Мудрый Юрист

Неправомерные действия при банкротстве как вид преступных посягательств на предпринимательскую деятельность

Карпович О.Г., кандидат юридических наук.

В последние годы наблюдается устойчивая тенденция к росту количества преступных посягательств на экономическую, в том числе предпринимательскую, деятельность. Так, в 1998 году в сфере экономической деятельности было зарегистрировано 24665 преступлений, что на 30,5% превысило уровень 1997 года. При этом оказались выявленными 3789 фактов уголовно наказуемого незаконного предпринимательства (на 33,0% выше уровня 1997 года) <*>. В 1999 году ситуация продолжала развиваться в том же направлении. Зарегистрировано 30808 посягательств в сфере экономической деятельности (на 23,9% выше уровня 1998 года), в том числе 4073 факта незаконного предпринимательства (на 7,5% выше уровня 1998 года) <**>. Выявленная тенденция продолжала оставаться устойчивой и в 2000 году, когда было зарегистрировано 51585 преступлений в сфере экономической деятельности (на 67,4% выше уровня 1999 года), в их числе 4784 факта незаконного предпринимательства (на 17,5% выше уровня 1999 года) <***>. Рассматриваемая тенденция сохранилась и в течение 2001 года.

<*> См.: Состояние преступности в России за январь - декабрь 1998 года. М.: ГИЦ МВД РФ, 1999. С. 7.
<**> См.: Состояние преступности в России за 1999 год. М.: ГИЦ МВД РФ, 2000. С. 7.
<***> См.: Состояние преступности в России за январь - декабрь 2000 года. М.: ГИЦ МВД РФ, 2001. С. 7.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что количество преступных посягательств на экономическую, в том числе предпринимательскую, деятельность постоянно возрастает. В качестве одного из прогрессирующих видов преступлений, посягающих на предпринимательскую деятельность, можно рассматривать ставшие довольно распространенными в последнее время неправомерные действия при банкротстве.

Неправомерные действия при банкротстве подрывают национальный и международный престиж предпринимательской деятельности, нарушают ее нормальную организацию, причиняют ощутимый материальный вред участникам экономических отношений. В связи с этим в России и ряде европейских государств ближнего зарубежья неправомерные действия при банкротстве в предусмотренных законом случаях влекут уголовную ответственность.

Рассмотрим уголовно - правовую характеристику неправомерных действий при банкротстве в России и отдельных зарубежных странах.

Уголовная ответственность за неправомерные действия при банкротстве предусмотрена ст. 195 действующего УК РФ. По уголовному закону России это преступление посягает в качестве родового объекта на отношения в сфере экономики. Видовым объектом посягательства, как показывает проведенный анализ, можно признать отношения в области экономической деятельности. В то же время, на наш взгляд, вряд ли можно после видового сразу перейти к непосредственному объекту посягательства, поскольку видовой объект в рассматриваемом случае необходимо разделить на подвидовые объекты. Одним из таких подвидовых объектов является предпринимательская деятельность. Именно на этот объект посягают неправомерные действия при банкротстве. Непосредственным объектом рассматриваемого преступления являются порядок осуществления процедуры банкротства и удовлетворения имущественных требований кредиторов.

Трудно согласиться с позицией Аванесяна Г.С., который не относит неправомерные действия при банкротстве к посягательствам на предпринимательскую деятельность, <*> хотя они по своему характеру, как это будет показано далее, наносят вред прежде всего предпринимательской деятельности и лишь затем (или через нее) другим объектам уголовно - правовой охраны.

<*> См.: Аванесян Г.С. Уголовно - правовая охрана предпринимательской деятельности. Ульяновск, 2001. С. 103.

По уголовному законодательству Республики Беларусь вместо незаконных действий при банкротстве предусмотрен сходный по содержанию состав преступления "Сокрытие банкротства" (ст. 239 УК РБ) <*>, который расположен в разделе 8 (преступления против собственности и порядка осуществления экономической деятельности), главе 25 (преступления против порядка осуществления экономической деятельности). Таким образом, основной (частично), видовой, подвидовой и непосредственный объекты, на которые посягает сокрытие банкротства, совпадают с теми же объектами незаконных действий при банкротстве, которые выделены в российском уголовном праве.

<*> См.: Уголовный кодекс Республики Беларусь. Санкт - Петербург: Юрид. центр Пресс, 2001. С. 290.

Уголовным законодательством Латвийской Республики также не предусмотрен состав незаконных действий при банкротстве, но содержится близкий к нему по содержанию состав преступления "Нарушение правил процесса неплатежеспособности" (ст. 215 УК ЛР) <*>, расположенный в главе 18 (преступные деяния в народном хозяйстве). Поскольку в Уголовном кодексе Латвийской Республики нет деления на разделы, родовым объектом рассматриваемого преступления можно считать общественные отношения в сфере народного хозяйства, видовым - хозяйственную, в том числе предпринимательскую, деятельность, непосредственным - правила осуществления процесса неплатежеспособности.

<*> См.: Уголовный кодекс Латвийской Республики. Санкт - Петербург: Юрид. центр Пресс, 2001. С. 215, 216.

Уголовный закон Украины предусматривает состав незаконных действий при банкротстве (ст. 221 УК Украины) <*>, помещенный в раздел 7 (преступления в сфере хозяйственной деятельности). В Уголовном кодексе Украины нет деления на главы. Следовательно, родовым объектом незаконных действий при банкротстве можно считать отношения в сфере хозяйственной деятельности, видовым - предпринимательскую деятельность, непосредственным - порядок осуществления процедуры банкротства.

<*> См.: Уголовный кодекс Украины. Санкт - Петербург: Юрид. центр Пресс, 2001. С. 196, 197.

Уголовным законодательством Эстонской Республики не предусмотрено состава неправомерных действий при банкротстве, однако имеется частично совпадающий с ним по содержанию состав преступления "Сокрытие имущества или долгов в производстве по делам о банкротстве или по делам об обращении взыскания на имущество" (ст. 148.3 УК Эст. Р) <*>, расположенный в главе 7 Особенной части (хозяйственные преступления). В Уголовном кодексе Эстонской Республики отсутствует деление на разделы. Таким образом, родовым объектом рассматриваемого преступления можно считать хозяйственную, видовым - предпринимательскую деятельность, непосредственным - порядок производства по делам о банкротстве и обращении взыскания на имущество.

<*> См.: Уголовный кодекс Эстонской Республики. Санкт - Петербург: Юрид. центр Пресс, 2001. С. 146, 147.

Большое значение при рассмотрении неправомерных действий при банкротстве имеет определение понятия банкротства. Применительно к индивидуальному предпринимателю (ст. 25 ГК РФ) и юридическому лицу (ст. 65 ГК РФ) понятие банкротства раскрывается в гражданском законодательстве России.

В соответствии со ст. 25 ГК РФ индивидуальный предприниматель, который не в состоянии удовлетворить требования кредиторов, связанные с осуществлением им предпринимательской деятельности, может быть признан несостоятельным (банкротом) по решению суда. С момента вынесения такого решения утрачивает силу его регистрация в качестве индивидуального предпринимателя.

Согласно ст. 65 ГК РФ юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, за исключением казенного предприятия, а также юридическое лицо, действующее в форме потребительского кооператива либо благотворительного или иного фонда, по решению суда может быть признано несостоятельным (банкротом), если оно не в состоянии удовлетворить требования кредиторов. Признание юридического лица судом банкротом влечет его ликвидацию.

Анализ приведенных законоположений позволяет сделать следующие выводы:

  1. банкротством признается несостоятельность, то есть неспособность индивидуального предпринимателя либо юридического лица удовлетворить требования кредиторов, связанные с осуществлением ими предпринимательской деятельности;
  2. признание банкротом производится только по решению суда;
  3. с момента вынесения решения суда о банкротстве аннулируется регистрация гражданина в качестве индивидуального предпринимателя либо ликвидируется юридическое лицо.

В соответствии с принятым 8 января 1998 года Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)" <*>, который исходит из приведенных положений гражданского законодательства, под несостоятельностью (банкротством) понимается признанная арбитражным судом или объявленная должником неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по платежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

<*> См.: СЗ РФ. 1998. N 2. Ст. 222.

Объективная сторона неправомерных действий при банкротстве, предусмотренных уголовным законодательством России, предполагает два варианта (ч. 1, ч. 2 ст. 195 УК РФ) различных действий индивидуального предпринимателя, руководителя или собственника организации - должника.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 195 УК, состоит в сокрытии имущества или имущественных обязательств, сведений об имуществе, его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе, передаче имущества в иное владение, отчуждение или уничтожение имущества, а равно сокрытие, уничтожение, фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность, если эти действия совершены руководителем или собственником организации - должника либо индивидуальным предпринимателем при банкротстве или в предвидении банкротства и причинили крупный ущерб.

При осуществлении процедуры признания банкротом индивидуального предпринимателя его кредиторы по обязательствам, не связанным с осуществлением им предпринимательской деятельности, также вправе предъявить свои требования. Требования указанных кредиторов, не заявленные ими в таком порядке, сохраняют силу после завершения процедуры банкротства индивидуального предпринимателя.

Требования кредиторов индивидуального предпринимателя в случае признания его банкротом удовлетворяются за счет принадлежащего ему имущества. Поскольку этих требований может быть больше существующих возможностей их реального удовлетворения, гражданским законодательством установлена следующая очередность удовлетворения требований кредиторов:

После завершения расчетов с кредиторами индивидуальный предприниматель, признанный банкротом, освобождается от исполнения оставшихся обязательств, связанных с его предпринимательской деятельностью, и иных требований, предъявленных к исполнению и учтенных при признании судом индивидуального предпринимателя банкротом. При этом сохраняют силу требования граждан, перед которыми лицо, объявленное банкротом, несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, а также иные требования личного характера.

Основания и порядок признания судом индивидуального предпринимателя банкротом или объявления им о своем банкротстве устанавливаются законом о несостоятельности (банкротстве).

Признание судом банкротом юридического лица влечет его ликвидацию, но юридическое лицо совместно с кредиторами может принять решение об объявлении о своем банкротстве и о добровольной ликвидации.

При ликвидации юридического лица требования его кредиторов удовлетворяются в следующей очередности:

При ликвидации кредитных учреждений, привлекающих средства граждан, в первую очередь удовлетворяются требования граждан, являющихся кредиторами кредитных учреждений, привлекающих средства граждан.

Требование каждой очереди удовлетворяются после полного удовлетворения требований предыдущей очереди. При недостаточности имущества ликвидируемого юридического лица оно распределяется между кредиторами соответствующей очереди пропорционально суммам требований, подлежащих удовлетворению, если иное не установлено законом.

Требования кредиторов, не удовлетворенные из-за недостаточности имущества ликвидируемого юридического лица, считаются погашенными.

Основания признания судом юридического лица банкротом либо объявления им о своем банкротстве, а также порядок ликвидации такого юридического лица устанавливаются Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)".

Индивидуальный предприниматель считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам или исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства или обязанности не были исполнены им в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения и если сумма его обязательств превышает стоимость принадлежащего ему имущества.

Таким образом, для индивидуального предпринимателя признание его банкротом связывается с наличием следующих обстоятельств:

  1. неисполнение в течение трех месяцев с момента наступления даты исполнения требований кредиторов по денежным обязательствам или обязанностей по уплате обязательных платежей;
  2. превышение суммы обязательств стоимости принадлежащего индивидуальному предпринимателю имущества.

Юридическое лицо считается неспособным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам или исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства или обязанности не исполнены им в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения. Вопрос о банкротстве правомерно ставить в отношении юридического лица, просрочившего платеж, превышающий пятьсот минимальных размеров оплаты труда.

Анализ ч. 1 ст. 195 УК РФ показывает, что законом предусмотрены пять видов неправомерных действий при банкротстве, наказуемых в уголовно - правовом порядке:

  1. сокрытие имущества или имущественных обязательств, сведений об имуществе, его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе;
  2. передача имущества в иное владение;
  3. отчуждение имущества;
  4. уничтожение имущества;
  5. сокрытие, уничтожение, фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность.

Изучение нормативного материала и следственно - судебной практики позволяет раскрыть содержание рассматриваемых действий следующим образом.

Под сокрытием имущества или имущественных обязательств, сведений об имуществе, его размере, местонахождении либо иной информации об имуществе целесообразно понимать такие действия должника с имуществом или информацией о нем (снятие имущества с баланса, перемещение его в чужие хранилища, искажение информации о его объеме и принадлежности и т.п.), которые позволяют ему скрыть свое истинное имущественное положение.

Передача имущества в иное владение является одним из способов сокрытия имущества, позволяющим оставить его в собственности должника при внешней видимости перемены собственника.

Отчуждение имущества означает изъятие его из собственности должника путем продажи, дарения и других методов.

Уничтожение имущества означает приведение его в такое состояние, когда оно не может использоваться по назначению и не подлежит в этом смысле восстановлению, хотя физически не исчезает, либо предусматривает полное физическое исчезновение имущества.

Сокрытие, уничтожение, фальсификация бухгалтерских и иных учетных документов, отражающих экономическую деятельность, представляют собой такую совокупность действий с указанными документами, которая призвана скрыть либо исказить документальные данные о реальном состоянии экономической деятельности должника.

Анализ соответствующих положений Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" свидетельствует о том, что под предвидением банкротства понимаются следующие ситуации:

а) наличие предусмотренных ст. 8 Закона обстоятельств, при которых возникает обязанность по подаче должником заявления в арбитражный суд;

б) наличие обращения в арбитражный суд кредитора, прокурора или иных лиц;

в) наличие предусмотренной ст. 26, 27 Закона обязанности предупреждения банкротства <*>.

<*> См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М.: Норма, 2002. С. 494.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева) включен в информационный банк согласно публикации - М.: Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 2000.

Состав преступления материальный, оно считается оконченным с момента причинения указанными выше деяниями крупного ущерба. Понятие крупного ущерба не раскрывается в уголовном законе. Судом ущерб признается крупным с учетом обстоятельств конкретного дела.

Объективная сторона части 2 ст. 195 УК предусматривает совершение неправомерного удовлетворения имущественных требований отдельных кредиторов руководителем или собственником организации - должника либо индивидуальным предпринимателем, знающим о своей фактической несостоятельности (банкротстве), заведомо в ущерб другим кредиторам, а равно принятие такого удовлетворения кредитором, знающим об отданном ему предпочтении несостоятельным должником в ущерб другим кредиторам, если эти действия причинили крупный ущерб.

Из анализа приведенных положений вытекает, что законодатель предусмотрел в нем два вида преступных действий:

  1. неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов;
  2. принятие заведомо неправомерного удовлетворения своих требований кредитором.

Изучение судебно - следственной практики, специальной литературы, нормативных источников приводит к следующим выводам относительно содержания рассматриваемых действий.

Неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов состоит в нарушении установленной гражданским законодательством и иными законами очередности удовлетворения имущественных требований должником. Оно может иметь место в период внешнего управления имуществом должника, когда вводится мораторий на удовлетворение требований кредиторов к должнику при проведении санации предприятия, при которой принимается специальное соглашение о распределении ответственности перед кредиторами, в процессе конкурсного производства и т.д. <*>

<*> См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М.: Норма, 2002. С. 495.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева) включен в информационный банк согласно публикации - М.: Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 2000.

Принятие заведомо неправомерного удовлетворения своих требований кредитором заключается в том, что кредитор, зная об оказанном неправомерном предпочтении при удовлетворении его имущественных требований и принимая это удовлетворение, становится фактически соучастником должника, осуществляющего такое удовлетворение. Иными словами, речь идет об умышленном совместном участии должника и кредитора в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 195 УК.

Состав преступления материальный, оно считается оконченным с момента причинения указанными выше деяниями крупного ущерба.

Субъект преступления, предусмотренного ч. ч. 1, 2 ст. 195 УК РФ, только специальный: 1) руководитель или собственник организации - должника; 2) индивидуальный предприниматель; 3) кредитор, принимающий заведомо неправомерное удовлетворение своих требований.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 195 УК, предполагает наличие прямого или косвенного умысла. Индивидуальный предприниматель, руководитель или собственник коммерческой организации осознают, что создают, они увеличивают неплатежеспособность, предвидят возможность или неизбежность причинения своими деяниями крупного ущерба или иных тяжких последствий и желают или сознательно допускают их причинение либо относятся к возможности причинения этих последствий безразлично.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 195 УК, также предполагает прямой или косвенный умысел. Руководитель или собственник организации - должника, индивидуальный предприниматель осознают, что неправомерно удовлетворяют имущественные требования отдельных кредиторов в ущерб другим кредиторам, предвидят возможность или неизбежность причинения этими действиями крупного ущерба и желают или сознательно допускают его причинение либо относятся к возможности причинения такого ущерба безразлично. Кредитор осознает, что принимает неправомерное удовлетворение своих имущественных требований к несостоятельному должнику, предоставляемое в ущерб другим кредиторам, предвидит возможность или неизбежность причинения этими действиями крупного ущерба и желает или сознательно допускает его причинение либо относится к возможности его причинения безразлично.

В качестве санкций за действия, предусмотренные ч. 1 ст. 195 УК, могут последовать наказания в виде:

  1. ограничения свободы на срок до трех лет;
  2. либо ареста на срок от четырех до шести месяцев;
  3. либо лишения свободы на срок до двух лет, со штрафом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев.

Поскольку ограничение свободы и арест еще не введены в действие, реально действующей безальтернативной санкцией остается лишение свободы, соединенное со штрафом.

Санкциями за деяния, предусмотренные ч. 2 ст. 195 УК, являются наказания в виде:

  1. ограничения свободы на срок до двух лет;
  2. либо ареста на срок от двух до четырех месяцев;
  3. либо лишения свободы на срок до одного года, со штрафом в размере от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до двух месяцев либо без такового.

В силу изложенных выше обстоятельств реальной санкцией здесь, как и в ч. 1 ст. 195 УК, является только лишение свободы, соединенное со штрафом либо без штрафа.

Сравним содержание состава преступления и уголовной ответственности за неправомерные действия при банкротстве, предусмотренные ст. 195 УК РФ, со сходными составами и ответственностью по уголовному закону Республики Беларусь, Латвийской Республики, Украины и Эстонской Республики.

По уголовному законодательству Белоруссии сходным с неправомерными действиями при банкротстве (такого состава в УК РБ нет) является состав сокрытия банкротства (ст. 239 УК РБ). Под сокрытием банкротства понимается сокрытие индивидуальным предпринимателем или должностным лицом юридического лица, являющимися несостоятельными должниками, своей экономической несостоятельности путем предоставления сведений, не соответствующих действительности, подделки документов, искажения бухгалтерской отчетности или иным образом повлекшее причинение ущерба кредиторам в крупном размере.

Сравнивая составы, предусмотренные ст. 195 УК РФ и ст. 239 УК РБ, можно обнаружить следующие отличия.

Перечень действий, образующих состав преступления, гораздо шире в уголовном законе России. Такая детализация состава, на наш взгляд, предоставляет правоприменителю более широкие юридические возможности для эффективной борьбы с неправомерными действиями при банкротстве.

Вместе с тем, по нашему мнению, более предпочтителен подход белорусского законодателя к определению понятия ущерба в крупном размере. Если применительно к ст. 195 УК РФ, где речь идет о крупном ущербе, это понятие оценочное, определяемое относительно каждого конкретного преступления судом, исходя из обстоятельств дела, то в УК Белоруссии (примечание к главе 25) дается законодательное определение крупного размера (сделки, ущерба, дохода в крупном размере), которым признается размер на сумму, в двести пятьдесят и более раз превышающую размер минимальной заработной платы, установленный на день совершения преступления <*>. Представляется, что такое правовое решение в большей степени гарантирует от произвола правоприменителя.

<*> См.: Уголовный кодекс Республики Беларусь. Санкт - Петербург, 2001. С. 274, 275.

Сокрытие банкротства наказывается по уголовному закону Белоруссии: 1) штрафом; 2) или лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью; 3) либо арестом на срок до шести месяцев; 4) или ограничением свободы на срок до трех лет; 4) или лишением свободы на срок до трех лет.

На наш взгляд, использование, в отличие от ст. 195 УК РФ, санкций в виде штрафа и лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью - целесообразное правовое решение, поскольку эти виды наказания вполне приемлемы при совершении деяний впервые либо при наличии смягчающих обстоятельств.

В уголовном законодательстве Латвии (ст. 215 УК ЛР) вместо состава, предусмотренного ст. 195 УК РФ, существует сходный состав нарушения правил процесса неплатежеспособности:

  1. умышленное нарушение правил неплатежеспособности, совершенное кредитором или иным заинтересованным в процессе лицом, - наказывается штрафом до пятидесяти минимальных месячных заработных плат с лишением права заниматься предпринимательской деятельностью на срок до трех лет или без такового;
  2. сокрытие информации от суда или собрания кредиторов, или иных лиц, предусмотренных законом, или введение их в заблуждение, а также умышленное совершение администратором в процессе неплатежеспособности сделок в пользу одного или нескольких кредиторов в ущерб другой части кредиторов - наказывается лишением свободы на срок до двух лет или штрафом до восьмидесяти месячных заработных плат с лишением права занимать должность администратора на срок от двух до пяти лет;
  3. создание должником препятствий процессу неплатежеспособности, выражающееся в непредоставлении или сокрытии информации, предусмотренной законом, затребованной судом, администратором, собранием кредиторов или иными лицами, установленными законом, уклонении от участия в рассмотрении дела, незаконном отчуждении имущества, сокрытии имущества или сделок, сокрытии, уничтожении или подделке документов или иных умышленных действиях, препятствующих процессу неплатежеспособности, - наказываются лишением свободы на срок до пяти лет или штрафом до ста двадцати минимальных месячных заработных плат с лишением права заниматься предпринимательской деятельностью на срок от двух до пяти лет <*>.
<*> См.: Уголовный кодекс Латвийской Республики. Санкт - Петербург, 2001. С. 215, 216.

Анализ содержания рассматриваемого состава приводит к следующим заключениям.

Во-первых, здесь присутствует широкий перечень неправомерных действий при банкротстве, что создает обширные правовые возможности для борьбы с преступлениями этого вида.

Во-вторых, законодатель Латвии использует более дифференцированный подход, выделяя три группы разных по общественной опасности действий. Это более целесообразный вариант формирования рассматриваемого состава преступлений.

В-третьих, в качестве дополнительного наказания предусмотрено лишение права заниматься предпринимательской деятельностью. Это справедливо и вполне приемлемо для использования в российском уголовном законодательстве.

По уголовному закону Украины (ст. 221 УК Украины) незаконные действия при банкротстве состоят в умышленном сокрытии имущества или имущественных обязанностей, сведений об имуществе, передаче имущества в иное владение либо в его отчуждении или уничтожении, а также фальсификации, сокрытии или уничтожении документов, отражающих хозяйственную или финансовую деятельность, если эти действия совершены гражданином - учредителем либо собственником субъекта хозяйственной деятельности при банкротстве и причинен крупный материальный ущерб, - наказываются штрафом от ста до пятисот не облагаемых налогом минимумов доходов граждан или арестом на срок до трех месяцев с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет <*>.

<*> См.: Уголовный кодекс Украины. Санкт - Петербург, 2001. С. 196, 197.

Из содержания анализируемого состава видно, что он предусматривает набор различных действий, образующих рассматриваемое преступление. Однако этот набор уже, чем в уголовном законе России. Вместе с тем нельзя не заметить, что и здесь законодатель предусмотрел дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Это еще один аргумент в пользу того, чтобы использовать данное наказание в российском уголовном законодательстве об ответственности за неправомерные действия при банкротстве.

По уголовному закону Эстонии (ст. 148.3 УК Эст. Р) вместо состава неправомерных действий при банкротстве предусмотрен сходный состав сокрытия имущества или долгов в производстве по делам о банкротстве или по делам об обращении взыскания на имущество:

  1. сокрытие должником своего имущества или долгов в производстве по делам о банкротстве или по делам об обращении взыскания на имущество либо представление ошибочных или заведомо ложных сведений о них или о прочих обстоятельствах, имеющих большое значение для кредитора, - наказывается штрафом или арестом;
  2. должник освобождается от наказания, если он до подтверждения в суде под присягой правильности списка имущества и долгов исправит ошибочные или ложные сведения или иным способом предотвратит наступление вредных для кредитора последствий;
  3. деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, если они сопровождались причинением существенного вреда кредитору или принесением в суде ложной присяги, - наказываются штрафом или лишением свободы на срок до двух лет <*>.
<*> См.: Уголовный кодекс Эстонской Республики. Санкт - Петербург, 2001. С. 146, 147.

Интересной с научной и практической точек зрения представляется здесь попытка законодателя использовать поощрительную норму (ч. 2 ст. 148.3 УК Эст. Р), стимулирующую к устранению недостатков и предотвращению вредных для кредитора последствий. По нашему мнению, есть достаточные основания к тому, чтобы рассмотреть целесообразность применения аналогичного подхода и в ст. 195 УК РФ.

Проведенный сравнительный анализ позволит глубже понять конструктивные особенности состава неправомерных действий при банкротстве, обоснованность существующих санкций за этот вид преступлений, наметить некоторые пути совершенствования уголовно - правовых норм за рассматриваемый вид преступления.