Мудрый Юрист

Из практики прокурорского надзора по уголовным делам

Угроза разглашения сведений о совершенном преступлении не может расцениваться как вымогательство.

По приговору Санкт-Петербургского городского суда, оставленному без изменения кассационной инстанцией, осуждены: Соловьев по ч. 1 ст. 222, п. "а" ч. 2 ст. 163 УК РФ и п. "н" ст. 102 УК РСФСР на 13 лет лишения свободы; Окунев - по ч. 1 ст. 222, ч. 3 ст. 222, п. "а" ч. 2 ст. 163, п. п. "а", "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ на 5 лет лишения свободы.

По делу осуждены также Богданов, Рыбаков и другие, судебные решения в отношении которых не пересматривались.

Соловьев признан виновным в том, что в 1995 г. незаконно приобрел обрез охотничьего ружья и патроны к нему, а также пистолет "ТТ" с патронами и хранил указанное оружие и боеприпасы по месту своего жительства. Он в марте 1996 г. совместно с Сениным совершил умышленное убийство Дервишева.

Окунев осужден за незаконное приобретение, хранение, ношение и сбыт огнестрельного оружия и боеприпасов в 1995 и 1997 гг.

Кроме этого, Соловьев и Окунев признаны виновными в вымогательстве, а Окунев и в разбое, совершенных при следующих обстоятельствах.

В июне 1997 г., взяв у Соловьева пистолет "ТТ" с патронами, Окунев совместно с Богдановым и Рыбаковым совершили разбойное нападение на кассиров ООО ТК "И.М.М.С." и похитили принадлежащие этой фирме деньги в сумме 646500000 руб. В ходе разбойного нападения Богданов, действуя за пределами предварительной договоренности, самостоятельно несколькими выстрелами из пистолета "ТТ" ранил охранника Душакова, причинив тяжкий вред здоровью последнего.

О совершенном разбое Окунев рассказал Соловьеву, и они решили шантажировать Богданова и Рыбакова. Соловьев позвонил им и под угрозой разглашения сведений о совершенном преступлении потребовал 6000 долларов США. Опасаясь разоблачения, Богданов и Рыбаков передали Соловьеву требуемую сумму.

По протесту заместителя Председателя Верховного Суда РФ Президиумом этого суда судебные решения пересмотрены. Президиум пришел к выводу, что действия Соловьева и Окунева по эпизоду получения ими 6000 долларов США состава преступления не образуют.

В постановлении Президиума отмечается, что Соловьев и Окунев, достоверно зная о совершенном Богдановым и Рыбаковым разбое, поскольку Окунев сам был одним из его соучастников, фактически перераспределили уже похищенные деньги. Тот факт, что они завладели частью денежных средств, доставшихся Богданову и Рыбакову в результате разбоя, не дает оснований для вывода о причинении последним имущественного вреда и, следовательно, для признания их потерпевшими.

Помимо этого вымогательством признается требование передачи чужого имущества под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего. Возможное разглашение сведений о действительно совершенном преступлении нельзя признать обстоятельством, существенно нарушающим права Богданова и Рыбакова либо причиняющим вред их правоохраняемым, т.е. законным интересам.

С учетом изложенного приговор и кассационное определение в отношении Соловьева и Окунева в части, касающейся их осуждения по п. "а" ч. 2 ст. 163 УК РФ, отменены, а дело в этой части производством прекращено за отсутствием в их действиях состава преступления.