Мудрый Юрист

Предусмотренные ст. 24 УПК РФ основания и порядок отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела

Рыжаков Александр Петрович, кандидат юридических наук, профессор, профессор кафедры правовых дисциплин Тульского государственного педагогического университета им. Л.Н. Толстого, профессор кафедры государства и права Тульского государственного университета.

В настоящей публикации будет прокомментирована ст. 24 УПК РФ, которая именуется "Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела". В названной норме права перечислены не все, а лишь одна из 7 разновидностей оснований прекращения уголовного дела.

Остальные основания прекращения уголовного дела могут быть классифицированы следующим образом:

  1. основания прекращения уголовного преследования (ст. 27 УПК РФ, за исключением непричастности подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления (п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ));
  2. обстоятельства, дающие следователю право освободить лицо, совершившее преступление, от уголовной ответственности:

а) изменение обстановки, вследствие чего полностью утрачивается общественная опасность совершенного преступления или лица, его совершившего (ст. 26 УПК РФ),

б) примирение с потерпевшим (ст. 25 УПК РФ),

в) деятельное раскаяние (ст. 28 УПК РФ),

г) несовершеннолетие лица, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести, если его исправление может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия (ст. 427 УПК РФ);

  1. в соответствии с ч. 5 ст. 319 УПК РФ одним из оснований прекращения уголовного дела следует признать примирение потерпевшего с обвиняемым по делам, возбуждаемым не иначе как по жалобам потерпевших, кроме случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ (ч. 2 ст. 20 УПК РФ);
  2. доказательства отсутствия для общества, себя или других лиц опасности, проистекающей со стороны лица, совершившего общественно опасное деяние, исходя из характера этого деяния и психического расстройства лица (п. 1 ч. 1 ст. 439 УПК РФ);
  3. акт помилования (о нем идет речь в ч. 3 ст. 310 и ч. 5 ст. 413 УПК РФ);
  4. отсутствие согласия указанного в законе (но не в УПК РФ) органа (должностного лица) на привлечение лица к уголовной ответственности.

Первым основанием отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела названо отсутствие события преступления (п. 1 ч. 1 комментируемой статьи).

Событие преступления отсутствует лишь тогда, когда не было самого факта, о котором сообщалось в компетентный возбуждать уголовное дело государственный орган. Такой позиции придерживаются и другие ученые <*>.

<*> См., к примеру: Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно - процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). М.: ООО "ВИТРЭМ", 2002. С. 37.

Между тем в литературе высказана и иная позиция. Согласно второй позиции отсутствие события преступления предполагает, что определенное событие было ошибочно воспринято как преступное <*>. Приверженцы данного подхода к толкованию п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ к отсутствию события преступления также относят случаи, когда "причинение вреда было вызвано неуправляемыми силами природы или животными, либо потерпевший сам причинил себе вред" <**>. Наше и иное мнения отличаются друг от друга принципиально. Нами под событием понимается деяние, о котором сообщено в поводе к возбуждению уголовного дела, а приверженцами второй позиции - преступление. Соответственно, мы считаем, если было сообщено, к примеру, о смерти человека, то событие будет отсутствовать, только если выяснится, что человек жив или же данного человека вообще не существовало. Если человек был убит животным, невменяемым, лицом, не достигшим возраста, с наступлением которого возможно привлечение его к уголовной ответственности, и т.п. - налицо отсутствие состава, а не события преступления. Придерживаясь же второй из высказанных позиций, затруднительно отграничить п. 1 от п. 2 ст. 24 УПК РФ, отсутствие события преступления от отсутствия состава преступления. При отсутствии состава преступления всегда будет отсутствовать преступление, а значит, и событие преступления.

<*> См.: Комментарий к Уголовно - процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный / Под ред. Н.А. Петухова, Г.И. Загорского. М.: ИКФ "ЭКМОС", 2002. С. 51.
<**> См.: Кондратов П.Е. Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела // Научно - практический комментарий к Уголовно - процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева. Научн. ред. В.П. Божьев. М.: Спарк, 2002. С. 48.

В рассуждениях приверженцев второй из приведенных здесь точек зрения всегда присутствуют взаимоисключающие суждения, такие, к примеру, как "факт противоправного деяния установлен", хотя "действия этого лица носили правомерный характер" <*>. Не может деяние быть одновременно противоправным и правомерным. Оно либо противоправное, либо правомерное.

<*> См.: Гаврилов Б.Я. Глава 4. Основания отказа в возбуждении уголовного дела, прекращения уголовного дела и уголовного преследования // Комментарий к Уголовно - процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. М.: Издательство "Экзамен XXI", 2002. С. 67 - 68.

Разновидностью отсутствия события преступления являются ситуации, когда по поводу существования соответствующего деяния, фигурировавшего в заявлении (сообщении) о преступлении, остались неразрешимые сомнения. В силу принципа презумпции невиновности они должны толковаться в пользу обвиняемого <*>.

<*> См.: Безлепкин Б.Т. Указ. раб. С. 37.

В п. 2 ч. 1 комментируемой статьи предусмотрено такое основание отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела, как отсутствие в деянии состава преступления. Это наиболее распространенное основание отказа в возбуждении и (или) прекращения уголовного дела. Отсутствие в деянии состава преступления означает, что событие, пусть даже общественно опасное, имело место, однако за его совершение лицо не может подлежать уголовной ответственности.

Разновидностями проявления указанного основания на практике являются следующие ситуации.

  1. Отсутствие обязательного признака субъекта преступления.

Уголовное дело в отношении предусмотренного уголовным законом деяния, совершенного единолично (или в группе сверстников) лицом, не достигшим возраста, с момента наступления которого возможно привлечение его к уголовной ответственности <*>, подлежит прекращению в связи с отсутствием состава преступления.

<*> Некоторые ученые, подразумевая то же понятие (недостижение лицом возраста, с момента наступления которого возможно привлечение его к уголовной ответственности), именуют его недостижением возраста уголовной ответственности (см.: Комментарий к Уголовно - процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный / Под ред. Н.А. Петухова, Г.И. Загорского. С. 51) или недостижением возраста, с которого наступает уголовная ответственность (см.: Гаврилов Б.Я. Указ. раб. С. 68).

Уголовная ответственность существует гораздо больше времени, чем срок жизни одного человека. Соответственно возраста уголовной ответственности человек достигнуть никогда не сможет. Поэтому использование понятия "возраст уголовной ответственности" в значении "возраст, с момента наступления которого возможно привлечение его к уголовной ответственности" представляется не вполне корректным. Небезупречным представляется и термин "недостижение возраста, с которого наступает уголовная ответственность". Буквальное его толкование может привести правоприменителя к мысли, что в законе определен возраст, после достижения которого обязательно наступает уголовная ответственность. Уголовная ответственность наступает из-за того, что лицо совершило преступление, а не из-за того, что оно достигло определенного возраста. Очень много людей, которые достигли 16 лет, а уголовная ответственность в отношении их так и не наступила.

Исходя из положений, содержащихся в ч. 3 ст. 27 УПК РФ, в связи с отсутствием состава преступления подлежат прекращению и некоторые иные уголовные дела. Речь идет об общественно опасных деяниях несовершеннолетних (когда среди них не было вменяемых, достигших возраста, с которого возможно привлечение к уголовной ответственности, физических лиц), которые хотя и достигли возраста, с которого может наступить уголовная ответственность, но которые вследствие своего отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, не могли в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководить ими в момент совершения деяния, предусмотренного уголовным законом.

  1. Отсутствие вины.

Согласно ст. 28 УК РФ деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть. Кроме того, вина отсутствует тогда, когда лицо, совершившее деяние, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), однако не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно - психическим перегрузкам.

Отсутствие вины может быть доказано. Второй вариант - когда имеются неустранимые сомнения по поводу наличия указанного признака субъективной стороны состава преступления. Удачный пример второй ситуации приведен в работе Б.Т. Безлепкина. Он говорит о дорожно - транспортном происшествии, в котором погиб пешеход. Иногда, несмотря на все принятые меры, так и не удается установить, имел ли водитель техническую возможность избежать наезда, иначе говоря, есть ли в его действиях признаки субъективной стороны состава преступления <*>.

<*> См.: Безлепкин Б.Т. Указ. раб. С. 37 - 38.
  1. Отсутствие общественно опасного деяния.

Данная форма отсутствия состава преступления проявляется в следующих ситуациях.

А. Общественно опасные последствия налицо, но они наступили не в связи с совершением преступления, так как не явились результатом чьих-либо действий (бездействия), то есть нет одного из признаков объективной стороны состава преступления - не только общественно опасного, но вообще какого-либо деяния. Так, к примеру, нет деяния, когда ущерб причинен ударом молнии в открытом поле.

Б. Деяние имело место, но оно малозначительное, не представляющее общественной опасности (ч. 2 ст. 14 УК РФ). Примером может служить умышленное уничтожение не представляющего для кого-либо ценности имущества.

В. Добровольный отказ от доведения преступления до конца, если фактически совершенное деяние не содержит состава иного преступления (ст. 31 УК РФ).

Г. Имело место общественно полезное, а не опасное деяние, необходимая оборона, крайняя необходимость или причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. ст. 37 - 39 УК РФ) <*>.

<*> См., к примеру: Постановление Президиума Нижегородского областного суда от 17 февраля 1994 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1994. N 6.

Д. Законодателем признается отсутствие общественной опасности также в случае причинения вреда при обоснованном риске, преследующем достижение общественно полезной цели. При этом риск может быть признан обоснованным, если данная цель не могла быть достигнута иными, не связанными с риском действиями (бездействием), а лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения наступившего вреда (ст. 41 УК РФ).

  1. Отсутствие какого-либо иного обязательного признака состава преступления.
  2. Событие произошло, но не является противоправным.

Отсутствие противоправности имеет место при следующих обстоятельствах.

А. За искомые действия (бездействие) продолжительный период времени (никогда) не было предусмотрено уголовной ответственности. Примером может служить самоубийство. В результате самоубийства наступает смерть человека, однако оно не является противоправным.

Б. Расследуемое происшествие полностью декриминализировано. Речь идет, к примеру, о недонесении о преступлении. С 1 января 1997 года декриминализированы все виды недонесения о преступлении.

В. Укрывательство преступлений небольшой и средней тяжести, за исключением случаев приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем, уголовная ответственность за которые предусмотрена ст. 175 УК РФ.

Г. Отказ лиц, перечисленных в ч. 3 ст. 56 УПК РФ, от дачи показаний. Это деяние должно быть признано правомерной деятельностью как исходя из положений УПК РФ, так и других законов. Так, к примеру, право члена Совета Федерации или депутата Государственной Думы Федерального Собрания РФ отказаться от дачи показаний по обстоятельствам, ставшим ему известными в связи с выполнением им своих служебных обязанностей, закреплено в ст. 21 Федерального закона "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации".

  1. Иные виды отсутствия состава преступления.

За отсутствием состава преступления уголовное дело может быть прекращено в части действий (бездействия) конкретного человека и в связи с иными обстоятельствами. Так, согласно ст. ст. 40, 42 УК РФ не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам:

Уголовную ответственность за причинение такого вреда должны нести люди, принуждавшие к совершению преступления или отдавшие незаконный приказ (распоряжение).

Отсутствие состава преступления, кроме того, может констатироваться в связи с неявкой потерпевшего по уголовным делам частного обвинения в судебное заседание суда первой инстанции без уважительных причин (ч. 3 ст. 249 УПК РФ).

Помимо перечисленного, отсутствие состава преступления предполагают также и другие закрепленные в ст. ст. 24 и 27 УПК РФ специальные основания отказа в возбуждении уголовного дела, прекращения уголовного дела или уголовного преследования. Речь идет об отсутствии события преступления (п. 1 ст. 24 УПК РФ), наличии по данному факту неотмененного (вступившего в законную силу) постановления о прекращении уголовного дела либо об отказе в возбуждении уголовного дела по реабилитирующим основаниям или оправдательного приговора (п. п. 4 - 5 ч. 1 ст. 27 УПК РФ). При установлении таких фактов уголовное дело прекращается по специальному обстоятельству, а не в связи с отсутствием состава преступления. Дополнительного упоминания в соответствующем постановлении на п. 2 ст. 24 УПК РФ не требуется.

В отличие от отсутствия события преступления, которое снимает все вопросы о какой бы то ни было ответственности лица, отказ в возбуждении уголовного дела или прекращение уголовного дела за отсутствием состава преступления не исключает иных видов юридической ответственности. Соответственно может остаться открытым вопрос о гражданско - правовой имущественной ответственности за причиненный деянием вред <*>.

<*> См.: Безлепкин Б.Т. Указ. раб. С. 38.

Некоторые ученые считают, что "решение о прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления должно приниматься прокурором, следователем, дознавателем лишь в отношении конкретного лица" <*>. Идея автора понятна. Более того, применительно к решению об отказе в возбуждении уголовного дела данное требование прямо закреплено в законе (ч. 1 ст. 148 УПК РФ) и уже поэтому ни в коем случае не подвергается сомнению. Действительно, на практике еще нередки ситуации, когда необходимо установить лицо, совершившее деяние, и только после этого можно с уверенностью констатировать наличие или отсутствие состава преступления. Иногда в такой ситуации нерадивыми сотрудниками принимается поспешное, а в ряде случаев и незаконное решение о прекращении уголовного дела.

<*> Гаврилов Б.Я. Указ. раб. С. 68.

Между тем нельзя исключать возможность существования уголовного дела, возбужденного (в данном случае не имеет значения, законно или незаконно возбужденного) по факту, настолько малозначительному, что действия по установлению лица, "совершившего это деяние" <*>, совершенно неоправданны. Автор настоящего Комментария, к примеру, лично знакомился с материалами уголовного дела, возбужденного по поводу поджога стоящего в поле мусорного бака. Вряд ли стоит устанавливать лицо, которое подожгло мусор, если по данному факту было возбуждено уголовное дело. Тем более, что если считать обязательным и в такой ситуации установление лица, "совершившего искомое деяние", мы в конце концов придем к тому, что по окончании срока предварительного расследования, когда это лицо так и не будет установлено, "прокурор, следователь, дознаватель" должны будут приостановить производство по делу по п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ. Копию постановления направить прокурору, дать поручение органу дознания об установлении лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого (хотя обвиняемого по данному делу быть не может), и лично осуществлять непроцессуальную деятельность в тех же целях. Вряд ли это все вытекает из требований закона. Думается, все же могут иметь место случаи, когда прекращение уголовного дела за отсутствием состава преступления является правомерным и при неустановлении лица, как минимум совершившего малозначительное деяние, не представляющее общественной опасности (ч. 2 ст. 14 УК РФ).

<*> Указанное словосочетание поставлено в кавычки, потому что совершением деяния данный факт можно именовать лишь условно.

Следующее основание отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела - истечение срока давности уголовного преследования (п. 3 ч. 1 комментируемой статьи).

Уголовное дело подлежит обязательному прекращению, если истекли сроки давности, закрепленные в ст. 78 УК РФ. Согласно указанной норме лицо освобождается от уголовной ответственности, если истекло:

а) два года после совершения преступления небольшой тяжести;

б) шесть лет после совершения преступления средней тяжести;

в) десять лет после совершения тяжкого преступления;

г) пятнадцать лет после совершения особо тяжкого преступления.

На досудебных стадиях названное основание не подлежит применению, если за совершение инкриминируемого преступления возможно назначение наказания в виде смертной казни или пожизненного лишения свободы. Только суд в указанной ситуации вправе решить вопрос о возможности применения сроков давности к лицу, совершившему преступление, наказуемое смертной казнью или пожизненным лишением свободы. Между тем, какое бы решение суд ни принял, смертная казнь и пожизненное лишение свободы не могут быть применены к лицу, которое могло быть освобождено от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности.

Применительно к анализируемому основанию отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела необходимо отметить также то, что к лицам, совершившим преступления против мира и безопасности человечества, предусмотренные ст. ст. 353, 356, 357 и 358 УК РФ, сроки давности вообще никогда не применяются.

Сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу. В случае совершения лицом нового преступления сроки давности по каждому преступлению исчисляются самостоятельно. Течение сроков давности считается приостановленным в период уклонения лица, совершившего преступление, от органов предварительного расследования или суда. Течение сроков давности в этом случае возобновляется с момента его задержания или явки с повинной.

При освобождении несовершеннолетних от уголовной ответственности сроки давности сокращаются наполовину (ст. 94 УК РФ).

По аналогии с положениями п. п. 1 и 2 действующего в настоящее время указания Генерального прокурора РФ от 13.03.1997 N 10/15 "О порядке прекращения по истечении давности уголовных дел, приостановленных за неустановлением лиц, совершивших преступления" за истечением указанных в ст. 78 УК РФ сроков давности уголовного преследования должны прекращаться уголовные дела, приостановленные вследствие неустановления лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых. Не подлежат прекращению по указанным выше основаниям уголовные дела о преступлениях, за совершение которых может быть назначена смертная казнь или пожизненное лишение свободы.

По анализируемому основанию уголовное дело может также быть прекращено "при условии, что официально объявленный розыск лица, совершившего преступление, не дал положительного результата, в течение сроков, предусмотренных ч. 1 ст. 78 УК РФ" <*>.

<*> Гаврилов Б.Я. Указ. раб. С. 69.

В п. 4 ч. 1 комментируемой статьи приведено такое основание отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела, как смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего.

Прежде чем констатировать наличие данного основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела, следует собрать доказательства совершения преступления умершим, а равно отсутствия у него живых, подлежащих уголовной ответственности соучастников.

Факт смерти подтверждается копией соответствующего свидетельства, которая с подлинника может быть снята самим следователем и заверена его подписью, а также печатью учреждения, где следователь работает.

Данное основание отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела применимо и тогда, когда подозреваемого или обвиняемого в деле нет. В возбуждении уголовного дела может быть отказано и в связи со смертью лица, в отношении которого собраны достаточные данные, указывающие на признаки объективной стороны состава преступления <*>. Если же в деле имеется совокупность доказательств, которая позволяет вынести постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого, названный документ должен быть оформлен даже тогда, когда привлекаемый в качестве обвиняемого уже умер. После вынесения рассматриваемого постановления умерший становится обвиняемым и в отношении его уголовное дело может быть прекращено по п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

<*> Указанная идея нами заимствована у Гаврилова Б.Я. См.: Гаврилов Б.Я. Указ. раб. С. 69.

Как правильно указывает Кондратов П.Е., в отношении умершего уголовное дело может быть прекращено на любой стадии уголовного процесса. Между тем в стадии надзорного производства и возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств <*> такое решение может быть принято, только если смерть обвиняемого наступила до вступления приговора в законную силу <**>.

<*> Кондратовым П.Е. эта стадия по старинке именуется возобновлением дел по вновь открывшимся обстоятельствам (см.: Научно - практический комментарий к Уголовно - процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева. Научн. ред. В.П. Божьев. С. 49). Между тем в УПК РФ 2001 года она называется по-новому - возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.
<*> См.: Кондратов П.Е. Указ. раб. С. 49.

Если после вступления в силу обвинительного приговора выявляется, что единственный обвиняемый по данному делу умер в период судебного разбирательства или после провозглашения приговора, но до его вступления в силу, постановленный по делу приговор, а также решения суда апелляционной и (или) кассационной инстанций (если дело ими рассматривалось) подлежат отмене в надзорном порядке с прекращением дела <*>.

<*> В своей работе Кондратов П.Е. пишет: "Если после вступления в силу обвинительного приговора выявляется, что обвиняемый по данному делу умер в период судебного разбирательства или после провозглашения приговора, но до его вступления в силу, постановленный по делу приговор, а также решения судов апелляционной и (или) кассационной инстанций (если дело ими рассматривалось) подлежат отмене в надзорном порядке с прекращением дела." (См.: Научно - практический комментарий к Уголовно - процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева. Научн. ред. В.П. Божьев. С. 49).

Скорее всего, он просто забыл указать, что приведенное им правило действует лишь в случае, когда в деле имеется один обвиняемый. В связи с чем высказанная им в принципе верная идея вполне может быть расценена как не соответствующая закону. Нельзя отменять приговор, а также решения суда апелляционной и кассационной инстанций (если дело ими рассматривалось) с прекращением дела в связи со смертью одного из нескольких лиц, привлеченных в качестве обвиняемых по данному уголовному делу.

Согласно требованиям ст. 405 УПК РФ пересмотр оправдательного приговора либо определения или постановления суда о прекращении уголовного дела <*> даже в связи с необходимостью последующего прекращения уголовного дела в связи со смертью обвиняемого не допускается.

<*> А не только "отмена оправдательного приговора или постановления (определения) о прекращении уголовного дела по реабилитирующим лицо основаниям", как отмечает Кондратов П.Е. (см.: Научно - практический комментарий к Уголовно - процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева. Научн. ред. В.П. Божьев. С. 49). Отмена решения невозможна без реализации процедуры его пересмотра. А соответствующий пересмотр запрещен ст. 405 УПК РФ.

Отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ, - основание отказа в возбуждении или прекращения уголовного дела, предусмотренное п. 5 ч. 1 комментируемой статьи <*>.

<*> Подробнее о данном основании см.: Рыжаков А.П. Виды уголовного преследования.

Отсутствие жалобы пострадавшего <*> по делам частного и частно - публичного обвинения - это, если так можно сказать, обстоятельство (основание), исключающее начало уголовного процесса <**>. Оно не может быть вероятно установленным. Заявление пострадавшего или есть, или его нет. Если заявления пострадавшего нет, а основания возбуждения уголовного процесса имели место, значит, была вероятность совершения лицом преступления, возбуждение которого возможно и без жалобы пострадавшего. По данному факту (обнаружение признаков объективной стороны такого преступления) и должно было быть возбуждено уголовное дело. Соответственно, если в такой ситуации затем появятся какие-либо основания к его прекращению, то это не п. 5 ст. 24 УПК РФ, а какое-то иное обстоятельство, к примеру п. 2 той же статьи (отсутствие одного из обязательных признаков состава преступления).

<*> Потерпевшим лицо, принесшее заявление о преступлении, станет только после вынесения соответствующего постановления (определения) о признании его потерпевшим. До этого момента его более правильно именовать пострадавшим.
<**> Обоснование наличия в уголовном процессе обстоятельств, исключающих производство по делу, наравне с обстоятельствами, исключающими возбуждение уголовного дела, и обстоятельствами, исключающими начало уголовного процесса, содержится в другой работе автора (см.: Рыжаков А.П. Возбуждение и отказ в возбуждении уголовного дела. М.: Информационно - издательский дом "Филинъ", 1997. С. 78 - 83).

Другое дело, когда орган дознания или следователь незаконно приступил к уголовному процессу, а тем более возбудил уголовное дело и предварительное расследование следует прекратить. В такой ситуации правомерно прекратить уголовное дело на основании п. 5 ст. 24 УПК РФ.

Прекращение дела следователем за отсутствием жалобы пострадавшего не препятствует его возбуждению путем подачи заявления мировому судье потерпевшим или его законным представителем <*>.

<*> По аналогии см.: Определение Судебной коллегии Верховного Суда СССР от 19 апреля 1979 года // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1979. N 6. С. 15.

В случае переквалификации действий подсудимого со ст. 213 УК РФ на ст. 115 УК РФ суд прекращает дело, если отсутствует жалоба пострадавшего и выраженное им желание о привлечении лица к ответственности по ст. 115 УК РФ <*>.

<*> По аналогии см.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 марта 1995 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. N 10.

Близкими к указанному в п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ основанию отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела являются еще два основания. Примирение потерпевшего с обвиняемым по делам, возбуждаемым не иначе как по жалобам потерпевших (кроме случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ), и отсутствие заявления (согласия) руководителя организации, интересам которой причинен вред преступлением, предусмотренным главой 23 УК РФ, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению (с его согласия).

Ранее такое основание, как примирение потерпевшего с обвиняемым по делам, возбуждаемым не иначе как по жалобам потерпевших (кроме случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ), а также отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ, были закреплены в одной и той же статье - в ст. 5 УПК РСФСР. Сейчас примирение потерпевшего с обвиняемым по делам, возбуждаемым не иначе как по жалобам потерпевших, является основанием отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела лишь исходя из содержания ст. 20 УПК РФ.

Руководствуясь положениями ч. 2 ст. 20 УПК РФ, за примирением потерпевшего с обвиняемым могут быть прекращены лишь дела о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью), 116 (побои), ч. 1 ст. 129 (клевета) и ст. 130 (оскорбление) УК РФ, и то не во всех случаях. Если дело о таком преступлении возбуждено прокурором или с согласия последнего следователем (дознавателем), потому что потерпевший в силу беспомощного состояния, зависимости от обвиняемого (по иным причинам) не способен самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами, то дело прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежит.

Дела, возбуждаемые лишь по жалобе пострадавшего, не ограничиваются вышеперечисленными составами преступлений. К таковым также отнесены дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 131 (изнасилование), ч. 1 ст. 136 (нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина без отягчающих обстоятельств), ч. 1 ст. 137 (нарушение неприкосновенности частной жизни без отягчающих обстоятельств), ч. 1 ст. 138 (нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений без отягчающих обстоятельств), ч. 1 ст. 139 (нарушение неприкосновенности жилища без отягчающих обстоятельств), ст. 145 (необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет), ч. 1 ст. 146 (нарушение авторских и смежных прав) и ч. 1 ст. 147 УК РФ (нарушение изобретательских и патентных прав). Однако последние согласно той же ст. 20 УПК РФ прекращению за примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат.

Отсутствие заявления (согласия) руководителя организации, интересам которой причинен вред преступлением, предусмотренным главой 23 УК РФ, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению (с его согласия), является основанием прекращения уголовного дела при одновременном стечении следующих условий:

  1. органу, осуществляющему уголовное преследование от имени государства, стало известно о совершении деяния, содержащего признаки объективной стороны лишь того состава преступления (тех составов преступлений), уголовная ответственность за которое предусмотрена в главе 23 УК РФ;
  2. установлено, что вред причинен интересам только той организации, от руководителя которой необходимо получить заявление (согласие);
  3. доказано, что организация, интересам которой причинен вред, не является государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением (предприятием);
  4. бесспорно, что помимо вреда, причиненного данной организации, иного вреда никому и ничему не причинено <*>.
<*> Профессор Безлепкин Б.Т. считает, что преступление не может не причинить ущерба обществу и государству, потому что общественная опасность является обязательным существенным признаком данного понятия, без которого оно просто не существует (см.: Безлепкин Б.Т. Комментарий к уголовно - процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). М.: ООО "ВИТРЭМ", 2002. С. 36). С автором следует согласиться как минимум в части того, что ст. 23 УПК РФ в этом смысле "с теоретических позиций представляется небезупречной".

Данное основание отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела закреплено в ст. 23 УПК РФ <*>.

<*> Подробнее о данном основании см.: Рыжаков А.П. Возбуждение уголовного дела по заявлению коммерческой или иной организации.

Следующее основание отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела предлагается именовать - отсутствие согласия (заключения суда о наличии признаков преступления) указанного в законе органа (должностного лица) на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого. В указанной формулировке данного основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела в действующем УПК РФ нет. В п. 6 ч. 1 комментируемой статьи упоминается лишь об одной из его разновидностей - об отсутствии заключения суда о наличии признаков преступления в действиях члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, судьи, депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации, следователя, адвоката и прокурора либо об отсутствии согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда РФ, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы и судьи.

Возбужденное в отношении указанных, а также некоторых других лиц уголовное дело подлежит прекращению, пока не будет соблюден предусмотренный законом порядок привлечения их к уголовной ответственности.

В этой связи обращаем внимание на то, что авторами одного из некоторых комментариев данный порядок существенно искажен. Так, разъясняя процедуру возбуждения уголовного дела в отношении отдельной категории лиц, о которых идет речь в п. п. 1 - 5, 9 и 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ, Качалова О.В. пишет, что в отношении указанных лиц согласие "на возбуждение уголовного дела или на привлечение в качестве обвиняемого дает суд". Данное утверждение не соответствует закону. Качалова О.В. подменяет понятие "на основании заключения о наличии в действиях лица признаков преступления" термином "с согласия". Это совершенно разнообъемные понятия. В законе речь идет об основании принятия решения - о "заключении", а Качалова О.В. данное правовое явление переводит в разряд условий - "с согласия". Более того, характеризуя порядок возбуждения уголовных дел в отношении члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы, она совершенно забывает о необходимости получения согласия соответственно у Совета Федерации и у Государственной Думы (п. 1 ч. 1 ст. 448 УПК РФ), говоря о порядке возбуждения уголовных дел в отношении судьи Конституционного Суда РФ, ничего не говорит о требовании получения на то согласия Конституционного Суда РФ (п. 3 ч. 1 ст. 448 УПК РФ). Аналогичным образом она поступает и с судьями. Более того, использовав более широкое понятие "судьи федерального суда общей юрисдикции" взамен словосочетания "судьи верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа", она еще больше исказила порядок возбуждения уголовных дел в отношении судей районных, городских (не федерального подчинения) судов. В отношении указанной категории судей уголовное дело возбуждается на основании заключения коллегии, состоящей из трех судей верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа, о наличии в действиях судьи признаков преступления и с согласия соответствующей квалификационной коллегии судей, а не с согласия "коллегии, состоящей из трех судей Верховного Суда Российской Федерации", как указано в Комментарии к Уголовно - процессуальному кодексу Российской Федерации, подготовленном под редакцией Н.А. Петухова и Г.И. Загорского <*>.

<*> См.: Комментарий к Уголовно - процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный / Под ред. Н.А. Петухова, Г.И. Загорского. С. 54.

И это еще не все, на что необходимо обратить внимание правоприменителя. В сделанном Качаловой О.В. комментарии к ст. 24 УПК РФ ничего не сказано <*> о том, что решение о возбуждении уголовного дела в отношении следователя, так же как и адвоката, либо о привлечении кого-либо из указанных лиц в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, принимается прокурором на основании заключения судьи районного суда (п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ).

<*> Это не недоработка автора. Когда Качаловой О.В. готовился комментарий к указанной статье, данного положения в УПК РФ еще не было.

Анализируемое основание отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела не ограничивается содержанием п. 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. Порядок возбуждения уголовного дела или привлечения лица в качестве обвиняемого, заключающийся в необходимости получения специального согласия (заключения суда о наличии признаков преступления), урегулирован не только УПК РФ, но и другими нормативно - правовыми актами РФ.

Разновидностями анализируемого основания прекращения уголовного дела как минимум являются пять оснований:

г) отсутствие согласия на привлечение к уголовной ответственности Председателя Счетной палаты, заместителя Председателя Счетной палаты, аудитора Счетной палаты той палаты Федерального Собрания РФ, которая назначила их на должность в Счетную палату (ст. 29 Федерального закона "О Счетной палате РФ");

д) отсутствие согласия Государственной Думы РФ на привлечение к уголовной ответственности Уполномоченного по правам человека в РФ (ч. 1 ст. 12 Федерального конституционного закона "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации");

е) отсутствие согласия Генерального прокурора РФ на привлечение к уголовной ответственности:

ж) отсутствие согласия прокурора субъекта РФ на привлечение к уголовной ответственности:

з) отсутствие согласия прокурора (соответственно уровню выборов) на привлечение к уголовной ответственности:

<*> Зарегистрированным кандидатом признается лицо, которое зарегистрировано соответствующей избирательной комиссией кандидатом на должность Президента Российской Федерации, кандидатом в депутаты Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, кандидатом в депутаты законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации, кандидатом на должность главы исполнительной власти субъекта Российской Федерации, кандидатом в выборный орган местного самоуправления, кандидатом на должность главы муниципального образования, кандидатом на должность в ином федеральном государственном органе, государственном органе субъекта Российской Федерации, предусмотренном Конституцией Российской Федерации, конституциями, уставами субъектов Российской Федерации и избираемом непосредственно гражданами, кандидатом на иную должность в органе местного самоуправления, предусмотренную уставом муниципального образования и замещаемую посредством прямых выборов.

Кондратов П.Е. считает, что в случае совершения преступления лицом, обладающим в силу ст. 31 Венской конвенции о дипломатических сношениях и ст. 45 Венской конвенции о консульских сношениях дипломатическим иммунитетом, в возбуждении уголовного дела отказывается либо производство по нему прекращается со ссылкой на ст. 3 УПК РФ <*>. В данном случае, действительно, налицо еще одно основание прекращения уголовного дела. Между тем полностью с высказанным Кондратовым П.Е. мнением трудно согласиться.

<*> См.: Научно - практический комментарий к Уголовно - процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева. Научн. ред. В.П. Божьев. С. 50.


В ст. 3 УПК РФ ничего не говорится о прекращении уголовного дела, соответственно в ней не закреплено ни оснований, ни порядка принятия рассматриваемого решения. Также в ней отсутствуют положения, отсылающие к какому-либо иному, в нашем случае к международно - правовому, нормативному акту, в котором бы содержались основания принятия процессуального решения. Именно поэтому в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела или о прекращении уголовного дела целесообразно ссылаться не на ст. 3 УПК РФ, а на ч. 3 ст. 1 УПК РФ, где закреплено правило высшей юридической силы международных договоров Российской Федерации по отношению к нормам УПК РФ. Само же основание отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела содержится в ст. 31 Венской конвенции о дипломатических сношениях и ст. 45 Венской конвенции о консульских сношениях дипломатическим иммунитетом, поэтому в соответствующем постановлении необходимо сослаться и на данные нормы права.

Характеризуя закрепленный в комментируемой статье правовой институт, некоторые авторы пытаются классифицировать основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела на реабилитирующие и нереабилитирующие. И не всегда у них это получается правильно. Так, Качалова О.В. утверждает, что законодатель к нереабилитирующим основаниям относит:

  1. истечение сроков давности уголовного преследования (п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ);
  2. смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего (п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ);
  3. отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению (за исключением случаев, когда прокурор, а также следователь или дознаватель с согласия прокурора возбуждают уголовное дело при отсутствии заявления потерпевшего, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам неспособного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами) (п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ);
  4. отсутствие "согласия суда на возбуждение уголовного дела или на привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в пунктах 1 - 4, 8 и 9 ч. 1 ст. 448 настоящего Кодекса" <*>.
<*> См.: Комментарий к Уголовно - процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный / Под ред. Н.А. Петухова, Г.И. Загорского. С. 52.

Между тем данное утверждение не вполне соответствует истине. Последнего основания в предложенной автором редакции в уголовном процессе вообще никогда не существовало. Но даже если говорить не о нем, а об отсутствии заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в пунктах 1, 3 - 5, 9 и 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ, либо об отсутствии согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, Конституционного Суда РФ, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечение в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в пунктах 1 и 3 - 5 ч. 1 ст. 448 УПК РФ, то есть о п. 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, то и его нельзя именовать нереабилитирующим основанием. Согласно п. 3 ч. 2 ст. 133 УПК РФ подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным п. 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, имеет право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием. Это закрепленное в УПК РФ мнение законодателя, с которым должен считаться любой ученый - правовед, а тем более тот, кто комментирует положения данного нормативного акта.

Согласно положениям той же нормы права правом на реабилитацию также обладает подозреваемый или обвиняемый, уголовное преследование в отношении которого прекращено по основаниям, предусмотренным п. п. 1 (отсутствие события преступления), 2 (отсутствие в деянии состава преступления), 5 (отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению, за исключением случаев, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ) ч. 1 ст. 24 УПК РФ <*>.

<*> Данные основания реабилитирующими признают и другие ученые. См., к примеру: Гаврилов Б.Я. Указ. раб. С. 67.

Соответственно, исходя из редакции ст. 133 УПК РФ, нереабилитирующими основаниями отказа в возбуждении или прекращения уголовного дела, закрепленными в ст. 24 УПК РФ, являются лишь истечение сроков давности уголовного преследования (п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ) и смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего (п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ).

Теперь следует прокомментировать порядок применения оснований отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела.

В этой связи необходимо отметить, что, если отсутствие события или состава преступления обнаруживается в стадии судебного разбирательства, суд доводит разбирательство дела до конца и постановляет оправдательный приговор.



Если суд во время судебного разбирательства придет к выводу о необходимости освобождения подсудимого от наказания в связи с истечением сроков давности, постановляя в отношении подсудимого обвинительный приговор, суд должен в его описательно - мотивировочной части мотивировать принятое решение. В резолютивной части приговора, признав подсудимого виновным в совершении преступления и назначив наказание по соответствующей статье уголовного закона, суд указывает об освобождении осужденного от наказания. Этот порядок не распространяется на уголовные дела, возбужденные по истечении срока давности привлечения к уголовной ответственности. Такие дела на основании ст. 24 УПК РФ подлежат прекращению на любой стадии судопроизводства, если против этого не возражает подсудимый <*>.

<*> По аналогии см.: О судебном приговоре: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. // Комментарий к постановлениям Пленумов Верховных Судов РФ (РСФСР) по уголовным делам. 2001. С. 158.

В тех случаях, когда лицо, в отношении которого ведется расследование, возражает против прекращения уголовного дела за истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности, установленного ст. 78 УК РФ, производство по делу продолжается в обычном порядке <*>.

<*> По аналогии см.: О порядке разрешения некоторых актуальных вопросов, возникших в связи с введением в действие УК РФ и изменениями, внесенными в УПК РСФСР: указание Генерального прокурора РФ от 18 июня 1997 г. N 32/15.

В ч. 3 комментируемой статьи отмечено, что прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно прекращение уголовного преследования. Прекращение уголовного дела завершает течение уголовного процесса.

Понятие уголовного преследования разъяснено в п. 55 ст. 5 УПК РФ. Исходя из их содержания указанной нормы, а также некоторых иных статей УПК РФ, уголовное преследование - это процессуальная деятельность, осуществляемая прокурором, а также следователем, начальником следственного отдела, руководителем и членом следственной группы, дознавателем, начальником органа дознания, частным обвинителем, потерпевшим, его законным представителем, представителем, гражданским истцом и его представителем, направленная на изобличение подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления <*>.

<*> Более подробно анализ данного понятия см.: Рыжаков А.П. Виды уголовного преследования.

Прекращение уголовного дела влечет за собой прекращение уголовного преследования, но не наоборот. Прекращение уголовного преследования необязательно должно влечь за собой, а в некоторых случаях просто не может влечь за собой прекращение уголовного дела. Именно поэтому ни в коем случае нельзя согласиться с заместителем начальника Следственного комитета при МВД России Гавриловым Б.Я., который утверждает, что "отсутствие в деянии состава преступления может быть признано основанием для отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения производства по делу в тех случаях, когда сам факт противоправного деяния установлен, однако: ...противоправное деяние имело место и явилось результатом преступных действий, но не обвиняемого, а другого лица" <*>. Получается, если следователь доказал, что кражу совершил не обвиняемый Иванов, а некий Петров, он должен прекратить уголовное дело за отсутствием состава преступления. Принятие такого решения следователем не соответствует закону (как минимум нарушает требования ст. 21 и ч. 5 ст. 213 УПК РФ) и может быть расценено как действие, направленное на укрытие преступления.

<*> Гаврилов Б.Я. Указ. раб. С. 67 - 68.

Настоящий комментарий к ст. 24 УПК РФ изобилует критическим анализом суждений, высказанных другими учеными. Такое построение настоящей публикации обусловлено важностью закрепленных в статье 24 УПК РФ положений, а также сложностью их усвоения не только практиками, но, как получается, и некоторыми теоретиками уголовного процесса.