Мудрый Юрист

Кипр отстоял право на управление российскими чертиками

Покорение пространства и времени, систематический сбор милостей природы не могли не оказать влияния на натуру человека, который стремится властвовать, порой не сознавая, насколько сложны задачи управляющего. Именно этим во многом объясняются постоянные акционерные скандалы, сотрясающие основы молодого российского государства - всеобщего акционера, т.к. оно не только не успевает их гасить, но порой и провоцирует.

Не больше мудрости, чем россияне, проявляют иностранцы, которые с упорством, достойным лучшего применения, проникают в акционерные реестры и вследствие этого становятся частыми гостями в арбитражных судах. Одним из центров акционерной экспансии по праву считается Кипр, довольно мелкая страна Восточного Средиземноморья; ее хлопотливый народ, лишившись половины своей территории по вине соседней Турции, нашел вторую родину в лице российской водочной промышленности.

Но и в России трудолюбивые киприоты не нашли покоя: постоянно и цинично нарушаются права "Альфа ассет менеджмент сервисес лимитед", уважаемого акционера ЗАО "Торговый дом потомков поставщика его императорского величества Смирновъ", который едва успеет обжаловать одно собрание акционеров, как тут же созывается другое. Из огня да в полымя попал и другой любитель русской водки - Компания с ограниченной ответственностью "Интерем менеджмент лимитед", имевший неосторожность приобрести 19% акций АО "Московский завод Кристалл".

Вероятно, греков привлекло громкое имя завода, стяжавшего заслуженную славу среди пьющего населения. Даже после кризиса имени Кириенко объем производства вырос на 6%, а продукция завода (или ее искусная имитация) красуется на всех прилавках России. Но доверчивые греки не учли, что еще во времена Е. Примакова Правительство РФ успело оценить значение водки для стагнирующей экономики: в Постановлении от 3 октября 1998 г. N 1152 (с изм. от 13 апреля и 4 декабря 1999 г.) жестко регламентировано назначение представителей государства в органы управления предприятий пищепрома вплоть до Хлебной базы N 62 Еврейской автономной области, среди которых почетное место занял и завод "Кристалл". Первоначально скромный список госпредставителей на "Кристалле" был затем расширен за счет неудачливого соискателя губернаторской должности в Новосибирске Старикова, небезызвестного замминистра имущественных отношений Моложавого, честно служившего еще при Кохе, скромного работника налоговой полиции Щукина и др. Безжалостная критика Примакова в период избирательных кампаний не помешала позднейшим властителям подхватить его почин: на закате своей деятельности в Правительстве В.В. Путин подписал Постановление от 6 мая 2000 г. N 390 об учреждении унитарного предприятия "Росспиртпром", куда в оперативное управление были стянуты госпакеты акций водочных заводов России, в т.ч. и "Кристалла", где государство имело 51% акций. Как истинный патриот, В.В. Путин не мог допустить, чтобы чертики в глазах у отечественных пропойц прыгали без выгоды для федерального бюджета.

Пристальное внимание государства не могло не сказаться на жизни завода: весной того же года без долгих разговоров слетел с работы директор "Кристалла" Ю. Ермилов, а на смену ему совет директоров подобрал специалиста по водке из государственной компании "Роснефть" Романова.

О напряженности процесса можно судить по тому, что задолго до его окончания ответчика стали именовать автоответчиком.

Однако рабочие "Кристалла" не оценили заботы государства и выставили за ворота посланца высших сфер, который позднее благополучно канул в лету. Скандалы продолжались все лето и осень, директора избирались и смещались, пока 27 ноября 2000 г. по требованию Минимущества не было созвано внеочередное собрание акционеров "Кристалла", поправшее права и свободы кипрских товарищей и обжалованное в суд пострадавшей стороной.

На заседание Арбитражного суда города Москвы кипрский партнер прислал делегацию в составе бывшего замдиректора завода В. Свирского, видного мужчины гренадерской внешности, и эффектной представительницы с серьгой в носу. Сразу выяснилось, что ответчика представляют двое граждан - один по доверенности, подписанной директором Тимофеевым, а другая (уволенная и восстановленная на работе решением Лефортовского суда начальница правового управления завода Искулова) - по доверенности, подписанной директором Лукашуком (избран за 18 дней до спорного собрания). Не в силах оценить предъявленные им полномочия с ходу, судьи под председательством Л. Твердохлебовой вышли из положения просто - допустив к участию в деле обоих представителей.

После разрешения 4 ходатайств с одной стороны и 6 с другой кипрская представительница рассказала суду о том, что при подготовке ноябрьского собрания были допущены грубые нарушения законности: кипрского акционера не известили о проведении собрания, вследствие чего он не мог участвовать в его работе, осуществить свое фундаментальное право на управление; непонятно откуда взявшиеся лица были избраны в совет директоров. Эти нарушения не остались без негативных последствий для финансовой деятельности: в 2 раза упала прибыль, допускаются простои, покупатели отворачиваются от водки "Кристалла" (в связи с последним высказыванием у представителей ответчика и у журналистов, кое-что понимающих в алкоголе, широко открылись рты), на что, разумеется, не рассчитывал доверчивый акционер, почти утративший веру в Россию, но сохраняющий надежду на восстановление исторической справедливости судом.

Несмотря на эти сокрушительные аргументы, представитель "Кристалла" А. Товстик сумел сохранить хладнокровие и задал красноречивой представительнице вопрос: на чем основываются ее сведения о неизвещении кипрского партнера? Как видно из п. 15.2.2 устава АО, акционеры извещаются о предстоящем собрании путем объявления в газете "Московская правда". Сознавая, что далеко не все акционеры читают, завод разослал всем 998 участникам общества уведомления заказными письмами, в связи с чем считал свое обязательство исполненным.

Понимая, что в данной ситуации крыть нечем, эффектная представительница истца заявила, что никаких уведомлений истец не получал. На вопрос судьи, чем подтверждается это обстоятельство (хотя и не имеющее особого значения, т.к. согласно ч. 2 п. 1 ст. 52 Федерального закона "Об акционерных обществах" от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ при подготовке собрания необходимо направить акционеру заказное письмо, а не добывать доказательства его получения), представительница предъявила заявление истца с подписью и печатью о том, что никаких писем в данный период от "Кристалла" он не получал. Что же касается уведомления в газете (приложенного к отзыву ответчика и предъявленного истцу), с этим вопросом представительница расправилась еще проще, указав, что данная норма была введена в устав до появления кипрского акционера, поэтому для него надо было сделать исключения, например, направив письмо в министерство иностранных дел. Приняв к сведению позицию истца, несколько ошарашенный представитель ответчика счел за благо больше не задавать вопросов на эту тему.

Следующий вопрос ответчика - знал ли истец о действиях, которые совершались на собрании от его имени? - заставил посланцев прессы нервно заерзать: ответчик предъявил суду доказательства участия в спорном собрании представителя истца Искуловой (той самой, которая явилась в суд с доверенностью от параллельного директора Лукашука в качестве еще одного представителя ответчика). Госпожа Искулова предъявила на собрании кипрскую доверенность, получила бюллетени, проголосовала "за" и даже исполняла обязанности секретаря собрания. В этих условиях любой другой истец отказался бы от иска и с извинениями удалился, но не для того приезжают в Россию посланцы юга, чтобы пасовать по пустяковым поводам.

Данный факт Искулова объяснила очень просто. Она действительно непродолжительный период времени исполняла обязанности заместителя директора "Интерем и т.д.", но на момент собрания ее уволили и оттуда (жаль, что Лефортовскому суду такие дела неподсудны). Следовательно, полномочий у нее уже не было, а доверенность на себя она изготовила своими силами, с помощью факсимильного штемпеля с изображением подписи директора кипрского предприятия, которую у нее забыли отобрать при увольнении.

Ошарашенные судьи поинтересовались у Искуловой, зачем, собственно, она злоупотребила доверием завода "Кристалл". На что Искулова, скромно потупившись, сообщила, что она рассчитывала на одобрение ее действий кипрским партнером, а эффектная представительница с серьгой облекла эти пояснения в юридические формы, сославшись на ст. 183 ГК РФ, согласно которой последующее одобрение представляемым действий гражданина, действовавшего без полномочий, создает для него права и обязанности по сделке с момента ее совершения. Как понял ваш корреспондент, если бы результаты собрания киприотов устроили, о подделке доверенности никто бы не узнал. Поскольку собрание решило не совсем так, как рассчитывали на Кипре, созданное Искуловой "положение вне игры" было использовано для того, чтобы оставить в дураках акционеров "Кристалла" вместе со всеми ветвями российской власти. Почему участвовавшие в собрании Свирский и Искулова не сообщили истцу о происходящем, такой вопрос истцу не задавался, а Искулова распространяться на эту тему не стала. Видимо, была обижена на истца за увольнение.

Выступая перед судом, представитель ответчика указал, что иск ничем не обоснован - истец извещен в соответствии с уставом и сверх того, в силу любезности лиц, готовивших собрание, заказным письмом, его представитель участвовал в собрании, скрыв отсутствие полномочий, о чем ответчик не знал и не мог знать, т.к. факсимильный штемпель изготовлен весьма искусно и при использовании соответствующей краски его отпечаток создает полную иллюзию оригинальной подписи. Собрание избрало в совет директоров представителя истца - сидящего тут же в зале В.Л. Свирского и подписавшего исковое заявление. Собрание было созвано по требованию Минимущества, а непонятно откуда взявшиеся лица являются представителями государства, владеющего крупнейшим пакетом акций. Представитель ответчика не забыл также упомянуть, что в соответствии со ст. 49 Закона N 208-ФЗ суды должны учитывать и размер пакета, принадлежащего истцу, т.к. оспариваемые решения могут быть оставлены в силе даже при наличии нарушений закона, если пакет истца слишком мал для того, чтобы оказать влияние на голосование. Кипрского партнера удалось раскрутить всего на 19 с хвостиком процентов акций, что не могло оказать никакого влияния на результаты собрания: без него могли быть приняты даже решения, требующие квалифицированного большинства, не говоря обо всех остальных.

Эффектная представительница истца, следуя своей привычке побивать доводы ответчика доказательствами, изготовленными собственноручно, не оставила без внимания выпад противной стороны и тут же предъявила письменное заявление истца о том, что с лета 2000 г. до весны 2001 г. никакие доверенности Свирскому не выдавались, а в совет директоров он был избран как работник завода и уж затем стал представителем истца. Лучше бы она этого не делала, т.к. не в меру внимательный представитель ответчика, сравнив данный документ со своим досье, заявил суду, что, таким образом, иск предъявлен ненадлежащим лицом, по собственному признанию истца, не имеющим каких-либо полномочий, в т.ч. на подписание искового заявления, которое было подписано Свирским как раз в период, когда Свирскому никакие доверенности не выдавались.

Такой удар вынесет не всякий, но колоритная представительница истца нашла выход. После тягостного молчания, в продолжение которого представительница смотрела на Свирского, а Свирский смотрел на представительницу (а Искулова, казалось, вот-вот упадет в обморок), она объяснила суду, что в данной ошибке повинен переводчик, оказавший нотариусу услугу невысокого качества и перепутавший 2000 год с 2001-м. Хотя такую ошибку трудно представить, судьи, традиционно относящиеся к иностранцам весьма снисходительно, данное объяснение приняли и больше к этому не возвращались.

Дальнейшая полемика сторон касалась правомерности участия в собрании, созванном Минимуществом, только одного из представителей государства, назначенных Постановлением N 1152, а именно Маркеловой. Представительница истца доказывала, что интересы государства ущемлены, тогда как А. Товстик терпеливо разъяснял, что Постановление N 390, не отменяя ранее принятые акты, принято позже, отражает волю государства, которая собранием акционеров не нарушена. Корреспондент не очень понял, какое значение имеет нарушение интересов государства в иске, предъявленном коммерческой организацией, да к тому же иностранной (государственные органы о нарушении прав государства не заявляли). Тем более, что суд ранее отверг ходатайство обеих сторон о привлечении к участию в деле Минимущества и других органов государственного управления, удовлетворение которого могло бы прояснить волю крупнейшего акционера. Однако какое-то значение суд этому обстоятельству явно придавал, т.к., уже удалившись на совещание, суд затем возобновил рассмотрение дела, задав представителю истца всего один вопрос: считает ли он, что все 9 представителей государства, упомянутых в Постановлении N 1152, должны были принять участие в совете директоров? Получив авторитетный утвердительный ответ представительницы истца, судьи вновь удалились на совещание и спустя полтора часа постановили решение - признать собрание незаконным, все его решения недействительными. В связи с этим кипрский партнер может наравне с прочими участниками извлекать пользу из отечественных чертиков, чего редакция от души ему желает.

Справедливости ради необходимо отметить, что 21 июня - в день рассмотрения дела - в Арбитражном суде было невыносимо жарко, в связи с чем очевидные злоупотребления правом со стороны истца от внимания судей ускользнули.