в иске по мотиву необоснованности (или отсутствию надлежащих доказательств). Означает ли арест дебиторской задолженности поражение в правах должника в исполнительном производстве? Представляется, что нет. В соответствии со статьей 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, применяемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации (статья 15 Конституции РФ). То есть А вправе заявить соответствующий иск и осуществить все права, предоставленные АПК РФ стороне в деле.

По требованию лиц, осуществляющих взыскание, должник и дебитор должника обязаны предоставить все необходимые документы, удостоверяющие возникновение конкретных прав и обязанностей по дебиторской задолженности и подтверждающие размер задолженности по соответствующему обязательству (размер дебиторской задолженности), включая акты сверки задолженности по суммам основного долга и начисленных штрафных санкций (пункт 2 Постановления Правительства РФ N 516, пункт 6 Временной инструкции). Представляется, что истребование соответствующих документов от должника по исполнительному производству обоснованно и соответствует положениям ФЗ "Об исполнительном производстве". Однако на каком основании лицо, не являющееся должником по исполнительному производству, обязано представлять документы, подтверждающие наличие задолженности? Свидетельствовать против себя самого? А если дебитор должника отрицает сам факт существования какой-либо задолженности перед должником по исполнительному производству? М.Г. Розенберг указывает, что в литературе и практике исходят из того, что действия должника, свидетельствующие о признании долга, могут выражаться не только в форме письменного сообщения должника кредитору об этом, но и в направлении должником третьему лицу соответствующего сообщения, о котором известно кредитору <*>. Следовательно, направление дебитором должника судебному приставу-исполнителю сообщения, подтверждающего наличие задолженности, может быть расценено как основание для перерыва сроков исковой давности, что вряд ли соответствует интересам дебитора должника. Ну и уж ни в какие рамки не лезет право лиц, осуществляющих взыскание, требовать от дебитора должника документы, подтверждающие начисление штрафных санкций. Факт ненадлежащего исполнения (неисполнения) обязательства еще не установлен, а дебитора должника принуждают признать себя нарушителем, да еще и самому себе начислить штрафные санкции.

<*> См.: Розенберг М.Г. Исковая давность в международном коммерческом обороте: практика применения. М.: Статут, 1999. С. 49.

В соответствии с пунктом 13 Временной инструкции после наложения ареста на дебиторскую задолженность лица, осуществляющие взыскание, уведомляют соответствующего дебитора должника о произведенном аресте. С момента получения дебитором должника от лица, осуществляющего взыскание, уведомления о наложении ареста на дебиторскую задолженность и до момента реализации прав требования по этой задолженности (получения дебитором уведомления о переходе прав требования к новому кредитору) исполнение соответствующего обязательства может осуществляться исключительно путем перечисления денежных средств на указанный в уведомлении депозитный (или иной специальный) счет лица, осуществляющего взыскание (пункт 2 Постановления Правительства РФ N 516, пункт 14 Временной инструкции). То есть в Постановлении Правительства РФ N 516 и во Временной инструкции установлен еще один случай недопустимости проведения зачета. Фактически речь идет о дополнении перечня, предусмотренного в статье 411 ГК РФ. И тут самое время вспомнить, что перечень случаев, когда зачет недопустим, может быть дополнен только законом, но никак не нормативно-правовым актом Правительства РФ и уж тем более органа исполнительной власти <*>. В соответствии с пунктом 4 статьи 3 ГК РФ Правительство Российской Федерации вправе принимать постановления, содержащие нормы гражданского права, на основании и во исполнение ГК РФ и иных законов, указов Президента Российской Федерации. В случае противоречия постановления Правительства РФ ГК РФ или иному закону применяется ГК РФ или соответствующий закон (пункт 5 статьи 3 ГК РФ). О.Н. Садиков указывает, что в пункте 7 статьи 3 ГК РФ выражен принцип иерархии в отношении актов министерств и иных федеральных органов исполнительной власти: они должны соответствовать нормам Гражданского кодекса, законам и актам Президента РФ и Правительства <**>. Таким образом, пункт 2 Постановления Правительства РФ N 516 и пункт 14 Временной инструкции в силу противоречия статье 411 ГК РФ не подлежат применению (не являются препятствием для проведения зачета) <***>. Следует заметить, что в соответствии со статьей 2 ФЗ "Об исполнительном производстве" законодательство Российской Федерации об исполнительном производстве состоит из настоящего Федерального закона, Федерального закона о судебных приставах и иных федеральных законов, регулирующих условия и порядок принудительного исполнения судебных актов и актов других органов. На основании и во исполнение ФЗ "Об исполнительном производстве" и иных федеральных законов Правительство Российской Федерации может принимать нормативно-правовые акты по вопросам исполнительного производства. Министерство юстиции РФ не вправе утверждать (принимать) какие-либо нормативно-правовые акты по вопросам исполнительного производства. Следовательно, утвердив Временную инструкцию, Министерство юстиции РФ превысило пределы своих полномочий.

<*> В соответствии с пунктом 1 Положения о Министерстве юстиции РФ Минюст России является федеральным органом исполнительной власти. Положение утверждено Указом Президента РФ N 954 от 02.08.1999 // Собрание законодательства РФ. 1999. N 32. Ст. 4043.
<**> См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный). М.: Юридическая фирма КОНТРАКТ; ИНФРА-М, 1997. С. 13.
<***> Временная инструкция соответствует Постановлению Правительства РФ N 516, которое, в свою очередь, не соответствует ГК РФ.

Но даже с точки зрения здравого смысла ограничения (недопустимость зачета), содержащиеся в пункте 2 Постановления Правительства РФ N 516 и пункте 14 Временной инструкции, представляются необоснованными. Предположим, что лицо, осуществляющее взыскание, уведомило дебитора должника о переходе прав к новому кредитору. Дебитор должника имеет встречное требование к должнику в исполнительном производстве. Поскольку с момента перехода прав требования к новому кредитору снимаются все ограничения, связанные со способами исполнения (прекращения) обязательства, то ничего не мешает дебитору должника воспользоваться правом, предусмотренным в статье 412 ГК РФ: в случае уступки требования должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору. Зачет производится, если требование возникло по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления об уступке требования, и срок требования наступил до его получения либо этот срок не указан или определен моментом востребования <*>.

<*> Кроме того, ничего не мешает должнику вступить в новое обязательство со своим дебитором после ареста дебиторской задолженности. Сроки осуществления принудительной реализации прав требования довольно-таки длительны. На всех этапах принудительного исполнения должник имеет беспрепятственный доступ к материалам исполнительного производства (статья 31 ФЗ "Об исполнительном производстве"). Таким образом, должник и дебитор должника могут сориентироваться и установить срок исполнения нового обязательства до момента, когда дебитор должника будет уведомлен о переходе прав требования.

Также дебитор должника имеет право на встречный иск, направленный к зачету, если должник в исполнительном производстве предъявит иск, вытекающий из арестованного права требования (дебиторской задолженности). Представляется, что дебитор должника не может быть лишен этого права по тем же основаниям, что и должник в исполнительном производстве права на подачу иска, основанного на арестованном праве требования (статья 46 Конституции РФ).

Недопустимость зачета в случаях, предусмотренных договором

Рассмотрим пример. На исполнении у судебного пристава-исполнителя находятся: исполнительный лист о взыскании с А в пользу В 10000 руб. и о взыскании с В в пользу А 10000 руб. Договор, из которого возник долг А перед В, предусматривает запрет на проведение зачета встречных однородных требований, т.е. долг следует погашать путем уплаты денежных средств. Возможен ли зачет? Попытаемся разобраться.

О невозможности проведения зачета в силу условий договора известно сторонам, но не судебному приставу-исполнителю. Вполне может возникнуть ситуация, когда судебный пристав-исполнитель окончит исполнительные производства в силу зачета, а потом одна из сторон будет оспаривать законность состоявшегося зачета. Или, допустим, А направляет заявление о зачете, а В в свою очередь предоставляет судебному приставу-исполнителю подлинник договора, из которого следует запрет на проведение зачета. При этом А предоставляет судебному приставу-исполнителю свой экземпляр договора, где не содержится условия о запрете зачета (или предоставляет дополнительное соглашение, заключенное между А и В, которым стороны отменили запрет на проведение зачета), т.е. судебный пристав-исполнитель вынужден оценить правоотношения сторон, что, представляется, не входит в его компетенцию (да и может вызвать у него затруднения в вопросах толкования условий договора). Следовательно, возможность или невозможность проведения зачета будет поставлена в зависимость от мнения судебного пристава-исполнителя.

Если предположить, что зачет в силу условий договора невозможен, то каким образом следует поступить судебному приставу-исполнителю? Получается, что судебный пристав-исполнитель должен произвести арест и реализовать имущество обоих должников, получить денежные средства и перечислить причитающиеся суммы каждой из сторон. Данная процедура длительна по времени и влечет для сторон дополнительные расходы (см. статьи 81 и 84 ФЗ "Об исполнительном производстве"). Кроме того, ситуация может сложиться таким образом, что у одной из сторон в исполнительном производстве не окажется другого имущества, помимо права требования к противоположной стороне. Судебный пристав-исполнитель вынужден реализовать имущество одной из сторон, получить соответствующую сумму на депозитный счет, а затем перечислить эти же денежные средства (за вычетом расходов) лицу, имущество которого реализовано, поскольку это лицо является одновременно и должником, и взыскателем.

Таким образом, условие договора о запрете зачета является препятствием к оптимальному и эффективному разрешению обязательств сторон в исполнительном производстве и фактически означает злоупотребление правом стороной, настаивающей на невозможности зачета, что недопустимо в силу императивной нормы, закрепленной в статье 10 ГК РФ. Законодатель исходит из того, что участники гражданских правоотношений должны разумно и добросовестно реализовывать принадлежащие им права (статья 6 ГК РФ). Представляется, что условие договора о невозможности проведения зачета не должно препятствовать проведению зачета в исполнительном производстве при наличии встречных исполнительных листов. На мой взгляд, об этом следует указать в законодательстве.

Зачет по инициативе судебного пристава-исполнителя

Предположим, на исполнении у судебного пристава-исполнителя находятся встречные исполнительные листы. Однако ни одна из сторон в исполнительном производстве не делает заявление о зачете (либо сторона направила такое заявление, но оно не дошло до судебного пристава-исполнителя). Как быть в этой ситуации? Из действующего законодательства можно сделать единственный вывод: судебный пристав-исполнитель обязан исполнить оба исполнительных листа. Но это, как было указано выше, не всегда осуществимо. На мой взгляд, законодатель в ФЗ "Об исполнительном производстве" может предусмотреть, что при наличии встречных исполнительных листов судебный пристав-исполнитель обязан окончить исполнительные производства в части совпавших сумм. Автор отдает себе отчет в том, что подобное суждение не согласуется с общепризнанным мнением о зачете как об односторонней сделке. Но разве жизнь не богаче и не разнообразнее, чем сложившиеся представления о ней? Мнение по определенному вопросу со временем может измениться. Ведь в рамки односторонней сделки не "вписывается" и судебный зачет, проведение которого зависит от усмотрения суда. Следовательно, высказанное суждение имеет право на существование, хотя бы в виде предположения.