Мудрый Юрист

Изменение предмета и основания иска участниками процесса

В.П. Воложанин, доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского процесса УрГЮА.

Е.Р. Русинова.

Вопрос о структуре иска, его элементах является одним из спорных в науке гражданского процесса. Однако законодательно закреплены (ст. 34 ГПК РСФСР, ст. 37 АПК РФ) и в судебной практике используются два элемента иска - предмет и основание. Под предметом понимается материально-правовое требование истца к ответчику. Основание иска составляют те юридические факты, которые подтверждают заявленные требования, то есть предмет иска. Подобное правоприменительное толкование указанных элементов содержится в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда <*>.

<*> П. 3 Постановления Пленума ВАС РФ N 13 от 31.10.96. "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции" // Вестник ВАС РФ. 1997. N 1.

Предмет иска облекает в материально-правовую форму фактический интерес истца. Обстоятельства, составляющие основание иска, являются предпосылкой удовлетворения этого интереса. Наличие предмета иска вытекает из самого факта обращения к суду за защитой, тогда как факты основания иска требуют судебного установления и проверки. Если они не найдут подтверждения в ходе доказательственного процесса, в иске будет отказано. Поэтому приоритетное значение основания для исхода спора сомнению не подлежит.

Совпадение предмета и основания по спору между теми же сторонами говорит о тождестве исков и преграждает возможность повторного рассмотрения дела судом (ст. ст. 129, 219 ГПК РСФСР, ст. ст. 85, 107 АПК РФ).

Изменение одного из элементов иска фактически означает отказ стороны от ранее заявленных требований и возбуждение нового дела, а не прекращение процесса. Однако ст. 34 ГПК РСФСР, ст. 37 АПК РФ разрешают истцу изменить предмет или основание (то есть один из элементов иска) без повторного обращения с просьбой о защите и уплаты государственной пошлины. Закон, таким образом, упрощает истцу исправление допущенных недочетов с целью усиления его процессуальных позиций. Разумеется, изменение предмета или основания в какой-то мере усложняет процесс - может встать вопрос об отложении дела для обеспечения сторонам необходимых условий для защиты своих интересов. Не считается изменением предмета увеличение размера взыскиваемой суммы или количества спорных вещей (например, по искам о разделе совместно нажитого имущества супругов).

Закон ничего не говорит о возможности изменения еще одного элемента - содержания, в существовании которого убеждены некоторые авторы и под которым понимается способ защиты права <*>. Но если замена содержания не требует одновременного изменения предмета и основания, оно вполне допустимо по действующему законодательству.

<*> Гражданское процессуальное право России: Учебник / Под ред. М.С. Шакарян. М.: "Былина", 1996. С. 119 - 120 (автор главы И.М. Пятилетов); Гражданский процесс: Учебник / Под редакцией В.А. Мусина, М.А. Чечиевой, Д.М. Чечот. М.: "Проспект", 1998. С. 157 (автор главы А.А. Ференц-Сороцкий); Пучинский В.К. Элементы иска в советском гражданском процессе // Советское государство и право. 1979. N 3. С. 47 - 49.

Изменение предмета иска означает изменение материально-правового требования. Например, требование о замене товара ненадлежащего качества товаром, соответствующим договору купли-продажи, может быть изменено на требование о возврате уплаченной за товар суммы.

Изменение основания предполагает как увеличение количества фактов, подтверждающих притязания истца, так и замену их другими, обеспечивающими защиту заявленных требований. Так, супружеская неверность, как основание расторжения брака, может быть заменена ссылкой на бесплодие ответчика.

В приведенных примерах изменение элементов иска буквально соответствует требованиям ст. 34 ГПК РСФСР - изменяется только один из его элементов. Официальные разъяснения и опубликованная практика Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ также запрещают одновременное изменение предмета и основания иска. <*> Проект ГПК РФ (ст. 39) повторяет формулировку действующего ГПК РСФСР о возможности изменения предмета или основания иска. Проект АПК (ст. 50) предоставляет право истцу изменить только основание иска. С чем связано подобное ограничение, пока неясно, возможно, это техническая ошибка разработчиков проекта.

<*> П. 3 Постановления Пленума ВАС РФ N 13 от 31.10.96. "О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции" // Вестник ВАС РФ. 1997. N 1; Применение процессуального законодательства при рассмотрении гражданских дел. Обзор судебной практики // БВС СССР. 1978. N 2. С. 38.

Однако не вызывает сомнения, что практика дает множество примеров, когда изменение предмета иска неизбежно приводит к изменению основания. Поиски путей разрешения проблемы ведутся пока только на теоретическом уровне. Причем большинство авторов приходят к выводу о необходимости расширительного (распространительного) толкования указанной нормы. Полемика начинается при определении границ, в которых допустимо одновременное изменение предмета и основания иска. В качестве критерия допустимости изменения и предмета, и основания предлагаются: неизменность интереса, охраняемого данным иском (при этом признаком сохранения при изменении иска того же интереса служит невозможность одновременного предъявления измененного и изменяемого иска) <1>, дополнение или исправление, а не изменение одной части иска при изменении другой <2>, неизменность того субъективного права или законного интереса, средством защиты которого является иск <3>, изменение способа защиты <4>.

<1> Боннер А.Т. Принцип диспозитивности советского гражданского процессуального права. М.: ВЮЗИ, 1987. С. 52 - 53; Орлова Л.М. Права сторон в гражданском процессе. Минск, 1973. С. 75; Пятилетов И.М. - в учебнике: Гражданское процессуальное право России. М.: "Былина", 1996. С. 138; Рожкова М.А. Предмет и основание иска в судебно-арбитражном процессе // Вестник ВАС РФ. N 9/2000. С. 109; Тараненко В.Ф. Принцип диспозитивности и состязательности в советском гражданском процессе. М., 1990. С. 24.
<2> Моисеев С. Распорядительные действия в арбитражном суде первой инстанции // РЮ. N 4/99. С. 17.
<3> Орлова Л.М. Права сторон в гражданском процессе. Минск, 1973. С. 84.
<4> Осокина Г.Л. Иск (теория и практика). М., 2000. С. 152, 161.

Отсутствие в законе или в официальных разъяснениях высших судебных органов правил определения пределов допустимости одновременного изменения предмета и основания иска приводит к несогласованности судебной практики. В качестве иллюстрации можно привести следующие примеры.

В Кыштымском районном суде Челябинской области рассматривалось гражданское дело по иску Л. к С. о признании недействительным договора дарения части нежилого помещения по основанию притворности сделки (на самом деле стороны имели ввиду договор купли-продажи. Л. также оспаривала форму договора купли-продажи и просила применить двустороннюю реституцию, передать ей в собственность спорное помещение) и по встречному иску С. к Л. о признании действительным договора купли-продажи этого помещения и регистрации перехода права собственности на объект недвижимости. Л. в одном из судебных заседаний подала заявление об изменении иска на иск о расторжении договора купли-продажи в связи с существенным изменением обстоятельств. Суд не принял заявление Л., мотивируя тем, что ст. 34 ГПК не допускает изменение в том же процессе предмета и основания иска одновременно <*>.

<*> Дело N 2-487. Кыштымский районный суд Челябинской области.

В другом случае, в Верх-Исетском районном суде г. Екатеринбурга рассматривалось дело по иску Ш. к Ч. о расторжении договора купли-продажи автомашины на основании ст. 460 ГК РФ, поскольку автомашина была изъята у покупателя органами милиции в связи с тем, что кузов и часть деталей с нее числились в розыске. В дальнейшем истец изменил иск на требование о признании сделки недействительной в связи с существенным заблуждением относительно качества предмета сделки, значительно снижающего возможности его использования (ст. 178 ГК РФ). Судом было принято заявление об изменении иска. Иск рассматривался в измененном виде.

Предмет и основание иска изменились в том и другом случае. В обоих случаях интерес истца заключается в возвращении ему предмета сделки (либо соразмерного возмещения убытков). Оба примера показывают, что невозможно одновременно предъявить измененный и изменяющийся иски. В обоих случаях изменилось защищаемое субъективное право (первый казус: право на заключение договора в соответствии с действительной волей сторон на право на расторжение договора; второй казус: право на получение предмета продажи, свободного от прав третьих лиц на право получения предмета продажи надлежащего качества). В том и другом случае ряд фактов основания иска сохранился и перешел в измененный. И в обоих случаях изменились способы защиты.

Можно также добавить, что если применить к этим двум ситуациям положение п. 3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, содержащее толкование ст. 37 АПК и напрямую указывающее, что замена требования о признании сделки недействительной на расторжение договора при иных основаниях является изменением предмета и основания иска, то суд не имел права принимать и рассматривать измененный иск.

Наличие в ГПК РСФСР и АПК РФ неоднозначно трактуемой нормы о праве истца изменять предмет или основание иска вызывает сомнение в необходимости ее существования в данном виде уже потому, что подобное распространительное токование нормы свидетельствует о недостаточной проработке ее конструкции. Реалии судебной практики показывают, что одновременное изменение предмета и основания иска не только возможно, но и объективно существует.

Поэтому видится более целесообразным разрешить изменение элементов иска. Если истцу представляется наилучшей защита своего права или охраняемого интереса при полном изменении элементов иска, то в силу диспозитивности гражданского процесса закон не может ограничивать его волю изменить иск. Пусть даже при этом изменится то субъективное право или охраняемый законом интерес, на защиту которого первоначально был направлен иск, поскольку истец при обращении в суд может ошибиться в определении объекта защиты. При этом свой фактический интерес он знает точно.

Однако с целью сохранения единого объекта судебного процесса критерий невозможности изменения иска до тех пределов, когда становится возможным одновременное рассмотрение измененного и изменяемого исков, следует закрепить. Данный критерий, действительно, указывает на изменение защищаемого иском интереса истца.

В случае ведения процесса законными представителями к ним переходит и право на изменение элементов иска. Сложнее обстоит дело с представителями по договору. Они могут изменить лишь основание иска, но не предмет. Последнее допустимо при наличии специальной оговорки в доверенности (ст. 46 ГПК РСФСР). Разумность подобного ограничения сомнительна, если учесть приоритетное значение основания перед предметом. Поскольку изменение любого из элементов иска приводит к тому, что суд рассматривает иск с другим содержанием, то более последовательным представляется разрешить или запретить представителю изменять оба элемента без специальной оговорки в доверенности. Данную специальную оговорку теория гражданского процесса и судебная практика связывают с тем обстоятельством, что эти все действия связаны с распоряжением материальными и процессуальными правами доверителя <*>. Изменения предмета и основания иска являются действиями распорядительными, следовательно, должны быть специально указаны в доверенности.

<*> П. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР N 2 от 14.04.88. "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству".

В ГПК РСФСР ничего не говорится о возможности изменения предмета или основания лицами, защищающими чужие права (ст. ст. 41, 42 ГПК РСФСР). Однако и ограничений на совершение действий по изменению элементов иска в законе не содержится. Следовательно, они вправе распоряжаться элементами иска по своему усмотрению. Эти субъекты при определенных условиях начинают процесс по собственному усмотрению и не связаны в этом волей сторон. Хотя по общему правилу для субъектов, обозначенных в ст. 42 ГПК РСФСР, просьба заинтересованного лица должна предшествовать подаче заявления, их нельзя считать представителями в любом случае, поскольку в процессе они действуют самостоятельно и предъявляют иски в защиту чужих интересов от своего имени. Изменения в ст. 42 ГПК РСФСР, внесенные Федеральным законом РФ от 07.08.00 N 120-ФЗ, показывают, что законодатель отдает приоритет диспозитивным действиям лица, чьи интересы защищаются перед волей лиц, защищающих их права и охраняемые законом интересы в части отказа от иска. Изменение элементов иска, по сути, является действием того же порядка, что и отказ от иска, - оно основано на принципе диспозитивности гражданского процесса, определяет пределы рассмотрения иска судом и является отражением процессуальной позиции материально заинтересованного лица. Что касается прокурора, предъявившего иск, то здесь действующий закон частично ограничил истца в распоряжении иском, поскольку не содержит правила о прекращении дела в случае отказа истца от иска, заявленного прокурором. Не вдаваясь в вопрос о причинах такого ограничения диспозитивности, нужно отметить, что правовое регулирование отказа от иска и изменения иска для истца и субъектов, предъявляющих иск в интересах истца, должно быть адекватным. Поэтому при изменении иска, заявленного в интересах других лиц, необходимо исходить из преимущества воли истца.

Открытым остается вопрос о допустимости изменения предмета и основания иска третьим лицом с самостоятельными требованиями. Уподобляясь истцу, они наделяются его правами и обязанностями. Лишать их права на изменение элементов иска, аналогичным полномочиям стороны, вряд ли правильно. Тем не менее, если подобное изменение нарушит связь третьего лица со сторонами, требование третьего лица придется выделять в самостоятельное производство.

Подводя итог сказанному, можно сделать следующее заключение:

  1. Запрет одновременного изменения предмета и основания иска (ст. 34 ГПК РСФСР) вряд ли оправдан и не всегда возможен с учетом взаимосвязи данных элементов. Не проще ли допустить возможность подобной замены с правом зачета истцу ранее внесенной суммы госпошлины. Вопрос в возмещении судебных расходов будет решаться с учетом правил ст. 90 ГПК РСФСР при разрешении дела по существу.
  2. Следует закрепить в законе право на изменение элементов иска помимо истца и другими лицами, обращающимися в защиту чужих интересов. Но при этом ограничить правомочия на изменение элементов иска волей материально заинтересованного лица либо его законного представителя (кроме случаев, когда иск предъявляется в защиту неопределенного круга лиц).
  3. Перечень действий, требующих специальной оговорки в доверенности, выданной представляемым представителю, дополнить изменением основания иска.

Разработка нового ГПК РФ создает благоприятные условия для внесения соответствующих изменений в законодательство.