Мудрый Юрист

О некоторых аспектах имущественных прав учреждений по действующему законодательству Российской Федерации

Вопрос о юридической природе права учреждения <*> на самостоятельное распоряжение имуществом неоднократно поднимался в юридической литературе <**> и становился предметом исследования судебных инстанций <***>. Между тем единого мнения относительно правового режима данного вида имущественного права в юридической науке нет.

<*> В настоящей работе исследуются вещные права учреждений на примере некоммерческих организаций, созданных в организационно-правовой форме учреждений и осуществляющих образовательную деятельность, т.к. именно в связи с соответствующими положениями законодательства об образовании, закрепляющими право собственности образовательных учреждений на ряд объектов вещных прав, связаны основные дискуссии относительно юридической природы права учреждений на самостоятельное распоряжение имуществом и о наличии у учреждения права собственности.
<**> См., например: Российская юстиция. 1997. N 1. С. 44; Витрянский В.В. Договор мены // Вестник ВАС РФ. 2000. N 1. С. 68 - 80; Вестник ВАС РФ. 2000. N 2. С. 122 - 136; Гражданское право: Учебник. Т. 1 / Под ред. Е.А. Суханова. М., 1998. С. 607 - 609; Волохова Е.Д. Проблемы кодификации законодательства об образовании // Социальные проблемы права: Сборник статей. Выпуск 1. М.: Издательство "Союз", 2000. С. 32 - 33; Леонтьева О.Б. Вещные права образовательных организаций. Там же. С. 79 - 115.
<***> См., например: Постановление Президиума ВАС РФ N 4488/99 от 07.12.1999 // Вестник ВАС РФ. 2000. N 2; Постановление Президиума ВАС РФ N 1551/98 от 25.08.98 // Вестник ВАС РФ. 1998. N 11; Постановление Пленума ВАС РФ от 17.09.92 N 13 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о собственности" // Вестник ВАС РФ. 1993. N 1; Постановление Пленума ВАС РФ от 25.02.98 N 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" // Вестник ВАС РФ. 1998. N 10.

До настоящего времени учреждение остается юридическим лицом, которое в соответствии с действующим гражданским законодательством напрямую не наделяется правом собственности в отношении закрепляемого за ним имущества.

Имущество учреждения передается последнему собственником и закрепляется за учреждением на праве оперативного управления. Вместе с тем наравне с правом оперативного управления законодательство устанавливает также второй, особый, вид правового режима имущества учреждения - право самостоятельного распоряжения денежными средствами и имуществом, приобретенным на доходы от разрешенной уставом деятельности.

Несмотря на достаточно распространенное применение данного вида "имущественного права" в нормативно-правовых актах различного уровня <*>, содержание указанного титула законодательством не раскрывается.

<*> См.: Постановление Правительства РФ от 09.09.99 N 1024 (в ред. Постановления Правительства РФ от 29.11.00 N 903) "О концепции управления государственным имуществом и приватизации в Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ. 1999. N 39. Ст. 4626; Приказ Министерства сельского хозяйства и продовольствия РФ от 28.07.99 N 576 "О государственной семенной инспекции Российской Федерации" // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 1999. N 42; Федеральный закон РФ от 17.07.99 N 176-ФЗ "О почтовой связи" // Собрание законодательства РФ. 1999. N 29. Ст. 3697; Приказ Министерства юстиции РФ от 29.12.98 N 192 "Об утверждении Устава государственной регистрационной палаты при Министерстве юстиции Российской Федерации" // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 1999. N 2; Федеральный закон РФ от 23.08.96 N 127-ФЗ "О науке и государственной научно-технической политике" // Российская газета. 03.09.1996. N 167; распоряжение Министерства государственного имущества РФ от 23.03.98 N 252-р "Об утверждении Положения о порядке оформления закрепления административных зданий, сооружений и нежилых помещений, находящихся в федеральной собственности, передаче их в аренду и безвозмездное пользование" // Панорама приватизации. 1998. N 6; Постановление Правительства РФ от 06.01.98 N 6 "О Федеральном долговом центре при Правительстве Российской Федерации" // Российская газета. 15.01.1998. N 7; Закон РФ от 10.07.92 N 3266-1 (в ред. от 07.08.00) "Об образовании" // Собрание законодательства РФ. 1996. N 3. Ст. 150; и др.

Проблема правовой природы права учреждений на самостоятельное распоряжение имуществом и его соотношения с иными вещными правами интересна не только в теоретическом плане, но и с точки зрения практической реализации имущественных правомочий учреждений.

В соответствии со ст. 120 Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ) учреждением признается организация, созданная собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера и финансируемая им полностью или частично. Учреждение отвечает по своим обязательствам находящимися в его распоряжении денежными средствами, при недостаточности которых субсидиарную (дополнительную) ответственность по обязательствам соответствующего учреждения несет собственник имущества.

В соответствии с п. 3 ст. 120 ГК РФ особенности правового положения отдельных видов государственных и иных учреждений определяются законом и иными правовыми актами.

Статья 9 Федерального закона от 12.01.96 N 7-ФЗ (в ред. от 08.07.99) "О некоммерческих организациях" <*> (далее - "Закон о некоммерческих организациях") дублирует ст. 120 ГК РФ в части основных положений, устанавливающих правовой статус учреждений.

<*> Собрание законодательства РФ. 1996. N 3. Ст. 145.

Права учреждения на закрепленное за ним собственником имущество определяются в соответствии со статьей 296 ГК РФ, т.е. как право оперативного управления.

Право оперативного управления представляет собой разновидность вещных прав юридических лиц (учреждений) по хозяйственному и иному использованию имущества собственника, являющегося учредителем.

Возникновение и развитие института права оперативного управления связано с режимом государственной (социалистической) собственности, доминировавшим в течение длительного времени в Союзе ССР. Относительно сути права оперативного управления Д.М. Генкин отмечал: "Государственные учреждения и предприятия не являются собственниками отдельных частей государственного имущества - им поручается лишь управление этими частями" <1>. Академик А.В. Венедиктов, внесший основной вклад в разработку категории права оперативного управления, указывал, что "управление государственной социалистической собственностью может осуществляться социалистическим госорганом либо в порядке общего руководства ... либо в порядке непосредственного оперативного управления (управление, осуществляемое самими государственными предприятиями)" <2>. Позднее В.С. Якушев рассматривал право оперативного управления (наравне с правом собственности) в качестве основного элемента внутригосударственных управленческих организационно-экономических отношений. "Отношения общенародной собственности, основное и первичное, в своем развитии вызывает появление других, производных от него отношений, к числу которых относится и оперативное управление имуществом, находящимся в ведении государственных предприятий. Оперативное управление как особая и относительно самостоятельная общественная связь, будучи элементом базиса, выполняет в общественном производстве ряд важных экономических функций. Во-первых, оперативное управление представляет собой общественную форму принадлежности общенародного имущества предприятиям, объединениям, другим подразделениям экономики. В этом качестве оперативное управление фиксирует распределение общенародного имущества по производственным (и иным) ячейкам и отражает состояние присвоенности данным подразделениям хозяйства определенной части общенародного имущества. Во-вторых, оперативное управление - основа непосредственного использования этого имущества в процессе производства ..." <3>. "Оперативное управление, будучи производным, вторичным по отношению к общенародной собственности, в свою очередь, порождает в процессе функционирования сложный комплекс производных от него самого связей, которые выступают как форма развития, реализации оперативного управления. Иначе говоря, оперативное управление как отношение принадлежности имущества (статика), если рассматривать его в виде общественной связи, закрепленной законодательно, включает в себя владение, пользование и распоряжение ... Существо внутрихозяйственных отношений не может быть полно охарактеризовано без указания на то, что оперативное управление в качестве производственного отношения является особой общественной формой присвоения. Данное свойство обусловлено вещным характером оперативного управления: принадлежность имущества предприятию обеспечивает ему возможность присваивать, т.е. обращать в свою пользу результаты производства в виде части чистого дохода, в размере, определенном централизованно. Следует отметить, что, хотя в условиях общенародной собственности субъектом присвоения выступает народ, как собственник средств производства (его интересы представляет государство), это присвоение, во-первых, идет через предприятия, т.е. путем использования такой общественной формы, как оперативное управление, и, во-вторых, определенная доля прибыли остается у самих предприятий (присваивается ими) для удовлетворения нужд последующего распределения между работниками предприятия" <4>.

<1> Генкин Д.М. Право государственной социалистической собственности. В кн.: Советское гражданское право. Т. 1. М., 1950. С. 278.
<2> Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. С. 328 - 329.
<3> Якушев В.С. Правовое регулирование внутрихозяйственных отношений // Антология уральской цивилистики. 1925 - 1989: Сборник статей. М.: Статут, 2001. С. 419.
<4> Там же. С. 419 - 420.

Необходимость самостоятельного участия в гражданских правоотношениях юридических лиц, которые не являлись собственниками имущества, нашла свое отражение в отечественном законодательстве в шестидесятые годы XX столетия <*>.

<*> Статья 21 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г. (Ведомости Верховного совета СССР. 1961. N 50. Ст. 525), в частности, говорила о том, что государство является единым собственником всего государственного имущества; государственное имущество, закрепленное за государственными организациями, состоит в оперативном управлении этих организаций, осуществляющих в пределах, установленных законом, в соответствии с целями их деятельности, плановыми заданиями и назначением имущества, права владения, пользования и распоряжения имуществом.

Государство, делегируя учреждениям свои правомочия в отношении государственного имущества, оставалось его единственным собственником, т.е. сохраняло за собой право собственности на передаваемое имущество, а также право собственности на средства производства и на весь его продукт.

Статья 48 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 года <*> (далее - "Основы") закрепляла право оперативного управления учреждения, финансируемого за счет средств собственника, на передаваемое ему собственником имущество. При этом право оперативного управления подразумевало осуществление юридическим лицом в пределах, установленных законодательными актами, в соответствии с целями своей деятельности, заданиями собственника и назначением имущества прав владения, пользования и распоряжения этим имуществом. Собственник закрепленного за учреждением имущества наделялся правом изымать имущество учреждения либо перераспределять его между другими созданными им юридическими лицами по своему усмотрению в соответствии с законодательством.

<*> Ведомости СНД и ВС СССР. 1991. N 26. Ст. 733.

В соответствии с п. 2 ст. 48 Основ учреждения, осуществляющие разрешенную им собственником предпринимательскую деятельность, были вправе самостоятельно распоряжаться доходами от такой деятельности и приобретенным за счет этих доходов имуществом. Указанные доходы и имущество закреплялись за учреждением на праве полного хозяйственного ведения <*>.

<*> Впервые право учреждения на самостоятельное распоряжение имуществом было закреплено в п. 4 ст. 5 Закона РСФСР от 24.12.90 N 443-1 (в ред. от 24.12.93 ) "О собственности в РСФСР" (Ведомости СНД РСФСР и ВС РСФСР. 1990. N 30. Ст. 416).

Как отмечается в современной юридической литературе, до настоящего времени подавляющее большинство учреждений создаются государством, т.к. организационно-правовая форма учреждения оказывается оптимальной для введения в гражданский оборот субъектов, которым требуется "ограниченный объем прав, необходимый лишь для материально-технического обеспечения их деятельности" <*>. Несмотря на сугубо целевой, по нашему мнению, характер права оперативного управления, предназначенного для осуществления полномочий собственника в отношении государственного и муниципального имущества, ни Гражданский кодекс Российской Федерации, ни Закон о некоммерческих организациях не содержат каких-либо ограничений относительно правоспособности юридических лиц в целом, а также физических лиц, выступающих в качестве собственников (учредителей) учреждений.

<*> Гражданское право: Учебник. Ч. I. Изд. 2 / Под ред. А.П. Серегеева, Ю.К. Толстого. М.: Проспект, 1997. С. 166.

Понятие "учреждение", закрепленное современным законодательством, гораздо шире по объему понятия "учреждения", фигурировавшего в ГК РСФСР 1922 и 1964 гг., т.к. в отличие от действовавшего законодательства наравне с государственными и муниципальными образованиями на современном этапе развития имущественно-стоимостных отношений, например, физические лица также вправе выступать в качестве учредителей учреждений. Если собственниками учреждения выступает физическое лицо, применение конструкции права оперативного управления представляется нецелесообразным. Имущество, закрепляемое за учреждением, не может относиться к государственному и муниципальному имуществу, собственник учреждения вправе осуществлять функции органов управления в создаваемом учреждении; собственник, таким образом, самостоятельно решает вопросы владения, пользования и распоряжения имуществом учреждения и осуществляет их на практике. Создание юридического лица, не являющегося собственником имущества, не может повлиять на ограничение правоспособности учреждения либо на ограничение имущественных прав учреждения <*>.

<*> См. подробнее: Леонова Г.Б. Учреждение как субъект гражданского права // Вестник Московского университета. Сер. 11.: Право. 1998. N 1. С. 62.

Вызывает интерес и вопрос об ограниченности вещных прав учреждений в аспекте осуществляемых видов деятельности. Учреждения, как некоммерческие организации, реализуют свои функции в соответствии с видами деятельности, установленными уставом (как правило, речь идет о достижении социальных, благотворительных, культурных, образовательных, научных, управленческих и иных целей), при этом законом разрешено их участие в свободном гражданском обороте <*>, т.е. делегировано право осуществлять и предпринимательскую, и иную приносящую доходы деятельность, с которой связаны дополнительные источники финансирования некоммерческих организаций <**>. Данная хозяйственная деятельность является не основным видом уставной деятельности, а вспомогательным, обеспечивая участие некоммерческой организации в имущественном обороте <***>.

<*> Пункт 3 ст. 50 ГК РФ.
<**> Применительно к учреждениям речь идет об источниках дохода, возникающих вне финансирования, выделенного учредителем.
<***> См.: Беляев К.П. О делении юридических лиц на коммерческие и некоммерческие в гражданском законодательстве // Актуальные проблемы гражданского права / Под ред. С.С. Алексеева. М.: Статут, 2000. С. 35.

Возможность осуществления некоммерческой организацией хозяйственной деятельности неоднозначно оценивается юридической общественностью. По мнению К.П. Беляева, юридическим лицам, созданным для социально-культурных, управленческих целей, неограниченная возможность иметь любые права и принимать на себя любые обязанности не нужна, т.к. создаются условия для уклонения от целей, ради которых они образованы <*>.

<*> Там же. С. 43.

Исключительный перечень прав учреждения (перечень видов деятельности) закрепляется уставными документами некоммерческой организации. Применительно к образовательным учреждениям некоммерческие организации вправе осуществлять дополнительные платные образовательные услуги, выполнять научно-исследовательские работы. Неограниченная возможность иметь любые права и принимать на себя любые обязанности - формулировка достаточно расплывчатая, тем более, что такие возможности у некоммерческих организаций фактически отсутствуют. Права и обязанности некоммерческой организации четко установлены законом, а возможность осуществления предпринимательской деятельности ограничена абз. 2 п. 3 ст. 50 ГК РФ, в соответствии с которым некоммерческие организации могут осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и соответствующую этим целям.

Таким образом, в условиях, когда учреждение является активным участником гражданского оборота, а имущество учреждения не связано с государственной и муниципальной собственностью, ограниченный объем правомочий и вещных прав учреждения - скорее исключение, нежели правило.

Общепринятая точка зрения об ограниченном характере вещных прав учреждения, унаследованная современным законодательством из положений ГК РСФСР 1922 г. и ГК РСФСР 1964 г., Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик 1961 и 1991 годов, в условиях свободного гражданского оборота зачастую ставит препятствия в реализации прав и обязанностей юридического лица, являющегося некоммерческой организацией. Введение в юридический обиход понятия "самостоятельное распоряжение имуществом", а также ряд положений действующего законодательства <*> отнюдь не способствуют разъяснению правового режима имущества учреждений. Возвращаясь к образовательным учреждениям, в свете приведенных положений действующего законодательства, в юридической литературе неоднократно поднимались следующие вопросы:

<*> В соответствии с п. 7 ст. 39 Закона "Об образовании" образовательному учреждению принадлежит право собственности на денежные средства, имущество и иные объекты собственности, переданные ему физическими и (или) юридическими лицами в форме дара, пожертвования или по завещанию, на продукты интеллектуального и творческого труда, являющиеся результатом его деятельности, а также на доходы от собственной деятельности образовательного учреждения и приобретенные на эти доходы объекты собственности.

Согласно п. 2 ст. 27 Федерального закона "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" высшему учебному заведению принадлежит право собственности на денежные средства, имущество и иные объекты собственности, переданные ему физическими и юридическими лицами в форме дара, пожертвования или по завещанию, на продукты интеллектуального и творческого труда, являющиеся результатом деятельности высшего учебного заведения, а также на доходы от собственной деятельности и приобретенные на эти доходы объекты собственности.

Типовое положение об образовательном учреждении высшего профессионального образования (высшем учебном заведении) Российской Федерации, утвержденное Постановлением Правительства Российской Федерации от 26.06.1993 N 597 и подлежавшее применению в силу п. 4 ст. 3 и п. 3 ст. 120 Гражданского кодекса Российской Федерации, также указывало на тот факт, что высшему учебному заведению принадлежат права собственности на денежные средства, имущество и иные объекты собственности, переданные ему физическими и (или) юридическими лицами в форме дара, пожертвования или по завещанию; на продукты интеллектуального и творческого труда, являющиеся результатом его деятельности; а также на доходы от собственной деятельности высшего учебного заведения и приобретенные на эти доходы объекты собственности. Данная норма была изменена Постановлением Правительства Российской Федерации от 05.04.2001 N 264 "Об утверждении Типового положения об образовательном учреждении высшего профессионального образования (высшем учебном заведении) Российской Федерации. В соответствии с п. 89 указанного Положения имущество, приобретенное высшим учебным заведением за счет средств, полученных от разрешенных видов деятельности, и учитываемое на отдельном балансе, поступает в самостоятельное распоряжение высшего учебного заведения.

Во-первых, вопрос о соответствии пункта 7 ст. 39 Закона РФ "Об образовании", закрепляющего за образовательным учреждением право собственности на денежные средства, имущество и иные объекты гражданских прав, переданные ему физическими и (или) юридическими лицами в форме дара, пожертвования или по завещанию; на продукты интеллектуального и творческого труда, являющиеся результатом его деятельности, а также на доходы от собственной деятельности образовательного учреждения и приобретенные на эти доходы объекты собственности, пункту 3 ст. 213 ГК РФ;

Во-вторых, о толковании вещного права, предусмотренного п. 2 ст. 298 ГК РФ, согласно которому, "если в соответствии с учредительными документами учреждению предоставлено право осуществлять приносящую доходы деятельность, то доходы, полученные от такой деятельности, и приобретенное за счет этих доходов имущество поступают в самостоятельное распоряжение учреждения и учитываются на отдельном балансе";

В-третьих, о соответствии пункта 11 ст. 39 Закона РФ "Об образовании" (далее по тексту - Закон об образовании), из которого следует, что государственное (муниципальное) образовательное учреждение вправе выступать в качестве арендодателя закрепленных за ним объектов собственности, а также земельных участков, пункту 1 ст. 298 ГК РФ, в соответствии с которым "учреждение не вправе отчуждать или иным способом распоряжаться закрепленным за ним имуществом и имуществом, приобретенным за счет средств, выделенных ему по смете" <*>.

<*> См.: Российская юстиция. 1997. N 1. С. 44.

О.Ю. Шилохвост по данным вопросам высказывает следующее мнение.

По смыслу п. 3 ст. 213 ГК РФ государственные и муниципальные предприятия, а также учреждения, финансируемые собственником, не являются собственниками имущества, переданного им в качестве вкладов (взносов) их учредителями (участниками, членами), а также имущества, приобретенного этими юридическими лицами по иным основаниям.

Исходя из соотношения норм гражданского права, содержащихся в ГК РФ и других законах, в соответствии с абзацем 2 п. 2 ст. 3 ГК РФ "нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать настоящему Кодексу".

Вопросы возникновения и осуществления права собственности и других вещных прав относятся к гражданскому законодательству (п. 1 ст. 2 ГК РФ), и, следовательно, нормы Закона об образовании, касающиеся этих вопросов, должны соответствовать нормам ГК РФ.

Действующий ГК РФ (п. 3 ст. 213) устанавливает, что учреждения, финансируемые собственником, не обладают правом собственности на имущество - как закрепленное за ними, так и приобретенное по иным основаниям. Однако для участия в гражданском обороте учреждения наделяются другими вещными правами. В отношении имущества, закрепленного собственником за учреждением, последнее осуществляет право оперативного управления (ст. ст. 120, 296 ГК РФ). Этому же режиму подчиняются плоды, продукция, доходы от использования имущества, находящегося в оперативном управлении учреждения, а также имущество, приобретенное учреждением по договору или иным основаниям (п. 2 ст. 299 ГК РФ).

Из этого О.Ю. Шилохвост делает вывод о противоречии нормы, закрепленной п. 7 ст. 39 Закона об образовании, в соответствии с которой образовательное учреждение наделяется правом собственности на денежные средства, имущество и иные объекты, переданные ему физическими и (или) юридическими лицами в форме дара, пожертвования или по завещанию, на продукты интеллектуального и творческого труда, являющиеся результатом его деятельности, а также на доходы от собственной деятельности и приобретенное на эти доходы имущество, норме, закрепленной п. 3 ст. 213 ГК.

Имущество, переданное учреждению в форме дара, пожертвования или по завещанию, в силу указания п. 2 ст. 299 ГК, по мнению О.Ю. Шилохвоста, поступает в оперативное управление учреждения.

Вместе с тем О.Ю. Шилохвост признает, что учреждение, не обладая правом собственности, наделяется все же достаточными правами в отношении закрепленного за ним имущества. Согласно п. 1 ст. 296 ГК соответствующие правомочия учреждения могут ограничиваться лишь законом, целями деятельности, заданием собственника и назначением имущества. Собственник может изъять у учреждения имущество, если оно является избыточным, не используется или используется не по назначению (п. 2 ст. 296 ГК).

Относительно права учреждения на самостоятельное распоряжение доходами, полученными от предпринимательской и иной, приносящей доход деятельности, мнение указанного автора сводится к тому, что такая деятельность может осуществляться учреждением (как некоммерческой организацией) лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых создано учреждение, и при условии соответствия деятельности этим целям (абз. 2 п. 3 ст. 50 ГК). Анализируя действующее гражданское законодательство, О.Ю. Шилохвост приходит к выводу о необходимости отождествления права учреждения на самостоятельное распоряжение имуществом с одним из вещных прав, предусмотренных ГК РФ.

"Систематическое толкование норм ст. ст. 120, 213, 294, 295, 298 ГК позволяет сделать вывод о том, что данное вещное право по своему содержанию является правом хозяйственного ведения. Представляется вполне естественным, что в отношении доходов от разрешенной предпринимательской деятельности учреждению предоставляются более широкие правомочия, чем в отношении имущества, выделенного ему по смете. Право владения, пользования и распоряжения имуществом, принадлежащее субъекту права хозяйственного ведения, может быть ограничено законом, иными правовыми актами (ст. ст. 294, 295 ГК). Например, недвижимым имуществом такой субъект может распорядиться только с согласия собственника (п. 2 ст. 295 ГК)" <*>. Таким образом, по мнению О.Ю. Шилохвоста, если "собственная деятельность образовательного учреждения" является разрешенной предпринимательской деятельностью, то доходы от нее и приобретенное на эти доходы имущество будут принадлежать учреждению не на праве собственности, а на праве хозяйственного ведения.

<*> Российская юстиция. 1997. N 1. С. 44.

Следует заметить, что достаточно большое количество авторов разделяют точку зрения, высказанную О.Ю. Шилохвостом, отождествляя право самостоятельного распоряжения имуществом с одним из вещных прав, предусмотренных гражданским законодательством <1>. Е.А. Суханов, например, высказывает категорическую позицию относительно возможности наличия у учреждения права собственности <2> и обосновывает свое мнение о тождественности права учреждения на самостоятельное распоряжение имуществом с правом хозяйственного ведения <3>. Е.А. Суханов, в частности, говорит следующее: "... изложенное приводит к выводу, что рассматриваемое право (право самостоятельного распоряжения имуществом - С.Д.) в действительности является правом хозяйственного ведения. Поэтому к праву учреждения на полученное им указанным образом имущество должны применяться правила ст. 295 ГК. Это означает, что данным имуществом учреждение самостоятельно отвечает по долгам, возникшим в связи с его участием в приносящей доходы деятельности..." <4>.

<1> См.: Леонтьева О.Б. Вещные права образовательных организаций // Социальные проблемы права: Сборник статей. Выпуск 1. М.: Издательство "Союз", 2000. С. 32 - 33; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. О.Н. Садикова. М., 1997. С. 357; Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. В.Д. Корневича. М., 1995. С. 77; Гражданское право: Учебник. Т. 1 / Под ред. Е.А. Суханова. М., 1998. С. 607 - 609.
<2> Суханов Е.А. Некоммерческие организации как юридические лица // Хозяйство и право. 1998. N 5. С. 6.
<3> Гражданское право: Учебник. Т. 1 / Под ред. Е.А. Суханова. М., 1998. С. 608 - 609.
<4> Там же. С. 609.

В.В. Чубаров утверждает, что право учреждения на самостоятельное распоряжение имуществом приближается к праву хозяйственного ведения <*>.

<*> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, часть первая / Под ред. О.Н. Садикова. М., 1995. С. 321.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (части первой) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации - М.: Юридическая фирма КОНТРАКТ, Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 1997.

Ю.К. Толстой полагает, что право учреждения на самостоятельное распоряжение имуществом является особым вещным правом, не укладывающимся ни в рамки права оперативного управления, ни в рамки права хозяйственного ведения <*>.

<*> Гражданское право: Учебник. Ч. I / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1996. С. 393.

Представляется, что истоки такого мнения кроются в устоявшейся в доктрине точке зрения о порядке закрепления государственной (муниципальной) собственности за учреждением <*>, а также в положениях Основ, в соответствии с п. 2 ст. 48 которых учреждения, осуществлявшие разрешенную им собственником предпринимательскую деятельность, были вправе самостоятельно распоряжаться доходами от такой деятельности и приобретенным за счет этих доходов имуществом; указанные доходы и имущество принадлежали учреждению на праве полного хозяйственного ведения.

<*> Например, юридическая природа права оперативного управления и хозяйственного ведения рассматривается Ю.К. Толстым в главе 19, посвященной праву государственной и муниципальной собственности (См.: Гражданское право: Учебник. Ч. I. Изд. 2 / Под ред. А.П. Серегеева, Ю.К. Толстого. М.: Проспект, 1997. С. 374 - 383).

Учитывая уже изложенную нами точку зрения об ограниченности вещных прав учреждения, считаем также, что мнение О.Ю. Шилохвоста, как нам представляется, основано на ряде неверных посылок, т.к. ГК РФ косвенно признает право собственности учреждений на ряд объектов гражданских прав (п. п. 1, 3 ст. 120, п. 2 ст. 299 ГК РФ).

Конечно же Законы об образовании далеко не идеальны по своей юридической отточенности и нуждаются в существенной доработке. К тому же основополагающие нормативно-правовые документы, регулирующие правовой статус и имущественные права образовательных учреждений (вернее сказать - образовательных организаций), принимались до введения в действие Гражданского кодекса РФ и содержат ряд положений, казалось бы, прямо противоречащих гражданскому законодательству (см. таблицу в окончании статьи). Тем не менее в них отражена суть произошедших изменений в правовом статусе учреждений (как организационно-правовой формы юридического лица), коснувшихся и имущественных прав учреждений, которые не нашли своего отражения в Гражданском кодексе.

При регулировании правового режима имущества учреждения ГК РФ делает акцент на финансирование учреждения собственником, при этом под собственником подразумеваются государственные и муниципальные образования. Так, при определении понятия учреждения ГК РФ устанавливает, что учредители имеют право собственности или иное вещное право, в отношении имущества государственных и муниципальных унитарных предприятий, в том числе дочерних предприятий, а также в отношении имущества финансируемых собственником учреждений (абз. 3 п. 2 ст. 48 ГК РФ). Пункт 3 ст. 50 ГК РФ говорит о юридических лицах, создаваемых в форме учреждений, финансируемых собственником. Статья 56 ГК РФ при установлении ответственности юридического лица опять-таки делает ряд оговорок:

"1. Юридические лица, кроме финансируемых собственником учреждений, отвечают по своим обязательствам всем принадлежащим им имуществом.

  1. Казенное предприятие и финансируемое собственником учреждение отвечают по своим обязательствам в порядке и на условиях, предусмотренных пунктом 5 статьи 113, статьями 115 и 120 настоящего Кодекса".

Абзац 4 п. 4 ст. 66 ГК РФ говорит о том, что финансируемые собственниками учреждения могут быть участниками хозяйственных обществ и вкладчиками в товариществах с разрешения собственника, если иное не установлено законом.

Статья 213 ГК РФ (п. 3) устанавливает, что коммерческие и некоммерческие организации, кроме государственных и муниципальных предприятий, а также учреждений, финансируемых собственником, являются собственниками имущества, переданного им в качестве вкладов (взносов) их учредителями (участниками, членами), а также имущества, приобретенного этими юридическими лицами по иным основаниям.

Почему законодатель акцентирует внимание на финансировании учреждения собственником, подразумевая при этом наделение его государственным и муниципальным имуществом? Дело в том, что, как уже говорилось, в соответствии с ГК РФ (п. 1 ст. 120 ГК РФ) учреждением признается организация, созданная собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера и финансируемая им полностью или частично. При этом ни ГК РФ, ни Закон о некоммерческих организациях не устанавливает обязательных требований к размеру либо к виду имущества, закрепляемого собственником за учреждением, ни, собственно, требований к личности учредителя. В силу положений действующего законодательства учреждение может изначально не иметь никакого имущества <*>, а собственником учреждения может выступать даже физическое лицо. В отношении имущественного положения учреждения позиция законодателя, возможно, обосновывается принципом субсидиарной ответственности собственника учреждения: даже при отсутствии финансирования дополнительную ответственность по обязательствам учреждения несет учредитель. Однако отсутствие в законе требований к размеру (виду и т.д.) имущества некоммерческой организации и порядку его формирования характерно по отношению к любым видам некоммерческих организаций. Отсутствие у юридического лица, являющегося некоммерческой организацией, имущества на праве собственности (на другом титуле) не говорит об отсутствии у такого юридического лица правосубъектности. Согласно п. 2 ст. 299 ГК РФ плоды, продукция и доходы от использования имущества, находящегося в оперативном управлении, а также имущество, приобретенное учреждением по договору или иным основаниям, поступают в оперативное управление учреждения в порядке, установленном настоящим ГК РФ, другими законами и иными правовыми актами для приобретения права собственности. Формулировка п. 2 ст. 299 ГК РФ говорит об имуществе, приобретенном учреждением по договору или иным основаниям от использования объектов вещных прав, закрепленных за учреждением собственником на праве оперативного управления. Наличие у учреждения права собственности на отдельные виды объектов собственности при этом вовсе не исключается, т.к. плоды, продукция и доходы от использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении или оперативном управлении, а также имущество, приобретенное унитарным предприятием или учреждением по договору или иным основаниям, поступают в хозяйственное ведение или оперативное управление предприятия или учреждения в порядке, установленном ГК РФ, другими законами и иными правовыми актами для приобретения права собственности (п. 2 ст. 299 ГК РФ). Только в случае использования учреждением государственного и муниципального имущества доходы от предпринимательской и иной, не запрещенной законом, деятельности государственного (муниципального) учреждения поступают в оперативное управление учреждения в порядке, предусмотренном п. 2 ст. 299 ГК РФ. В случае же, например, отсутствия у учреждения имущества, переданного собственником, или же иных видов финансового обеспечения деятельности учреждения, режиму, установленному п. 2 ст. 299 ГК РФ, не могут подчиняться денежные средства и иные объекты собственности, переданные учреждению в форме дара, пожертвования или по завещанию, средства неосновательного обогащения, не подлежащие возврату (п. 4 ст. 1109 ГК РФ), поступившие в распоряжение учреждения, т.к. связь данных объектов гражданских прав с имуществом, закрепленным за учреждением собственником, посредственна, а в случае, если учреждение собственником не финансируется, - отсутствует. В отношении государственных образовательных учреждений указанная особенность правового статуса (совокупности прав и обязанностей) учреждений отражена в Законе об образовании и Федеральном законе "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" и находится в рамках действующего гражданского законодательства.

<*> См. также: Гражданское право: Учебник. Ч. I / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Проспект, 1997. С. 113.

При рассмотрении юридической природы права учреждения на самостоятельное распоряжение имуществом представляется интересным еще раз коснуться вопроса его тождественности с правом хозяйственного ведения. В подтверждение правовой позиции, отождествляющей право самостоятельного распоряжения имуществом и право хозяйственного ведения, приводятся ссылки, к примеру, на тот же Закон об образовании, который в ст. 47 дает перечень видов разрешенной предпринимательской деятельности. В соответствии с п. 2 ст. 47 Закона об образовании к предпринимательской деятельности образовательного учреждения относятся, в частности, реализация и сдача в аренду основных фондов и имущества образовательного учреждения, торговля покупными товарами, оборудованием, оказание посреднических услуг, долевое участие в деятельности других учреждений (в том числе образовательных) и организаций, приобретение акций, облигаций, иных ценных бумаг и получение доходов (дивидендов, процентов) по ним, ведение приносящих доход иных внереализационных операций, непосредственно не связанных с собственным производством предусмотренных уставом продукции, работ, услуг и с их реализацией.

Однако, несмотря на делегирование данных полномочий, образовательное учреждение не утрачивает своего специального статуса: деятельность образовательного учреждения по реализации предусмотренных уставом этого образовательного учреждения производимой продукции, работ и услуг относится к предпринимательской лишь в той части, в которой получаемый от этой деятельности доход не реинвестируется непосредственно в данное образовательное учреждение и (или) на непосредственные нужды обеспечения, развития и совершенствования образовательного процесса (в том числе на заработную плату) в данном образовательном учреждении. Согласно п. 4 ст. 47 Закона об образовании в своей предпринимательской деятельности образовательное учреждение приравнивается к предприятию и подпадает под действие законодательства Российской Федерации в области предпринимательской деятельности. По нашему мнению, последнее указанное положение Закона об образовании имеет непосредственное отношение лишь к порядку налогообложения доходов образовательного учреждения в случае осуществления им предпринимательской деятельности. Обладая налоговыми льготами в соответствии с п. 3 ст. 40 Закона об образовании образовательные учреждения независимо от их организационно-правовых форм в части непредпринимательской деятельности, предусмотренной уставом этих образовательных учреждений, освобождаются от уплаты всех видов налогов, в том числе платы за землю. В случае осуществления учреждением предпринимательской деятельности п. 3 ст. 40 Закона об образовании теряет свою силу в той части, в которой доход от данной разрешенной деятельности не реинвестируется на образовательный процесс, либо суммы дохода по истечении налогового периода не были направлены на выполнение уставных целей.

Доходы учреждения, получаемые в результате использования имущества, закрепленного за учреждением собственником (плоды, продукция и доходы от использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении или оперативном управлении, а также имущество, приобретенное унитарным предприятием или учреждением по договору или иным основаниям в связи с использованием имущества собственника), в соответствии с п. 2 ст. 299 ГК РФ поступают в хозяйственное ведение или оперативное управление предприятия или учреждения в порядке, установленном ГК РФ, другими законами и иными правовыми актами для приобретения права собственности. При этом согласно п. 1 ст. 295 ГК РФ собственник имущества, находящегося в хозяйственном ведении, имеет право на получение части прибыли от использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении предприятия. Иными словами, при отождествлении права хозяйственного ведения с правом учреждения на самостоятельное распоряжение имуществом речь идет о возможности изъятия собственником учреждения части доходов, полученных учреждением от осуществления предпринимательской и иной, приносящей доход, деятельности. Если придерживаться мнения о тождественности права самостоятельного распоряжения имуществом и права хозяйственного ведения, тогда следует признать, что доходы и имущество, полученные (образовательным) учреждением в результате предпринимательской и иной, приносящей доходы, деятельности, могут быть изъяты собственником учреждения. Такой вывод не укладывается в рамки сложившейся правоприменительной практики. Так, п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 25.02.98 N 8 "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" <*> дает следующие разъяснения: "Согласно статье 298 ГК РФ государственные и муниципальные учреждения вправе самостоятельно распоряжаться доходами, полученными от разрешенной собственником предпринимательской деятельности, и приобретенным на эти доходы имуществом в случае, если доходы и имущество учитываются на отдельном балансе.

<*> Вестник ВАС РФ. 1998. N 10. С. 17.

Поэтому при разрешении споров следует исходить из того, что доходы и приобретенное на эти доходы имущество, учитываемые на отдельном балансе, не могут быть изъяты у учреждений по решениям комитетов по управлению имуществом или других государственных и муниципальных органов, в том числе и в тех случаях, когда они не используются или используются не по целевому назначению" <*>.

<*> Сложившаяся правоприменительная практика зачастую не согласуется с действующей редакцией Закона об образовании, в соответствии с п. 5 ст. 43 которого образовательное учреждение вправе с согласия собственника использовать закрепленные за ним финансовые средства и иные объекты собственности в осуществляемой им деятельности, связанной с получением дохода. В этом случае собственник получает право на часть дохода от использования закрепленных за ним объектов собственности в размере, определенном договором между собственником и образовательным учреждением. Закон об образовании, таким образом, говорит о праве хозяйственного ведения. Не будем, однако, забывать, что доход может реинвестироваться образовательным учреждением непосредственно на собственные нужды. Собственник учреждения в этом случае воспользоваться своим правом получения части дохода не сможет.

Выводы высшей судебной арбитражной инстанции подтверждаются материалами судебной практики.

Государственное учреждение высшего профессионального образования обратилось в суд с иском к комитету по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним о признании права собственности истца на объекты недвижимости, приобретенные за счет средств, полученных от оказания платных образовательных услуг, о признании недействительным свидетельства о государственной регистрации права оперативного управления на приобретенные объекты недвижимого имущества и об обязании ответчика зарегистрировать право собственности истца на приобретенные объекты недвижимости.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционной инстанцией, в иске отказано.

Суд исходил из того, что истец является государственным учреждением, финансируемым из федерального бюджета РФ, и имущество было закреплено за ним в соответствии с п. 1 ст. 120, п. 1 ст. 296 ГК, на праве оперативного управления. Истец в соответствии с уставными документами является федеральным государственным образовательным учреждением высшего профессионального образования.

Пунктом 2 ст. 298 ГК РФ установлено, что если в соответствии с учредительными документами учреждению предоставлено право осуществлять приносящую доходы деятельность, то доходы, полученные от такой деятельности, и приобретенное за счет этих доходов имущество поступают в самостоятельное распоряжение учреждения и учитываются на отдельном балансе. По мнению суда, данной нормой материального права не предусмотрено возникновение у учреждения права собственности на такое имущество. Оно остается собственностью учредителя и поступает лишь в самостоятельное распоряжение, а не в собственность учреждения.

Особенность права учреждения на такое имущество проявляется в том, что оно не может быть изъято у учреждения без его согласия решением муниципальных и государственных органов <*>.

<*> Дело Арбитражного суда г. Москвы N А 40-1880/00-94-41.

Решение суда представляется правомерным, т.к., являясь государственным образовательным учреждением, истец финансировался за счет средств федерального бюджета и имущество и денежные средства, поступающие от осуществления приносящей доход деятельности, не могут поступать в собственность данного учреждения. Тем не менее мнение судебных инстанций позволяет судить о невозможности отождествления права самостоятельного распоряжения имуществом с правом оперативного управления и правом хозяйственного ведения. Имущество учреждения, поступившее в самостоятельное распоряжение учреждения, не может быть у него изъято, в том числе в случаях нецелевого использования (не в целях, предусмотренных уставом учреждения). Собственник учреждения, таким образом, не обладает никакими полномочиями по отношению к имуществу, приобретенному учреждением в результате осуществления предпринимательской и иной, не запрещенной законом, деятельности. Основными особенностями правового режима имущества, закрепленного за учреждением на праве оперативного управления, являются его использование в уставных целях организации и отсутствие у учреждения возможности распоряжения имуществом собственника. Указанные особенности и отличают право оперативного управления от права собственности. В случае нецелевого использования учреждением имущества, закрепленного за ним на праве оперативного управления, оно может быть изъято собственником полностью или частично. При этом учреждение вправе самостоятельно распоряжаться имуществом, поступившим в самостоятельное распоряжение и учтенным на отдельном балансе, без истребования согласия собственника учреждения. Правомочия учреждения по отношению к имуществу, поступившему в самостоятельное распоряжение, равны по объему правомочиям собственника имущества (владение, пользование, распоряжение), без ограничений, установленных законом применительно к праву оперативного управления. Имущество, поступившее в самостоятельное распоряжение учреждения, не может быть изъято у учреждения, равно как и собственность у правомочного собственника, учреждение вправе самостоятельно распоряжаться имуществом, поступившим в самостоятельное распоряжение учреждения. Аналогичной точки зрения придерживается профессор Е.В. Богданов, который считает, что самостоятельное распоряжение имуществом не осуществляется на основании ст. ст. 294, 295 ГК РФ: "В п. 2 ст. 298 ГК РФ не указано на необходимость согласования с собственником возможности совершения определенного рода сделок. Следовательно, учреждения вправе распоряжаться соответствующим имуществом полностью самостоятельно. Учреждение владеет, пользуется и распоряжается как доходами от предпринимательской деятельности, так и иным имуществом, приобретенным за счет таких доходов, своей волей и в своем интересе (ст. 209 ГК РФ). Однако в таком случае данное право может быть только правом собственности..." <*>.

<*> Богданов Е.В. Моделирование права собственности в гражданском законодательстве Российской Федерации // Государство и право. 2000. N 11. С. 21.

Таким образом, можно констатировать, что право самостоятельного распоряжения имуществом, установленное п. 2 ст. 298 ГК РФ в том виде, в котором оно зафиксировано в действующем гражданском законодательстве, не более чем юридическая фикция, от дальнейшего практического применения которой, по нашему мнению, необходимо отказаться в силу нескольких причин. Представляется, что ГК РФ устанавливает исключительный перечень вещных прав, который не нуждается в добавлениях. Введение в юридический оборот еще одного имущественного титула, правовой режим которого законодательством не разъясняется, с одной стороны, необоснованно расширяет рамки правоспособности ряда (государственных) учреждений, которые не могут обладать правом собственности на любые объекты гражданских прав, а с другой - он неправомерно ограничивает имущественные права учреждений, которые могут быть субъектами права собственности на различные объекты гражданских прав. Малоубедительными представляются и аргументы некоторых авторов в пользу отнесения права самостоятельного распоряжения имуществом к вещным правам <*>.

<*> Черданникова М.В. О вещных правах по гражданскому кодексу Российской Федерации // Актуальные проблемы гражданского права / Под ред. С.С. Алексеева. М.: Статут, 2000. С. 124, 125.

Наша позиция, признающая дифференциацию имущественных прав учреждений (речь идет преимущественно о негосударственных учреждениях), подтверждается и материалами арбитражной практики.

Негосударственное некоммерческое образовательное учреждение предъявило иск к комитету по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним о признании недействительным отказа комитета в регистрации права собственности учреждения на приобретенные объекты недвижимости, о признании права собственности на недвижимость и об обязании комитета зарегистрировать сделку купли-продажи и право собственности учреждения на спорные объекты недвижимости.

Истец обосновал свои требования п. 1 ст. 120, п. 3 ст. 120 ГК РФ, п. 1 ст. 9 Федерального закона "О некоммерческих организациях", ст. 296 ГК РФ, п. п. 2, 7 ст. 39 Закона "Об образовании", п. 2 ст. 27 Федерального закона "О высшем и послевузовском профессиональном образовании".

Истец считал, что отказ ответчика в регистрации права собственности, мотивированный тем, что учреждения являются субъектами права оперативного управления и не могут иметь имущество на праве собственности, являлся неправомерным, т.к. противоречил указанным нормам материального права, а также положениям устава истца.

Ответчик иск не признал, т.к. считал свою позицию правомерной, основанной на законе и нормах действующего гражданского законодательства.

Привлеченный в качестве третьего лица бывший собственник имущества поддержал исковые требования истца, а также указал на нарушение ответчиком п. 1 ст. 120, п. 3 ст. 120 ГК РФ, п. 1 ст. 9 Федерального закона "О некоммерческих организациях", ст. 296 ГК РФ, п. п. 2, 7 ст. 39 Закона "Об образовании", п. 2 ст. 27 Федерального закона "О высшем и послевузовском профессиональном образовании", которое имело место при отказе ответчика от регистрации права собственности.

Доводы ответчика, приведенные в подтверждение своей правовой позиции, были признаны судом неправомерными, т.к. при отказе в регистрации права собственности ответчиком не были учтены следующие обстоятельства.

Согласно п. 3 ст. 120 ГК РФ особенности правового положения отдельных видов государственных и иных учреждений определяются законом и иными нормативными актами.

Пунктом 7 ст. 39 Закона "Об образовании", п. 2 ст. 27 Федерального закона "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" предусмотрено, что образовательному учреждению принадлежит право собственности на денежные средства, имущество, иные объекты собственности, переданные ему физическими и (или) юридическими лицами в форме дара, пожертвования или по завещанию, на продукты интеллектуального и творческого труда, являющиеся результатом его деятельности, а также на доходы от собственной деятельности образовательного учреждения и приобретенные на эти доходы объекты собственности.

В подтверждение правовой позиции истцом были предоставлены бухгалтерский баланс на момент совершения сделки купли-продажи, бухгалтерские справки (поквартальные расшифровки баланса), из которых следовало, что спорный объект недвижимого имущества был приобретен истцом на доходы от его деятельности. Одновременно доказательства, подтверждающие тот факт, что указанное здание было приобретено на средства учредителей, ответчиком суду не предоставлялись.

Из положений устава истца следует, что он вправе иметь на праве собственности имущество, а также принадлежащие ему денежные средства.

Арбитражным судом отказ в государственной регистрации права собственности негосударственного образовательного учреждения на объекты недвижимости был признан недействительным: суд обязал комитет зарегистрировать право собственности истца на приобретенные по договору объекты недвижимого имущества.

Не согласившись с решением суда, ответчик подал апелляционную жалобу, в которой указывал, что истец, являясь учреждением, не может быть субъектом права собственности, а имущество, приобретаемое учреждением по договору и иным основаниям в соответствии с п. 2 ст. 299 ГК РФ, поступает в оперативное управление учреждения.

Постановлением апелляционной инстанции в удовлетворении жалобы отказано. В дополнение к выводам суда первой инстанции апелляционный суд указал, что из предоставленного суду бухгалтерского баланса учреждения следует, что целевое финансирование и поступления учредителей отсутствуют и денежные средства на приобретение недвижимости учредителями не выделялись.

При указанных обстоятельствах основания для отказа в регистрации права собственности истца, по мнению суда, отсутствовали.

Постановление апелляционной инстанции в кассационном порядке не обжаловалось <*>.

<*> Дело Арбитражного суда г. Москвы N А 40-2440/01-84-16.

Таким образом, действующий Гражданский кодекс, регулирующий правовое положение лишь одного из видов учреждений, наделяемых государственным имуществом, косвенно признает за всеми видами учреждений право собственности на те или иные объекты гражданских прав, однако в отношении учреждений, осуществляющих свою деятельность с использованием имущества и финансовых средств учредителя (в особенности это касается государственных и муниципальных учреждений), правовой режим права собственности, по нашему мнению, применяться не может. В этой связи считаем необходимым в нормативно-правовом оформлении нескольких типов учреждений, правовой режим имущества которых отличается друг от друга в зависимости от субъектного состава учредителей некоммерческой организации, созданной в форме учреждения.

Во-первых, речь идет о государственных учреждениях, которые создаются государственными или муниципальными органами власти, наделяются соответствующим имуществом и финансируются собственником. Правовой режим имущества, передаваемого собственником такому учреждению, определяется как право оперативного управления. Плоды, продукция и доходы от использования имущества, находящегося в оперативном управлении, а также имущество, приобретенное государственным (муниципальным) учреждением по договору или иным основаниям, должны поступать в оперативное управление учреждения в силу императивного указания в законе.



Во-вторых, учреждения, созданные юридическими лицами. Правовой режим имущества, передаваемого собственником такому учреждению, может определяться как право оперативного управления. В случае же, если собственник не наделяет такое учреждение имуществом, необходимым для осуществления уставных видов деятельности, либо не финансирует учреждение, плоды, продукция и доходы, получаемые учреждением, а также имущество, приобретенное по договору или иным основаниям, поступают в собственность учреждения.

В-третьих, учреждения, созданные физическим лицом. От конструкции юридического лица, не являющегося собственником, в данном случае необходимо отказаться, т.к. установление режима оперативного управления имуществом не несет никакой смысловой и правовой нагрузки.

В-четвертых, учреждения, созданные несколькими физическими лицами. Имущество данного учреждения подчиняется двум режимам - право оперативного управления и право собственности. Право собственности возникает у учреждения в случае, если собственники не наделяют такое учреждение имуществом, необходимым для осуществления уставных видов деятельности, либо не финансируют учреждение (плоды, продукция и доходы, получаемые учреждением, а также имущество, приобретенное по договору или иным основаниям, в этом случае также поступают в собственность учреждения).

СРАВНИТЕЛЬНАЯ ТАБЛИЦА ДЕЙСТВУЮЩЕЙ НОРМАТИВНО-ПРАВОВОЙ БАЗЫ В ОБЛАСТИ РЕГУЛИРОВАНИЯ ИМУЩЕСТВЕННОГО ПОЛОЖЕНИЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ

Постановление
Пленума ВАС РФ от
25.02.98 N 8 "О
некоторых вопро-
сах практики раз-
решения споров,
связанных с защи-
той права собс-
твенности и дру-
гих вещных прав"
  Гражданский кодекс
Российской Федерации
Закон РФ       
"Об образовании"
Федеральный
закон РФ
"О высшем и
послеву-
зовском об-
разовании"
Ст. 120
1. Учреждением приз-
нается организация,
созданная собственни-
ком для осуществления
управленческих, соци-
ально - культурных
или иных функций не-
коммерческого харак-
тера и финансируемая
им полностью или час-
тично.
Права учреждения на
закрепленное за ним
имущество определяют-
ся в соответствии со
статьей 296 настояще-
го Кодекса.
2. Учреждение отвеча-
ет по своим обяза-
тельствам находящими-
ся в его распоряжении
денежными средствами.
При их недостаточнос-
ти субсидиарную от-
ветственность по его
обязательствам несет
собственник соответс-
твующего имущества.
3. Особенности право-
вого положения от-
дельных видов госу-
дарственных и иных
учреждений определя-
ются законом и иными
правовыми актами.
  П. 1 ст. 296.
Казенное предприятие,
а также учреждение в
отношении закреплен-
ного за ними имущест-
ва осуществляют в
пределах, установлен-
ных законом, в соот-
ветствии с целями
своей деятельности,
заданиями собственни-
ка и назначением иму-
щества права владе-
ния, пользования и
распоряжения им.
П. 2 ст. 296. Собс-
твенник имущества,
закрепленного за ка-
зенным предприятием
или учреждением,
вправе изъять лишнее,
неиспользуемое либо
используемое не по
назначению имущество
и распорядиться им по
своему усмотрению.
  П. 1 ст. 39. За об-
разовательным учреж-
дением в целях обес-
печения образователь-
ной деятельности в
соответствии с его
уставом учредитель
закрепляет объекты
права собственности
(землю, здания, соо-
ружения, имущество,
оборудование, а также
другое необходимое
имущество потреби-
тельского, социально-
го, культурного и
иного назначения),
принадлежащие учреди-
телю на праве собс-
твенности или аренду-
емые им у третьего
лица (собственника).
Земельные участки
закрепляются за госу-
дарственными и муни-
ципальными образова-
тельными учреждениями
в бессрочное бесплат-
ное пользование.
  П. 1  ст.
27. За выс-
шим учебным
заведением
в целях
обеспечения
деятельнос-
ти, предус-
мотренной
его уста-
вом, учре-
дитель (уч-
редители)
закрепляет
на праве
оперативно-
го управле-
ния здания,
сооружения,
имуществен-
ные комп-
лексы, обо-
рудование,
а также
иное необ-
ходимое
имущество
потреби-
тельского,
социально-
го, куль-
турного и
иного наз-
начения.
П. 10. Согласно
статье 298 ГК РФ
государственные и
муниципальные уч-
реждения вправе
самостоятельно
распоряжаться до-
ходами, получен-
ными от разрешен-
ной собственником
предприниматель-
ской деятельнос-
ти, и приобретен-
ным на эти доходы
имуществом в слу-
чае, если доходы
и имущество учи-
тываются на от-
дельном балансе.
Поэтому при
разрешении споров
следует исходить
из того, что до-
ходы и приобре-
тенное на эти до-
ходы имущество,
учитываемые на
отдельном балан-
се, не могут быть
изъяты у учрежде-
ний по решениям
комитетов по уп-
равлению имущест-
вом или других
государственных и
муниципальных ор-
ганов, в том чис-
ле и в тех случа-
ях, когда они не
используются или
используются не
по целевому наз-
начению.
  П. 2 ст.  299. Пло-
ды, продукция и дохо-
ды от использования
имущества, находяще-
гося в хозяйственном
ведении или оператив-
ном управлении, а
также имущество, при-
обретенное унитарным
предприятием или уч-
реждением по договору
или иным основаниям,
поступают в хозяйс-
твенное ведение или
оперативное управле-
ние предприятия или
учреждения в порядке,
установленном настоя-
щим Кодексом, другими
законами и иными пра-
вовыми актами для
приобретения права
собственности.
П. 2 ст. 298. Если
в соответствии с уч-
редительными докумен-
тами учреждению пре-
доставлено право осу-
ществлять приносящую
доходы деятельность,
то доходы, полученные
от такой деятельнос-
ти, и приобретенное
на эти доходы иму-
щество поступают в
самостоятельное рас-
поряжение учреждения
и учитываются на от-
дельном балансе.
  П. 7 ст.  39. Обра-
зовательному учрежде-
нию принадлежит право
собственности на де-
нежные средства, иму-
щество и иные объекты
собственности, пере-
данные ему физически-
ми и (или) юридичес-
кими лицами в форме
дара, пожертвования
или по завещанию, на
продукты интеллекту-
ального и творческого
труда, являющегося
результатом его дея-
тельности, а также на
доходы от собственной
деятельности образо-
вательного учреждения
и приобретенные на
эти доходы объекты
собственности.
  П. 2  ст.
27. Высше-
му учебному
заведению
принадлежит
право собс-
твенности
на денежные
средства,
имущество и
иные объек-
ты собс-
твенности,
переданные
ему физи-
ческими и
юридически-
ми лицами в
форме дара,
пожертвова-
ния или по
завещанию,
на продукты
интеллекту-
ального и
творческого
труда, яв-
ляющиеся
результатом
деятельнос-
ти высшего
учебного
заведения,
а также на
доходы от
собственной
деятельнос-
ти и приоб-
ретенные на
эти доходы
объекты
собствен-
ности.
 Абз. 2 п. 1 ст. 120.
Права учреждения на
закрепленное за ним
имущество определяют-
ся в соответствии со
статьей 296 настояще-
го Кодекса.
  П. 2 ст. 39. Объек-
ты собственности,
закрепленные учреди-
телем за образова-
тельным учреждением,
находятся в оператив-
ном управлении этого
учреждения.
Ст. 608. Право сда-
чи имущества в аренду
принадлежит его собс-
твеннику. Арендодате-
лями могут быть также
лица, управомоченные
законом или собствен-
ником сдавать иму-
щество в аренду.
  П. 11 ст. 39. Обра-
зовательное учрежде-
ние вправе выступать
в качестве арендатора
и арендодателя иму-
щества. Сдача в арен-
ду государственным
или муниципальным об-
разовательным учреж-
дением закрепленных
за ним объектов собс-
твенности, а также
земельных участков
осуществляется без
права выкупа с согла-
сия совета образова-
тельного учреждения
по ценам, которые не
могут быть ниже цен,
сложившихся в данном
регионе.
  П. 2 ст. 43. Финан-
совые и материальные
средства образова-
тельного учреждения,
закрепленные за ним
учредителем или явля-
ющиеся собственностью
данного образователь-
ного учреждения, ис-
пользуются им по сво-
ему усмотрению в со-
ответствии с уставом
образовательного уч-
реждения и изъятию не
подлежат, если иное
не предусмотрено за-
конодательством Рос-
сийской Федерации.
  П. 5 ст.  43. Обра-
зовательное учрежде-
ние вправе с согласия
собственника исполь-
зовать закрепленные
за ним финансовые
средства и иные объ-
екты собственности в
осуществляемой им де-
ятельности, связанной
с получением дохода.
В этом случае собс-
твенник получает пра-
во на часть дохода от
использования закреп-
ленных за ним объек-
тов собственности в
размере, определенном
договором между собс-
твенником и образова-
тельным учреждением.