Мудрый Юрист

Письменная форма сделок

Семенов Михаил Игоревич

Родился 26 июня 1980 г. в Москве. В 2002 г. с отличием окончил юридический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова. С 1998 г. - юрист юридической фирмы "Периклес Интернасиональ". Специалист по гражданскому праву.

Автор ряда публикаций по вопросам правового регулирования предпринимательской деятельности, в том числе: "Что такое незаключенная сделка?" (газета "ЭЖ-Юрист", 2001, N 9); "Заключение сделок посредством конклюдентных действий" (газета "ЭЖ-Юрист", 2002, N 20); "Экологическое страхование в Российской Федерации: понятие, сущность, проблемы" ("Страховое дело", 2001, N 3).

Письменная форма представляет собой выражение воли участников сделки путем составления документа, отражающего содержание сделки и подписанного лицом или лицами, совершившими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами.

Письменную форму сделок делят на простую письменную форму, нотариальную форму и письменную форму, подлежащую государственной регистрации. Особенность нотариальной формы заключается в том, что на документе, составленном сторонами, совершается удостоверительная подпись нотариусом или другим должностным лицом, имеющим право совершать такое нотариальное действие.

От письменной формы сделки следует отличать устные сделки, подтвержденные письменными доказательствами: так, например, кассовый чек является лишь документом, подтверждающим совершение сделки, в нем дается лишь информация о сумме, но нет подписей сторон и других существенных условий договора.

Статья 161 ГК РФ выделяет определенные параметры для сделок, которые должны заключаться в простой письменной форме.

  1. Сделки юридических лиц между собой и гражданами.

Данное положение ГК РФ во многом обусловливается необходимостью для субъектов предпринимательской деятельности документирования своей деятельности как для внутренней отчетности, так и для отчетности перед налоговыми и иными контролирующими органами.

М.И. Брагинский считает, что, поскольку тенденцией ГК РФ является унификация режима всех субъектов предпринимательской деятельности, необходимо внести добавление в п. 1 ст. 161 ГК РФ: "...сделки юридических лиц, граждан - предпринимателей (заключающих сделки по поводу этой деятельности)..." <*> Представляется, что позиция М.И. Брагинского недостаточно обоснованна, и никаких изменений в п. 1 ст. 161 ГК РФ вносить не нужно, ведь в соответствии с п. 3 ст. 23 ГК РФ "к предпринимательской деятельности граждан, осуществляемой без образования юридического лица, соответственно применяются правила настоящего Кодекса, которые регулируют деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношения", поэтому требование п. 1 ст. 161 ГК РФ и так распространяется на граждан - предпринимателей, т.к. ст. 161 ГК РФ прямо не устанавливает, что п. 1 на граждан - предпринимателей не распространяется, и иное из существа правоотношения, по моему мнению, не вытекает.

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право (общие положения). М., 1998. С. 275.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

  1. Сделки граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда (далее - МРОТ) (ст. 161 ГК РФ).

В связи с инфляционными процессами, происходящими в настоящее время, законодатель не устанавливает определенную сумму в рублях, а вводит 10 МРОТ: МРОТ устанавливается законодательной властью в зависимости от инфляции, поэтому, установив сумму в 10 МРОТ в ГК РФ, законодатель избавил себя от бесконечного пересмотра ГК РФ в связи с обесцениванием рубля. Данный способ особенно эффективен в странах с нестабилизированной экономикой: похожее положение закреплено в ГК Казахстана и ГК Республики Беларусь <*>. В литературе справедливо отмечается, что форма сделки определяется законом, действующим на момент ее совершения. Увеличение впоследствии МРОТ не может служить основанием для утверждения о несоблюдении установленной законом формы сделки <**>. В странах с развитой экономикой необходимость в замене денежной суммы такими категориями, как МРОТ, отсутствует, потому что там практически отсутствует инфляция. Так, Французский Гражданский кодекс устанавливает простую письменную форму для всех сделок на сумму более 5000 франков; а ст. ст. 2 - 201 Единообразного Торгового кодекса США устанавливают простую письменную форму для договоров купли - продажи на сумму свыше 500 долларов США <***>.

<*> Ведомости Национального собрания Республики Беларусь. 1999. 5 марта.
<**> Ильков С.В. Все о сделках. СПб., 2000. С. 33.
<***> Гражданское и торговое право капиталистических государств / Под ред. Е.А. Васильева. М., 1993. С. 270; Белов А. Действительность и недействительность договоров во внешнеэкономической деятельности // Право и экономика. 1998. N 11. С. 45.

Иногда в гражданских кодексах зарубежных стран требование простой письменной формы связано со сроком договора: так, в простой письменной форме должен быть оформлен договор имущественного найма на срок более одного года (ст. 566 Германского Гражданского Уложения).

Отечественный законодатель использует подобное правило только для определения необходимости государственной регистрации договора аренды здания и сооружения (п. 2 ст. 651 ГК РФ): "Договор аренды здания или сооружения, заключенный на срок не менее года, подлежит государственной регистрации", - к форме договора подобное правило ГК РФ не применяет.

По моему мнению, обсуждаемое правило не имеет смысла включать в ГК РФ как общее для всех договоров, потому что договоры на срок более одного года обычно заключаются на значительную сумму, и поэтому их форма и так должна быть простой письменной в силу того, что она будет превышать 10 МРОТ.

  1. Простая письменная форма для отдельных видов договоров независимо от их суммы и субъективного состава.

Руководствуясь такими соображениями, как сложность сделок, важность предмета договора, возможности злоупотреблений, законодатель устанавливает обязательную письменную форму для договора о коммерческом представительстве, залога, поручительства, задатка, купли - продажи недвижимости и т.д.

Традиционно выделяют ряд преимуществ письменной формы сделки:

письменная форма приучает участников гражданского оборота к порядку, точному выражению своей воли;

лучше, чем устная, способствует выяснению подлинного содержания сделки: память человека всегда менее устойчива, нежели "память" того документа, в котором стороны письменно закрепят свою волю;

наиболее точно закрепляет содержание сделки во времени;

позволяет ознакомиться с условиями сделки непосредственно по тексту и убедиться в ее заключении;

позволяет проверить подлинность документа и облегчает осуществление контроля за законностью сделки;

дает возможность иметь несколько идентичных экземпляров документа, в которых воплощена сделка;

для юридических лиц документирование юридических фактов является одним из важнейших условий правильного ведения дел, в частности учета, оно необходимо для контроля за их деятельностью как со стороны учредителей и акционеров (участников), так и со стороны государственных органов;

является преимущественным доказательством, свидетельствующим о содержании договора;

приводит к рассмотрению проблем, о которых стороны и не догадывались бы при заключении договора в устной форме;

предотвращает от преждевременного и необдуманного поведения, выполняет функцию подтверждения "серьезности намерений" <*>.

<*> Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. М., 1999. С. 31 - 32; Рясенцев В. Сделки по советскому гражданскому праву. М., 1951. С. 53; Штерн Е. Договорное право разных стран // Закон. 1993. N 4. С. 70; Len Yong Smith, Richard A. Mann, Barry S. Roberts Business Law and the Regulation of Business. West Publishing company, 1987. С. 275; Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права. М., 1998. С. 63 - 64.

Вместе с тем не следует забывать и о недостатках письменных формы сделок: трате времени, замедлении оборота, иногда денежным потерях (особенно при нотариальном удостоверении) и др. Л. Эннецеркус справедливо считает, что еще одним недостатком письменной формы сделки является то, что честный контрагент подпадает под власть нечестного, т.к. лицо добропорядочное считает себя связанным даже неформальным обещанием, тогда как недобропорядочный человек без стеснения ссылается на недействительность сделки ввиду несоблюдения ее формы <*>.

<*> Эннецеркус Л. Курс германского гражданского права. М., 1950. С. 149.

Односторонние сделки в письменной форме всегда заключаются путем составления одного документа, в то время как договоры (двухсторонние и многосторонние сделки) могут заключаться как составлением одного документа, так и посредством обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору, а также принятием письменного предложения заключить договор путем совершения лицом, получившим оферту, в срок, установленный для ее акцепта, действий по выполнению указанных в ней условий (п. 1 ст. 160 и п. 2 и 3 ст. 434 ГК РФ).

В последнее время широкое распространение получил такой вид коммерческой документации, как протокол о намерениях. Следует помнить, что некоторые протоколы о намерениях представляют собой не просто документ, в котором фиксируются результаты переговоров между сторонами, а являются предварительными договорами (ст. 429 ГК РФ). В соответствии с предварительным договором стороны обязуются в будущем заключить договор на передачу товаров, выполнение работ, оказание услуг на условиях, предусмотренных предварительным договором. В ряде случаев предприниматели, подписывая протокол о намерениях, и не подозревают, что на самом деле заключают предварительный договор, принимая на себя определенные права и обязанности. Если сторона предварительного договора уклоняется от заключения предусмотренного им договора, то другая сторона вправе обратиться в суд с иском о понуждении заключить соответствующий договор, а также с требованием о возмещении убытков со стороны, уклоняющейся от заключения договора. Поэтому в случае, если вы не намерены связывать себя правами и обязанностями, в протоколе о намерениях необходимо сделать соответствующую запись <*>.

<*> Брызгалин А.В., Берник В.Р., Головкин А.Н. Бухгалтер и договор. Свод хозяйственных договоров и документооборота предприятий с юридическим, арбитражным и налоговым комментарием // Налоги и финансовое право. М., 2001.

В некоторых случаях из закона или из существа договора вытекает, что он может быть заключен только путем составления одного документа. Так, например, договоры купли - продажи недвижимости (ст. 550 ГК РФ), купли - продажи предприятия (ст. 560 ГК РФ), аренды здания (ст. 651 ГК РФ) и другие должны быть заключены путем составления одного документа под страхом недействительности. Из существа же договора учредителей о создании акционерного общества вытекает, что он может быть заключен только путем составления одного документа <*>.

<*> Степанов Д. Особенности договора учредителей о создании акционерного общества // Хозяйство и право. 2000. N 2. С. 53.

Сделка считается оформленной в письменной форме, если в документе (документах) присутствуют обязательные данные (реквизиты): подписи сторон, информация о предмете договора и иные существенные условия договора (ст. 160 ГК РФ).

Законом, иными правовыми актами и соглашением сторон могут устанавливаться дополнительные требования, которым должна соответствовать форма сделки (совершение на бланке определенной формы, скрепление печатью и т.п.), и предусматриваться последствия несоблюдения этих требований. К примеру, отсутствие в документе наименования "вексель" означает, что этот документ не имеет силы векселя. Если такие последствия не предусмотрены, применяются последствия несоблюдения простой письменной формы сделки - запрет ссылаться на свидетельские показания в подтверждение сделки и ее условий (п. 1 ст. 162 ГК РФ).

Интересно отметить, что, хотя скрепление печатью договоров юридических лиц не является обязательным, отсутствие печати может вызвать "непонимание" у налоговых органов <*>.

<*> Тихонравова В.В. Правильное оформление договора - гарантия его выполнения (практические рекомендации) // Законодательство. 1998. N 4.

К счастью, иногда сами налоговые органы дают правильные разъяснения об отсутствии необходимости скрепления договоров печатью, если такое условие прямо не определено самим договором (письмо Госналогинспекции по г. Москве от 10 февраля 1995 г. N 11-13/2072 "О первичных документах по отражению хозяйственных операций").

В литературе высказано мнение, что Закон РСФСР от 25 октября 1991 г. N 1807-1 "О языках народов Российской Федерации" <*> (в ред. Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 126-ФЗ) устанавливает обязательность совершения всех коммерческих сделок на территории РФ с участием российских юридических лиц на русском языке под страхом недействительности таких сделок <**>.

<*> Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации. 1991. N 50. Ст. 1740.
<**> Белопольский Э. Язык ничтожной сделки // Бизнес - адвокат. 1997. N 22.

Спорным является п. 2 ст. 22 названного Закона:

"Делопроизводство в сфере обслуживания и коммерческой деятельности ведется на государственном языке Российской Федерации и иных языках, предусмотренных договорами между деловыми партнерами". По мнению Э. Белопольского, из этой нормы вытекает, что все сделки на территории РФ должны заключаться на русском языке, другой же язык может использоваться сторонами сделки, но никакого правового значения при спорах в суде иметь не будет. Полагаем все же, что союз "и" в данном предложении позволяет трактовать его как дающее возможность заключать договоры, по соглашению сторон, на любом иностранном языке. Обоснованность данного толкования подтверждается как отсутствием судебно - арбитражной практики по данному вопросу, так и письмом Министерства финансов РФ от 19 января 2001 г. N 16-00-14/34. В пункте 3 приложения к письму установлено, что в соответствии с Законом РФ "О языках народов Российской Федерации" первичные документы, учетные регистры и отчетность должны составляться на русском языке, а первичные документы, составленные на иностранных языках, должны иметь построчный перевод на русский язык. К тому же Э. Белопольский неправильно трактует последствия несоблюдения "нормы о русском языке", совершенно правильно отмечая, что это правило относится к форме сделки, он почему-то применяет ст. 168 ГК РФ - "презумпцию ничтожности сделки, нарушающей требования законодательства, если законодательством не установлены иные последствия". Действительно, в Законе "О языках народов Российской Федерации" не установлено никаких последствий такого нарушения, но п. 1 ст. 160 ГК РФ гласит: "Законом, иными правовыми актами и соглашением сторон могут устанавливаться дополнительные требования, которым должна соответствовать форма сделки (совершение на бланке определенной формы, скрепление печатью и т.п.), и предусматриваться последствия несоблюдения этих требований. Если такие последствия не предусмотрены, применяются последствия несоблюдения простой письменной формы сделки (п. 1 ст. 162 ГК РФ)". Таким образом, последствием несоблюдения "нормы о русском языке" был бы запрет в случае спора ссылаться на свидетельские показания для подтверждения сделки и ее условий.

От имени юридического лица документ должен быть подписан лицом, обладающим в соответствии с законом и учредительными документами правами исполнительного органа данного юридического лица. Однако в ст. 7 Федерального закона от 21 ноября 1996 г. N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете"<*> установлена обязательность подписи главного бухгалтера на "кредитных и финансовых обязательствах" юридических лиц под страхом их недействительности <**>.

<*> СЗ РФ. 1996. N 48. Ст. 5369.
<**> Согласно п. 14 Приказа Минфина РФ от 29 июля 1998 г. N 34н "Об утверждении Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации" (с изм. и доп. от 30 декабря 1999 г., 24 марта 2000 г.) под финансовыми и кредитными обязательствами понимаются документы, оформляющие финансовые вложения организации, договоры займа, кредитные договоры и договоры, заключенные по товарному и коммерческому кредиту.

Данное положение Закона "О бухгалтерском учете", по мнению ряда ученых и судебно - арбитражной практики, не подлежит применению как не соответствующее ст. 53 ГК РФ: "Юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами". Главный бухгалтер же в соответствии с ГК РФ не является органом юридического лица <*>.

<*> Гражданское право / Под ред. Суханова Е.А. М., 1998. С. 347; Старостина О. Действителен ли договор без подписи главного бухгалтера? // Экономика и жизнь. 1999. N 11; Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 21 ноября 2000 г. N КГ-А40/5263-00; Постановление Федерального арбитражного суда Восточно - Сибирского округа от 26 ноября 2001 г. N А74-2024/01-К1-ФО2-2794/01; Постановление Федерального арбитражного суда Восточно - Сибирского округа от 28 сентября 2000 г. N А19-1015/00-31-Ф02-2014/00-С2.

Как обоснованно отмечает О. Старостина, понятие "недействительное обязательство", используемое ст. 7 Закона "О бухгалтерском учете", некорректно, т.к. недействительной может быть только сделка (особый юридический факт), но не обязательство (правоотношение) <*>.

<*> Старостина О. Указ. раб.

Тем не менее существуют аргументы и в пользу того, что ст. 7 указанного Закона соответствует положениям ГК РФ.

Во-первых, ст. 53 ГК РФ устанавливает, что, приобретая права и обязанности для юридического лица, органы должны действовать "в соответствии с законом, иными правовыми актами", поэтому подпись главного бухгалтера можно рассматривать как условие, установленное законом, для приобретения прав и обязанностей юридическим лицом через свои органы.

Во-вторых, как обоснованно отмечает О.Н. Садиков <*>, в соответствии с п. 1 ст. 160 ГК РФ "законом, иными правовыми актами и соглашением сторон могут устанавливаться дополнительные требования, которым должна соответствовать форма сделки (совершение на бланке определенной формы, скрепление печатью и т.п.), и предусматриваться последствия несоблюдения этих требований". Обязательность подписи главного бухгалтера на кредитных и финансовых обязательствах и является таким дополнительным требованием к форме сделки и, соответственно, не противоречит ст. 53 ГК РФ.

<*> Комментарий к Гражданскому кодексу РФ / Под ред. Садикова О.Н. М., 1998. С. 347 - 348.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части первой) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации - М.: Юридическая фирма КОНТРАКТ, Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 1997.

К тому же требование ст. 7 Закона "О бухгалтерском учете" обусловлено обязанностями главного бухгалтера предоставлять полную и достоверную бухгалтерскую отчетность, обеспечивать соответствие осуществляемых хозяйственных операций законодательству РФ, контролировать движение имущества и выполнение обязательств. Участие бухгалтера в подписании сделок установлено для того, чтобы бухгалтер реально мог выполнять свои обязанности.

Хотя с формально юридической точки зрения можно еще спорить о том, противоречит ли ст. 7 Закона "О бухгалтерском учете" ГК РФ, с практической точки зрения позиция судебно - арбитражной практики, не применяющей данное положение упомянутого Закона, обоснованна: применение этой нормы ведет к усложнению оборота, она противоречит теории гражданского права об органах юридического лица и сложившейся судебной практике. Контроль же за законностью хозяйственных операций, движением имущества, выполнением обязательств бухгалтер может осуществлять не путем подписания договоров, а путем обязательного подписания документов, служащих основанием для приемки и выдачи товарно - материальных ценностей и денежных средств, являющихся основанием расчетных, кредитных и денежных обязательств <*>.

<*> Постановление Федерального арбитражного суда Восточно - Сибирского округа от 26 ноября 2001 г. N А74-2024/01-К1-ФО2-2794/01-С2.

Развитие научно - технического прогресса, создание современных систем передачи информации привело к использованию в гражданском обороте документов, удостоверенных факсимильными копиями, электронно - цифровыми подписями и иными аналогами собственноручных подписей - их использование возможно либо в силу указания законодательства, либо по соглашению сторон (п. 2 ст. 160 ГК РФ).

В настоящий момент заключение договоров в электронной форме с использованием электронно - цифровой подписи (далее - ЭЦП) широко распространяется в различных сферах внутренней и международной торговли. Например, кредитные организации предоставляют широкий спектр стандартных контрактов на осуществление услуг в электронной форме: по переводу денежных средств, сделкам с ценными бумагами и валютой; проведению платежей и расчетов с помощью пластиковых карт, банковским операциям, осуществляемым клиентами непосредственно с компьютера в доме или офисе. Следует отметить и рост числа нормативных актов, регулирующих заключение сделок в электронной форме: Типовой Закон ЮНСИТРАЛ "Об электронных подписях" (2001 г.), Директива Европейского Союза "Об электронных подписях" (1999 г.), Закон США "Об электронных подписях в глобальной и национальной торговле" (2000 г.) <*>.

<*> Шамраев А. Электронная подпись: вопросов пока больше, чем ответов // Коллегия. 2002. N 2. С. 14 - 15; Соловяненко Н. Совершение сделок путем электронного обмена данными (принципы правового подхода) // Хозяйство и право. 1997. N 6 - 7.

В Российской Федерации правовое регулирование использования ЭЦП осуществляется Федеральным законом от 10 января 2002 г. N 1-ФЗ "Об электронной цифровой подписи" <*> и ст. 5 Федерального закона от 20 февраля 1995 г. N 24-ФЗ "Об информации, информатизации и защите информатизации" <**>.

<*> СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.
<**> СЗ РФ. 2002. N 2. Ст. 127.

Использование ЭЦП возможно лишь при наличии в компьютерной системе возможностей, обеспечивающих идентификацию подписей и соблюдение установленного режима их использования. Право удостоверять идентичность ЭЦП осуществляется на основании лицензии, выдаваемой Федеральным агентством правительственной связи и информации РФ при Президенте РФ.

ЭЦП представляет собой набор байтов, который является результатом работы программы генерации цифровой подписи. ЭЦП обладает двумя основными свойствами: воспроизводима только одним лицом, а подлинность ее может быть удостоверена многими; она неразрывно связана с конкретным документом и только с ним. ЭЦП жестко увязывает в одно целое содержание документа и закрытый ключ подписывающего и делает невозможным изменение документа без нарушения подлинности этой подписи <*>.

<*> Гарибян А. Электронная цифровая подпись: правовые аспекты // Российская юстиция. 1996. N 11. С. 12; Вершинин А.П. Электронный документ: правовая форма и доказательство в суде. М., 2000. С. 66 - 71.

Современное законодательство и арбитражная практика признают за документами в электронной форме доказательственную силу.

Так, в письме Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 августа 1994 г. N С1-7/ОП-587 "Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебно - арбитражной практике" <*> устанавливается, что в договоре между сторонами об использовании во взаимоотношениях между ними документов в электронной форме должна быть предусмотрена процедура согласования возможных разногласий. В случае отсутствия указанной процедуры суд вправе не принимать в качестве доказательств документы, подписанные ЭЦП.

<*> Вестник ВАС РФ. 1994. N 10.

Интересен п. 2 ст. 4 Закона "Об электронной цифровой подписи": "...электронный документ с ЭЦП имеет юридическое значение при осуществлении отношений, указанных в сертификате ключа подписи". Как справедливо отмечает А. Шамраев, в связи с этим возникают вопросы о необходимости наличия у юридического лица сразу нескольких ЭЦП для подписания электронных документов, порождаемых в рамках различных отношений, а также, например, о соответствии этому требованию в ситуации смешанного договора (ст. 421 ГК РФ). В результате потребуется проведение владельцем ЭЦП анализа подписываемых электронных документов на предмет соответствия ЭЦП конкретным правоотношениям или использование для одного электронного документа нескольких ЭЦП по видам отношений <*>.

<*> Шамраев А. Указ. раб.