Мудрый Юрист

Своевременность разрешения гражданских дел как задача гражданского судопроизводства

Богомолов А.А.

Исаенкова О.В., кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского процесса Саратовской государственной академии права.

Сидоровнин А.А., судья Фрунзенского районного суда г. Саратова.

Федеральным законом N 120 от 7 августа 2000 года в действующий ГПК РСФСР были внесены значительные изменения и дополнения, по-новому определены задачи гражданского судопроизводства. Если ранее одной из основных задач считалось правильное и быстрое рассмотрение и разрешение судами гражданских дел, то теперь принцип быстроты судебного разбирательства заменен на принцип своевременности. Тем самым своевременность защиты нарушенных или оспоренных прав, свобод и охраняемых законом интересов физических и юридических лиц законодательно закреплена как один из двух факторов (наряду с правильностью), определяющих эффективность осуществления правосудия. Затягивание судебного разбирательства и, впоследствии, исполнительного производства, без сомнения, ущемляет конституционное право граждан на судебную защиту и умаляет авторитет судебной власти и российского государства в целом.

Вопрос о соотношении понятий "быстроты" и "своевременности" никогда не был исключительно теоретическим. При обсуждении на пленумах Верховного Суда России проблем гражданского процесса в целях недопущения судебной волокиты речь шла не о "быстром" (с точки зрения русского языка - "насколько возможно коротком"), а именно о своевременном (то есть проведенном без нарушения сроков, установленных ст. 99 ГПК РСФСР) судебном разбирательстве. Так, в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 ноября 1999 г. "О ходе выполнения Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 августа 1999 г. "О сроках рассмотрения уголовных и гражданских дел судами Российской Федерации" обращено внимание судов федерального значения на необходимость осуществлять постоянный судебный надзор за качественным и своевременным рассмотрением уголовных и гражданских дел, а также принимать иные меры воздействия вплоть до прекращения полномочий судей, допускающих факты волокиты. В обязанность судей вменено регулярное обобщение практики соблюдения процессуальных сроков, анализ причин, порождающих волокиту, и их устранение. Однако указанное Постановление во многом остается декларативным.

Как показывает анализ судебной практики, основные причины нарушения сроков рассмотрения гражданских дел можно подразделить на две группы:

  1. Организационные. К ним относятся процессуальные нарушения, которые связаны прежде всего с неудовлетворительной организацией и проведением процесса подготовки дела к судебному разбирательству самими судьями, снижением судейской дисциплины, недостаточным контролем со стороны председателей соответствующих судов.
  2. Законодательные. Данные причины связаны с противоречиями и несовершенством действующего гражданско-процессуального законодательства в отношении регулирования процессуальных сроков и, прежде всего, сроков рассмотрения гражданских дел.

Принимая во внимание, что устранение причин первой группы целиком зависит от квалификации и дисциплинированности судейского корпуса, оставим их за пределами настоящего исследования и остановимся на проблемах законодательной регламентации.

Так, ст. 99 ГПК РСФСР устанавливает срок рассмотрения дела в зависимости от его категории и места нахождения сторон в 10 дней, 20 дней либо один месяц. Новая редакция ст. 234 ГПК РСФСР в отношении судебного разбирательства по делам о защите избирательных прав и права на участие в референдуме добавляет к общим срокам специальные: "немедленно", "не позднее дня голосования", 3 дня, 5 дней, 14 дней, 2 месяца. Начало течения срока рассмотрения дела ст. 99 ГПК РСФСР связывает с моментом окончания подготовки дела к рассмотрению, которая может длиться от 7 до 20 дней со дня принятия заявления. Но в упомянутых делах о защите избирательных прав, а также в случаях, предусмотренных частью 3 статьи 99 ГПК РСФСР, время на подготовку дела вообще не предусматривается и срок рассмотрения определяется с момента подачи жалобы или заявления в суд.

Как видим, законодательное решение вопроса о сроке рассмотрения дел весьма усложнено, а в некоторых случаях и неопределенно.

Само понятие "день принятия заявления", с которого начинает течь срок подготовки дела к рассмотрению, а затем и срок рассмотрения дела в статье 99 ГПК РСФСР не раскрывается, а в других нормах вообще не встречается. И решить вопрос о том, какой день считать днем принятия заявления, не представляется возможным. Можно было бы предположить, что днем принятия заявления следует считать день вынесения судьей определения о подготовке дела к судебному разбирательству в порядке статьи 142 ГПК РСФСР. Однако из смысла части 1 статьи 141 ГПК РСФСР следует, что производство подготовки дела к судебному разбирательству производится уже после принятия заявления. Возможно, следует считать днем принятия заявления день поступления заявления в суд, если только не вынесено определение об отказе в принятии заявления в порядке ст. 129 ГПК РСФСР. Но сравнительный анализ содержания частей 1 и 3 статьи 99 ГПК РСФСР не дает на это достаточных оснований, поскольку законодатель различает понятия "день принятия заявления" и "день поступления заявления в суд", исключая тем самым их аналогию.

Статья 129 ГПК РСФСР, содержащая указание на единоличное разрешение судьей вопроса о принятии заявления, не предусматривает ни сроков разрешения этого вопроса, ни форму, в которой оформляется мнение судьи. Статья 99 ГПК РСФСР устанавливает только сроки подготовки гражданских дел к судебному разбирательству и их рассмотрения. Решения вопроса о сроке принятия судьей искового заявления данной статьей законодателем не определено. Нет этого и в других нормах ГПК.

Таким образом, следует признать, что действующий ГПК не устанавливает начало исчисления срока подготовки дела к судебному разбирательству. Если судья после поступления заявления длительное время не будет принимать по нему никакого решения, в частности, не вынесет определения о начале подготовки дела к судебному разбирательству, он, формально не нарушив закон, ущемляет право заинтересованного лица на своевременное судебное разбирательство.

Устранить проблему возможно с помощью изменений статьи 129 ГПК РСФСР (и, соответственно, статьи проекта нового ГПК, которая будет регулировать принятие заявлений по гражданским делам), которую предлагаем изложить в следующей редакции:

"Статья 129. Действия судьи при поступлении заявления (жалобы) в суд.

В течение пяти дней с момента поступления заявления (жалобы) в суд судья единолично принимает одно из следующих решений:

  1. о принятии заявления (жалобы) и возбуждении гражданского дела;
  2. об оставлении заявления (жалобы) без движения;
  3. об отказе в принятии заявления".

Представляется также целесообразным дополнить проект ГПК нормами следующего содержания:

"Статья 129.1. Принятие заявления (жалобы).

О принятии заявления (жалобы) и возбуждении гражданского дела судья выносит определение, в котором указывает, какие действия следует произвести в порядке подготовки дела к разбирательству, в соответствии с положениями ст. 142 настоящего Кодекса".

Статья 129.2 "Отказ в принятии заявления (жалобы)" могла бы воспроизводить части 2 - 4 действующей статьи 129 ГПК РСФСР.

Из статьи 142 необходимо исключить часть 3, поскольку действия судьи по принятию заявления (жалобы), возбуждению гражданского дела и подготовки дела к судебному разбирательству совершаются одновременно, единолично судьей и в одной и той же форме. Поэтому целесообразно ради экономии времени оформлять эти действия одним определением.

Таким образом, вопрос о начале течения срока подготовки дела к судебному разбирательству будет снят. Однако это не решит всех проблем, связанных со сроками рассмотрения гражданских дел.

В частности, сроки подготовки дела и судебного разбирательства, определенные законом, не подразделяются в зависимости от сложности дел, необходимости совершения большего или меньшего количества судебных действий в установленный законом срок, ареала собирания доказательств и направления судебных поручений. Исключение здесь, в некоторой мере, составляют дела, связанные с защитой избирательных прав, но и в них, как уже отмечалось, все не безупречно.

Во многих случаях после окончания подготовки дела к судебному разбирательству возникает необходимость ее повторного проведения либо продолжения. Инициаторами повторной подготовки могут выступать стороны и иные субъекты процесса, однако ответственность за нарушение процессуального срока несет судья. Так, в силу части 2 статьи 131 ГПК РСФСР принятие встречного иска производится по общим правилам о предъявлении иска. Это значит, что в случае окончания подготовки к судебному разбирательству по первоначальному иску принятие встречного иска потребует проведения подготовки вновь. Но поскольку встречный иск принимается по уже возбужденному делу, срок рассмотрения будет исчисляться с момента принятия первоначального иска.

Замена ненадлежащей стороны безотносительно истца или ответчика также повлечет за собой продолжение либо возобновление подготовки дела к судебному разбирательству для выполнения пунктов 1 и 2 статьи 142 ГПК РСФСР и предоставления возможности вновь вступившему в дело лицу подготовиться к судебному заседанию, выполнить требования суда по предоставлению доказательств и т.д. В противном случае в нарушение принципа равноправия сторон вновь вступающая в дело сторона будет иметь меньше времени на подготовку к рассмотрению дела. Аналогичные проблемы возникают при вступлении в процесс третьих лиц, как заявляющих, так и не заявляющих самостоятельные требования на предмет спора.

Удовлетворение заявления об отводе (самоотводе) судьи потребует передачи дела другому судье, но в силу принципа непосредственности судебное разбирательство придется начинать сначала.

Во всех названных случаях было бы неправильно зачислять весь срок "предыдущего" судебного разбирательства в общее время подготовки и рассмотрения дела.

Выходом из создавшегося положения, на наш взгляд, может служить введение в гражданское процессуальное законодательство нового института - перерыва срока подготовки и рассмотрения дела. В качестве варианта законодательного регулирования прерывания процессуальных сроков можно предложить следующее.

"Статья. Перерыв течения процессуальных сроков.

Течение сроков судопроизводства по делу прерывается при следующих обстоятельствах:

  1. отмены судом (судьей) определения об оставлении заявления без рассмотрения в порядке части 3 статьи 222 настоящего Кодекса;
  2. отмены судом (судьей) заочного решения в порядке пункта 2 статьи 213.10 настоящего Кодекса;
  3. замены ненадлежащей стороны в порядке статьи 36 настоящего Кодекса;
  4. принятия встречного иска в порядке статьи 132 настоящего Кодекса;
  5. удовлетворения заявления об отводе (самоотводе) судьи, рассматривающего дело единолично;
  6. предоставления сторонам по делам о расторжении брака срока для примирения;
  7. вступления в процесс третьего лица в случаях, предусмотренных ст. ст. 37 и 38 настоящего Кодекса.

О перерыве сроков судопроизводства судьей выносится определение.

После перерыва течение процессуальных сроков производства по делу начинается вновь. Время, истекшее до перерыва срока, в новый срок не засчитывается".

Следует отметить отсутствие в предлагаемой редакции нормы указания на то, что перерыв срока может иметь место только в отношении не истекших сроков, как закреплено в настоящее время в статье 103 ГПК. В противном случае, например при принятии встречного иска на стадии рассмотрения первоначального, потечет новый срок рассмотрения, а не подготовки к рассмотрению встречного иска, что явно нецелесообразно.

Рассматривая проблемы сроков рассмотрения гражданских дел, нельзя не отметить необходимость расширения оснований, предоставляющих право суду на приостановление производства по делу. В частности, вынесение судом определения о собирании доказательств в другом городе или районе в порядке судебного поручения, учитывая значительные расстояния в Российской Федерации, автоматически означает нарушение срока подготовки и рассмотрения дела. Если же подобные поручения направляются иностранным судам, то говорить о соблюдении процессуальных сроков вообще не приходится. Изложенное вызывает необходимость дополнить статью 215 ГПК РСФСР пунктом 6 следующего содержания:

"б) направления отдельного поручения", а статью 216 ГПК РСФСР пунктом 4:

"4) в случае, предусмотренном пунктом 6 статьи 215 настоящего Кодекса, - до окончания действий по выполнению отдельного поручения".

Предлагаемые изменения являются лишь одним, но, по мнению авторов, наиболее целесообразным вариантом законодательного решения обозначенной проблемы обеспечения своевременности осуществления правосудия по гражданским делам. Кроме того, введение института перерыва срока производства по делу и расширение оснований для приостановления производства по делу поможет выявить истинное положение дел по соблюдению судами процессуальных сроков.