Мудрый Юрист

Административная ответственность за правонарушения в области производства и оборота алкогольной продукции

Махров Игорь Евгеньевич

Кандидат философских наук. Заместитель начальника Управления ФСНП России по Оренбургской области, подполковник налоговой полиции.

Родился 25 марта 1964 г. в г. Каменск - Уральский Свердловской области. В 1986 г. окончил Уральский госуниверситет им. А.М. Горького. В 1990 - 1993 гг. - старший преподаватель Оренбургского государственного университета, с 1993 г. работает в федеральных органах налоговой полиции.

Автор ряда публикаций в Сборнике Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации и иных изданиях, в том числе: статья "Налоговые преступления, связанные с обналичиванием денежных средств: проблемы расследования и практика", 2000.

Борисов Александр Николаевич

Заместитель начальника службы документальных проверок Управления ФСНП России по Оренбургской области, майор налоговой полиции.

Родился в 1972 г. в г. Медногорске Оренбургской области. В 1993 г. окончил Ярославское высшее военное финансовое училище, в 2001 г. - Оренбургский институт (филиал) МГЮА. С 1993 г. проходит службу в федеральных органах налоговой полиции. Имеет право производства судебно - экономических экспертиз, предоставленное решением Экспертно - квалификационной комиссии ФСНП России.

В экономике России есть ряд сфер, правовому регулированию которых государство уделяет особое внимание. Одна из них - производство и оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции. Очередным шагом правового регулирования этой сферы стало принятие и введение в действие Федерального закона от 8 июля 1999 г. N 143-ФЗ "Об административной ответственности юридических лиц (организаций) и индивидуальных предпринимателей за правонарушения в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" (далее - Федеральный закон N 143-ФЗ).

Территориальные и местные федеральные органы налоговой полиции, уполномоченные Федеральным законом N 143-ФЗ, сделали уже немало для выявления административных правонарушений, предусмотренных данным Законом, и рассмотрения дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 7, 8, 10 и 12 Закона. Так, в 2000 г. органами налоговой полиции было выявлено по России 22,8 тыс. административных правонарушений, предусмотренных указанными статьями, а за 5 месяцев текущего года - более 13,6 тыс.

Вместе с тем почти двухлетний опыт применения положений названного Закона обозначил ряд проблем, актуальность разрешения которых обусловлена следующими факторами:

Есть достаточно оснований полагать, что новый Кодекс об административных правонарушениях будет предусматривать административные правонарушения, очень схожие по составам с теми, что установлены в Федеральном законе N 143-ФЗ. Принятый Государственной Думой 8 декабря 2000 г. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ) свидетельствует именно об этом. И если данный нормативный правовой акт будет введен в действие в последней редакции, то можно с уверенностью прогнозировать дальнейший рост количества споров по вопросам применения норм, устанавливающих административную ответственность за правонарушения в области оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции.

Опираясь на опыт выявления Управлением Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации по Оренбургской области административных правонарушений, предусмотренных Федеральным законом N 143-ФЗ, и исходя из практики рассмотрения в судах обращений лиц, привлеченных к административной ответственности, целесообразно проанализировать те положения Закона, применение которых стало наиболее проблематичным в практической деятельности.

Законный представитель юридического лица

Федеральный закон N 143-ФЗ содержит такое понятие, как "законный представитель юридического лица (организации)". Казалось бы, не может быть различных толкований данного понятия. Законным представителем юридического лица следует считать лицо, которое в силу закона или учредительных документов выступает от его имени, руководит его работой, осуществляет защиту его прав и законных интересов. Принимая во внимание положения ст. 53 (общие нормы об органах юридического лица), 72, 84, 91, 103, 110 и 113 (специальные нормы) ГК РФ, можно с уверенностью сказать, что в качестве законного представителя юридического лица выступает либо его участник, либо его единоличный исполнительный орган, либо его руководитель. Тем не менее в правоприменительной практике зачастую встречается позиция, согласно которой законным представителем юридического лица признается продавец в розничной торговле, т.е. гражданин, состоящий в трудовых отношениях с организацией или индивидуальным предпринимателем.

Может быть, вопросу о законном представителе юридического лица и не стоило уделять особого внимания, если б не одно обстоятельство. Статьей 19 Федерального закона N 143-ФЗ предусмотрено, что при отсутствии оснований для административного расследования протокол об административном правонарушении составляется немедленно после выявления факта совершения правонарушения. В то же время ст. 17 исключает возможность составления протокола в отсутствие законного представителя юридического лица либо индивидуального предпринимателя: ему должны быть разъяснены права и обязанности, от него - получены объяснения, предоставлена возможность ознакомления с протоколом, вручена копия протокола.

Если признать, что законным представителем юридического лица является его работник, стоящий за прилавком, то в случае обнаружения признаков правонарушения протокол должен быть составлен немедленно, т.е. в присутствии этого работника. В связи с этим следует отметить, что в ряде случаев арбитражными судами были отменены те постановления органов налоговой полиции по делам об административных правонарушениях, которые исходили из того, что законным представителем юридического лица признавался именно продавец, непосредственно осуществляющий розничную продажу алкогольной продукции.

Арбитражный суд первой инстанции в своем решении, отменившем постановление по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12 Федерального закона N 143-ФЗ, указал, что соблюдение Правил продажи алкогольной продукции входит в функциональные обязанности продавца и соответственно протокол об административном правонарушении следовало составлять в присутствии продавца.

Действительно, если следовать положениям ст. 182 ГК РФ, то продавец розничной торговли - это представитель юридического лица и его полномочия явствуют из обстановки. Однако применительно к Федеральному закону N 143-ФЗ в данном случае не было учтено одно обстоятельство - полномочия продавца распространяются только на совершение сделок купли - продажи, и не более того.

Арбитражный суд кассационной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции, указал, что ссылка на нарушение органом налоговой полиции срока составления протокола, установленного ст. 19 Федерального закона N 143-ФЗ, не соответствует содержанию ст. 17 и 19 того же Закона. Из указанных статей вытекает, что составление протокола об административном правонарушении должно производиться в присутствии законного представителя организации, с тем чтобы разъяснить ему права, получить объяснения, вручить копию протокола. Помимо этого, суд кассационной инстанции указал, что отсутствие законного представителя юридического лица в торговой точке на момент проверки служит основанием для составления протокола об административном правонарушении в дальнейшем.

Анализ с этих позиций положений КоАП РФ позволяет отметить следующее: данный нормативный правовой акт в отличие от Федерального закона N 143-ФЗ не допускает различных толкований понятия "законный представитель юридического лица". В ст. 25.4 определено, что законными представителями юридического лица в соответствии с настоящим Кодексом являются его руководитель, а также иное лицо, признанное в соответствии с законом или учредительными документами органом юридического лица. Поэтому вполне очевидно, что рассмотренная проблема с принятием КоАП РФ будет устранена из правоприменительной практики.

Розничная продажа алкогольной продукции

В ряде составов административных правонарушений, предусмотренных Федеральным законом N 143-ФЗ, говорится об обороте или розничной продаже продукции (ст. 2, 7, 8, 10 и 12). В связи с этим в правоприменительной практике нередко возникает вопрос: является ли розничной продажей выставление в месте продажи (на прилавках, в витринах) алкогольной или спиртосодержащей продукции?

То, что это на основании положений ст. 494 ГК РФ признается публичной офертой, не вызывает сомнений. Вместе с тем распространено мнение, согласно которому нахождение алкогольной продукции на витрине еще не означает факта осуществления розничной торговли. Для того чтобы установить такой факт, необходимо подтвердить исполнение договоров розничной купли - продажи путем проведения контрольной покупки (контрольной закупки, проверочной закупки - формулировки в существующих нормах права разные), изъятия документов (в том числе контрольно - кассовой ленты), сличения денежных остатков по кассе и т.п.

В одном из решений арбитражного суда первой инстанции было указано, что сам по себе факт наличия на витрине и складе готовой продукции еще не свидетельствует о ее продаже. Указав на то, что контрольная покупка не производилась, суд пришел к выводу: розничная продажа алкогольной продукции не производилась.

Принимая во внимание неединичность случаев фактов признания арбитражными судами недействительными постановлений по делам об административных правонарушениях на основании приведенного толкования понятия "розничная продажа алкогольной продукции", следовало бы более подробно остановиться на том, насколько обоснованно такое толкование.

Указом Президента РФ от 18 августа 1996 г. N 1213 "Об усилении государственного контроля за оборотом алкогольной продукции" предписано в практической деятельности исходить из того, что находящейся в законном обороте при оптовой и розничной торговле признается алкогольная продукция только при наличии надлежащих учетных, финансовых и транспортных документов, а также документального подтверждения еще ряда требований. Во исполнение этого Указа Правительство РФ приняло Постановление от 19 августа 1996 г. N 987 "О мерах по ужесточению порядка торговли алкогольной продукцией", которым были утверждены Правила розничной торговли алкогольной продукцией на территории Российской Федерации (в действующей редакции - Правила продажи алкогольной продукции).

Из положений Правил прямо следует, что они регулируют не только исполнение договора купли - продажи, но и нахождение в обороте при оптовой и розничной торговле алкогольной продукции:

исполнения договора розничной купли - продажи.

Постановлением Правительства РФ от 15 августа 1997 г. N 1019 утвержден Перечень документов, подтверждающих легальность производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции на территории Российской Федерации. В пункте 1 Перечня указано, что он определяет документы, удостоверяющие легальность производства этилового спирта и алкогольной продукции и контролирующие их прохождение от организации - производителя до потребителя на территории Российской Федерации.

Изложенное достаточно ясно показывает: оборот или розничная продажа алкогольной продукции - это нахождение продукции в обороте при оптовой или розничной торговле, а не только заключение и исполнение договора купли - продажи.

Достаточно просто решается и вопрос о необходимости проведения контрольной покупки. Вполне очевидно, что даже при небольшом ассортименте продаваемой алкогольной продукции в торговой точке продукция, находящаяся в обороте с нарушением установленного порядка, как правило, составляет малую часть от общего объема. Производить же контрольную покупку всей продаваемой продукции нереально, а предугадать, какая продукция находится в обороте с нарушением установленного порядка, и произвести потом ее контрольную покупку - невозможно. Да и цель контрольной покупки состоит лишь в том, чтобы подтвердить факт готовности продавца заключить и исполнить договор, а это и так недвусмысленно следует из обстановки.

Отменяя приведенное ранее решение суда первой инстанции, где говорилось о необходимости проведения контрольной покупки, арбитражный суд кассационной инстанции указал на следующее: если алкогольная продукция находилась на витрине магазина истца с указанием цены каждой единицы товара, то, следовательно, данная продукция была в розничной продаже. В другом решении арбитражный суд кассационной инстанции указал: утверждение апелляционной инстанции о недоказанности факта продажи алкогольной продукции основано на неправильном толковании законодательства, без учета положений ст. 426, 492 и 494 ГК РФ о публичности договора купли - продажи. Принимая во внимание, что алкогольная продукция находилась на витрине магазина, данные действия следует расценивать как осуществление продажи.

Обращаясь к тексту КоАП РФ, необходимо отметить: содержащиеся в нем формулировки не исключают возможности различных подходов к толкованию понятия "продажа алкогольной продукции". В нем, так же, как и в Федеральном законе N 143-ФЗ, присутствуют те же понятия: "розничная продажа этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" (ст. 14.16), "оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" (ст. 14.17 и 14.19). Поэтому было бы целесообразно включить в Кодекс такие положения, которые не допускали бы различного толкования приведенных понятий. В противном случае неизбежно формирование противоречивой правоприменительной практики.

Квалификация составов административных правонарушений

Контролирующим и правоохранительным органам нередко приходится сталкиваться со следующей ситуацией. В момент проверки торговой точки выявляется отсутствие документов, подтверждающих легальность производства и оборота алкогольной продукции (предписанных транспортных документов, сертификата соответствия или его заверенной копии либо справки (ее копии), прилагаемой к грузовой таможенной декларации на импортную алкогольную продукцию), т.е. устанавливаются признаки административного правонарушения, предусмотренного ст. 8 "Оборот алкогольной и спиртосодержащей продукции без аккредитации или без установленных документов" Федерального закона N 143-ФЗ. После того как проверка проведена и составлен протокол либо об административном правонарушении, либо о проведении досмотра товаров (в зависимости от того, присутствовал или нет при проверке в торговой точке законный представитель юридического лица или индивидуальный предприниматель), недостающие документы должны быть представлены тому должностному лицу, которое составило протокол.

В связи с этим возникает вопрос: есть ли признаки административного правонарушения в случае представления недостающих документов только после проведения проверки торговой точки, и если есть, то какого? Практика свидетельствует о существовании различных подходов к решению этого вопроса. Согласно одному из них административное правонарушение отсутствует, следовательно, нет оснований для привлечения юридического лица или индивидуального предпринимателя к ответственности. Согласно другому имеет место административное правонарушение, предусмотренное ст. 8 Федерального закона N 143-ФЗ, а представление недостающих документов является обстоятельством, смягчающим ответственность за такое правонарушение.

Более обоснованной следовало бы признать следующую точку зрения. Представление недостающих документов на алкогольную продукцию после проведения проверки, но до принятия решения по делу об административном правонарушении, свидетельствует о том, что эти документы имелись в наличии, хотя и не в торговой точке, а где-то в другом месте. Отсутствие документов в торговой точке на момент проведения проверки является нарушением п. 6 и подп. 1, 2 п. 9 Правил продажи алкогольной продукции и соответственно образует состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 12 "Нарушение правил розничной продажи алкогольной и спиртосодержащей продукции" Федерального закона N 143-ФЗ. Поэтому выявленное правонарушение подлежит переквалификации, и постановление в связи с этим должно быть вынесено по делу об административном правонарушении, предусмотренном именно ст. 12 Федерального закона N 143-ФЗ. Поскольку данная статья предусматривает меньшую административную ответственность, чем ст. 8, такая переквалификация представляется обоснованной и допустимой.

Арбитражный суд кассационной инстанции в постановлении указал: так как истцом в момент проверки не были представлены копии справок к товарно - транспортным накладным на все виды алкогольной продукции, т.е. были нарушены требования Правил продажи алкогольной продукции, его действия правильно квалифицированы органом налоговой полиции по ст. 12 Федерального закона N 143-ФЗ (недостающие документы были представлены после проверки торговой точки, но до вынесения постановления).

Обоснованность изложенной точки зрения подтверждает анализ структуры ст. 14.16 "Нарушение правил продажи этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" КоАП РФ. Розничная продажа алкогольной и спиртосодержащей продукции без соответствующих сопроводительных документов образует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.16, а нарушение иных правил розничной продажи алкогольной и спиртосодержащей продукции - состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 этой же статьи. Следовательно, рассматриваемое правонарушение в условиях действия КоАП РФ квалифицировалось бы первоначально по ч. 2 ст. 14.16 (при отсутствии необходимых документов), а затем подлежало бы переквалификации на ч. 3 той же статьи (в случае представления документов до принятия решения по делу об административном правонарушении).

Перечень документов, подтверждающих легальность производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции

Из рассмотренной проблемы непосредственно вытекает еще одна: следует ли квалифицировать как административное правонарушение, предусмотренное ст. 12 Федерального закона N 143-ФЗ, случай, когда на момент проверки торговой точки отсутствовали копии сертификатов соответствия, но они были представлены позднее? Указанная проблема обусловлена формулировкой подп. 2 п. 9 Правил продажи алкогольной продукции, которым определено, что не допускается продажа алкогольной продукции без информации о проведении обязательной сертификации и не маркированной знаком соответствия. Такая формулировка послужила основой для распространения в правоприменительной практике мнения о том, что продажа алкогольной продукции в розницу без наличия в торговой точке сертификата соответствия не является нарушением названных Правил, а следовательно, и административным правонарушением, предусмотренным ст. 12 Федерального закона N 143-ФЗ.

Такую точку зрения следует признать ошибочной, ибо она основана на неверном толковании норм права. В частности, не было учтено следующее.

Во-первых, в п. 4 Постановления Правительства РФ N 987, которым утверждены эти Правила, содержится указание на запрет торговли алкогольной продукцией в случае отсутствия сертификатов соответствия.

Во-вторых, п. 1 Указа Президента РФ N 1213, в соответствии с которым принято данное Постановление, Правительству РФ и органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации предписано исходить из того, что находящейся в законном обороте при оптовой и розничной торговле признается алкогольная продукция только при наличии надлежащих учетных, финансовых и транспортных документов, а также документального подтверждения соответствия ее требованиям стандартов, санитарных правил, норм и гигиенических нормативов.

В-третьих, п. 2 Перечня документов, подтверждающих легальность производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции на территории Российской Федерации, определено, что при каждой оптовой перепродаже партия этилового спирта и алкогольной продукции должна сопровождаться заверенной копией сертификата соответствия.

Из сказанного следует вывод: отсутствие сертификатов соответствия на момент проверки торговой точки и представление их позднее является нарушением Правил продажи алкогольной продукции, а значит, образует состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 12 Федерального закона N 143-ФЗ. Иными словами, согласно установленному порядку на торговой точке должны быть именно сертификаты соответствия или их заверенные копии, а не просто информация о существовании таких сертификатов.

В качестве примера можно привести мнение, изложенное в одном из решений арбитражного суда кассационной инстанции: "В протоколе в качестве административного правонарушения ответчиком указано на отсутствие сертификатов соответствия на продаваемое истцом вино. Согласно пункту 9 Правил продажи алкогольной продукции не допускается продажа алкогольной продукции без подтверждения легальности ее производства и оборота, в том числе без информации о проведении обязательной сертификации". Таким образом, суд кассационной инстанции в отличие от суда первой инстанции посчитал отсутствие сертификатов соответствия в торговой точке нарушением указанных Правил и соответственно административным правонарушением, предусмотренным ст. 12 Федерального закона N 143-ФЗ.

Хотелось бы надеяться, что положения ст. 14.16 "Нарушение правил продажи этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" КоАП РФ позволит избежать неоднозначности трактовки упоминания в Правилах продажи алкогольной продукции "информации о проведении обязательной сертификации". Нетрудно заметить: административное правонарушение, предусмотренное ст. 8 Федерального закона N 143-ФЗ, близко по составу к административному правонарушению, предусмотренному ч. 2 ст. 14.16 КоАП РФ, а правонарушение, предусмотренное ст. 12 Закона, - к правонарушению, предусмотренному ч. 2 ст. 14.16 Кодекса. В ч. 3 той же статьи говорится о нарушении иных правил розничной продажи алкогольной и спиртосодержащей продукции, при этом под "иными правилами" подразумеваются правила, не названные в ч. 1 и 2. Учитывая то, что в ч. 2 речь идет о сертификатах соответствия, отсутствие в торговой точке на момент проверки таких сертификатов и представление их позднее будет образовывать административное правонарушение, предусмотренное ч. 3 ст. 14.16 КоАП РФ.

Размер административных штрафов

Довольно широко распространено мнение о том, что размеры административных штрафов, предусмотренных Федеральным законом N 143-ФЗ, слишком велики и несоразмерны с общественной опасностью правонарушений. Не вдаваясь в дискуссию об обоснованности размеров административных штрафов, рассмотрим проблему наложения административных штрафов ниже низшего предела.

Зачастую суды, учитывая при вынесении конкретного решения ряд обстоятельств, связанных с личностью нарушителя, его имущественным положением, поведением во время и после совершения правонарушения, небольшой значимостью совершенного правонарушения, снижают размеры наложенных административных штрафов за правонарушения, предусмотренные Федеральным законом N 143-ФЗ, ниже низшего предела. При этом суды обосновывают свои решения одним из двух способов: применяя ст. 34 КоАП РСФСР или "исходя из принципа соблюдения разумного баланса частного и публичного интересов".

Постановлением по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12 Федерального закона N 143-ФЗ, на индивидуального предпринимателя был наложен штраф в минимальном размере, предусмотренном этой статьей, - 100 МРОТ. Арбитражный суд кассационной инстанции, установив, что правонарушение предприниматель совершила впервые, свою вину признает, нарушение ею устранено, а ее доход составляет 900 руб., применив ст. 34 КоАП РСФСР, снизил сумму штрафа до 1 тыс. руб., т.е. ниже низшего предела.

Другой пример. Арбитражный суд первой инстанции, установив правомерность действий органа налоговой полиции по привлечению юридического лица к административной ответственности за правонарушение, предусмотренное ст. 12 Федерального закона N 143-ФЗ, в то же время снизил размер применяемой к правонарушителю (истцу) санкции с учетом наличия смягчающих обстоятельств. При этом суд исходил из принципа соблюдения разумного баланса частного и публичного интересов, выраженного в Европейской конвенции о защите прав человека (протокол N 1), а также конституционного принципа справедливости, заложенного в праве. Суд кассационной инстанции признал решение суда первой инстанции законным и обоснованным.

Однако анализ положений законодательства показывает неправомерность использования как первого, так и второго подхода при обосновании снижения размера административных штрафов ниже низшего предела. Статья 34 КоАП РСФСР устанавливает обстоятельства, смягчающие ответственность за административное правонарушение. Вместе с тем, исходя из положений ст. 33 КоАП РСФСР, взыскание за административное правонарушение налагается в пределах, установленных нормативным актом, предусматривающим ответственность за совершенное правонарушение, с учетом обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность. То есть административный штраф при наличии смягчающих ответственность обстоятельств может быть наложен в минимальном размере, но никак не ниже его.

Президент РФ, отклонивший КоАП РФ, принятый Государственной Думой, в качестве одного из оснований для этого указал в письме от 22 декабря 2000 г. N Пр-2489 на неоправданность включения в данный нормативный акт положения, предусматривающего право соответствующих должностных лиц в определенных случаях налагать административные взыскания ниже низшего предела (ч. 5 ст. 4.1), мотивируя это тем, что в Кодексе при определении составов административных правонарушений уже предусмотрена такая возможность путем установления санкций от минимального до максимального размера. Далее в письме отмечено: Кодексом установлена норма, в соответствии с которой лицо может быть освобождено от административной ответственности при малозначительности административного правонарушения (ст. 2.8). Если учесть, что положение о возможности наложения административного взыскания ниже низшего предела является новеллой административного права России, то вполне очевидно: снижение административного штрафа на основании ст. 34 КоАП РСФСР, как это делают суды, незаконно.

Показательна в этом плане ситуация, обрисованная председателем Арбитражного суда Костромской области Н.В. Громовой <*>. За продажу всего одной имевшейся у торговца банки джин - тоника налоговым органом в соответствии со ст. 8 Федерального закона N 143-ФЗ был наложен штраф в размере 200 МРОТ. Рассматривая законность и обоснованность такого постановления, арбитражный суд, исходя из положений действующего законодательства, вынужден был презюмировать, что взыскание наложено административным органом с учетом требования ст. 33 КоАП РСФСР.

<*> См.: Громова Н.В. Судебное усмотрение и административная юрисдикция арбитражных судов // Вестник ВАС РФ. 2001. N 5. С. 119.

Действительно, пока не будет специального указания в законе, как это сделано, например, в УК РФ или Таможенном кодексе РФ, нет и оснований для наложения или снижения размера административного штрафа ниже низшего предела.

Ссылки суда на Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, подписанную в Риме 4 ноября 1950 г., также не совсем корректны. Конечно, в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы, и если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора. Однако выведение из текста Конвенции <*> "принципа соблюдения разумного баланса частного и публичного интересов", да к тому же его применение к рассмотрению дел об административных правонарушениях представляется, по крайней мере, недостаточно обоснованным. Кроме того, в Конвенции речь идет о правах и свободах человека, но не юридических лиц, хотя суды делают ссылки на Конвенцию и при снижении размеров штрафов, наложенных на юридические лица.

<*> См.: СЗ РФ. 2001. N 2. Ст. 163.

Полномочия руководителей органов налоговой полиции

Анализ исковых заявлений о признании недействительными постановлений органов налоговой полиции по делам об административных правонарушениях, предусмотренных Федеральным законом N 143-ФЗ, показывает, что в ряде случае правонарушители поднимают вопрос о неполномочности рассмотрения таких дел заместителями руководителей соответствующих органов. И в отдельных случаях заявителям удавалось убедить в этом арбитражный суд. При этом в качестве основного аргумента использовалось то, что в п. 2 ст. 13 Федерального закона N 143-ФЗ, которым определяются полномочия должностных лиц по рассмотрению дел об административных правонарушениях, указаны руководители соответствующих органов, а не их заместители. Вместе с тем ст. 14 того же Закона устанавливает, что порядок производства по делам об административных правонарушениях, предусмотренных Федеральным законом N 143-ФЗ, определяется настоящим Федеральным законом, а в части, не урегулированной им, - разделом IV КоАП РСФСР. В Кодексе же в качестве уполномоченных должностных лиц упоминаются не только начальники соответствующих органов, но и их заместители. Применительно к органам налоговой полиции указание на полномочия рассматривать дела об административных правонарушениях содержится в ст. 11 Закона РФ от 24 июня 1993 г. N 5238-1 "О федеральных органах налоговой полиции". Позиция относительно правомочности заместителей начальников органов налоговой полиции рассматривать дела об административных правонарушениях, предусмотренных данным Законом, высказана и в публикациях <*>. Таким образом, очевидно, что рассматривать дела об административных правонарушениях, предусмотренных Федеральным законом N 143-ФЗ, полномочны не только начальники соответствующих органов, но и их заместители.

<*> См.: Козырин А.Н. Полномочия налоговой полиции (административно - правовые аспекты) // Бухгалтерский учет. 2000. N 12. С. 29.

В подтверждение сказанному сошлемся на формулировку, изложенную в решении арбитражного суда кассационной инстанции: "Статьей 13 Федерального закона N 143-ФЗ установлено, что дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 8 этого Закона, рассматривают уполномоченные соответствующие руководители органов налоговой полиции; учитывая, что статьей 11 Закона РФ "О федеральных органах налоговой полиции" заместителю начальника федерального органа налоговой полиции предоставлено право принимать решения о наложении штрафа, постановление апелляционной инстанции противоречит нормам действующего законодательства и подлежит отмене".

Примечательно то, что в условиях действия КоАП РФ подобные вопросы возникать не будут, так как в ст. 23.6 Кодекса определено: рассматривать дела об административных правонарушениях от имени федеральных органов налоговой полиции вправе руководители органов налоговой полиции и их заместители.

В заключение еще раз необходимо подчеркнуть: реализация принципа законности в правоприменительной практике во многом зависит от точности формулировок правовых норм в законодательных актах. Сравнительный анализ норм КоАП РФ и Федерального закона N 143-ФЗ показал, что ряд вопросов, возникающих в сегодняшней практике органов налоговой полиции по применению мер административной ответственности за правонарушения в сфере производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, будет снят при введении в действие КоАП РФ. Вместе с тем не нашли своего разрешения в КоАП РФ некоторые насущные вопросы. В частности, было бы целесообразно точно определить такие понятия, как "нахождение этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции в обороте", "нарушение иных правил розничной продажи алкогольной и спиртосодержащей продукции", "информация о проведении обязательной сертификации".