Мудрый Юрист

Расширение объекта кассационного обжалования и опротестования в гражданском судопроизводстве

Л.В. Серегина, ст. преподаватель МГОУ.

Согласно ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод и обеспечивается возможность обжалования в суд решения и действия (бездействия) органов государственной власти и должностных лиц.

Право обжалования и опротестования решений и определений суда первой инстанции, не вступивших в законную силу, является одной из гарантий осуществления гражданами конституционного права на судебную защиту и вынесения судами законных и обоснованных решений.

Объекты кассационного обжалования определены статьей 282 ГПК РСФСР. Согласно ч. 1 ст. 282 и ч. 1 ст. 283 ГПК РСФСР объектами кассационного обжалования являются решения всех судов первой инстанции, не вступившие в законную силу. До 6 января 1999 года из этого правила допускалось исключение в отношении решений Верховного Суда Российской Федерации, которые вступали в законную силу немедленно и, следовательно, не могли быть обжалованы в кассационном порядке. Федеральным законом от 4 января 1999 г. N 3-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О судоустройстве РСФСР", Гражданский процессуальный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР" <*>, вступившим в силу 6 января 1999 года, внесены изменения и дополнения в ст. ст. 282, 283 ГПК РСФСР, повлекшие расширение объектов кассационного обжалования. Теперь могут быть обжалованы и опротестованы в кассационном порядке решения не только районных, областных, краевых и других судов субъектов Российской Федерации, но и решения Верховного Суда Российской Федерации, вынесенные по первой инстанции.

<*> Собрание законодательства РФ. 1999. N 1. Ст. 5.

Таким образом, положения статей 282 и 283 ГПК РСФСР предоставляют право кассационного обжалования не вступивших в законную силу решений всех судов первой инстанции, не предусматривая каких-либо исключений. Однако в некоторых законах установлено, что решение суда является окончательным, то есть не подлежит обжалованию в кассационном порядке. Между тем, в соответствии со ст. 330 ГПК РСФСР, основанием отмены судебных актов в порядке надзора является их незаконность, выразившаяся в неправильном применении или толковании норм материального права либо в существенном нарушении норм процессуального права, повлекшем вынесение незаконного судебного акта.

Как обоснованно отмечает М.А. Алиэскеров, "невозможность оспаривания некоторых постановлений суда первой инстанции в кассационном порядке порождает для лиц, участвующих в деле, проблемы, связанные с тем, что надзорная инстанция не должна рассматривать вопросы факта" <*>.

<*> См.: Алиэскеров М.А.: Проблемы кассационного производства по гражданским делам. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юр. наук. М., 2000. С. 38.

В связи с сохраняющейся тенденцией закрепления в законодательных актах невозможности обжалования решений суда, вопрос об обоснованности и оправданности существующих в настоящее время ограничений в возможности обжалования и опротестования отдельных постановлений суда первой инстанции в кассационную инстанцию приобретает особую актуальность.

Согласно ст. 1 и ст. 232 ГПК, дела, возникающие из административно-правовых отношений, рассматриваются судами по правилам гражданского судопроизводства с изъятиями и дополнениями, которые установлены законодательством Российской Федерации. Однако не все установленные законом изъятия из общих правил гражданского судопроизводства, применяющиеся по делам, возникающим из публично-правовых отношений, можно признать достаточно обоснованными.

К числу таких необоснованных изъятий из общих правил гражданского судопроизводства относится содержащийся в административном законодательстве запрет кассационного обжалования судебных решений по жалобам на наложение административных взысканий. Положения ст. 267 КоАП РСФСР устанавливали окончательность решений суда по делам, возникающим из административно-правовых отношений. Как отмечается в Комментарии к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР, "в гражданском процессуальном праве данная норма не воспроизводится, поскольку она противоречит принципам гражданского процессуального права и, в частности, принципу диспозитивности как двигающему началу гражданского судопроизводства" <*>. Ученые неоднократно отмечали, что немедленное вступление решения суда в законную силу противоречит принципам гражданского процессуального права.

<*> Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР (научно-практический) / Под ред. М.С. Шакарян. М., 2001. С. 500.

Раскрывая конституционное содержание права на судебную защиту применительно к конкретным видам судопроизводства, Конституционный Суд Российской Федерации сформулировал ряд правовых позиций, согласно которым право на судебную защиту предполагает конкретные гарантии эффективного восстановления в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости (Постановление от 16 марта 1998 года по делу о проверке конституционности статьи 44 УПК РСФСР и статьи 123 ГПК РСФСР) <1>, отсутствие возможности пересмотреть ошибочный судебный акт умаляет и ограничивает право на судебную защиту (Постановление от 3 февраля 1998 года по делу о проверке конституционности статей 180, 181, пункта 3 части 1 статьи 187 и статьи 192 АПК Российской Федерации) <2>, в рамках осуществления судебной защиты прав и свобод возможно обжалование в суд решений и действий (или бездействия) любых государственных органов, включая судебные (Постановления от 2 июля 1998 года по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 331 и 464 УПК РСФСР <3> и от 6 июля 1998 года по делу о проверке конституционности части пятой статьи 325 УПК РСФСР <4>).

<1> Собрание законодательства РФ. 1998. N 12. Ст. 1459.
<2> Собрание законодательства РФ. 1998. N 6. Ст. 784.
<3> Собрание законодательства РФ. 1998. N 28. Ст. 3393.
<4> Собрание законодательства РФ. 1998. N 28. Ст. 3394.

Основываясь на этих правовых позициях, Конституционный Суд Российской Федерации принял Постановление от 28 мая 1999 г. N 9-П по делу о проверке конституционности части второй статьи 266 и пункта 3 части первой статьи 267 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях в связи с жалобами граждан <*>. Указанным Постановлением Конституционного Суда РФ положения пункта 3 части первой статьи 267 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 46 (части 1 и 2) и 19 (часть 1), как исключающие возможность проверки по жалобам граждан законности и обоснованности судебного решения еще одной судебной инстанцией, уполномоченной на исправление судебной ошибки.

<*> Собрание законодательства РФ. 1999. N 23. Ст. 2890.

По мнению А. Косова, введенная Конституционным Судом процедура судебного обжалования и пересмотра решений суда по жалобам на постановления по делам об административных правонарушениях усложняет процесс привлечения нарушителей к административной ответственности. При этом реальное состояние судебной системы в России, перегрузка в работе судов могут привести к формальному рассмотрению данной категории дел. Однако эти негативные последствия рассмотренного решения Конституционного Суда, имеющие, как представляется, временный характер, не могут умалить его положительное значение для дела защиты прав и свобод человека и гражданина <*>.

<*> А. Косов. Решение суда неокончательно... // Бизнес-адвокат. 2000. N 8.

После вступления в силу Постановления Конституционного Суда РФ от 28 мая 1999 года N 9-П суды кассационной инстанции стали принимать и рассматривать кассационные жалобы (протесты) на решения судов первой инстанции, вынесенные по жалобе на постановление по делу об административном правонарушении.

Так, например, Московским городским судом была принята к производству кассационная жалоба Н. на решение Тушинского межмуниципального районного суда г. Москвы, которым ему было отказано в удовлетворении жалобы на постановление начальника ОГИБДД г. Москвы о привлечении его к административной ответственности за нарушение Правил дорожного движения в виде штрафа в размере 250 рублей. Судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда было установлено, что Н. не был извещен о времени и месте рассмотрения должностным лицом ОГИБДД г. Москвы дела об административном правонарушении, вследствие чего он был лишен предусмотренных ст. 247 КоАП РСФСР прав давать объяснения, представлять доказательства, заявлять ходатайства, пользоваться юридической помощью адвоката. В силу ст. 247 КоАП РСФСР дело об административном правонарушении рассматривается в присутствии лица, привлекаемого к административной ответственности. Следовательно, административное взыскание в виде штрафа применено с нарушением установленного законом порядка. Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда решение Тушинского межмуниципального районного суда г. Москвы отменила и, не передавая дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, вынесла новое решение: жалобу Н. удовлетворить, постановление начальника ОГИБДД г. Москвы от 28 мая 1999 г. отменить, производство по делу о нарушении Н. Правил дорожного движения прекратить <*>.

<*> Дело из архива Тушинского межмуниципального суда г. Москвы N 2-437/99.

Позиция Конституционного Суда РФ, изложенная в Постановлении от 28 мая 1999 г. N 9-П, нашла свое отражение в положениях Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, вступающего в силу с 1 июля 2002 года (статья 1 Федерального закона от 30.12.2001 N 196-ФЗ) <*>. Статьи 30.9 и 30.10 указанного Кодекса предусматривают возможность пересмотра решения, вынесенного по жалобе на постановление по делу об административном правонарушении и принесение протеста на не вступившее в законную силу постановление по делу об административном правонарушении и последующие решения. В Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 апреля 1988 года N 4 "О некоторых вопросах рассмотрения судами в порядке гражданского судопроизводства жалоб на постановления по делам об административных правонарушениях" Постановлением от 10 октября 2001 г. N 11 "О внесении изменений и дополнений в некоторые постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации" были внесены изменения, касающиеся возможности обжалования и опротестования в кассационном порядке решения суда по жалобе по делу об административном правонарушении <**>. Проект ГПК РФ, принятый Государственной Думой Федерального Собрания РФ в первом чтении, также не предусматривает каких-либо ограничений в отношении возможности обжалования решений судов, вынесенных по первой инстанции по делам по заявлениям об оспаривании постановлений органов и должностных лиц, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях <***>.

<*> Собрание законодательства РФ. 2002. N 1 (ч. 1). Ст. 1.
<**> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. N 12.
<***> Справочная правовая система "КонсультантПлюс".

В соответствии с нормами законодательства о выборах Федеральным законом от 7 августа 2000 г. N 120-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР" <*> введен еще один запрет на кассационное обжалование, касающийся значительной части дел о защите избирательных прав и права на референдум. В соответствии с ч. 2 ст. 208 ГПК РСФСР решения, вынесенные судами по делам об оспаривании решений и действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, избирательных комиссий, комиссий референдума и должностных лиц, нарушающих избирательные права граждан, вступают в законную силу немедленно после их провозглашения, за исключением решений, вынесенных судами по делам об оспаривании результатов выборов или результатов референдумов. Следовательно, редакция ч. 2 ст. 208 ГПК РСФСР не позволяет гражданам воспользоваться правом на кассационное обжалование решений, вынесенных судами по делам об оспаривании решений и действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, избирательных комиссий, комиссий референдума и должностных лиц, нарушающих избирательные права граждан.

<*> Собрание законодательства РФ. 2000. N 33. Ст. 3346.

По мнению профессора И. Решетниковой, "можно поспорить о конституционности данной нормы" <*>. Запрет на кассационное обжалование решений суда первой инстанции по делам о защите избирательных прав и права на референдум, несмотря на жесткие сроки избирательных кампаний, противоречит конституционным положениям, гарантирующим каждому судебную защиту его прав и свобод. Указанная позиция нашла свое подтверждение в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2001 г. N 17-П по делу о проверке конституционности части второй статьи 208 Гражданского процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан <**>. Данным Постановлением Конституционного Суда РФ положение части второй статьи 208 ГПК РСФСР, на основании которого исключается возможность обжалования в кассационном порядке судебных решений по не связанным с оспариванием результатов выборов или референдумов делам о нарушении избирательных прав граждан, признано не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 32 (часть 2), 46 (части 1 и 2) и 55 (часть 3).

<*> Решетникова И. Новеллы в гражданском процессуальном праве // Российская юстиция. 2000. N 12.
<**> Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ст. 126.

Как указывается в Постановлении Конституционного Суда РФ от 25 декабря 2001 N 17-П, принимая Федеральный закон от 7 августа 2000 года, которым в статью 208 ГПК РСФСР была включена оспариваемая норма, законодатель руководствовался стремлением способствовать проведению избирательных кампаний в строго определенные сроки путем оперативного рассмотрения судами соответствующих дел и немедленного исполнения вынесенных ими решений. Однако, исключив возможность обжалования в кассационном порядке судебных решений по всем делам, не связанным с оспариванием результатов выборов или референдумов, он нарушил баланс конституционно защищаемых ценностей, поскольку таким регулированием полная и эффективная судебная защита избирательных прав граждан даже в случае их существенного ущемления, влекущего искажение свободного волеизъявления избирателей, не гарантируется <*>.

<*> Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ст. 126.

Представляется более правильным не устанавливать норму о вступлении решений суда первой инстанции по данной категории дел в законную силу немедленно после их провозглашения, а предусмотреть сокращенные сроки для обжалования и пересмотра состоявшихся по этим делам судебных решений либо обращать такие решения в случае необходимости к немедленному исполнению, когда это позволяют существо решения и конкретные обстоятельства дела. Так, пункт 5 ст. 210 ГПК РСФСР содержит указание на то, что немедленному исполнению подлежат решения о назначении даты выборов представительных органов местного самоуправления и выборных должностных лиц местного самоуправления.

Возможность кассационного обжалования позволяет более полно защитить избирательные права граждан и организаций и своевременно исправить иногда допускаемые судами первой инстанции ошибки, обусловленные сложностью рассматриваемых правоотношений, связанных с выборами.

Так, например, решением Верховного Суда Республики Татарстан было отказано в удовлетворении жалобы Овруцкого Л.М. на Постановление Центральной избирательной комиссии Республики Татарстан "Об образовании избирательных округов по выборам народных депутатов в Государственный Совет Республики Татарстан", которым в указанной республике образовано 63 административно-территориальных и 67 территориальных избирательных округов с избранием 130 народных депутатов, при этом численность избирателей большинства округов определена без учета допустимых Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" отклонений от средней нормы представительства избирателей, что, по мнению заявителя, свидетельствует о неравенстве предстоящих выборов и нарушении гарантированных Конституцией Российской Федерации его избирательных прав.

Рассматривая кассационную жалобу Овруцкого Л.М., Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации установила, что Верховный Суд Республики Татарстан ошибочно не применил положения Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", устанавливающие допустимое отклонение от средней нормы представительства не более чем на 10%, а в труднодоступных и отдаленных местностях - не более чем на 15% (п. 3 ст. 19).

Рассмотрев материалы дела, изучив судебное решение, заслушав объяснения сторон, суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что избирательная комиссия в целях соблюдения требования закона о примерном равенстве избирательных округов и защиты избирательных прав граждан число избирателей в каждом избирательном округе за 70 дней до голосования (п. 1 ст. 19 Федерального закона) не определила и достоверными сведениями о зарегистрированных избирателях после 1 июля 1999 г. и по день образования избирательных округов не располагала ввиду их отсутствия. При таком положении доводы заявителя о несоответствии оспариваемого им Постановления Центральной избирательной комиссии республики от 20 сентября 1999 г. закону и нарушении его избирательных прав заслуживают внимания и требуют дополнительной проверки.

Решение Верховного Суда Республики Татарстан от 12 октября 1999 г. было отменено, и дело направлено в тот же суд на новое рассмотрение <*>.

<*> Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 19.11.99 г. по делу N 11-Г99-7. Справочная правовая система "КонсультантПлюс".

По мнению авторов научно-практического Комментария к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР, с которым следует согласиться, запрет на кассационное обжалование решений по рассматриваемой категории дел с соответствующей увязкой с нормами законодательства о выборах должен быть отменен <*>.

<*> Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР (научно-практический) / Под ред. М.С. Шакарян. М., 2001. С. 501.

Позиция законодателя, предусматривающего ограничения возможности кассационного обжалования решений суда первой инстанции, неоднократно подвергалась учеными-процессуалистами серьезной критике. В юридической литературе высказывались предположения о желательности отказа от запрета обжалования решений, вынесенных судом по первой инстанции, поскольку такой запрет ограничивает права лиц, участвующих в деле, сужая гарантии вынесения законного и обоснованного решения <*>.

<*> См., например: А.Л. Цыпкин. Право на защиту в кассационном и надзорном производстве и при исполнении приговора. Саратов, 1965. С. 5, 6.; Л.Ф. Лесницкая. Пересмотр решения суда в кассационном порядке. М., 1974. С. 25 - 29; Курс советского

гражданского процессуального права / Отв. ред. А.А. Мельников. М., 1981. Т. 2. С. 241 - 244.

В научных трудах справедливо обращалось внимание на желательность дальнейшего расширения круга объектов права кассационного обжалования, поскольку ограничение права на кассационное обжалование не соответствует принципам гражданского процессуального права <*>.

<*> Мельников А.А. Правовое положение личности в советском гражданском процессе. М., 1969. С. 182, 183; Чечот Д.М. Административная юстиция: (Теоретические проблемы). Л., 1973. С. 131 - 133.

В настоящее время сделаны определенные шаги в направлении снятия ограничений на кассационное обжалование решений судов первой инстанции. Федеральным законом от 4 января 1999 г. N 3-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О судоустройстве РСФСР", Гражданский процессуальный кодекс РСФСР и Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР" были сняты ограничения в возможности кассационного обжалования вынесенных по первой инстанции решений Верховного Суда Российской Федерации. Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 28 мая 1999 года по делу о проверке конституционности части второй статьи 266 и пункта 3 части первой статьи 267 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях в связи с жалобами граждан п. 3 ч. 1 ст. 267 КоАП РСФСР, предусматривающий невозможность кассационного обжалования решений судов по жалобам на постановления о наложении административных взысканий, признан не соответствующим Конституции <*>. Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2001 г. N 17-П признано не соответствующим Конституции Российской Федерации положение ч. 2 ст. 208 ГПК РСФСР, исключающее возможность обжалования в кассационном порядке судебных решений по не связанным с оспариванием результатов выборов или референдумов делам о нарушениях избирательных прав граждан <**>. Однако многое еще предстоит сделать в области снятия ограничений на кассационное обжалование.

<*> Собрание законодательства РФ. 1999. N 23. Ст. 2890.
<**> Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ст. 126.

В судебной практике возникает вопрос о том, подлежит ли обжалованию определение судьи об оставлении искового заявления без движения, выносимое в порядке ст. 130 ГПК РСФСР. Ни статья 130, ни другие нормы ГПК РСФСР не содержат запрета на кассационное обжалование судебных определений об оставлении искового заявления без движения.

Как следует из ч. 1 ст. 315 ГПК РСФСР, определения всех судов первой инстанции, в том числе и Верховного Суда РФ, могут быть обжалованы путем подачи частной жалобы в следующих случаях: когда допустимость их обжалования прямо предусмотрена законом; когда определение суда преграждает возможность дальнейшего движения дела.

Положения статьи 130 ГПК РСФСР не содержат прямого указания на возможность кассационного обжалования таких определений. Однако Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении N 10 от 1 декабря 1983 г. "О применении процессуального законодательства при рассмотрении гражданских дел в суде первой инстанции" (с изменениями и дополнениями, внесенными Постановлением Пленума N 3 от 3 апреля 1987 г.) указывал на то, что "согласно ст. 315 ГПК РСФСР и соответствующим статьям ГПК других союзных республик определение об оставлении заявления без движения обжалованию и опротестованию в суд кассационной инстанции не подлежит, за исключением случаев, когда оно вынесено по мотиву неуплаты государственной пошлины" <*>.

<*> Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. М., 1995. С. 113.

По вопросу о том, преграждают ли определения суда об оставлении искового заявления без движения дальнейшее движение дела, среди научных и практических работников нет единого мнения. Одни ученые и практики полагают, что такие определения не подлежат обжалованию, поскольку не преграждают движения дела после исполнения указаний судьи. Другие считают, что определения об оставлении искового заявления без движения преграждают движение дела, препятствуют возбуждению искового производства, если указания судьи не основаны на законе и лицо, подавшее исковое заявление, не согласно с ними.

Представляется более правильным не ограничивать возможность обжалования указанных определений, поскольку в случае невозможности устранить указанные в определении суда причины оставления заявления без движения такое определение будет препятствовать дальнейшему движению дела.

В настоящее время по такому пути пошла и судебная практика. Суды кассационной инстанции принимают к своему производству частные жалобы на указанные определения. Это позволило устранить иногда допускаемые судами нарушения прав граждан на судебную защиту.

Анализ судебной практики позволяет увидеть, что иногда судьи забывают о том, что требования, предъявляемые к исковому заявлению, изложенные в ст. 126 ГПК РСФСР, являются исчерпывающими и расширительному толкованию не подлежат. В связи с чем недопустимы факты оставления заявления без движения по мотивам отсутствия доказательств, приложенных к исковому заявлению, и по любым иным основаниям, не предусмотренным законом.

Например, определением судьи Пресненского районного суда г. Москвы оставлено без движения заявление гражданина В. о восстановлении на работе в объединении "Зарубежгеология", по основанию непредставления истцом приказа об увольнении.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда, отменяя определение судьи об оставлении искового заявления без движения, указала на то, что в соответствии со ст. 126 ГПК РСФСР в заявлении должны быть указаны обстоятельства, на которых истец основывает свое требование, и доказательства, подтверждающие изложенные истцом обстоятельства. Следовательно, истец, подавая исковое заявление, обязан указать на доказательства, а не представлять их. Кроме того, гражданин В. в кассационной жалобе ссылался на то, что, несмотря на его требование, приказ о его увольнении не был ему выдан работодателем, а в силу ст. 50 ГПК РСФСР суд обязан содействовать сторонам и другим лицам, участвующим в деле, в собирании доказательств <*>.

<*> Дело N 2-748/01 из архива Пресненского районного суда г. Москвы.

Следует обратить внимание на то, что Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении N 3 от 24 августа 1982 г. "О применении судами Российской Федерации законодательства, регулирующего рассмотрение гражданских дел в кассационной инстанции" (в редакции Постановления от 26.12.95 N 9) прямо устанавливает право обжалования определения об оставлении кассационной жалобы (протеста) без движения в соответствии с п. 2 ст. 315 ГПК в суд кассационной инстанции, поскольку оно преграждает возможность дальнейшего движения дела <*>.

<*> Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. М., 1995. С. 237.

Необходимость четкого законодательного закрепления возможности кассационного обжалования определения об оставлении искового заявления без движения и определения об оставлении кассационной жалобы или протеста без движения находит свое подтверждение в ч. 3 ст. 137 и ч. 3 ст. 333 проекта ГПК РФ <*>.

<*> Справочная правовая система "КонсультантПлюс".

На основании ч. 2 ст. 1 ГПК РСФСР гражданское судопроизводство у мирового судьи определяется указанным Кодексом, Федеральным законом "О мировых судьях в Российской Федерации" и другими федеральными законами. Следовательно, на рассмотрение гражданских дел мировыми судьями распространяются все правила гражданского судопроизводства с отдельными дополнениями и изъятиями из них. Эти дополнения и изъятия из общих правил гражданского судопроизводства сформулированы в Федеральном законе "О мировых судьях в Российской Федерации" от 17.12.98 N 188-ФЗ <*>, а также в главе 35.1 ГПК "Апелляционное производство по пересмотру решений и определений мировых судей". Поскольку рассмотрение и разрешение дел мировыми судьями осуществляется по правилам гражданского судопроизводства, при соблюдении требований ст. 213.1 ГПК РСФСР, они вправе выносить заочные решения. Однако решения мирового судьи в соответствии со ст. 318.1 ГПК РСФСР могут быть обжалованы в апелляционном порядке. В силу же ч. 2 ст. 213.6 ГПК заочное решение может быть обжаловано в порядке, предусмотренном частью первой статьи 282 ГПК, т.е. в кассационном порядке. Как обоснованно указывает профессор И. Решетникова, "изменения и дополнения ГПК от 7 августа 2000 г. не предусмотрели решения данной проблемы" <**>.

<*> Собрание законодательства РФ. 1998. N 51. Ст. 6270.
<**> Решетникова И. Новеллы в гражданском процессуальном праве // Российская юстиция. 2000. N 12.

В данной ситуации представляется наиболее правильным рассматривать жалобы на вынесенные мировыми судьями заочные решения в порядке апелляционного производства, поскольку в соответствии со ст. 318.1 ГПК РСФСР все решения мирового судьи, в том числе и заочные, могут быть обжалованы в апелляционном порядке. Решения мировых судей нельзя отнести к решениям судов, перечисленным в ст. 283 ГПК РСФСР, которые могут быть обжалованы и опротестованы в кассационном порядке. Кроме того, глава 16.1 "Заочное решение" была введена в ГПК РСФСР Федеральным законом "О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР" от 30 ноября 1995 г. N 189-ФЗ <*>, а глава 35.1 "Апелляционное производство по пересмотру решений и определений мировых судей" внесена в ГПК РСФСР Федеральным законом "О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР" от 7 августа 2000 г. N 120-ФЗ <**>. Следовательно, до внесения Федеральным законом от 7 августа 2000 г. N 120-ФЗ изменений и дополнений в ГПК РСФСР возможности иного, не кассационного порядка обжалования не вступивших в законную силу судебных постановлений не имелось. Поскольку трудности возникли при применении двух разных норм одного акта, следует воспользоваться принципом приоритета позднее изданного акта. Исходя из принципа приоритета позднее изданного акта, при выборе подлежащего применению нормативного акта из двух нормативных актов одного уровня надлежит руководствоваться позднее принятым нормативным актом. В рассматриваемом случае надлежит руководствоваться статьей 318.1 ГПК РСФСР, введенной в ГПК Федеральным законом от 7 августа N 120-ФЗ. В дальнейшем положение ч. 2 ст. 213.6 ГПК РСФСР должно быть приведено в соответствие со ст. 318.1 ГПК РСФСР.

<*> Собрание законодательства РФ. 1995. N 49. Ст. 4696.
<**> Собрание законодательства РФ. 2000. N 33. Ст. 3346.

Изложенная позиция находит свое подтверждение в материалах судебной практики. Так, мировой судья судебного участка N 3 Вахитовского района г. Казани, вынося заочное решение по делу по иску Михеева Н.Г. к администрации Вахитовского района г. Казани о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда, указал в резолютивной части решения на возможность его обжалования в Вахитовский районный суд г. Казани, т.е. на возможность обжалования решения в апелляционном порядке. Истцом Михеевым Н.Г. на заочное решение мирового судьи была подана апелляционная жалоба, которая была рассмотрена Вахитовским районным судом г. Казани по правилам апелляционного производства <*>.

<*> Дело N 2-3-65/01 из архива Вахитовского районного суда г. Казани.

На основании изложенного к объектам кассационного обжалования не следует относить не вступившие в законную силу заочные решения, вынесенные мировыми судьями. В проекте ГПК РФ совершенно обоснованно предусмотрено введение прямого запрета на обжалование решений мировых судей в кассационном порядке. Согласно ст. 340 проекта ГПК РФ решения всех судов Российской Федерации, вынесенные по первой инстанции, кроме решений мировых судей, могут быть обжалованы в кассационном порядке. Однако ч. 2 ст. 239 проекта ГПК РФ по-прежнему предоставляет сторонам возможность обжаловать заочное решение в кассационном порядке. О возможности обжалования таких решений, в случае их вынесения мировыми судьями, в апелляционном порядке в проекте ГПК РФ не упоминается. Представляется необходимым изменить ч. 2 ст. 239 проекта ГПК РФ, указав, что заочное решение может быть обжаловано сторонами в суд второй инстанции.

Как отмечено Конституционным Судом Российской Федерации, "государство обязано обеспечить полное осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной и эффективной" <*>. Судебное решение не может быть признано справедливым и правосудным, если отсутствует возможность исправления судебной ошибки. Следовательно, избирая ту или иную форму пересмотра судебных решений по конкретным делам с целью исправления судебной ошибки, следует исходить из необходимости адекватного обеспечения защиты прав и свобод в целях реального и своевременного их восстановления.

<*> Постановление Конституционного Суда РФ от 25.12.2001 N 17-П // Собрание законодательства РФ. 2002. N 1. Ст. 126.

Таким образом, из вышеизложенного видно, что в настоящее время произошло расширение объекта кассационного обжалования, однако оно не получило своего законодательного закрепления.

Между тем дефекты законодательного регулирования, сложившиеся в результате принятия норм, устанавливающих ограничения на кассационное обжалование судебных решений по некоторым категориям дел, не могут быть компенсированы при рассмотрении дел в порядке надзора, поскольку возбуждение производства в этой стадии обусловлено не волеизъявлением гражданина, права которого нарушаются, а решением соответствующих должностных лиц, при том что объем процессуальных прав сторон, участвующих в деле, значительно ограничен по сравнению с кассационной инстанцией. Указанные дефекты возможно и необходимо устранить путем внесения соответствующих изменений в ГПК РСФСР и другие законодательные акты, регулирующие рассматриваемые правоотношения.