Мудрый Юрист

Несоответствие сделок нормативным актам

Александр Эрделевский, профессор МГЮА, доктор юридических наук.

Согласно ст. 153 ГК сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Как показывает систематический анализ ст. 153 и других норм ГК, для того чтобы совершаемая сделка оказалась действительной, то есть устанавливала, изменяла или прекращала гражданские права и обязанности, она должна быть правомерной. По общему правилу требование правомерности сделки выполняется, если правомерен правовой результат сделки, участники сделки обладают необходимой для ее совершения правоспособностью и дееспособностью, и их волеизъявление соответствует их действительной воле и совершено в форме, предусмотренной законом для данной сделки.

По общему правилу отсутствие какого-либо из условий действительности сделки влечет ее недействительность, если законом не установлено иное правило. Недействительные сделки подразделяются на ничтожные, или абсолютно недействительные, которые являются таковыми независимо от признания их таковыми судом, и оспоримые, или относительно действительные, но могущие, однако, быть признанными судом недействительными с момента их совершения (п. 1 ст. 166 ГК, п. 1 ст. 167 ГК).

Неправомерность правового результата сделки всегда влечет ее ничтожность, что же касается остальных условий действительности сделки, то последствием их несоблюдения при наличии соответствующего указания в законе может оказаться не ничтожность сделки, а лишь ее оспоримость, либо могут наступить иные последствия, например, недопустимость ссылки на свидетельские показания в подтверждение сделки и ее условий в случае несоблюдения простой письменной формы сделки (п. 1 ст. 162 ГК).

Что следует понимать под правомерностью сделки? Ответ на этот вопрос следует из ст. 168 ГК, согласно которой сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима или не предусматривает иных последствий нарушения. Таким образом, критерий правомерности сделки, следующий из ст. 168 ГК, - ее соответствие закону или иным правовым актам. А что понимает законодатель под законами и иными правовыми актами? Для ответа на этот вопрос следует обратиться к ст. 3 ГК, определяющей состав нормативных актов, регулирующих гражданско - правовые отношения.

Согласно п. 2 ст. 3 ГК термином "законы" в ГК охватываются федеральные законы, принятые в соответствии с ГК и регулирующие гражданско - правовые отношения, признаки которых установлены в п. 1 ст. 2 ГК. Как следует из ч. 2 п. 2 ст. 3 ГК, этим же термином обозначаются и так называемые "другие законы, содержащие нормы гражданского права". В чем состоит основное различие между этими группами законов? По-видимому, это различие состоит не только в том, что законы первой группы должны быть в целом посвящены регулированию гражданско - правовых отношений и в силу этого удостоены причисления к составу гражданского законодательства, в то время как основная цель законов второй группы состоит в регулировании иных видов общественных отношений, но в них имеются "вкрапления" в виде норм гражданского права, в силу чего такие законы также оказываются регулирующими гражданско - правовые отношения.

Представляется, что необходимым признаком законов первой группы является принятие их в соответствии с ГК, то есть в случаях, когда в ГК прямо указывается на необходимость принятия таких законов. Например, из ч. 1 п. 1 ст. 51 ГК следует необходимость принятия закона о регистрации юридических лиц, до настоящего времени по непонятным причинам так пока и не принятого в течение более чем шести лет с момента введения в действие части первой ГК; принятие Федерального закона "Об акционерных обществах" основано на указании ч. 1 п. 3 ст. 96 ГК; Федеральный закон "О регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" развивает положения п. 6 ст. 131 ГК и т.п.

Термином "иные правовые акты" согласно п. 6 ст. 3 ГК охватываются указы Президента РФ и постановления Правительства РФ. Здесь же следует заметить, если к указам Президента РФ, регулирующим гражданско - правовые отношения, п. 3 ст. 3 ГК, как и п. 3 ст. 90 Конституции РФ, предъявляет лишь одно требование - непротиворечие их ГК и иным законам, то Правительство РФ вправе принимать постановления, содержащие нормы гражданского права, лишь на основании и во исполнение ГК и иных законов, а также указов Президента РФ. Отсюда следует, что постановления Правительства РФ, не соответствующие этим требованиям, не могут иметь юридической силы для целей гражданско - правового регулирования.

Предусмотренный ст. 3 ГК перечень видов нормативных актов, могущих быть квалифицированными как "законы и иные правовые акты", является исчерпывающим. Напомним, что именно противоречие сделки законам и иным правовым актам влечет ее недействительность по общему правилу ст. 168 ГК. Между тем п. 7 ст. 3 ГК предусматривает возможность издания актов, содержащим нормы гражданского права, министерствами и иными федеральными органами исполнительной власти.

Согласно п. 1 ст. 110 Конституции РФ исполнительная власть в Российской Федерации осуществляется Правительством РФ, какие-либо иные органы исполнительной власти в этой конституционной норме не названы. В то же время существование в системе исполнительной власти министерств вытекает из п. 2 ст. 110 Конституции РФ, согласно которому Правительство РФ состоит из Председателя Правительства, его заместителей и федеральных министров. Указом Президента РФ утверждена структура федеральных органов исполнительной власти, в которую помимо Правительства РФ входят министерства, а также различные государственные комитеты, федеральные службы, комиссии и т.д., обычно называемые ведомствами.

Число издаваемых министерствами и ведомствами нормативных актов очень велико и существенно превышает количество законов и иных правовых актов. Нередки ситуации, когда сделка не соответствует нормативным актам министерств и ведомств. Каковы же гражданско - правовые последствия такого несоответствия, влечет ли оно недействительность сделки? Российские суды традиционно дают положительный ответ на этот вопрос, признавая такие сделки ничтожными. Такой же практики придерживались судебные органы и в период действия ГК РСФСР 1964 г., применяя ст. 48 этого Кодекса, объявлявшую недействительной сделку, не соответствующую требованиям закона.

Однако в отличие от действующего ГК в ГК РСФСР 1964 г. не был определен термин "закон", в силу чего имело место весьма расширительное толкование этого термина - под ним понималось законодательство, в которое согласно устоявшейся судебной практике включались не только акты органов законодательной власти, но и нормативные акты органов исполнительной власти. Сегодня ст. 3 ГК, в которой дано определение термина "законы и иные правовые акты", исключает возможность расширительного толкования этого термина при применении ст. 168 ГК. Тем не менее, как отмечалось выше, подход российских судов к несоответствию сделок требованиям нормативных актов министерств и ведомств практически не претерпел изменений - они по-прежнему признаются судами ничтожными на основании ст. 168 ГК, хотя ее буквальное толкование в совокупности со ст. 3 ГК, как представляется, не дает для этого достаточных оснований.

Правильное решение этого вопроса имеет важное значение также и в связи с тем, что недействительность сделки является одним из видов гражданско - правовой санкции за противоправное поведение участников сделки, и суды, применяя такую санкцию лишь за несоблюдение нормативных актов министерств и ведомств, действуют, по существу, произвольно, так как применяют санкцию, не предусмотренную законом.

Дать ответ на поставленный вопрос позволяет п. 7 ст. 3 ГК, согласно которому федеральные органы исполнительной власти могут издавать акты, содержащие нормы гражданского права, в случаях и пределах, предусмотренных ГК, другими законами и иными правовыми актами. Отсюда следует, что установление министерствами и ведомствами гражданско - правовых норм должно иметь своим основанием прямое указание закона (п. 2 ст. 3 ГК) или иного правового акта (п. 6 ст. 3 ГК) и не выходить за предусмотренные им пределы. Только в этом случае несоответствие сделки такой норме, а вместе с ней и нормативному акту министерства или ведомства, в котором она установлена, может оказаться основанием для признания сделки недействительной в порядке ст. 168 ГК, поскольку в этом случае непосредственное несоответствие сделки нормативному акту министерства или ведомства одновременно оказывается ее опосредованным несоответствием закону или иному правовому акту, которым предусмотрено издание соответствующего нормативного акта.

Таким образом, при рассмотрении требований о признании сделки недействительной в связи с ее несоответствием нормативному акту министерства или ведомства суду следует устанавливать, относится ли такой нормативный акт к актам, о которых идет речь в п. 7 ст. 3 ГК, и лишь в случае положительного ответа на этот вопрос признавать сделку недействительной по правилам ст. 168 ГК в связи с ее несоответствием конкретному закону или иному правовому акту в совокупности с корреспондирующим ему нормативным актом министерства или ведомства.