Мудрый Юрист

Унификация права международной торговли: место исполнения обязательств

С.В. Бахин, доцент кафедры международного права юридического факультета Санкт - Петербургского государственного университета, кандидат юридических наук.

Успехи в унификации права международной торговли способствовали тому, что эта область международного права стала едва ли не самой урегулированной его частью. Однако детально регламентированным право международной торговли может считаться лишь в сравнении с другими областями международного сотрудничества. При анализе проблем, касающихся порядка регламентации собственно торговых операций, правоведы подчас отмечают, что в современных условиях "проблема унификации правового регулирования международной торговли все еще остается актуальной" <*>, а по более осторожным оценкам "широкомасштабная унификация регулирования международного торгового оборота... является задачей далекого будущего" <**>.

<*> Комаров А.С. Международная унификация правового регулирования внешнеэкономической деятельности // Законодательство. 1999. N 11. С. 28.
<**> Муранов А.И. Ценное пособие для всех, имеющих отношение к праву международной торговли // Московский журнал международного права. 2001. N 1 (41). С. 227.

В самом деле, все еще остается немало вопросов, которые либо вообще не нашли разрешения, либо разрешены лишь отчасти в международных унифицированных актах. Кроме того, постоянно обновляясь по формам и расширяясь по объему, международная торговля требует адекватного правового опосредования, т.е. уточнения и развития действующих правовых предписаний. И эта работа может осуществляться как путем разработки новых, так и дополнения действующих унификационных инструментов.

Вполне очевидно, что ни один унификационный документ не направлен на исчерпывающую регламентацию международной торговли в целом. В практической плоскости такая задача просто - напросто неразрешима, а потому никогда и не ставилась. К тому же разработчики унификационных актов, стремясь сделать их приемлемыми для максимально широкого применения, в большинстве случаев вообще исключают из предмета регулирования проблемы, по которым не удается достичь согласия. Очевидно и то, что чем шире сфера действия унификационного документа, тем сложнее и длительнее выработка его текста. Поэтому во имя достижения согласия их разработчики осознанно идут на выработку узких унификационных регуляторов.

Так, еще при подготовке самого первого международного соглашения по унификации права международной торговли авторы проекта поставили перед собой задачу обособить регулирование купли - продажи от общей части обязательственного права. На этой важнейшей посылке базировались Гаагские конвенции о купле - продаже товаров 1964 г., а позднее - Конвенция ООН о договорах международной купли - продажи товаров 1980 г. (далее - Венская конвенция).

Ситуация изменилась существенным образом, когда унификация, выйдя на новый уровень, стала затрагивать не только изолированные юридические проблемы, но и вопросы, имеющие общее, сквозное значение. Первоначально такое широкое регулирование было предпринято в сфере коллизионного права (Римская конвенция о праве, применимом к контрактным обязательствам 1980 г., Межамериканская конвенция о праве, применимом к международным контрактам 1994 г.).

Следующим шагом в этом направлении стала унификация материально - правового регулирования контрактного права. В 1994 г. Международным институтом по унификации частного права были опубликованы Принципы международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА) <*>, а в 1998-м Комиссия по европейскому контрактному праву ЕС обнародовала дополненную и уточненную версию Принципов европейского контрактного права (далее - Европейские принципы) <**>. В названных документах предпринята едва ли не самая широкая из когда-либо осуществлявшихся унификация общей части контрактного права. Отнюдь не случайно эти документы рассматриваются многими юристами как существенный шаг в создании единого правового регулирования одной из важнейших сфер международного сотрудничества.

<*> Principles of International Commercial Contracts. UNIDROIT. Rome, 1994. На русском языке опубликованы: Принципы международных коммерческих договоров / Пер. с англ. А.С. Комарова. М., 1996.
<**> The Principles of European Contract Law / Ed. O. Lando, H. Beale. Dordrecht: Nijhoff, 1995. На русском языке дополненная и пересмотренная версия 1998 г. этого документа опубликована: Журнал международного частного права. 1999. N 1 (23). С. 40 - 70.

Специалистам еще предстоит дать ответ на весьма непростой вопрос о правовой природе названных сводов контрактного права и порядке их применения <*>. В числе прочих ждет своего решения проблема соотношения существующих унифицированных регуляторов с вновь принятыми документами. Эта проблема может оказаться довольно сложной для разрешения в тех случаях, когда в международном праве уже действуют специальные акты, рассчитанные на регулирование отдельных видов сделок (Венская конвенция, Конвенция о международном финансовом лизинге 1988 г., Конвенция о международном факторинге 1988 г. и др.).

<*> Подобные регуляторы автор предлагает именовать субправом и рассматривать как особую форму существования правовой материи. Подробнее см.: Бахин С.В. Субправо: новые тенденции в унификации международного права (статья 1) // Правоведение. 2002. N 1. С. 149 - 158; Он же. Субправо: правовая природа и назначение (статья 2) // Правоведение. 2002. N 2. С. 149 - 158.

Выход на новый уровень унификации, когда затрагивается обширная область права, совершенно естественно повлиял на характер создаваемых норм. При разработке документов, относящихся, например, к купле - продаже, в них можно было с достаточной степенью детализации очертить права продавца и покупателя, требования к товару, вопросы согласования цены, перехода рисков, определить меры на случай нарушения контракта его участниками и т.д. Переход к более высокому уровню обобщения потребовал от разработчиков создания таких норм, которые подходили бы к любому внешнеэкономическому контракту. Формулируя такие общие нормы, составители должны были выводить за скобки особенности отдельных видов сделок, поэтому Принципы УНИДРУА и Европейские принципы носят чрезвычайно широкий характер.

В этих условиях неизбежно возникает вопрос о соотношении и порядке совместного применения действующих и вновь созданных унифицированных регуляторов. При этом, по всей видимости, недостаточно констатировать различия в их правовой природе. Необходим углубленный сопоставительный анализ содержания названных новых сводов контрактного права и существующих документов, рассчитанных на специальное регулирование отдельных видов сделок.

При анализе Принципов УНИДРУА и Европейских принципов чаще всего отмечают наличие в них значительных текстуальных совпадений с Венской конвенцией 1980 г. Действительно, многие нормы Венской конвенции, пройдя апробацию на практике, подтвердили, что они являются если не оптимальным, то по крайней мере реально работающим вариантом регулирования соответствующих вопросов. Поэтому разработчики Принципов УНИДРУА и Европейских принципов взяли их за основу при подготовке этих документов.

Указанные текстуальные совпадения позволяют некоторым специалистам утверждать, что Принципы УНИДРУА можно квалифицировать как изложение общих принципов, на которых основана Венская конвенция. Частью 2 ст. 7 Венской конвенции предусмотрено, что вопросы, относящиеся к предмету ее регулирования, которые прямо в ней не решены, подлежат разрешению в соответствии с общими принципами, на которых она основана. Однако в названной части речь идет лишь о принципах, изложенных в самой Конвенции. Что же касается Принципов УНИДРУА, то их едва ли правомерно рассматривать как комментарий к Венской конвенции, поскольку по предмету регулирования они шире, чем Венская конвенция, и содержат положения по вопросам, которые не нашли в ней разрешения.

Принципы УНИДРУА невозможно рассматривать в качестве комментариев к Венской конвенции еще и потому, что официальное толкование международного договора может осуществляться лишь его участниками или по их поручению, а УНИДРУА таких полномочий не имеет. К тому же в отдельных случаях предусмотренные в Принципах правила существенно отличаются от тех, что установлены Венской конвенцией. По этому поводу М.Г. Розенберг замечает, что Принципы УНИДРУА содержат положения по ряду вопросов, которые были предметом обсуждения при разработке Венской конвенции, но не нашли в ней отражения <*>.

<*> Розенберг М.Г. Контракт международной купли - продажи. Современная практика заключения. Разрешение споров. Изд. 3-е. М., 1998. С. 24.

Таким образом, едва ли может быть выработан универсальный рецепт, на основе которого возможно будет разрешить противоречия между общими и специальными регуляторами в рамках международной унификации права международной торговли. Рассмотрим, как соотносятся общее и специальное регулирование на примере регламентации одного из вопросов внешнеторговой сделки - места исполнения обязательств, взяв для сравнения Венскую конвенцию, Принципы УНИДРУА, Европейские принципы и Международные правила толкования торговых терминов (ИНКОТЕРМС).

Анализируя соотношение названных документов, необходимо прежде всего отметить, что каждый из них имеет собственную сферу применения. Принципы УНИДРУА и Европейские принципы, как предусмотрено в них самих, применимы к любому международному коммерческому контракту вне зависимости от его содержания (помимо этого Европейские принципы могут применяться и к контрактам, не выходящим за пределы одного государства). Венская конвенция рассчитана на регулирование международных контрактов купли - продажи (впрочем, конкуренции не возникнет в тех случаях, когда данная Конвенция окажется не применимой к заключенному сторонами контракту). ИНКОТЕРМС же предназначен для разрешения вопроса о базисе поставки по международным контрактам.

Вместе с тем необходимо подчеркнуть, все рассматриваемые документы допускают возможность отступления от предусмотренных в них положений, т.е. содержат в большинстве своем диспозитивные нормы. Однако практика показывает, что в международных контрактах, как правило, отсутствует прямой отказ от каких-либо положений международных унифицированных регуляторов. Чаще всего такое исключение лишь подразумевается, поскольку стороны в контракте устанавливают иное регулирование, нежели то, что предусмотрено в этих документах. В этом случае предпочтение отдается варианту, согласованному сторонами. Поэтому конкуренция между унифицированными регуляторами возможна лишь тогда, когда контракт содержит пробел по какому-то вопросу, в данном случае по вопросу о месте исполнения обязательств.

Относительно любого обязательства по внешнеторговой сделке возникает вопрос о месте его исполнения. Место исполнения - важнейшая составляющая обязанностей, принимаемых на себя каждым из контрагентов. Обычно место исполнения того или иного обязательства определяется по соглашению сторон и прямо устанавливается в тексте контракта. Подобное прямое указание избавляет стороны от споров относительно надлежащего исполнения контрактных условий. Предпочтительно, чтобы в контракте было установлено место исполнения в отношении каждой из обязанностей, принятых на себя продавцом и покупателем.

Применительно к продавцу это может быть, во-первых, место, где товар должен пройти проверку, во-вторых, место, куда товар должен быть доставлен для передачи его перевозчику или непосредственно продавцу, в-третьих, место, где он обязан произвести наладку оборудования или обучение персонала покупателя обращению с поставленным оборудованием (если такие обязательства предусмотрены контрактом), и т.д. Кроме того, на продавца может быть возложена обязанность поставить товар на основании одного контракта по нескольким адресам.

Особая ситуация возникает в тех случаях, когда продавец или покупатель имеют несколько коммерческих предприятий, находящихся в разных точках одного или даже нескольких государств. И тогда либо в контракте устанавливается, по месту нахождения какого из этих предприятий должно произойти исполнение, или же соответствующей стороне предоставляется право самой выбрать место исполнения. Применительно к случаям, когда стороны в этих условиях ничего не предусмотрели в контракте, Венской конвенцией установлено, что "если сторона имеет более одного коммерческого предприятия, ее коммерческим предприятием считается то, которое, с учетом обстоятельств, известных сторонам или предполагавшихся ими в любое время до или в момент заключения договора, имеет наиболее тесную связь с договором и его исполнением" (ст. 10). Аналогичные правила содержатся в Принципах УНИДРУА (ст. 1.10) и Европейских принципах (ч. 2 ст. 7:101).

Венской конвенцией предусмотрены специальные положения, регулирующие место поставки товара (ст. 31) и место уплаты цены (ст. 57). В большинстве случаев место, куда должен быть доставлен товар, определяется в зависимости от базисных условий поставки. Соответственно место поставки предопределяет и вопрос о перевозке товара: если место поставки находится на территории страны продавца, основная перевозка должна быть организована покупателем, если на территории покупателя - продавцом. Место поставки, как правило, обусловливает, кто из контрагентов осуществляет оплату транспортировки товара, уплату таможенных и иных сборов, а также кто получает экспортные и импортные лицензии.

Предписание ст. 31 Венской конвенции относится к тем случаям, когда необходимо восполнить пробел, связанный с отсутствием соглашения сторон о месте поставки. Эта статья начинается со слов: "Если продавец не обязан поставить товар в каком-либо ином определенном месте..." Иными словами, положения данной статьи применяются лишь в том случае, если место поставки не указано сторонами.

Указанная статья предусматривает несколько вариантов определения места поставки в зависимости от условий конкретной сделки. Если контракт купли - продажи предусматривает перевозку товара, местом поставки будет то, в котором продавец вручает товар первому перевозчику (п. "а").

Применительно к купле - продаже товаров в ряде случаев имеет значение, идет ли речь об индивидуально определенной вещи или же о неиндивидуализированном товаре. Зачастую индивидуализацией товара будет его упаковка и (или) маркировка. В случаях, когда товар следует без упаковки, его индивидуализация может состоять в помещении товара, предназначенного для конкретного покупателя, в какие-либо тарные единицы (бочки, контейнеры, поддоны, цистерны и т.д.). Однако, когда в одной тарной единице следует товар, предназначенный для нескольких покупателей, или же товар транспортируется вообще без тары (наливом, навалом, насыпью), - он не считается индивидуализированным до тех пор, пока не будет отделена часть товара, предназначенная конкретному покупателю.

В случаях, когда контракт купли - продажи не предусматривает перевозку товара, то местом его поставки согласно п. "b" ст. 31 будет место, где он находится либо должен быть изготовлен или произведен. Сказанное касается товара, определенного индивидуальными признаками, а равно и неиндивидуализированного товара, который должен быть взят из определенных запасов либо изготовлен или произведен, и стороны в момент заключения контракта знали о том, что товар находится либо должен быть изготовлен или произведен в определенном месте.

Во всех других случаях обязательства по поставке заключаются в предоставлении товара в распоряжение покупателя в месте, где в момент заключения контракта находилось коммерческое предприятие продавца (п. "с" ст. 31).

Ранее было отмечено, что во многих случаях определение места поставки тесно связано с базисными условиями контракта. Базисные условия поставки определяют основные права и обязанности сторон по транспортировке, упаковке и маркировке товаров, положения, касающиеся момента и места передачи товара, распределения расходов между сторонами, момента перехода риска случайной гибели или повреждения товара с продавца на покупателя и некоторые другие. В международной торговой практике базис поставки обычно определяется через ссылку на ИНКОТЕРМС.

Существенным является вопрос о юридической природе правил, содержащихся в ИНКОТЕРМС. Наиболее распространена точка зрения, согласно которой ИНКОТЕРМС представляет собой кодификацию международных обычаев, осуществленную международной организацией. Чаще всего стороны контракта прямо ссылаются на указанный сборник. В этом случае правила, включенные в ИНКОТЕРМС, действуют для сторон как обычай, применение которого к своим отношениям стороны согласовали (ч. 1 ст. 9 Венской конвенции).

В силу ч. 2 ст. 9 Венской конвенции при отсутствии договоренности об ином считается, что стороны подразумевали применение к их контракту обычая, о котором они знали или должны были знать и который в международной торговле широко известен и постоянно соблюдается сторонами в контрактах данного рода в соответствующей области торговли. Поэтому возможно применение ИНКОТЕРМС судом или арбитражем к отношениям сторон и без указания об этом в контракте. В этом случае правила, включенные в ИНКОТЕРМС, связывают стороны как широко распространенный обычай.

Вместе с тем не подлежит сомнению, что варианты базисных условий, включенные в ИНКОТЕРМС, носят для сторон лишь рекомендательный характер. Это означает, что участники торговой сделки могут изменить, дополнить или уточнить содержание любого условия, включенного в ИНКОТЕРМС, впрочем, как и исключить применение этого документа к своей сделке вообще. Во всяком случае, если регламентация какого-либо вопроса в ИНКОТЕРМС приходит в противоречие с тем, как он урегулирован сторонами в контракте, преимуществом всегда будут пользоваться положения контракта. Оправданно, что предпочтительным является прямое указание в контракте на то, что стороны понимают тот или иной термин в соответствии с тем, как он толкуется в ИНКОТЕРМС (возможно, с соответствующими коррективами).

В ИНКОТЕРМС-2000 включено 13 базисных условий поставки с распределением торговых терминов по четырем категориям (Е, F, C, D), где первая буква аббревиатуры соответствующего термина означает отнесение его к определенной группе однородных базисных условий. Для удобства пользования ИНКОТЕРМС обязанности продавца и покупателя сгруппированы так, что включение той или иной работы в обязанность продавца (они обозначаются литерой "А" - А1, А2, А3 и т.д.) освобождает от аналогичной обязанности покупателя (они обозначаются литерой "Б" - Б1, Б2, Б3 и т.д.) и наоборот.

Однако выбор того или иного базисного условия еще не означает, что стороны установили место исполнения - оно должно быть прямо указано сторонами. К примеру, при поставке на условиях EXW продавец должен предоставить товар в распоряжение покупателя на своем предприятии или в другом оговоренном в контракте месте (на заводе, фабрике, складе, руднике и т.п.).

В ИНКОТЕРМС-2000 применительно к базисному условию EXW установлено, что при отсутствии в контракте указания на точное место поставки товара продавец обязан осуществить поставку в обычное для поставки аналогичных товаров место. Если в названном сторонами месте поставки у продавца имеется несколько пунктов, в которых может быть произведена отгрузка, то продавцу принадлежит право выбора наиболее подходящего для него пункта.

Иными словами, при базисном условии поставки EXW место поставки может быть обозначено путем указания на город или иной населенный пункт (если продавец имеет одну точку, из которой может быть отгружен товар) или наряду с указанием пункта должен быть указан конкретный адрес (если в этом пункте продавец имеет несколько точек, из которых может быть отгружен товар).

При продаже товара на условиях FCA местом поставки будет место или пункт передачи товара продавцом перевозчику (первому перевозчику) на территории страны продавца. Это место должно быть согласовано в контракте.

При перевозке товара морем на условиях FAS, FOB, CFR, CIF, DES и DEQ местом поставки будет порт либо в стране продавца (стране отгрузки товара) (условия FAS, FOB, CFR и CIF), либо в стране покупателя (стране назначения) (условия DES и DEQ). При этом если стороны используют ИНКОТЕРМС, им необходимо лишь указать наименование соответствующего порта. Более точное указание местонахождения грузов при его отправке или получении морем будет определяться соответствующим базисным условием ИНКОТЕРМС: FAS - вдоль борта судна в порту отгрузки, FOB - судно в порту отгрузки, CFR - судно в порту отгрузки, CIF - судно в порту отгрузки, DES - судно в порту назначения, DEQ - на пристани (причале) в порту назначения.

Местом поставки товара на условиях CPT и CIP будет место передачи товара первому перевозчику на территории страны продавца (страны отправления груза). Следует обратить внимание на то, что местом поставки в данном случае будет не место назначения в стране покупателя, а место, где товар передается перевозчику (первому перевозчику) для доставки по назначению.

При поставке на условиях DAF местом поставки будет оговоренный сторонами пункт или место на границе. Использование этого базисного варианта предполагает четкое указание не только того, о границе между какими государствами идет речь, но и наименования конкретного пункта перехода на соответствующей границе. В комментариях к ИНКОТЕРМС отмечается, что при наличии в контракте купли - продажи указания лишь на границу какой-либо страны без выделения пункта на ней, в котором товар должен быть передан, продавец может выбрать наиболее подходящий для него пункт на границе. При поставке на условиях DDU и DDP продавец обязан поставить товар в распоряжение покупателя или указанного им другого лица в обозначенном в контракте месте назначения.

В случае если стороны вносят исправления и уточнения в базисные условия поставки, предусмотренные в ИНКОТЕРМС, желательно, чтобы эти изменения были отражены в тексте контракта. Сказанное в равной мере относится и к указанию на место поставки. Использование в контракте базисных условий, не предусмотренных в действующей редакции ИНКОТЕРМС, может привести к тому, что судом или арбитражем они будут истолкованы не так, как они понимаются сторонами <*>. Поэтому, если стороны определяют базисные условия без обращения к ИНКОТЕРМС, на четкое указание места поставки должно быть обращено особое внимание, с тем чтобы в дальнейшем можно было без труда определить, выполнил ли продавец свою обязанность по поставке товара.

<*> "Free delivered" - франко-доставка, "Ex-factory" - франко-фабрика, "Ex-mill" - франко-завод, "Ex-warehouse" - франко-склад (франко-пакгауз), "Free bunker" - франко-бункер, "Free on quay" ("ex quay") - франко-набережная (франко-причал), "Ex-ship" - франко-судно, "Free on rail" ("Free on car") - франко-вагон, "Free on truck" - франко-грузовик, "FOB airport" - франко-аэропорт и т.д.

По отношению к другому участнику контракта - покупателю вопрос о месте исполнения возникает в отношении обязанностей осуществить осмотр товара и произвести платеж. В ст. 38 Венской конвенции, предусматривающей обязанность продавца осмотреть или обеспечить осмотр товара, место проведения осмотра прямо не оговорено. Эта операция может быть осуществлена до отправки товара, при его погрузке, а также по прибытии его в место назначения. Предполагается, что стороны должны согласовать вопрос о месте осмотра товара в тексте контракта.

Если место осмотра товара в контракте прямо не установлено, вероятнее всего, оно будет определяться исходя из базисных условий поставки. В случаях, когда товар затарирован и упакован, его осмотр, как правило, откладывается до прибытия в конечный пункт назначения, с тем чтобы нарушение упаковки не препятствовало транспортировке товара. По крайней мере, покупатель должен иметь реальную возможность произвести осмотр товара.

В пункте 3 ст. 38 предусмотрено, что если место назначения товара изменено во время его нахождения в пути или товар переотправлен покупателем и при этом покупатель не имел разумной возможности осмотреть его, а продавец во время заключения контракта знал или должен был знать о возможности такого изменения или такой переотправки, осмотр товара может быть отложен до его прибытия в новое место назначения.

Вопрос о месте осуществления платежа урегулирован в ст. 57 Венской конвенции. Данная статья рассчитана на случаи, когда место платежа не оговорено сторонами специально. Следует заметить, что если место поставки товара устанавливается в большинстве контрактов, то место осуществления платежа, как правило, прямо в контракте не оговаривается. Обычно стороны указывают лишь свои платежные реквизиты и адреса местонахождения своих банковских учреждений. Поэтому положения названной статьи могут быть задействованы довольно часто.

Статья 57 предусматривает два варианта. Когда в контракте прямо или косвенно (на основе согласованного базиса поставки) уплата цены предусмотрена против передачи товара или документов, местом платежа будет место передачи товара либо документов. В тех случаях, когда оплата товара не производится против передачи товара или документов, платеж должен быть произведен в месте нахождения коммерческого предприятия продавца (п. "а").

Обратим внимание, что в рассматриваемой статье урегулирован лишь вопрос о месте уплаты основной цены за товар, но ничего не говорится об иных платежах, которые возможны в ходе реализации внешнеторговой сделки (авансовые платежи, пени, штрафы, неустойки, доплаты, возврат неправильно уплаченных сумм и т.д.).

Наконец, ст. 57 регулирует ситуации, когда после заключения контракта изменяется место нахождения предприятия продавца. В этом случае покупатель обязан произвести платеж по новому месту нахождения продавца. Возникающие в связи с этим дополнительные расходы относятся на счет продавца.

Многолетнее совместное использование на практике положений Венской конвенции и ИНКОТЕРМС подтвердило, что принципиальных препятствий для их параллельного применения не существует. В этом смысле не имеет значения правовая природа ИНКОТЕРМС, ибо содержащиеся в нем правила всегда будут пользоваться преимуществом по отношению к нормам Венской конвенции. Если рассматривать ИНКОТЕРМС как часть соглашения сторон, то он будет обладать приоритетом на основании ст. 6 Венской конвенции, допускающей возможность отступления от положений Конвенции или исключения ее применения. Если ИНКОТЕРМС отождествляется с обычаем, то он имеет преимущество в силу ст. 9 Венской конвенции, устанавливающей, что стороны связаны как обычаем, о применении которого они договорились, так и широко известным обычаем, распространенным в контрактах данного рода в соответствующей области торговли.

Иначе складывается ситуация при одновременном использовании Венской конвенции и ИНКОТЕРМС, с одной стороны, и названных ранее сводов контрактного права - с другой.

Специальные положения, относящиеся к определению места исполнения, включены в Принципы УНИДРУА и Европейские принципы. В статье 6.1.6 Принципов УНИДРУА оговаривается, что ее положения вступают в действие в случаях, когда место исполнения в контракте не установлено ни прямо, ни косвенно (т.е. не может быть определено исходя из положений контракта). Данная статья предусматривает два варианта. Общее правило предполагает, что сторона должна исполнить лежащее на ней обязательство в месте, где расположено ее коммерческое предприятие. Специальное правило относится лишь к денежным обязательствам, и в этих случаях предусмотрено противоположное правило: должник обязан исполнить свое обязательство в месте, где находится коммерческое предприятие кредитора.

Практически идентичные правила установлены в ст. 7:101 Европейских принципов. В ней предусмотрено, что если место исполнения контрактного обязательства не указано или не определяемо из контракта, оно будет: (а) в случае обязательства уплатить деньги - местом деловой практики кредитора во время заключения контракта; (b) в случае иного обязательства, чем уплата денег, - местом деловой практики должника во время заключения контракта.

Дополнительное правило установлено в рассматриваемых сводах контрактного права применительно к финансовым обязательствам. Согласно ст. 6.1.8 Принципов УНИДРУА, если кредитор не указал конкретный счет, платеж путем денежного перевода может быть осуществлен в любое финансовое учреждение, относительно которого кредитор дал знать, что имеет там счет. В более широком виде это правило закреплено в ст. 7:105 Европейских принципов: "Если обязательство может быть исполнено одним из альтернативных действий, то выбор принадлежит стороне, которая должна выполнять, если обстоятельства не указывают иного". Такая ситуация возможна в случаях, когда в контракте или каких-либо документах, исходящих от продавца, указано несколько принадлежащих ему банковских счетов. Если при этом продавец не указывает, на какой из счетов должна быть произведена оплата, то покупателю принадлежит право выбрать любой из этих счетов.

Общее правило о выполнении стороной своего обязательства в месте, где находится ее коммерческое предприятие, требует уточнений. Во-первых, напомним, это правило будет действовать только в том случае, если из контракта не вытекает прямо или косвенно иное. Особого внимания заслуживает косвенное указание, т.е. случай, когда из совокупности условий сделки следует, что стороны предполагали или подразумевали иное место для исполнения данного обязательства. Очевидно, что тогда место исполнения может определяться предшествующей перепиской или переговорами, проведенными до заключения контракта.

Во-вторых, место исполнения обязательства может следовать не только из контракта, но и предопределяться предшествующей практикой взаимоотношений сторон, поскольку согласно ст. 1.8 Принципов УНИДРУА и ст. 1:105 Европейских принципов стороны связаны практикой, которую они установили в своих взаимоотношениях.

Наконец, место исполнения может обусловливаться торговыми обычаями. В Принципах УНИДРУА (ст. 1.8) и Европейских принципах (ст. 1:105) практически дословно воспроизводится правило, относящееся к применению обычаев, установленное ч. 1 ст. 9 Венской конвенции - "стороны связаны любым обычаем, относительно которого они договорились". Поэтому ссылка сторон на обычай (как кодифицированный, так и некодифицированный) в подобных случаях означает, что этот обычай будет иметь преимущество перед положениями Принципов УНИДРУА и Европейских принципов. Это обстоятельство прямо оговорено в комментариях к Принципам УНИДРУА: обычаи "имеют преимущество над отличающимися от них положениями Принципов". Поэтому ничто не препятствует использованию рассматриваемых сводов контрактного права совместно с ИНКОТЕРМС.

Иначе обстоит дело с обычаями, на которые стороны не сослались, но которые широко известны и постоянно применяются сторонами в аналогичных контрактах в сфере международной торговли (ч. 2 ст. 9 Венской конвенции). Это правило включено в анализируемые своды контрактного права в существенно скорректированном виде. Прежде всего, из текста нормы исчезла фраза "при отсутствии договоренности об ином". Наличие подобной оговорки предполагало, что широко распространенный обычай не применим к отношениям по контракту, если это прямо или косвенно противоречит условиям, согласованным сторонами.

Означает ли отсутствие указанной оговорки, что распространенный обычай может быть применен и в ситуации, когда это противоречит условиям, согласованным участниками сделки? По всей видимости, нет, ибо при этом с неизбежностью будет поставлен под сомнение принцип свободы контракта, на котором базируется право международной торговли. В комментариях к ст. 1.8 Принципов УНИДРУА оговаривается, что обычаи "уступают прямо выраженным условиям, согласованным сторонами". Надо полагать, что это относится как к обычаю, на который стороны сослались, так и к обычаю, применение которого сторонами не оговорено, но который широко распространен в практике международных коммерческих отношений.

Другое отличие правила, включенного в ч. 2 ст. 9 Венской конвенции, от аналогичных правил в анализируемых сводах контрактного права состоит в том, что в них предусмотрена возможность не применять широко распространенный обычай к отношениям по контракту, "когда применение такого обычая было бы неразумным" (ч. 2 ст. 1.8 Принципов УНИДРУА) и "когда применение такого обычая будет необоснованным" (ч. 2 ст. 1:105 Европейских принципов). В комментариях к Принципам УНИДРУА отмечено, что чаще всего отказ от применения широко распространенного обычая будет предопределяться особыми условиями, в которых действуют одна или обе стороны, либо нетипичным характером сделки.

В Принципах УНИДРУА расширена сфера действия правила, относящегося к расходам, связанным с изменением места нахождения стороны после заключения контракта. Если в ст. 57 Венской конвенции речь идет об изменении места нахождения продавца в связи с обязанностью покупателя произвести оплату, то ч. 2 ст. 6.1.6 Принципов УНИДРУА относится к обеим сторонам и к любым расходам, связанным с изменением их местонахождения. В ней предусмотрено, что сторона должна нести бремя увеличения связанных с исполнением расходов, которое является результатом изменения местонахождения ее коммерческого предприятия после заключения контракта. Для уменьшения расходов как с одной, так и с другой стороны контрагент, местонахождение которого изменяется, должен, надо полагать, своевременно известить об этом другую сторону. Поскольку такая обязанность не предусмотрена в Принципах УНИДРУА, ее желательно зафиксировать в тексте контракта.

Необходимо обратить внимание на то, что в ст. 6.1.6 Принципов УНИДРУА и ст. 7:101 Европейских принципов в отличие от ст. ст. 31 и 57 Венской конвенции, посвященных месту исполнения конкретных обязательств, речь идет о месте реализации любого обязательства. Это обстоятельство представляется важным с учетом того, что помимо поставки товара и его оплаты по контракту могут быть и иные обязательства, относительно которых может возникнуть вопрос о месте их исполнения.

Следовательно, конфликт может возникнуть лишь применительно к контрактам, в которых не оговорено место исполнения, и лишь в отношении обязанностей по поставке товара и его оплате. Каким же образом он может быть разрешен? По мнению А. Кукина, если к торговой сделке применимы и Венская конвенция, и Принципы УНИДРУА, то "Конвенция, естественно, возобладает над Принципами в силу своего обязательного характера" <*>.

<*> Кукин А. Соотношение Принципов УНИДРУА и Венской конвенции международной купли - продажи товаров // Законодательство и экономика. 2000. N 4. С. 48.

Однако такой подход прямо противоречит положениям Венской конвенции, которая устанавливает, что все ее нормы (за исключением ст. 12) являются диспозитивными. Согласно ст. 6 стороны могут исключить применение Конвенции вообще либо отступить от любого из ее положений или изменить его действие. Такая корректировка положений Венской конвенции возможна путем прямого указания на нормы, действие которых отменяется или изменяется. Но чаще стороны просто предусматривают иное решение вопроса, нежели установлено Конвенцией.

В контрактных отношениях в сфере международного оборота участникам предоставлена возможность отступать от предписаний диспозитивных норм права и устанавливать самим порядок своих взаимоотношений. При этом стороны могут разрабатывать такой порядок самостоятельно, а могут использовать готовые формы, где этот порядок в том или ином объеме уже предусмотрен (обычаи, типовые контракты, субправо).

Надо полагать, что конкуренция между Венской конвенцией и сводами контрактного права все же может быть разрешена, но на иных основаниях, нежели те, что предложены А. Кукиным. Для этого необходимо обратить внимание на следующее обстоятельство: если в ст. 6.1.6 Принципов УНИДРУА и 7:101 Европейских принципов закреплены общие правила, то ст. ст. 31 и 57 Венской конвенции представляют собой специальные правила применительно к контрактам купли - продажи, и как таковые они должны иметь приоритет в случае, если сделка регулируется как Венской конвенцией, так и названными сводами. Видимо из этого же следует исходить и в случаях, когда будут подлежать применению иные международные договоры, регулирующие отдельные виды сделок.

В комментариях к ст. 6.1.6 Принципов УНИДРУА указано, что установленные в ней правила отнюдь не являются самыми совершенными применительно к различным случаям, однако они отражают потребность в четком решении в тех случаях, когда стороны не согласовали ничего иного или обстоятельства сделки не указывают на другое решение. Именно это правило и должно рассматриваться как экстраординарное, рассчитанное на случаи, когда вопрос о месте исполнения обязательства остался не урегулированным вообще и ситуация требует хоть какого-нибудь разрешения. Однако оно не может конкурировать со специальными правилами на этот счет.