Мудрый Юрист

Особенности уголовного судопроизводства у мирового судьи

Дорошков В.В., кандидат юридических наук, судья Верховного Суда России.

Патов Н.А., кандидат юридических наук, директор филиала МПСИ.

Подсудность уголовных дел. Уголовно - процессуальный кодекс РФ (ст. 319) к подсудности мировых судей относит уголовные дела частного обвинения, то есть дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115, 116, частью первой ст. 129 и ст. 130 Уголовного кодекса РФ, а также дела о преступлениях, за совершение которых максимальное наказание не превышает трех лет лишения свободы, за исключением 104 составов преступлений, перечисленных в ч. 1 ст. 31 УПК РФ. Часть 1 ст. 467 УПК РСФСР и ч. 1 ст. 3 Федерального закона "О мировых судьях в Российской Федерации" к подсудности мировых судей относили уголовные дела о преступлениях небольшой тяжести, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает двух лет лишения свободы. Таким образом, новый УПК РФ существенно расширил перечень составов преступлений, дела о которых стали подсудны мировому судье. Однако для реализации этого положения потребуется внесение соответствующих изменений в п. 1 ч. 1 ст. 3 Федерального закона "О мировых судьях в Российской Федерации".

По смыслу уголовно - процессуального закона мировые судьи единолично рассматривают не только уголовные дела, по которым проводилось дознание или предварительное следствие, в том числе по делам частного обвинения, но и уголовные дела о преступлениях, совершенных несовершеннолетними. При рассмотрении мировым судьей уголовных дел в отношении несовершеннолетних следует также учитывать особенности уголовного судопроизводства, установленные главой 50 УПК РФ. Отличительными чертами судебного разбирательства у мирового судьи по делам в отношении несовершеннолетних подсудимых признаются: 1) обязательное установление дополнительных обстоятельств, перечень которых содержится в ст. 421 УПК РФ; 2) выделение в отдельное производство уголовного дела в отношении несовершеннолетнего, привлекаемого по одному делу вместе со взрослым; 3) особенности вызова и допроса несовершеннолетнего обвиняемого; 4) возможность прекращения уголовного преследования с применением принудительной меры воспитательного воздействия.

В соответствии с п. п. 2, 3 ч. 1 ст. 29, ч. 9 ст. 31 УПК РФ мировые судьи вправе рассматривать подсудные им уголовные дела о применении к лицам принудительных мер медицинского характера в соответствии с требованиями главы 51 УПК РФ и о применении к ним принудительных мер воспитательного воздействия на основании главы 50 УПК РФ.

Поскольку институт мировых судей в военную юстицию не входит, дела, относящиеся к компетенции мировых судей, о преступлениях, совершенных военнослужащими, гражданами, проходящими военные сборы, а также гражданами, уволенными с военной службы, гражданами, прошедшими военные сборы, при условии, что преступления совершены ими в период прохождения военной службы, военных сборов, рассматриваются гарнизонными военными судами на общих основаниях.

Процедура производства по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129, ст. 130 УК РФ (дела частного обвинения), определена общими условиями судебного разбирательства, за исключением тех особенностей, которые отражены ч. ч. 2, 4 ст. 20, ч. 3 ст. 21, ст. 22, п. 5 ст. 24, ст. 43, ч. 4 ст. 45, ч. 6 ст. 141, ст. 119, ч. 6 ст. 144, п. 3 ч. 1 ст. 145, п. 1 ч. 3 ст. 150, п. 1 ч. 3 ст. 151, ч. 1 ст. 239, ч. 3 ст. 246; ч. 3 ст. 249; ст. 254; ч. 1 ст. 273; ч. ч. 1, 4 ст. 314; ст. 318 - 323; ст. 354 - 372 УПК РФ.

Возбуждение уголовного дела частного обвинения и назначение судебного заседания. Производство по делам частного обвинения, к которым в силу ч. 2 ст. 20 УПК РФ относятся уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115, 116, 129 частью первой и 130 УК РФ, может быть начато как непосредственно в суде (ч. 1 ст. 318 УПК РФ), так и прокурором (ч. 4 ст. 20, ч. 3 ст. 21, ч. 3 ст. 318 УПК РФ), следователем и дознавателем с согласия прокурора (ч. 4 ст. 20 УПК РФ).

В суде уголовные дела частного обвинения возбуждаются путем подачи заявления потерпевшим или его законным представителем. В случае смерти потерпевшего такое уголовное дело возбуждается его близкими родственниками, перечень которых содержится в п. 4 ст. 5 УПК РФ, или прокурором в соответствии с ч. 3 ст. 318 УПК РФ. Однако уголовное дело частного обвинения возбуждается не каждым физическим лицом, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а только дееспособным, который достиг 16-летнего возраста. Такие же требования предъявляются к законным представителям несовершеннолетнего потерпевшего, о которых говорится в ч. 2 ст. 45 УПК РФ.

Дело частного обвинения по УПК РФ возбуждается путем подачи не жалобы, как было ранее, а заявления. Если обратиться к юридическому словарю, то под заявлением принято понимать "официальное обращение лица (или нескольких лиц) в учреждение или к должностному лицу, не связанное, в отличие от жалобы, с нарушением прав и законных интересов гражданина и поэтому не содержащее требования об устранении такого нарушения". Изменение терминологии не только нарушает сложившуюся в России давнюю традицию называть обращение в суд на действия должностных лиц в гражданском процессе или по уголовному делу частного обвинения жалобой, но и не учитывает отличительных особенностей каждого из этих терминов. Жалоба в обязательном порядке содержит просьбу или требование о привлечении определенного лица (или лиц) к уголовной ответственности за совершение преступления, преследуемого в порядке частного обвинения.

Заявление недееспособного в силу возраста или психического развития потерпевшего само по себе не может рассматриваться как повод к принятию дела о преступлениях, предусмотренных ст. 115, ст. 116, ч. 1 ст. 129, ст. 130 УК РФ, к производству мирового судьи. Такое заявление служит лишь поводом для проверки прокурором, следователем или дознавателем обстоятельств совершенного преступления. Следовательно, если пострадавшему на день обращения в суд с заявлением не исполнилось 16 лет или если он не способен отдавать отчет своим действиям и руководить ими в силу физических или психических недостатков, то он не предупреждается об уголовной ответственности за заведомо ложный донос на основании ч. 6 ст. 141 УПК РФ. Эти лица также не вправе требовать прекращения дела за примирением сторон без согласия на то их законного представителя.

В тех случаях, когда потерпевшими по одному эпизоду являются несколько граждан, каждый из них вправе самостоятельно принять решение о привлечении своего обидчика к уголовной ответственности. Поэтому для привлечения виновного к уголовной ответственности за преступные действия, совершенные в отношении лица, обратившегося в суд с заявлением, не требуется согласие других потерпевших на такое привлечение.

Уголовно - процессуальным законодательством России предусмотрено, что уголовные дела частного обвинения возбуждаются путем подачи заявления потерпевшим или его законным представителем. Хотя было бы логичнее считать дело возбужденным с момента вынесения мировым судьей постановления о принятии заявления к своему производству, что предполагало бы наличие как повода, так и оснований к возбуждению дела.

Заявление потерпевшего по делам частного обвинения одновременно является и обвинительным актом, в котором формулируется сущность обвинения. Требования, предъявляемые к форме заявления, законодателем четко не определены. Однако представляется, что в условиях состязательного процесса судья не вправе принимать от пострадавшего или его законного представителя устное заявление, а затем составлять протокол - заявление о совершении преступления, как рекомендовано в Постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 25 сентября 1979 года "О практике рассмотрения судами дел и жалоб о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч. 1 ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР", поэтому подобное заявление мировому судье должно быть предоставлено лишь в письменной форме.

К содержанию заявления по подобным делам частного обвинения предъявляются определенные требования, отраженные в ч. 5 ст. 318 УПК РФ. Такое заявление в обязательном порядке должно содержать наименование суда, в который оно подано; описание события преступления, место, время, а также обстоятельства его совершения; просьбу, адресованную суду, о принятии дела к производству; данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности; список свидетелей, которых необходимо вызвать в суд. Кроме того, заявление должно быть в обязательном порядке подписано лицом, его подавшим. Оно подается в суд с копиями по числу лиц, в отношении которых возбуждается уголовное дело частного обвинения, поскольку копии заявления не позднее трех суток до начала судебного заседания вручаются каждому из подсудимых. Обязанность представления копий заявления в силу ч. 6 ст. 318 УПК РФ возлагается на заявителя. Поэтому факт отсутствия копий заявлений препятствует дальнейшему производству по делу и может расцениваться как основание прекращения дела на основании п. 5 ст. 24 УПК РФ.

Положения ч. 2 ст. 140 УПК РФ о том, что основанием для возбуждения уголовного дела являются достаточные данные, указывающие на признаки преступления, применимы и по делам частного обвинения. Эти данные находят отражение в заявлении потерпевшего или его законного представителя. Достаточность данных означает такую их совокупность и качество, которые позволяют сделать обоснованное предположение о совершении преступления, при отсутствии обстоятельств, исключающих производство по делу. При отсутствии в заявлении сведений, приведенных в ч. 5 ст. 318 УПК РФ, мировой судья выносит постановление о возвращении заявления лицу, его подавшему, руководствуясь положениями ч. 1 ст. 319 УПК РФ, а не ст. 148 УПК РФ, регламентирующей порядок отказа в возбуждении уголовного дела за отсутствием в деянии состава преступления. В подобных случаях мировой судья вправе возвратить заявление лицу, его подавшему, отказав в принятии заявления к своему производству в связи с отсутствием в нем описания события преступления. Такое постановление может быть обжаловано заявителем в вышестоящую судебную инстанцию.

Если в заявлении не содержится подписи заявителя, его просьбы к суду о принятии уголовного дела к своему производству, описания преступного деяния или места его совершения, то отсутствует законный повод для принятия заявления к производству мирового судьи. В подобной ситуации мировой судья должен предложить лицу, подавшему заявление, привести заявление в соответствие с указанными требованиями закона и устанавливает для этого реальный срок. В случае невыполнения данного указания мировой судья отказывает в принятии заявления к производству, оформив отказ процессуально в виде постановления за отсутствием надлежащего заявления со ссылкой на ч. 1 ст. 319 УПК РФ. О принятом решении мировой судья обязан уведомить лицо, подавшее заявление, поскольку тот вправе обжаловать постановление судьи в вышестоящую судебную инстанцию в апелляционном порядке на основании ч. 2 ст. 354 УПК РФ. Отказ в принятии заявления не препятствует повторному обращению потерпевшего или его законного представителя по тем же основаниям и по тому же эпизоду с новым заявлением, соответствующим требованиям закона, если к этому моменту не истекли сроки давности привлечения виновных к уголовной ответственности за содеянное и не возникли иные обстоятельства, препятствующие судопроизводству по делу.

Место совершения преступления имеет значение для решения вопроса о подсудности уголовных дел частного обвинения. При определении места совершения преступления следует исходить из диспозиции той или иной статьи УК РФ. Поскольку клевета и оскорбление - это преступления с формальным составом, считаются оконченными с момента совершения действий, вне зависимости от времени наступления последствий, то их осуществление по телефону или факсу считается совершенным в месте отправления сообщения, а не по месту его приема. Распространение клеветнических измышлений в словесной форме имеет место там, где они произнесены, а не там, где услышаны. Поэтому в случае поступления заявления потерпевших о совершении в отношении них преступления, преследуемого в порядке частного обвинения, в суд по месту приема клеветнического сообщения мировой судья, руководствуясь требованиями ст. 227 УПК РФ, должен направить уголовное дело по территориальной подсудности в суд, где фактически совершены действия, образующие состав преступления. Закон не содержит указаний на процессуальную форму решения судьи о передаче жалобы по подсудности. Между тем, исходя из того что подобное решение судьи может быть обжаловано в вышестоящую судебную инстанцию, судья должен выносить соответствующее постановление, в котором приводит мотивы принятого решения.

При обращении нескольких частных обвинителей с заявлениями о привлечении одного и того же лица, совершившего в отношении каждого из них преступление, преследуемое в порядке частного обвинения, мировой судья в силу п. 2 ч. 1 ст. 153 УПК РФ вправе соединить эти дела в одно производство. Если одним лицом совершены преступные деяния в отношении нескольких лиц, то прекращение производства по делу в отношении обидчика за примирением с одним потерпевшим не препятствует дальнейшему производству по заявлению других потерпевших.

В случае совершения преступления в отношении одного пострадавшего несколькими лицами тот сам определяет, кого следует привлечь к уголовной ответственности за содеянное. Такими же правами наделяется и законный представитель недееспособного в силу возраста или психического состояния потерпевшего. В случае смерти пострадавшего до подачи им в суд заявления у его родственников в силу ч. 2 ст. 318 УПК РФ наступает правопреемственность в уголовном преследовании обидчика, и дело может возбуждаться их заявлениями.

Правом принятия заявления по делу частного обвинения к своему производству наделены лишь те мировые судьи, к территориальной подсудности которых в силу ст. 32 УПК РФ отнесено данное дело. По смыслу статьи 47 Конституции Российской Федерации изменение подсудности дела без согласия сторон недопустимо. Согласно ст. 35 УПК РФ вопрос об изменении территориальной подсудности уголовного дела разрешается председателем вышестоящего суда или его заместителем, о чем выносится соответствующее постановление.

Прокуроры согласно ч. 3 ст. 318 УПК РФ наделены правом возбуждения дел о преступлениях, уголовное преследование за которые осуществляется в порядке частного обвинения, лишь в исключительных случаях, то есть когда потерпевший в силу беспомощного состояния или по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. Кроме того, законодатель впервые предложил предоставить право возбуждать дела частного обвинения при отсутствии заявления потерпевшего не только прокурорам, но и следователю и дознавателю с согласия прокурора (ч. 4 ст. 20 УПК РФ), если преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам не способного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами.

В уголовном процессе термин "прокурор" толкуется расширительно. Поэтому в соответствии с п. 31 ст. 5 УПК РФ дело частного обвинения вправе возбудить Генеральный прокурор РФ и подчиненные ему прокуроры, их заместители, а также помощники, участвующие в уголовном судопроизводстве. Дознавателем в силу п. 7 ст. 5 УПК РФ признается должностное лицо, правомочное осуществлять предварительное расследование в форме дознания. Права и обязанности дознавателя закреплены в ст. 41 УПК РФ. Согласно п. 41 ст. 5 проекта УПК РФ следователем признается должностное лицо, уполномоченное осуществлять предварительное следствие по уголовному делу. Его полномочия закреплены в ст. 38 УПК РФ.

Возбуждая уголовное дело в порядке ч. 3 ст. 318 УПК РФ, в отличие от процедуры, установленной ст. 27 УПК РСФСР, прокурор уже не придает этому делу публичный характер. Такое дело не приобретает общественного интереса для государства, стоящего на страже интересов лиц, которые сами не могут в силу различных причин защитить себя. В постановлении о возбуждении дела частного обвинения прокурор обязан мотивировать свое решение, указав одно из оснований, перечисленных в ч. 4 ст. 20 и ч. 3 ст. 318 УПК РФ. В противном случае уголовное дело, возбужденное вопреки воле пострадавшего, на основании ст. 46 Конституции РФ может быть признано мировым судьей возбужденным с нарушением требований закона и подлежащим прекращению за примирением сторон или в связи с отсутствием заявления потерпевшего.

Прокурор на основании ч. 3 ст. 318 УПК РФ может возбудить дело частного обвинения в связи с неспособностью потерпевших защищать свои права и законные интересы в силу: 1) беспомощного состояния; 2) по иным причинам. Кроме того, в соответствии с п. 4 ст. 20 УПК РФ прокурор, а также следователь или дознаватель с согласия прокурора вправе возбудить дело частного обвинения и при отсутствии заявления потерпевшего, если данное преступление совершено: 1) в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии; 2) по иным причинам лицо не способно защищать свои права и законные интересы или самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами. При этом законодатель не дал определения указанным понятиям, что значительно затруднит единообразное применение уголовно - процессуального закона.

К сожалению, судебная практика применения норм УПК РСФСР не выработала четких признаков, отражающих сущность таких терминов, как беспомощное или зависимое состояние, иные причины неспособности пострадавших защищать свои права, законные интересы или неспособности самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами. Между тем состояние потерпевшего может признаваться беспомощным как вследствие психических, так и физических недостатков. В частности, суды признавали беспомощным в силу психических недостатков состояние лиц, признанных судом в порядке гражданского судопроизводства ограниченно дееспособными либо страдающих тяжелыми психическими заболеваниями и состоящих на учете в психиатрических медицинских учреждениях. Физическими недостатками, не позволяющими потерпевшим самим осуществлять защиту своих прав и законных интересов, по конкретным уголовным делам признавались: немота, глухота, слепота, а также наличие соматических заболеваний, сопровождающихся острыми болезненными симптомами либо являющихся хроническими. Как правило, эти лица были признаны инвалидами 1 или 2 группы.

Что касается неспособности потерпевшего защитить свои права и законные интересы в силу зависимости от обвиняемого, то в данном случае следует учитывать и оценивать конкретную ситуацию, сложившиеся взаимоотношения между участниками конфликта. Виды зависимости могут быть самыми различными. Это не только служебная зависимость, но и материальная, моральная и т.п. Следовательно, все эти обстоятельства должны учитываться при решении вопроса о возбуждении должностными лицами уголовного дела частного обвинения.

Даже в случае законного и обоснованного возбуждения дела прокурором по основаниям, указанным в ч. 3 ст. 318 УПК РФ, такое дело может быть прекращено за примирением сторон. При этом прокурор в своем постановлении о возбуждении уголовного дела должен не только сделать ссылку на одно из оснований принятия такого решения, но и мотивировать его, указав, в чем он усмотрел беспомощное состояние потерпевшего, или иные причины, в силу которых тот не может защищать свои права и законные интересы. Возбужденное прокурором уголовное дело по основаниям, перечисленным в ч. 3 ст. 318 УПК РФ, направляется для производства предварительного расследования, а после его окончания и поступления дела в суд - рассматривается мировым судьей в порядке, определенном главой 41 УПК РФ.

В соответствии с ч. 3 ст. 21 УПК РФ в случаях, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ, прокурор, а также следователь или дознаватель с согласия прокурора уполномочены осуществлять уголовное преследование по уголовным делам независимо от волеизъявления потерпевшего. Однако это не означает, что такое дело не может быть прекращено мировым судьей за примирением сторон.

Возбуждая уголовные дела или вступая в уже возбужденное по заявлению потерпевшего или его законного представителя дело частного обвинения на основании положений ч. 4 ст. 318 УПК РФ, прокурор не затрагивает прав и интересов граждан. Стороны могут примириться, и частные обвинители сами решают вопрос о привлечении своего обидчика к уголовной ответственности по делам частного обвинения. Деятельность прокурора в уголовном судопроизводстве, как и любого должностного лица, находится под судебным контролем, который осуществляется не только на досудебных стадиях, но и в ходе всего судебного разбирательства. Поэтому, несмотря на возбуждение уголовных дел частного обвинения прокурорами, следователями или дознавателями с согласия прокурора из-за неспособности потерпевших защищать свои права и законные интересы, мировые судьи вправе не согласиться с выводами должностных лиц о наличии указанных обстоятельств и прекратить такое дело за примирением сторон или в связи с отсутствием заявления потерпевшего, сославшись при этом на статью 46 Конституции Российской Федерации.

Особая процедура привлечения к уголовной ответственности отдельных категорий лиц, в том числе и по делам частного обвинения, установлена главой 52 УПК РФ. Согласно ст. 447 в отношении членов Совета Федерации, депутатов Государственной Думы, депутатов законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации, членов выборных органов местного самоуправления, выборных должностных лиц органов местного самоуправления, судей, аудиторов Счетной палаты, Уполномоченного по правам человека в РФ, Президента РФ, кандидатов в Президенты РФ, прокуроров, следователей, адвокатов решение о возбуждении уголовного дела частного обвинения принимается с согласия соответствующих органов, определенных ст. 448 УПК РФ, соответствующими прокурорами. Так, например, уголовное дело частного обвинения в отношении судей может возбудить только Генеральный прокурор РФ при наличии заключения трех судей Верховного Суда РФ или суда субъекта Федерации о наличии состава преступления в действиях судьи и согласия соответствующей квалификационной коллегии судей.

Принятие мер к примирению сторон. Под примирением в юридической литературе принято понимать деятельность обвиняемого и потерпевшего, направленную на преодоление последствий преступления. В ходе примирения, как правило, достигается взаимопонимание по поводу происшедшего, причин, его вызвавших, и последствий для потерпевшего; разрабатывается и исполняется соглашение о возмещении вреда; разрабатываются и исполняются планы по изменению поведения участников конфликта.

Возможность отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения производства по делу за примирением сторон, которое допускается на стадиях принятия дела к производству и судебного разбирательства, вплоть до удаления суда в совещательную комнату, является наиболее важной особенностью дел частного обвинения. Часть 5 статьи 319 УПК РФ возлагает на мировых судей обязанность лишь разъяснить сторонам возможность и последствия примирения, но не принимать активные меры к склонению потерпевшего примириться с лицом, на которого подана жалоба, как это было предусмотрено ч. 5 ст. 109 УПК РСФСР.

В юридической литературе приводились различные варианты процедуры примирения сторон в уголовном процессе. Представляется, что примирительная встреча пострадавшего и обвиняемого, происходящая в присутствии мирового судьи, должна состоять из двух этапов. Первый нужен для достижения взаимопонимания между пострадавшим и правонарушителем по поводу ситуации правонарушения. В ходе этого этапа пострадавший имеет возможность высказать, как повлияло на него правонарушение, а правонарушитель - увидеть реальные последствия своих действий. При этом правонарушитель может подтвердить свое раскаяние через извинение и сочувствие, объяснить и осознать свое поведение. На втором этапе разрабатывается стратегия выхода из данной ситуации. Одновременно при необходимости принимается решение о направлении правонарушителя (при его согласии) в ту или иную реабилитационную программу и оформляется примирительный документ. На всех этих этапах судья сохраняет нейтральную позицию. Он должен направлять и облегчать переговоры, следить за тем, чтобы каждый участник был понят и имел возможность высказать свою точку зрения.

Сторонники активного участия судей в ходе примирительной встречи утверждали, что судьи должны склонять стороны к примирению как наиболее желательному для устранения конфликта состоянию. История существования процедуры примирения в российском уголовном процессе свидетельствует о том, что обязанность судей склонять стороны к примирению была заимствована из дореволюционного законодательства, когда мировые судьи, как "хранители мира" во вверенном им участке, наделялись специальным статусом. Эти судьи не входили в общую судебную систему, а их решения могли быть пересмотрены только съездами мировых судей. В связи с этим Уставом уголовного судопроизводства, утвержденным в 1864 году, на мировых судей возлагалась обязанность по склонению лиц к примирению, в ходе которого судьи не только разъясняли сторонам их право на примирение, но и принимали активные меры для достижения положительного результата.

В соответствии с Федеральным законом "О мировых судьях в Российской Федерации" от 17 декабря 1998 года нынешние мировые судьи признаются судьями общей юрисдикции и входят в единую судебную систему Российской Федерации. Поэтому в условиях состязательного уголовного процесса роль судьи в ходе примирения сторон не может быть столь активной, как раньше. На них Закон возложил обязанность объективного, беспристрастного рассмотрения уголовного дела в суде и соблюдения равноправия сторон. Активные действия судьи по склонению сторон к примирению могут вызвать подозрения в заинтересованности судьи в исходе дела. Поэтому мировые судьи не должны уговаривать пострадавшего и его обидчика примириться, высказывать свое мнение по поводу конфликта, давать ему свою оценку. В ходе примирительной процедуры судье следует лишь разъяснить сторонам право на примирение, призвать их примириться с целью предотвращения дальнейшего конфликта и напомнить о последствиях такого соглашения, наступающих для обеих сторон. Для потерпевшего - это невозможность повторного обращения в суд с просьбой о привлечении обидчика к уголовной ответственности по данному эпизоду обвинения, а для подсудимого - прекращение дела по нереабилитирующему основанию, влекущему соответствующие правовые последствия, в том числе предъявление гражданского иска.

Поскольку примирение сторон - акт двусторонний, для отказа в возбуждении уголовного дела или для прекращения дела за примирением сторон недостаточно одного лишь желания потерпевшего примириться со своим обидчиком. Чтобы подобные последствия стали явными, необходимо получить согласие на прекращение дела по этому основанию от лица, которое просили привлечь к уголовной ответственности. Для принятия мировым судьей решения о прекращении дальнейшего производства по делу достаточно формального заявления сторон о достижении примирения. В протоколе судебного заседания и в постановлении мирового судьи о прекращении дела за примирением сторон следует отражать не только действия судьи по примирению сторон, но и позицию потерпевшего и его обидчика по отношению к содеянному, а также факт разъяснения им последствий такого примирения.

Полномочиями по прекращению дел частного обвинения или отказу в принятии к своему производству за примирением сторон наделен только мировой судья. Это право судьи прямо вытекает из смысла ч. 5 ст. 319 УПК РФ, возлагающей на него обязанность разъяснять сторонам возможность примирения и вынесения постановлений о прекращении дела частного обвинения вплоть до удаления мирового судьи в совещательную комнату для постановления приговора. Процедура прекращения иных уголовных дел о преступлениях небольшой или средней тяжести по аналогичному основанию, указанному в ст. 25 УПК РФ, совсем иная. Подобное решение вправе принимать не только судья, но и прокурор, следователь и дознаватель с согласия прокурора, при наличии обязательных условий - чтобы лицо, против которого осуществляется уголовное преследование, совершило преступление впервые и загладило причиненный потерпевшему вред. Причем подобное решение - это право, а не обязанность указанных должностных лиц прекращать производство по уголовному делу.

Российское уголовно - процессуальное законодательство оформление достигнутого примирения по делам частного обвинения относит к исключительной компетенции судей, которые вправе вынести постановление о прекращении возбужденного уголовного дела частного обвинения за примирением сторон. Указанное постановление мирового судьи в силу ст. 323 УПК РФ может быть обжаловано, или на него может быть принесено представление прокурора в районный суд в апелляционном порядке.

Отказ в принятии к своему производству заявления потерпевшего или его законного представителя может иметь место не только в связи с примирением сторон, но и по иным нереабилитирующим основаниям при наличии согласия на это со стороны лица, в отношении которого выносится постановление. Так, если к моменту принятия решения о возбуждении дела частного обвинения прошли сроки, предусмотренные п. "а" ст. 78, ст. 94 УК РФ, мировой судья должен отказать в возбуждении уголовного дела на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. Вследствие акта об амнистии уголовное преследование прекращается со ссылкой на п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.

Разъяснение заявителю об ответственности за заведомо ложный донос и получение от него расписки о таком предупреждении. Важным действием в подготовительной деятельности судьи перед возбуждением уголовного дела частного обвинения либо перед назначением его к рассмотрению в судебном заседании является предупреждение заявителя об ответственности за заведомо ложный донос. В соответствии с ч. 6 ст. 141 УПК РФ обязанность выполнять указанные действия возлагается на мировых судей. Уголовный кодекс РФ (ст. 306) устанавливает уголовную ответственность за заведомо ложный донос, под которым понимается умышленно искаженная или неправильная информация как о событии преступления, так и о лицах, его совершивших. Обязательным условием уголовной ответственности за указанное преступление является направление такого доноса органам дознания, предварительного следствия, прокурору или суду. Поэтому заявителя следует предупреждать об уголовной ответственности за заведомо ложный донос сразу же после его обращения с заявлением о привлечении лица к уголовной ответственности за преступление, преследуемое в порядке частного обвинения, в правоохранительные органы либо в суд.

Заявитель (потерпевший, его законный представитель или близкий родственник в случае смерти потерпевшего) должен предупреждаться об ответственности за заведомо ложный донос, независимо от дальнейшего желания или отказа привлечь лицо к ответственности.

Если заявитель, обратившийся к мировому судье с заявлением о совершении в отношении него преступления, достиг 16-летнего возраста, то именно он предупреждается об ответственности за заведомо ложный донос. Однако, если в интересах несовершеннолетнего потерпевшего, не достигшего указанного возраста, с заявлением обращается иное лицо, в том числе его законный представитель, то последний в аналогичном порядке предупреждается о такой ответственности. Отметка о разъяснении заявителю последствий заведомо ложного доноса может быть сделана на самом заявлении либо в виде специального протокола, в котором заявителем удостоверяется факт предупреждения его об уголовной ответственности.

Помощь сторонам в сборе доказательств. Согласно п. 2 ст. 319 УПК РФ по ходатайству сторон мировой судья вправе оказать им содействие в собирании таких доказательств, которые не могут быть получены сторонами самостоятельно. В п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 25 сентября 1979 года судьям было рекомендовано при поступлении заявления потерпевшего истребовать объяснения у лица, на которое подано заявление, иные материалы, подтверждающие факты, указанные в заявлении, в том числе документы медицинского освидетельствования потерпевшего. Помощь мировых судей сторонам в сборе доказательств допустима и не противоречит принципу состязательности, если она осуществляется по ходатайствам сторон. Делая таким образом запросы в различные учреждения, организации, мировые судьи не выполняют уголовно - процессуальных функций обвинения или защиты.

Судебная практика последних лет свидетельствует, что большинство лиц, которым причинялся вред здоровью, наносились побои или совершались иные насильственные действия, причинившие физическую боль, обращались за помощью не в суды, а к органам милиции. Последние до определения степени вреда здоровью не могли решать вопросы юридической квалификации деяния и процедуры уголовного преследования виновных. Поэтому в случае возникновения сомнений в степени вреда здоровью, причиненного пострадавшему, органы дознания вправе возбуждать с согласия прокурора уголовное дело по признакам преступления, преследуемого в публичном порядке (например, по ст. 112 УК РФ), назначить судебно - медицинскую экспертизу и уже по ее результатам принять решение о форме уголовного судопроизводства по делу.

Одновременно с принятием к своему производству заявления по делу частного обвинения мировой судья может применить к подсудимому в соответствии со ст. 111 УПК РФ меры процессуального принуждения в виде: обязательства о явке; привода; временного отстранения от должности; наложения ареста на имущество.

Соединение заявления потерпевшего со встречным заявлением в одно производство. Одной из особенностей судопроизводства по делам частного обвинения является возможность соединения мировым судьей до начала судебного следствия в одном производстве встречного заявления с заявлением потерпевшего на основании ч. 3 ст. 321 УПК РФ. Прокуроры правом объединения основной жалобы со встречной в одно производство не наделены. Они в силу ст. 153 УПК РФ могут лишь соединить в одном производстве уголовные дела в ходе производства предварительного расследования. Под встречным заявлением в юридической литературе принято понимать официальное обращение лица, в отношении которого принесено или принято к производству мировым судьей заявление о привлечении к уголовной ответственности заявителя или потерпевшего за совершение преступления, преследование за которое осуществляется в порядке частного обвинения. Все требования, которые предъявляются к "основному" заявлению, относятся и к "встречному" заявлению. Если последнее не соответствует указанным в законе требованиям, то отсутствуют основания для соединения заявлений в одно производство.

При соединении заявлений лица, подавшие их, участвуют в процессе одновременно в качестве потерпевшего (частного обвинителя) и подсудимого. Для подготовки к защите в связи с поступлением встречного заявления и соединением производств по ходатайству лица, в отношении которого подано встречное заявление, дело может быть отложено на срок не более трех суток. Допрос этих лиц об обстоятельствах, изложенных ими в своих заявлениях, проводится по правилам допроса потерпевшего, а об обстоятельствах, изложенных во встречных заявлениях, - по правилам допроса подсудимого. Им разъясняются права, предусмотренные ст. 51 Конституции РФ, и они могут отказаться свидетельствовать против себя самого, своего супруга или близких родственников. Судебное разбирательство при соединении заявлений проводится единое, в ходе которого одновременно исследуются обстоятельства, относящиеся к обоим заявлениям. Вопрос о порядке исследования доказательств решается мировым судьей с учетом мнения всех участников процесса, независимо от очередности поступления заявлений.

Производство дознания и предварительного следствия. Статья 151 УПК РФ по сравнению с ч. 2 ст. 126 УПК РСФСР не предусматривает обязательного производства предварительного следствия по всем уголовным делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними или лицами, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут сами осуществлять свое право на защиту. По делам частного обвинения новое уголовно - процессуальное законодательство допускает лишь проведение дознания органами внутренних дел. После этого судебное разбирательство по делу осуществляется мировым судьей в порядке, установленном главой 33 УПК РФ.

Таким образом, УПК РФ существенным образом изменил процедуру судопроизводства по делам частного обвинения, и эти изменения требуют тщательного изучения для выработки единой судебной практики.