Мудрый Юрист

Катание законодательных шаров

А. Либенсон, юрист.

23 декабря прошедшего года Конституционный Суд РФ огласил Постановление по делу о проверке конституционности абзацев 3 и 6 п. 1 ст. 1 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 59-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд РФ, Фонд социального страхования РФ, Государственный фонд занятости населения РФ и в Фонды обязательного медицинского страхования на 1998 год" (Закон от 30 марта 1999 г.) и пунктов "б" и "в" статьи 1, статей 2 и 4, пунктов "б" и "в" статьи 6 Федерального закона от 4 января 1999 г. N 1-ФЗ "О тарифах страховых взносов в Пенсионный фонд РФ, Фонд социального страхования РФ, Государственный фонд занятости населения РФ и в Фонды обязательного медицинского страхования на 1999 год" (Закон от 4 января 1999 г.) по индивидуальным и коллективным жалобам организаций инвалидов, граждан и запросам судов.

Вынесения Конституционным Судом РФ Постановления по этому делу заявители ожидали необычайно долго - неполных два месяца.

Думается, что терпение индивидуальных предпринимателей, занимающихся частной практикой нотариусов, адвокатов и инвалидов было сторицей вознаграждено оглашенным Конституционным Судом Постановлением.

Вкратце напомним суть дела.

Вопрос о соответствии Конституции России положений Закона "О тарифах...", устанавливающего размер тарифов страховых взносов на 1997 год для индивидуальных предпринимателей, нотариусов и адвокатов, уже был предметом исследования КС РФ.

Постановлением от 24 февраля 1998 г. КС РФ признал установление страховых тарифов в Пенсионный фонд в размере 28 процентов не соответствующим Конституции как чрезмерных, ставящих в худшее положение по сравнению с такими плательщиками страховых взносов, как лица наемного труда.

Этим же Постановлением Федеральному Собранию было предписано внести соответствующие изменения в Федеральный закон от 8 января 1998 года "О тарифах... на 1998 год", вытекающие из Постановления от 24 февраля 1998 г., что было сделано законодателем, который уменьшил размер страхового тарифа до 20,6 процентов.

Однако установленный законодателем меньший размер страховых тарифов вновь был оспорен заявителями как чрезмерный и нарушающий принципы справедливости и равенства.

Поэтому в настоящем деле Конституционный Суд рассматривал лишь такие положения, которые не были ранее предметом его проверок, в частности:

По результатам рассмотрения дела Конституционный Суд сделал следующие основные выводы.

Публично - правовой статус обязывает адвокатов и занимающихся частной практикой нотариусов в установленных законом случаях обеспечивать льготное или бесплатное юридическое обслуживание социально незащищенных граждан.

Кроме того, деятельность адвокатов и занимающихся частной практикой нотариусов не является предпринимательством или какой-либо иной не запрещенной законом экономической деятельностью и не преследует цели извлечения прибыли.

Исходя из этого, по мнению КС РФ, недопустимо избранное законодательством регулирование, уравнивающее их с другими категориями плательщиков страховых взносов, деятельность которых не носит особого публично - правового характера и направлена на извлечение прибыли, а также не дифференцирующее тарифы страховых взносов в зависимости от получаемого заработка (дохода).

Законодатель при принятии Федеральных законов от 4 января 1999 года и от 30 марта 1999 года исходил лишь из того, что для реализации этих принципов достаточно одного снижения тарифа страховых взносов. Для законодательного воплощения принципов тарифообложения, исходя из конституционных принципов социального государства, необходимо осуществить дополнительное правовое регулирование. В частности, обеспечить соотносимость, эквивалентность уплачиваемых сумм страховых взносов и получаемого страхового обеспечения, как того требует ст. 4 Закона "Об основах обязательного социального страхования".

Введение тарифа страховых взносов, не эквивалентного получаемым государственным трудовым пенсиям, не учитывает конституционные принципы справедливости и равенства, противоречит принципу законно установленных сборов, не имеет экономического обоснования и, следовательно, носит произвольный характер.

Для обеспечения соотносимости и эквивалентности страхового обеспечения и страховых взносов в государственные социальные внебюджетные фонды законодатель мог бы, в частности, устанавливать минимальные размеры дохода, начиная с которого возможно начисление страховых взносов, максимальные суммы дохода, подлежащего обложению страховыми взносами, а также использовать при тарифообложении высоких доходов обратно пропорциональную прогрессивную шкалу тарифов.

Не используя социально оправданную дифференциацию страховых взносов различных категорий самозанятых граждан, законодатель вводит, тем самым, чрезмерные ограничения права собственности, что противоречит Конституции. В сфере же тарифообложения конституционный принцип правового государства диктует законодателю запрет устанавливать регулирование таким образом, чтобы провоцировать законопослушных граждан к сокрытию получаемых доходов и занижению облагаемой базы.

Исходя из этого, Конституционный Суд признал не соответствующими Конституции положения Федеральных законов от 4 января 1999 г. и от 30 марта 1999 г. в отношении правового регулирования страховых взносов в Пенсионный фонд для индивидуальных предпринимателей, занимающихся частной практикой нотариусов, а также адвокатов и глав крестьянских (фермерских) хозяйств, поскольку они нарушают конституционные принципы справедливого и законного установления обязательных платежей при определении существенных элементов тарифообложения, включая облагаемую базу для начисления страховых взносов и субъектов тарифообложения.

Конституционный Суд России обязал законодателя пересмотреть в установленном порядке положения Федерального закона от 20 ноября 1999 года N 197-ФЗ "О тарифах страховых взносов на 2000 год" как воспроизводящие нормы Федерального закона от 4 января 1999 г., признанные не соответствующими Конституции.

КС РФ указал, что впредь до установления законодателем нового правового регулирования индивидуальные предприниматели, занимающиеся частной практикой нотариусы, главы крестьянских фермерских хозяйств и адвокаты уплачивают в Пенсионный фонд страховые взносы на 1999 и 2000 гг. в установленном Федеральными законами от 4 января 1999 г. и от 20 ноября 1999 г. в размере 20,6 процентов от заработка (дохода). После введения нового правового регулирования излишне уплаченные страховые взносы подлежат зачету в счет будущих платежей.

Также КС РФ пришел к выводу о том, что законодатель в нарушение Конституции придал отдельным нормам Федерального закона от 30 марта 1999 г. обратную силу, чем нарушил конституционный запрет ухудшения положения плательщика при возложении на него обязательных финансовых обременений.

В этой связи по решению Конституционного Суда граждане, которые в период с 1 января по 10 февраля 1997 г. и с 25 августа по 31 декабря 1998 г. из-за отсутствия нового правового регулирования не должны были уплачивать страховые взносы в Пенсионный фонд, в связи с бездействием законодателя имеют право в порядке возмещения вреда в силу ст. 53 Конституции на включение указанных периодов в страховой и трудовой стаж, дающий право на пенсию.

В отличие от прежних законов о тарифах страховых взносов в государственные социальные внебюджетные фонды Федеральный закон от 4 января 1999 года предусмотрел в п. "в" ст. 6, что от уплаты страховых взносов в эти фонды освобождаются общероссийские организации инвалидов, в том числе созданные как союзы общественных организаций инвалидов, их региональные территориальные организации и организации, единственным собственником имущества которых являются указанные общественные организации.

Пункт "б" ст. 6 Федерального закона от 4 января 1999 г. лишает территориальные и региональные общественные организации инвалидов, не входящие в состав общероссийских, такой государственной поддержки, как освобождение от уплаты страховых взносов в государственные социальные внебюджетные фонды, что ставит их в худшее положение по отношению к общероссийским общественным организациям инвалидов.

Поэтому указанные положения Федерального закона от 4 января 1999 г. в той части, в которой он не освобождает от уплаты страховых взносов в государственные социальные внебюджетные фонды общественные организации инвалидов, их объединения, не входящие в состав общероссийских общественных организаций инвалидов, также были признаны не соответствующими Конституции.

Пункт "в" ст. 6 Федерального закона от 4 января 1999 г. освободил от уплаты страховых взносов в государственные социальные внебюджетные фонды перечисленные в ней категории самозанятых граждан, работающих инвалидов I, II и III групп только в том случае, если они получают пенсии по инвалидности. Это ставит работающих пенсионеров - инвалидов в неравное правовое положение в зависимости от вида получаемых ими пенсий по инвалидности или по старости.

Оспариваемая норма, по мнению КС РФ, нарушает конституционный принцип равенства, из которого вытекает недопустимость установления для одной и той же категории граждан, работающих инвалидов, необоснованных различий и предпочтений в области государственной поддержки, с одной стороны, и дискриминации в реализации гарантированного каждому социального обеспечения по возрасту - с другой.

Исходя из этого, КС РФ признал не соответствующими Конституции положения Федерального закона от 4 января 1999 г. в той части, в какой он не освобождает от уплаты страховых взносов в государственные социальные внебюджетные фонды работающих инвалидов I, II и III групп, получающих пенсии по старости.

Помимо перечисленных выше установлений, КС РФ в Постановлении от 23 декабря 1999 г. указал на то, что впредь до установления законодателем нового правового регулирования индивидуальные предприниматели, занимающиеся частной практикой нотариусы, главы крестьянских фермерских хозяйств и адвокаты уплачивают в Фонд обязательного медицинского страхования страховые взносы с заработка (дохода) за 1999 и 2000 гг. в установленном Федеральными законами от 4 января 1999 г. и от 20 ноября 1999 г. размере 3,6 процентов.

Конституционный Суд России свое слово сказал. Теперь шар - на стороне законодателя.