Мудрый Юрист

Административная ответственность банков по новому КоАП РФ

/"Законность", N 8, 2002/
Д. АЛЕКСЕЕВА, С. ПЫХТИН

Д. Алексеева, кандидат юридических наук.

С. Пыхтин, юрист.

С 1 июля 2002 г. вступил в силу новый Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП РФ). С этого дня нормы, устанавливающие административную ответственность за правонарушения в банковской сфере, сведены воедино в кодифицированном акте. Кроме того, впервые в отечественном административном законодательстве появилась общая норма об административной ответственности юридических лиц (ст. 2.10 КоАП).

Все нормы Кодекса, потенциально применимые к банкам как виду кредитных организаций, можно подразделить на 3 группы:

  1. "чисто банковские", т.е. субъектом административной ответственности по ним могут быть только кредитные организации либо их должностные лица (ст. ст. 14.14, 15.2, 15.7 - 15.10, 15.26). Большинство диспозиций норм этих статей бланкетные, что обязывает правоприменителя к обращению к соответствующим нормам банковского законодательства;
  2. нормы, применимые к кредитным организациям лишь постольку, поскольку они являются юридическими лицами, которые для извлечения прибыли как основной цели своей деятельности на основании специального разрешения (лицензии) Банка России имеют право осуществлять банковские операции, предусмотренные ФЗ "О банках и банковской деятельности" (далее - Закон о банках);
  3. общие нормы раздела I КоАП РФ, посвященные административной ответственности юридических лиц.

Кроме того, необходимо помнить, что банковским законодательством, в частности ФЗ "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" (далее - Закон о Банке России), Законом о банках также предусмотрен ряд мер принудительного воздействия, применяемых Банком России к кредитным организациям в рамках его полномочий, которые по своему характеру следует отнести к административно - правовым. Это прежде всего нормы ст. ст. 19 - 20 Закона о банках и ст. 75 Закона о Банке России,

Если обратиться к ФЗ "О введении в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" (далее - Вводный закон), то можно четко проследить намерение законодателя свести нормы об административной ответственности из различных законов (к примеру, ст. ст. 16, 18, 19 и п. 5 ст. 24 ФЗ "О естественных монополиях", ст. ст. 230 - 289, 291 - 299, 306 - 366, 368, главы 49 - 51 и глава 63 ТК РФ, нормы ФЗ "Об административной ответственности юридических лиц (организаций) и индивидуальных предпринимателей за правонарушения в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" и др.) воедино в Кодексе. Соответственно, нормы этих и иных законов, указанных во Вводном законе к КоАП РФ, с 1 июля 2002 г. не подлежат применению.

Однако нормы банковского законодательства Вводный закон обошел стороной. Налицо коллизия норм, причем двойная: с одной стороны, нормы Закона о Банке России и Закона о банках - специальные по отношению к КоАП РФ, а с другой, Кодекс - акт более поздний по дате принятия. Такое положение вещей явно неблагоприятно сказывается на правоприменителях. По мере изложения мы постараемся определить, как выходить из этой ситуации.

По прямому указанию ст. 1 Закона о банках кредитная организация всегда является юридическим лицом - хозяйственным обществом - одной из трех организационно - правовых форм: общество с ограниченной ответственностью, общество с дополнительной ответственностью и акционерное общество (закрытое или открытое). В этой связи важное значение при применении к банкам и небанковским кредитным организациям норм об административной ответственности имеет ст. 2.10 КоАП РФ. В соответствии с этой статьей к ним безусловно применимы статьи раздела II КоАП РФ в случаях, предусмотренных этим разделом; нормы же других разделов Кодекса - только если не установлено одно из двух ограничений:

К бесспорным достижениям Кодекса следует отнести решение вопроса о субъекте административной ответственности при реорганизации юридического лица. Так, при слиянии нескольких юридических лиц к административной ответственности привлекается вновь возникшее юридическое лицо; при присоединении юридического лица к другому юридическому лицу к административной ответственности привлекается присоединившее юридическое лицо; в случае разделения юридического лица или при выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц - то юридическое лицо, к которому согласно разделительному балансу перешли права и обязанности по заключенным сделкам или имуществу, в связи с которыми было совершено административное правонарушение; при преобразовании юридического лица одного вида в юридическое лицо другого вида административной ответственности подлежит вновь возникшее юридическое лицо. При любой из перечисленных форм реорганизации административная ответственность наступает независимо от того, было ли известно привлекаемому к ответственности юридическому лицу о факте административного правонарушения до завершения реорганизации (ч. 7 ст. 2.10).

Применительно к акционерным обществам следует помнить, что изменение типа акционерного общества (преобразование акционерного общества одного типа в акционерное общество другого типа - ОАО в ЗАО или наоборот) не является реорганизацией юридического лица, поскольку его организационно - правовая форма (акционерное общество) не меняется <*>.

<*> Пункт 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ "О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах" от 2 апреля 1997 г. N 4/8 // Вестник ВАС РФ. 1997. N 6.

До принятия КоАП РФ ни в КоАП РСФСР 1984 г., ни в Таможенном кодексе РФ 1993 г. норм, аналогичных изложенным, не было. Среди источников отраслей публичного права единственным исключением был Налоговый кодекс РФ, ст. 50 которого достаточно подробно регулировала (и регулирует) вопрос о переходе обязанности по уплате налогов в порядке правопреемства при реорганизации юридического лица. Правда, ее существенный недостаток в том, что переход обязанности по уплате сумм штрафов за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по уплате налогов поставлен в зависимость от наложения налоговой ответственности на юридическое лицо до завершения его реорганизации. Такое положение вещей давало возможность недобросовестным фирмам вполне легально уйти, в частности, от административной ответственности (порой весьма суровой с финансовой точки зрения). К примеру, в одном из совсем недавних дел по иску юридического лица, присоединившего другое юридическое лицо, о признании недействительным постановления таможенного органа о нарушении таможенных правил Президиум ВАС РФ удовлетворил заявленные исковые требования, указав следующее.

Согласно п. 3 ст. 2 ГК РФ к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством. Статья 58 ГК РФ, регулирующая вопросы правопреемства при реорганизации юридических лиц, не предусматривает возможности ее применения к административным правоотношениям, к категориям которых относятся таможенные отношения. В соответствии с гл. 38 Таможенного кодекса РФ в качестве субъекта ответственности за нарушение таможенных правил может выступать только лицо, непосредственно совершившее правонарушение. Нормы, предусматривающей возможность правопреемства в отношении административной ответственности за нарушение таможенных правил при реорганизации юридического лица, Таможенный кодекс РФ не содержит <*>.

<*> Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 мая 2001 г. N 484/01 // Вестник ВАС РФ. 2001. N 9.

Как было отмечено выше, с 1 июля 2002 г. ряд норм Таможенного кодекса инкорпорированы в КоАП РФ, что в совокупности со ст. 2.10 является тем правовым заслоном, который исключает распространение подобной практики.

Одно из "чисто банковских" правонарушений в соответствии с Кодексом - нарушение законодательства о банках и банковской деятельности (ст. 15.26). В КоАП РСФСР подобной нормы не было, поэтому на ней стоит остановиться подробнее.

В ч. 1 ст. 15.26 предусмотрена ответственность за осуществление кредитной организацией производственной, торговой или страховой деятельности. Эта норма базируется на требованиях ч. 5 ст. 5 Закона о банках, в соответствии с которой кредитной организации запрещается заниматься производственной, торговой и страховой деятельностью. Обе приведенные нормы, специальные по отношению к ч. 3 ст. 14.1 КоАП РФ, поскольку распространяются только на банки и небанковские кредитные организации, т.е. носят непосредственный характер. Поэтому указанными видами деятельности могут заниматься, к примеру, дочерние или зависимые от банка юридические лица.

Другим видом нарушений законодательства о банках и банковской деятельности является нарушение кредитной организацией установленных Банком России нормативов и иных обязательных требований (ч. 2 ст. 15.26 КоАП РФ). Такие нормативы имеют экономический характер, который выражается в их направленности на обеспечение устойчивости банковской системы. Правовое значение нормативов состоит в их обязательности, т.е. в их закреплении в нормах банковского законодательства.

Анализ комментируемой статьи был бы неполным без хотя бы краткой правовой характеристики банковских нормативов. В соответствии с п. п. 2, 7 ст. 35 и ст. 61 Закона о Банке России к таким нормативам относятся:

  1. минимальный размер уставного капитала для вновь создаваемых кредитных организаций. Для российских банков и дочерних кредитных организаций иностранных банков он составляет сумму, эквивалентную 5 млн. евро; для российских небанковских кредитных организаций - сумму, эквивалентную 500 тыс. евро;
  2. минимальный размер собственных средств (капитала) для действующих кредитных организаций. Он определяется как сумма уставного капитала, фондов кредитной организации и нераспределенной прибыли. К примеру, размер собственных средств (капитала) банка, ходатайствующего о получении Генеральной лицензии на осуществление банковских операций, или кредитной организации, ходатайствующей об изменении вида с небанковской кредитной организации на банк, должен быть не менее суммы, эквивалентной 5 млн. евро.

Рублевый эквивалент указанных нормативов определяется Банком России ежеквартально, на основании курса евро по отношению к рублю;

  1. предельный размер неденежной части уставного капитала (не должен превышать 20%);
  2. максимальный размер риска на одного заемщика или группу связанных заемщиков, являющихся по отношению друг к другу зависимыми или основными и дочерними. Он определяется как процентное отношение совокупной суммы требований банка к заемщику или группе взаимосвязанных заемщиков по кредитам, размещенным депозитам, учтенным векселям, займам, по кредитам и депозитам в драгоценных металлах и сумм, не взысканных банком по своим гарантиям, к собственным средствам (капиталу) банка. Максимально допустимое значение этого норматива установлено в размере 25%;
  3. максимальный размер крупных кредитных рисков определяется как процентное соотношение совокупной величины крупных кредитных рисков к собственным средствам (капиталу) банка. Крупным кредитным риском является объем кредитов, гарантий и поручительств в пользу одного клиента в размере свыше 5% собственных средств кредитной организации. Максимально допустимое значение этого норматива установлено в размере 25%;
  4. максимальный размер риска на одного кредитора (вкладчика) определяется как процентное соотношение величины вкладов, депозитов или полученных банком кредитов, остатков по счетам одного или связанных между собой кредиторов (вкладчиков) и собственных средств (капитала) банка. Максимально допустимое значение этого норматива установлено в размере 25%;
  5. нормативы ликвидности банка определяются как соотношение между ее активами и пассивами с учетом сроков, сумм и типов активов и пассивов и других факторов; соотношение ее ликвидных активов (наличные денежные средства, требования до востребования, краткосрочные ценные бумаги, другие легкореализуемые активы) и суммарных активов. В эту группу включаются норматив мгновенной ликвидности, норматив текущей ликвидности, норматив долгосрочной ликвидности и норматив общей ликвидности. Порядок их расчета определен Инструкцией Банка России от 1 октября 1997 г. N 1 "О порядке регулирования деятельности банков";
  6. норматив достаточности собственных средств (капитала) банка определяется как процентное отношение собственных средств (капитала) банка к суммарному объему его активов. С 1 января 2000 г. минимально допустимое значение этого норматива для банков с капиталом менее 5 млн. евро составляет 11%, а для банков с капиталом более 5 млн. евро - 10%;
  7. максимальный размер привлеченных денежных вкладов (депозитов) населения определяется как процентное отношение общей суммы денежных вкладов (депозитов) населения к величине собственных средств (капиталу) банка и не должен превышать 100%;
  8. размеры валютного, процентного и иных рисков; минимальный размер резервов, создаваемых под высокорисковые активы. Эти показатели детально регламентированы, в частности, в Инструкциях Банка России от 22 мая 1996 г. N 41 "Об установлении лимитов открытой валютной позиции и контроле за их соблюдением уполномоченными банками РФ", от 30 июня 1997 г. N 62-а "О порядке формирования и использования резерва на возможные потери по ссудам", Положении о порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери от 12 апреля 2001 г. N 137-П и др.;
  9. нормативы использования собственных средств банков для приобретения долей (акций) других юридических лиц определяются как процентное отношение вложений банка в акции (доли), приобретаемые для инвестирования или перепродажи, к собственным средствам (капиталу) банка. Максимально допустимое значение этого норматива установлено в размере 25%;
  10. максимальный размер кредитов, гарантий и поручительств, предоставленных банком своим участникам (акционерам), определяется в процентах от собственных средств банка и не должен превышать 20%.

К числу "иных обязательных требований", о которых говорится в комментируемой статье, следует отнести нормативы обязательных резервов, депонируемых в Банке России. Их детальная правовая регламентация осуществлена Положением об обязательных резервах кредитных организаций, депонируемых в Центральном банке Российской Федерации, утвержденным Приказом ЦБ РФ от 30 марта 1996 г. N 02-77. Обязанность выполнения резервных требований возникает у банка с момента получения лицензии Банка России на право совершения соответствующих банковских операций и является необходимым условием их осуществления. В соответствии со ст. 38 Закона о Банке России размер обязательных резервов в процентном отношении к обязательствам кредитной организации, а также порядок их депонирования в Банке России устанавливаются Советом директоров Банка России. Нормативы обязательных резервов не могут превышать 20% обязательств кредитной организации. В соответствии с решением Совета директоров Банка России (Протокол N 1 от 11 января 2000 г.), начиная с 1 января 2000 г. для кредитных организаций и Сберегательного банка РФ устанавливаются следующие нормативы обязательных резервов, депонируемых в Центральном банке РФ:

Часть 3 ст. 15.26 КоАП РФ особо защищает интересы наиболее уязвимой категории участников банковских отношений. Речь идет о клиентах (вкладчиках) банков. Однако недостатком этой нормы следует считать применение оценочного понятия, аналогичного содержащемуся в ч. 2 ст. 75 Закона о Банке России, - "реальность угрозы интересам кредиторов (вкладчиков)", что в определенной ситуации может привести к злоупотреблениям со стороны контролирующих органов.

При сопоставлении ч. 2 ст. 15.26 КоАП РФ, с одной стороны, и ч. 1 ст. 75 Закона о Банке России и норм Инструкции Банка России "О применении к кредитным организациям мер воздействия за нарушения пруденциальных норм деятельности" от 31 марта 1997 г. N 59, с другой, как раз и обнаруживается коллизия норм банковского и административного законодательства, о которой говорилось выше. Она может быть разрешена следующим образом.

Часть 2 ст. 15.26 КоАП РФ устанавливает ответственность за нарушение кредитной организацией установленных Банком России нормативов и иных обязательных требований. Часть 1 ст. 75 Закона о Банке России говорит об ответственности за нарушение кредитной организацией федеральных законов, нормативных актов и предписаний Банка России. Названная Инструкция N 59 конкретизирует ч. 1 ст. 75 Закона о Банке России. Как видно из приведенных формулировок, диспозиция ч. 2 ст. 15.26 полностью охватывается ч. 1 ст. 75. Иными словами, норма ч. 2 ст. 15.26 при нарушении кредитной организацией нормативов и иных обязательных требований Банка России (и только в этом случае) является специальной и подлежащей применению; при нарушении кредитной организацией норм федеральных законов и иных нормативно - правовых актов в оставшейся части (например, в случае установления фактов существенной недостоверности отчетных данных) нужно применять ч. 1 ст. 75 и Инструкцию N 59.

Аналогично разрешается коллизия ч. 3 ст. 15.26 КоАП РФ и ч. 2 ст. 75 Закона о Банке России. Кроме того, правило о приоритете специальных норм над общими применимо и при разрешении коллизии чч. 2 и 3 ст. 14.1 КоАП РФ, с одной стороны, и п. 5 ч. 1 ст. 20 Закона о банках, с другой (нормы Закона о банках в этом случае являются специальными).

/"Законность", N 9, 2002/

Временная администрация - специальный орган управления кредитной организации, назначаемый Банком России в порядке, установленном Федеральным законом от 25 февраля 1999 г. "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций". Ее задача - сохранение или восстановление платежеспособности банка в интересах его кредиторов и вкладчиков, а также создание работоспособного управленческого механизма, обеспечивающего устранение выявленных нарушений банковского законодательства и осуществление иных мер по финансовому оздоровлению. Поэтому вполне естественно, что управленческий персонал довольно часто чинит препятствия надлежащему выполнению временной администрацией своих функций.

При возникновении противодействия временной администрации применяется гл. 10 Положения о временной администрации по управлению кредитной организацией N 76-П, утвержденного Банком России 14 мая 1999 г. В этом случае, с учетом требований Инструкции Банка России от 19 февраля 1996 г. N 34 "О порядке проведения проверок кредитных организаций и их филиалов уполномоченными представителями Центрального банка Российской Федерации (Банка России)", в день обнаружения факта такого противодействия руководитель временной администрации составляет и направляет в Банк России и его территориальное учреждение по месту нахождения кредитной организации акт о противодействии. Кроме того, руководитель временной администрации вправе на основании ст. 24 Закона о прокуратуре самостоятельно обратиться в органы прокуратуры с просьбой о внесении представления об устранении нарушений требований законодательства. Принимая во внимание, что нормы об ответственности должностных лиц кредитной организации за воспрепятствование деятельности временной администрации отсутствуют и в названном законе, и в подзаконных актах, нормы ст. 14.14 КоАП РФ будут способствовать стабилизации правоотношений в рамках процедуры признания кредитной организации несостоятельной (банкротом).

Статья 15.2 Кодекса устанавливает ответственность за невыполнение должностным лицом учреждения банка обязанностей по контролю за выполнением организациями или их объединениями правил ведения кассовых операций.

Кассовые операции согласно п. 5 ч. 1 ст. 5 Закона о банках относятся к банковским операциям, регулирование и надзор за исполнением которых на основании ст. ст. 4 и 56 Закона о Банке России от 10 июля 2002 г. возложены на ЦБ РФ. Порядок ведения кассовых операций урегулирован, в соответствии со ст. 34 Закона о Банке России, Положением о правилах организации наличного денежного обращения на территории Российской Федерации от 5 января 1998 г. N 14-П, письмом Банка России "Об утверждении порядка ведения кассовых операций в Российской Федерации" от 4 октября 1993 г. N 18 и Положением о порядке ведения кассовых операций в кредитных организациях на территории Российской Федерации (утверждено Приказом ЦБ РФ от 25 марта 1997 г. N 02-101).

Согласно этим актам организации, предприятия и учреждения независимо от организационно - правовой формы хранят свободные денежные средства в банках на соответствующих счетах на договорных условиях. Наличные денежные средства, поступающие в кассы предприятий, подлежат сдаче в банки для последующего зачисления на счета этих предприятий. Порядок и сроки сдачи наличных денег устанавливаются обслуживающими банками каждому предприятию по согласованию с их руководителями. Этими актами также установлена обязанность банков не реже одного раза в два года проверять соблюдение порядка ведения кассовых операций и работы с денежной наличностью. Однако специальных норм об ответственности банков или их должностных лиц за невыполнение этой обязанности в нормах приведенного законодательства нет. До принятия КоАП РФ в таких случаях сами банки могли привлекаться к ответственности лишь на основании ст. 75 Закона о Банке России. Поэтому появление специальной нормы об ответственности должностных лиц банков за такие нарушения в КоАП РФ следует оценить положительно.

Помимо названных, к числу "чисто банковских" Кодекс также относит группу нарушений, предусмотренных ст. ст. 15.7 - 15.10, связанных с ненадлежащим совершением операций по счету или невыполнением банком законного ограничения распоряжения счетом. Общим для этой группы является то, что наряду с административными санкциями, налагаемыми уполномоченными государственными органами на должностных лиц банков, за эти правонарушения в отдельных случаях могут применяться клиентами в рамках договора банковского счета и гражданско - правовые, предусмотренные ст. 856 ГК (но в последнем случае субъектом ответственности будет сам банк).

Статья 15.7 КоАП РФ устанавливает ответственность за нарушение порядка открытия счета налогоплательщику, т.е. за открытие банком или иной кредитной организацией счета организации или индивидуальному предпринимателю без предъявления ими свидетельства о постановке на учет в налоговом органе или органе государственного внебюджетного фонда.

По общему правилу банковский счет открывается субъектам предпринимательской деятельности с соблюдением требований ст. 846 ГК РФ, Инструкции Госбанка СССР от 30 октября 1986 г. N 28 "О расчетных, текущих, бюджетных счетах, открываемых в учреждениях Госбанка СССР" и письма Госбанка СССР от 9 июля 1991 г. N 359 "О порядке открытия счетов предпринимателям". В соответствии с этими актами для открытия банковского счета юридическое лицо должно представить следующие документы: заявление на открытие счета; свидетельство о государственной регистрации юридического лица; нотариально заверенные копии учредительных документов; карточку с образцами подписей и оттиска печати, заверенные нотариально.

Обязанность предоставления в банк других документов, в частности свидетельств о постановке на учет в налоговом органе или органе государственного внебюджетного фонда, обусловлена специальным законодательством (ст. ст. 83, 84 Налогового кодекса РФ, подп. 1 и 2 п. 2 ст. 11 ФЗ от 16 июля 1999 г. "Об основах обязательного социального страхования", ст. 11 ФЗ от 15 декабря 2001 г. "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", Постановлением ФСС РФ от 4 декабря 2000 г. N 119 "Об утверждении порядка регистрации страхователей в исполнительных органах Фонда социального страхования Российской Федерации" и др.).

Из формулировки комментируемой статьи не ясно, о каком счете идет речь. Буквальное толкование позволяет сделать вывод о том, что клиент банка, которому открывается счет, является налогоплательщиком (особенности открытия счетов предприятиям - налогоплательщикам установлены Указом Президента РФ от 18 августа 1996 г. N 1212 "О мерах по повышению собираемости налогов и других обязательных платежей и упорядочению наличного и безналичного денежного обращения" и изданным на его основе совместным письмом ГНС РФ от 11 ноября 1996 г., Минфина РФ от 10 ноября 1996 г. и ЦБ РФ от 24 октября 1996 г. "О порядке открытия счетов налогоплательщикам - предприятиям"). Но тогда возникает другой вопрос: почему ответственность за подобные нарушения предусматривается в Административном, а не в Налоговом кодексе? Или же законодатель имел в виду особый вид банковского счета - счет налогоплательщика, открытие которого действительно имеет определенную специфику? <*>

<*> См.: Приказ МНС РФ от 18 августа 2000 г. N БГ-3-18/297 "О мерах по обеспечению принятия и реализации решений по рассмотрению вопросов отражения в лицевых счетах налогоплательщиков денежных средств, списанных с расчетных счетов налогоплательщиков, но не зачисленных на счета по учету доходов бюджетов".

Применительно к комментируемой норме следует заметить, что аналогичный состав правонарушения есть и в Налоговом кодексе РФ, ст. 132 которого устанавливает ответственность за нарушение банком порядка открытия счета налогоплательщику, в частности за открытие банком счета организации или индивидуальному предпринимателю без предъявления ими свидетельства о постановке на учет в налоговом органе, а равно открытие счета при наличии у банка решения налогового органа о приостановлении операций по счетам этого лица. На первый взгляд, налицо дублирование норм об ответственности практически за одно и то же правонарушение в различных нормативно - правовых актах. Но в отличие от НК соответствующая статья КоАП РФ определяет более широкий перечень условий: отсутствие документов, подтверждающих постановку на учет не только в налоговом, но и в органе государственного внебюджетного фонда. Кроме того, если по ст. 132 НК субъектом ответственности является банк, то по ст. 15.7 КоАП - его должностные лица.

Часть 2 ст. 15.7 устанавливает ответственность за открытие банком или иной кредитной организацией счета организации или индивидуальному предпринимателю при наличии у банка или иной кредитной организации решения налогового органа либо таможенного органа о приостановлении операций по счетам этого лица. Такая расплывчатая формулировка не позволяет четко определить условие наступления ответственности. О каком именно счете или счетах идет речь? Из смысла ст. 76 НК следует, что приостановление операций по счетам организации (индивидуального предпринимателя) в банке означает прекращение банком всех расходных операций по данному счету. Такое приостановление действует с момента получения банком соответствующего решения налогового либо таможенного органа и до его отмены. Следовательно, при вынесении решения контролирующими органами в отношении всех счетов организации (индивидуального предпринимателя), находящихся в данном банке, приостанавливаются операции опять-таки по данным счетам.

Однако такое решение не может быть основанием для отказа со стороны кредитной организации в открытии клиенту других счетов (расчетных, текущих, лицевых и пр.). Более того, банк не вправе отказать в открытии счета, совершение соответствующих операций по которому предусмотрено законом, учредительными документами банка и выданным ему разрешением (лицензией), за исключением случаев, когда такой отказ вызван отсутствием у банка возможности принять на банковское обслуживание либо допускается законом или иными правовыми актами (п. 2 ст. 846 ГК). Сейчас ни один нормативно - правовой акт не содержит упоминания о том, что основанием для отказа в заключении договора банковского счета может быть решение контролирующего органа о приостановлении операций по другим его счетам. Таким образом, установленная ч. 2 ст. 15.7 КоАП РФ ответственность противоречит требованиям п. 2 ст. 846 ГК РФ. Если предположить, что в комментируемой норме речь идет о том же самом счете, то придется признать, что на уже открытый в банке счет возможно открыть другой, что противоречит ст. 5 Закона о банках, где в исчерпывающем перечне банковских операций подобной операции нет. Таким образом, ч. 2 ст. 15.7 КоАП РФ является нормой, не согласовывающейся с действующим законодательством.

Кроме того, она корреспондирует со ст. 15.9 КоАП РФ, установившей ответственность за неисполнение банком решения о приостановлении операций по счетам налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента. В данном случае ответственность наступает за осуществление банком или иной кредитной организацией расходных операций, не связанных с исполнением обязанностей по уплате налога или сбора либо иного платежного поручения, имеющего в соответствии с законодательством преимущество в очередности исполнения перед платежами в бюджет (внебюджетный фонд), по счетам налогоплательщика, плательщика сбора, налогового агента, сборщика налогов и сборов или иных лиц, при наличии у банка или иной кредитной организации решения налогового органа, таможенного органа или органа государственного внебюджетного фонда о приостановлении операций по таким счетам. Сразу обращает на себя внимание небрежность законодателя. Так, в названии статьи речь идет лишь о счетах налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента, а в ее диспозиции перечень счетов расширен указанием на счета "сборщика налогов и сборов или иных лиц", что, безусловно, требует толкования.

Реализация данной нормы также будет затруднена наличием аналогичной нормы об ответственности в Налоговом кодексе. Так, ст. 134 НК РФ устанавливает ответственность за исполнение банком при наличии у него решения налогового органа о приостановлении операций по счетам налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента их поручения на перечисление средств другому лицу, не связанного с исполнением обязанностей по уплате налога или сбора, либо иного платежного поручения, имеющего в соответствии с законодательством преимущество в очередности исполнения перед платежами в бюджет (внебюджетный фонд). Достаточно тонкое отличие ст. 15.9 КоАП от ст. 134 НК не только в "сборщике налогов и сборов или иных лицах", но и в субъекте ответственности. Получается, что за указанные действия в отношении счетов налогоплательщика, плательщика сбора или налогового агента ответственность будет нести не только должностное лицо банка (ст. 15.9 КоАП), но и сам банк (ст. 134 НК), в то время как в отношении счетов "сборщика налогов и сборов или иных лиц" - только должностное лицо банка, но не сам банк. Поэтому целесообразно внести соответствующие изменения в НК, унифицировав диспозиции норм ст. 134 НК и ст. 15.9 КоАП.

Статья 15.8 КоАП РФ устанавливает ответственность за нарушение банком или иной кредитной организацией установленного срока исполнения поручения налогоплательщика (плательщика сбора) или налогового агента о перечислении налога или сбора (взноса), а равно инкассового поручения (распоряжения) налогового органа, таможенного органа или органа государственного внебюджетного фонда о перечислении налога или сбора (взноса), соответствующих пеней и (или) штрафов в бюджет (государственный внебюджетный фонд).

Согласно ст. 849 ГК и ст. 80 Закона о Банке России общий срок безналичных расчетов не должен превышать двух операционных дней - в пределах субъекта Федерации и пяти дней - в пределах Российской Федерации. Специальным законодательством могут быть установлены иные сроки платежей. Например, ст. 119 Таможенного кодекса устанавливает, что таможенные платежи уплачиваются до принятия или одновременно с принятием таможенной декларации либо со дня истечения срока ее подачи. Ответственность за несвоевременное исполнение платежных документов на перечисление средств, подлежащих зачислению на счета бюджетов, а также несвоевременное исполнение платежных документов на перечисление бюджетных средств на лицевые счета получателям бюджетных средств установлена и ст. ст. 304 и 305 Бюджетного кодекса РФ. Однако по общему правилу вопросы исполнения обязанностей налогоплательщиков по уплате налоговых платежей регламентируются в Налоговом кодексе РФ.

Пунктом 2 ст. 60 НК РФ установлено, что поручение на перечисление налога или решение о взыскании налога исполняется банком в течение одного операционного дня, следующего за днем получения такого поручения. При наличии денежных средств на счете налогоплательщика или налогового агента банки не вправе задерживать исполнение поручений на перечисление налогов или решений о взыскании налогов в соответствующие бюджеты (внебюджетные фонды). Нарушение банком установленного срока исполнения поручения налогоплательщика (плательщика сбора) или налогового агента о перечислении налога или сбора влечет на основании ст. 133 НК РФ взыскание пени в размере одной сто пятидесятой ставки рефинансирования ЦБ РФ, но не более 0,2% за каждый день просрочки. При этом важно подчеркнуть, что банк подлежит ответственности только при наличии вины. Следовательно, вина банка исключается, к примеру, в случае неисполнения платежного или инкассового поручения по причине отсутствия средств на расчетном счете клиента или возврата расчетного документа по причине его несоответствия требованиям Положения о безналичных расчетах в Российской Федерации.

В комментируемой норме также прослеживается стремление законодателя унифицировать нормы об ответственности, имеющиеся в различных нормативно - правовых актах. Вместе с тем это влечет коллизии норм налогового, административного и таможенного законодательства. На сегодняшний день, очевидно, в отношении налогоплательщиков (плательщиков сборов) и налоговых агентов будут применяться нормы Налогового кодекса РФ (к банкам) и ст. 15.8 КоАП (к должностным лицам банков), а в отношении таможенных органов и иных субъектов - только нормы Административного кодекса.

Новшеством в административном законодательстве следует признать установленную ст. 15.10 Кодекса ответственность за неисполнение банком или иной кредитной организацией поручения органа государственного внебюджетного фонда о зачислении во вклады граждан сумм государственных пенсий и (или) других выплат.

По общему правилу вкладные операции кредитных организаций регулируются ст. ст. 834 - 844 ГК РФ о банковском вкладе. Ответственность банков за ненадлежащее совершение операций по вкладу установлена соответственно ст. ст. 395, 834, 856 Гражданского кодекса. Особенности перечисления платежей в государственные социальные внебюджетные фонды регламентированы специальным законодательством, в частности совместным письмом Банка России от 5 января 2001 г. N 898-У и Минфина РФ от 15 января 2001 г. N 5н "О порядке работы банков с расчетными документами на перечисление (взыскание) денежных средств в государственные социальные внебюджетные фонды в связи с введением с 1 января 2001 г. единого социального налога (взноса)". Однако ответственность банков за неисполнение поручения именно государственного внебюджетного фонда установлена в кодифицированном акте впервые. Между тем и в этой статье не обошлось без досадных неточностей. Дело в том, что в диспозиции говорится о "неисполнении банком или иной кредитной организацией...", а в санкции - об административном штрафе, налагаемом на юридических и должностных лиц. Понятно, что не каждое юридическое лицо является кредитной организацией и уж тем более банком. Поэтому такое несовпадение круга субъектов ответственности вряд ли следует признать оправданным.

В целом нормы КоАП РФ, устанавливающие ответственность банков и их должностных лиц, нельзя оценить однозначно. С одной стороны, они представляют собой определенный шаг вперед в правовом регулировании банковской деятельности. В них прослеживается явная тенденция к унификации регламентации ответственности за нарушения различных требований, предъявляемых к такой деятельности, которые отражены во множестве часто противоречивых нормативно - правовых актов специального характера. В некоторых из них (ст. 15.2, 15.10) административная ответственность на федеральном уровне установлена впервые.

С другой стороны, налицо значительное количество недоработок, касающихся специфики банковской деятельности. Так, ряд формулировок статей КоАП РФ значительно уже диспозиций норм этих статей. Допускаются формулировки, не соответствующие терминологии специального законодательства (например, ст. 15.2 - "учреждения банка"). Некоторые нормы изложены таким образом, что буквальное их толкование лишено всякого смысла (ч. 2 ст. 15.7). Кроме того, значительное количество норм (ст. ст. 15.7, 15.8, 15.9) устанавливает ответственность за налоговые правонарушения, что является прерогативой Налогового кодекса РФ и давно им урегулирована. Получается, что КоАП РФ устанавливает ответственность практически за те же деяния, которые предусмотрены Налоговым и Бюджетным кодексами, лишь немного расширяя их диспозиции и вводя иной субъектный состав. Тем самым КоАП РФ заранее "запрограммировал" возникновение трудностей при применении его норм.