Мудрый Юрист

Признание браков, заключаемых гражданами РФ за пределами Российской Федерации

Г.Ю. Федосеева, кандидат юридических наук, доцент кафедры международного права Московской государственной юридической академии.

В последние годы в условиях активной миграции неуклонно растет количество браков, заключаемых гражданами РФ на территориях иностранных государств. Интернационализация жизни не только проявилась в товарно - денежном обороте, возросшем объеме экспортно - импортных операций, но и в не меньшей степени затронула социальную сферу, к которой можно отнести область семейно - брачных отношений. С каждым годом растет количество смешанных браков, а российские граждане довольно часто стали заключать браки не только в своей стране, но и в иностранных государствах.

При регистрации брачных отношений за пределами России ее гражданам необходимо иметь правильное представление о том, что в последующем их ожидает на родине: во всех ли случаях их брак будет признан действительным? Смогут ли супруги иметь и реализовать те права, которые установлены законодательством: на алименты, на обязательную долю в наследстве, право собственности на часть совместного имущества и т.п.? По сравнению с ранее действовавшим Кодексом о браке и семье РСФСР 1969 г. (далее - КоБС РСФСР) регулирование в Семейном кодексе РФ 1995 г. (далее - СК РФ) брачных отношений претерпело значительные изменения. Они коснулись признания браков, заключенных в иностранных государствах между российскими гражданами, а также браков между гражданами РФ и иностранными гражданами или лицами без гражданства.

Согласно ст. 162 КоБС РСФСР браки между советскими гражданами и браки советских граждан с иностранными гражданами, заключенные вне пределов СССР, признавались действительными, только если при заключении брака не было препятствий, вытекающих из статей 15, 16 и 43 КоБС РСФСР. В этих статьях закреплялись следующие требования: наличие взаимного согласия, достижение брачного возраста, недопустимость регистрации второго брака при наличии первого, отсутствие определенной степени родства, отношений усыновления, дееспособность вступающих в брак и намерение создать семью (заключение нефиктивного брака). Таким образом, если 15-летняя гражданка РСФСР заключала брак на территории иностранного государства, законодательство которого предоставляло ей такое право, то в Союзе этот брак признавался недействительным.

В СК РФ требованием для признания брака, заключенного за пределами территории РФ, является соблюдение норм только ст. 14. Согласно этой статье российские граждане должны выполнять всего четыре условия: соблюдение принципа моногамии; отсутствие определенной степени родства; запрет на вступление в брак между усыновителем и усыновленным и недопущение брака между лицами, из которых хотя бы одно признано недееспособным вследствие психического расстройства.

В ныне действующих коллизионных нормах уже не указывается в качестве основания для признания брака недействительным игнорирование российскими гражданами требований статей 12 и 13 СК РФ (взаимное согласие мужчины и женщины и достижение ими брачного возраста). Эти основополагающие начала российского семейного права почему-то выпали из поля зрения законодателя. Возникает вопрос: будет ли признаваться брак между российскими или между российскими и иностранными гражданами, заключенный за пределами территории РФ, если не были соблюдены требования о взаимном согласии и брачном возрасте? Аналогичный вопрос возникает и в связи с необходимостью учета положения п. 3 ст. 15 СК РФ, по которому при наличии венерической болезни или ВИЧ-инфекции лицо, вступающее в брак, обязано предупредить об этом своего будущего супруга; а также соблюдение требования о регистрации реального, а не фиктивного брака, не порождающего юридических последствий согласно российскому праву. К этому следует еще добавить отсутствие обязательного соблюдения требования о возможности регистрировать брак только между разнополыми лицами. Обозначенные вопросы имеют важное практическое значение, поскольку от ответа на них зависит наступление такого правового результата, который порождает брак (возможность раздела имущества, нажитого в период брака, регулирование алиментных обязательств между супругами, наследственные отношения).

Сразу следует отметить, что выбранная тема дискуссионна. Так, по мнению Л.П. Ануфриевой, российским гражданам, вступающим в брак на территории иностранного государства, достаточно соблюдать только требования ст. 14 СК РФ. Тогда получается, что остальными нормами российского законодательства в частности, о взаимном согласии, брачном возрасте, можно вообще пренебречь <*>. Подобную точку зрения высказывают и авторы учебника "Международное частное право" <**>. По их мнению, для российских граждан, регистрирующих брак в иностранном государстве, допустимым является заключение брака без соблюдения правил о брачном возрасте, установленных в ст. 13 СК РФ: достижение 18 или 16 лет - при снижении брачного возраста в определенных случаях.

<*> См.: Ануфриева Л.П. Международное частное право. Особенная часть. Т. 2. М., 2000. С. 566.
<**> См.: Международное частное право: Учебник для вузов / Под ред. д-ра юрид. наук Н.И. Марышевой. М., 2000. С. 388.

Понятно, что такая позиция основывается на буквальном изложении коллизионных норм российского семейного законодательства. Однако бесспорно и то, что помимо текстуального воспроизведения правил необходимо еще толкование и самих правовых норм, и в целом источника права, регламентирующего соответствующие отношения. В связи с этим следует обратить внимание на такую категорию, как публичный порядок, который законодатель определяет как основу правопорядка Российской Федерации. Эта категория известна правовым системам многих государств. Публичный порядок и оговорка о публичном порядке, не позволяющая применять иностранное право, являются своего рода барьером и защитой морально - нравственных, социальных, исторических, религиозных принципов и общественных отношений, индивидуализирующих Российскую Федерацию как суверенное государство со своей экономической, социальной, политической, правовой системой и историей развития.

Рассматривая признание браков, заключаемых в иностранном государстве, через призму публичного порядка, вряд ли можно согласиться с возможностью регистрации брака для граждан РФ, например, без согласия невесты или заключение детского брака. Нормы, закрепляющие материальные условия для заключения брака гражданами РФ, являются составляющими основы правопорядка России. Независимо от того, на территории какого государства российские граждане вступают в брак, такой брак должен быть основан на взаимном согласии, с соблюдением условий, установленных российским законодательством.

Известно, что и при законодательном упущении ситуация с регистрацией брака граждан РФ в иностранном государстве не всегда будет зависеть от иностранного правопорядка. Дело в том, что в большинстве случаев обязанность граждан учитывать не только обстоятельства, препятствующие заключению брака, но и требования о взаимности, достижении брачного возраста обусловлена иностранным законодательством, по нормам которого статус лиц, вступающих в брак, определяется законодательством государства, гражданами которого они являются. Поэтому даже если граждане России руководствуются нормами иностранного права, они все равно вынуждены будут обратиться к российскому законодательству, к которому отсылают коллизионные нормы иностранного права. При этом определенные вопросы (процедура регистрации, форма брака) будут регулироваться иностранным законодательством, которое граждане РФ также должны соблюдать. Получается двойной контроль: со стороны российского государства, поскольку гражданство является тем институтом, который обеспечивает связь с "родным" государством, и со стороны государства - места регистрации брака.

Регулирование признания брака, помимо национального законодательства, закрепляется и в международных договорах, к числу которых относятся договоры о правовой помощи. Будучи участницей более 20 договоров о правовой помощи, включающих в качестве самостоятельного раздела правоотношения по семейным делам, Российская Федерация закрепила международные нормы, обязывающие тех граждан, кто регистрирует браки за ее пределами, соблюдать нормы СК РФ о материальных условиях. Так, в соответствии со ст. 26 Конвенции стран СНГ о правовой помощи и правоотношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г., ст. 26 Договора о правовой помощи между РФ и Республикой Молдова 1994 г. условия заключения брака для каждого из будущих супругов определяются законодательством государства, гражданином которого он является; в отношении препятствий к заключению брака должны быть соблюдены требования законодательства государства, на территории которого брак заключается.

Международные нормы, усиливающие контроль за соблюдением публичного порядка, являются важной гарантией соблюдения основных принципов семейного права. Однако нельзя исключать и таких ситуаций, когда право иностранного государства не предусматривает соблюдения материальных условий, определяемых законом гражданства. Условия заключения брака могут определяться, с нашей точки зрения, только законодательством государства, на территории которого заключается брак. В любом случае, регистрируя брак в России или за ее пределами, граждане РФ не должны забывать об основных принципах и началах семейного права, закрепленных в ст. 1 СК РФ, формирующих публичный порядок Российской Федерации.