Мудрый Юрист

Бесправен по закону

О. Шмырева, юрист общественного объединения "Сутяжник", г. Екатеринбург.

Большое количество граждан сталкивается с проблемами, связанными с оплатой времени вынужденного прогула при восстановлении на работе. При обращении в суд эти вопросы решаются, как правило, не в пользу граждан, уменьшая до минимума оплату времени вынужденного прогула. Анализ судебной практики подобных дел по Свердловской области приводит автора статьи к выводу о неоднозначности трактовки судьями как самого понятия "оплата времени вынужденного прогула", так и принятых по ним решений, при этом апеллируя к одним и тем же законам.

Именно эта совсем не лестная для юристов пословица приходит на ум при изучении судебной практики по делам о взыскании оплаты времени вынужденного прогула незаконно уволенным работникам.

Решая данную проблему, суд начинает искать различные варианты уменьшения сумм, подлежащих выплате, то вычитая пособие по безработице в пользу предприятия, то признавая оплату времени вынужденного прогула компенсационной выплатой и не учитывая ее при исчислении пенсии, то не признавая компенсационной выплатой и взимая огромные суммы в качестве подоходного налога.

Можно было бы согласиться с утверждением, что закон - что дышло, куда повернешь - туда и вышло, если бы не выходило каждый раз против простых граждан.

В феврале 1998 года Кировский районный суд г. Екатеринбурга при вынесении решения сослался на письмо Минфина России от 27 сентября 1995 г. N 04-04-06, в котором содержится разъяснение по спорному вопросу: любые выплаты физическим лицам за причиненный им ущерб, имеющие характер возмещения по решению суда, являются компенсационными и, таким образом, не подлежат налогообложению. Исключением являются суммы, выплачиваемые по решению суда в возмещение полученной физическими лицами выгоды.

На основании этого суд расценивает оплату времени вынужденного прогула как выгоду, полученную уволенным работником, считает, что оплата времени вынужденного прогула не является компенсационной выплатой и подлежит налогообложению. При этом оплата времени вынужденного прогула рассматривается как заработная плата.

В декабре 1998 года, руководствуясь опять-таки письмом, но уже Главного Управления социальной защиты населения Свердловской области от 15 ноября 1995 г. N 95-4275, тот же судья называет оплату времени вынужденного прогула компенсационной выплатой и не учитывает ее в составе заработка при исчислении пенсии.

Ссылки на подзаконные акты, не подкрепленные нормами закона, не внушают доверия, однако Областной суд одобряет оба решения и оставляет их без изменений.

Два противоположных мнения по одному и тому же вопросу и оба раза проигрывают уже обиженные, незаконно уволенные работники.

Если признают оплату времени вынужденного прогула компенсационной выплатой, то работник значительно теряет при начислении пенсии, поскольку в этом случае в средний заработок, из которого рассчитывается пенсия, эти выплаты не включаются. А если указывается, что те же самые выплаты являются заработной платой, то приходится платить огромные несправедливые суммы подоходного налога, поскольку ставка подоходного налога увеличивается с увеличением суммы, подлежащей выплате, которая в свою очередь зависит от времени нахождения работника в вынужденном прогуле. Чем дольше нарушаются ваши права, тем больше денег вы должны будете отдать государству!

В ст. 213 КЗоТ РФ сказано, что при вынесении решения о восстановлении на работе орган, рассматривающий трудовой спор, одновременно принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула. Следовательно, работник получает заработную плату за все время прогула, как если бы он работал. К тому же на оплату времени вынужденного прогула начисляются страховые взносы, как на заработную плату. И при восстановлении работник считается не уволенным, а как бы работавшим и получавшим заработную плату, а не компенсацию.

Однако, с другой стороны, понятие "заработная плата" характеризуется тем, что:

  1. Это вознаграждение за труд, то есть за выполненную работу (при вынужденном прогуле выполненной работы не существует).
  2. Размер этого вознаграждения определяется в соответствии с вложенным трудом по его количеству и качеству. (К оплате времени вынужденного прогула данное определение не подходит, поскольку ни вложенного труда, ни его качества и количества не существует.)
  3. Размер этого вознаграждения рассчитывается согласно установленным ставкам и окладам и никакими другими параметрами не ограничивается. (Оплата времени вынужденного прогула ограничивается средним заработком, рассчитываемым исходя из заработной платы последних 3-х месяцев.)

Получается, что оплата времени вынужденного прогула - это не заработная плата. По правилам бухгалтерского учета и банковских операций взыскание оплаты времени вынужденного прогула работника по вине администрации производится не за счет фонда заработной платы работодателя, поскольку является строго расчетным плановым показателем и не может являться источником непредвиденных расходов, в том числе в виде судебных взысканий по исполнительному листу.

По правилам бухгалтерского учета взыскания подобного рода обращаются на прибыль работодателя и относятся к "прочим расходам". Очевидно, что источник выплаты определяет правовую природу этой выплаты. Если взыскание по исполнительному листу нельзя отнести на фонд заработной платы, значит, и объект, подлежащий взысканию, не является заработной платой.

Но оплата времени вынужденного прогула - это и не компенсационная выплата, поскольку компенсация - это оценочная категория: суд может по своему усмотрению уменьшить, увеличить либо вообще отказать в удовлетворении этого требования. Например, при компенсации морального вреда суд, руководствуясь принципом разумности, не взыскивает завышенные суммы, первоначально определенные истцом, а оценивает обстоятельства, при которых истец испытывал нравственные или физические страдания. Оплата же времени вынужденного прогула не зависит от мнения суда, мнения истца, каких-либо оценок, разумных или не разумных. Она определяется очень четко, и двух мнений по поводу ее размера быть не может. Более того, нельзя отказать в удовлетворении требования о ее взыскании.

Таким образом, получается, что оплата времени вынужденного прогула - это не компенсационная выплата и не заработная плата. Но что же это тогда?

Никто не спорит, что сложно во всем этом разобраться, что законы у нас не совершенны, но у судебных органов не должно быть сомнений в правильности выносимых ими решений, а если решения каждый раз выносятся разные, то наличие сомнений не обсуждается. Не проще ли один раз досконально разобраться в этом непростом вопросе, привести различные законодательные акты в соответствие друг с другом?

Может быть, проблема в том, что в нашей стране не предусмотрен в качестве источника права - прецедент, то есть не закреплена обязанность использовать уже однажды вынесенное решение в качестве основы при рассмотрении последующих споров? В этом случае все было хотя бы предельно ясно.

На данный же момент нет однозначного ответа на вопрос: является ли оплата времени вынужденного прогула компенсационной выплатой или нет. Но работникам в любом случае приходится оказываться проигравшей стороной в деле и пытаться восстановить свои нарушенные права.

Закон нельзя трактовать по-разному! Можно было бы принять расхождение в решениях, исходя из принципа - сколько юристов, столько мнений, если бы вышеуказанные судебные акты выносились разными судьями. Но парадокс заключается в том, что именно один и тот же судья в декабре месяце оплату времени вынужденного прогула считает компенсационной выплатой, в феврале - нет. Его фигура вызывает просто восхищение. Каким же нужно быть специалистом, как же нужно уметь рассматривать дела с разных сторон, становясь на разные позиции, и при этом всегда оказываться правым.

Еще необходимо отметить, что взимание подоходного налога с оплаты времени вынужденного прогула несправедливо в любом случае. И это тоже проблема, в которой необходимо разобраться.