Мудрый Юрист

Применение постановлений конституционного суда РФ судами общей юрисдикции

В. Анишина, судья Дмитровского городского суда Московской области.

Судьям районных (городских) судов при разрешении дел приходится применять нормативные акты различного уровня и разной юридической силы, начиная от Конституции и федеральных конституционных законов до инструкций министерств и ведомств, постановлений органов местного самоуправления.

Особый вид актов - постановления Конституционного Суда РФ. Известно, что они являются окончательными, общеобязательными, действуют непосредственно и вступают в силу с момента провозглашения, фактически имеют силу нормативного акта.

Однако в практике часто возникают трудности, начиная от того, как разрешить дело по существу в условиях пробела в законодательстве в случае признания Конституционным Судом нормы, регулирующей правоотношения между сторонами по делу, неконституционной, и до сложнейших вопросов уяснения и применения при разрешении конкретных дел правовых позиций Конституционного Суда, высказанных им в своих решениях.

Наиболее ясна ситуация, когда судья направил по находящемуся у него в производстве делу запрос в Конституционный Суд о проверке конституционности примененного или подлежащего применению в конкретном деле закона. Если оспариваемая норма признана неконституционной, то, как правило, Конституционный Суд обязывает законодателя осуществить надлежащее правовое регулирование, а правоприменителю рекомендует использовать нормы иного закона, регулирующего спорные правоотношения, либо, если образовался пробел в нормативной базе, - обратиться непосредственно к Конституции. Так, по делу о проверке конституционности Закона о применении контрольно - кассовых машин в Постановлении от 12 мая 1998 г. Конституционным Судом было предписано до надлежащего законодательного урегулирования вопроса о размере штрафа за нарушение данного закона руководствоваться аналогичной нормой Кодекса об административных правонарушениях. По делу же о проверке конституционности Закона о приватизации жилищного фонда в резолютивной части Постановления от 3 ноября 1998 г. указано: при разрешении дела о снятии препятствий в приватизации суду надлежит руководствоваться непосредственно Конституцией РФ. Поэтому судья вынес решение, в основу которого и было положено требование Конституции о недопустимости осуществления прав и свобод человека одним лицом за счет нарушения прав и свобод других лиц (ч. 3 ст. 17).

Совсем иная ситуация складывается в том случае, когда суд разрешил какое-либо дело на основании нормативного акта, впоследствии признанного неконституционным. Применяя его, суд не усмотрел в нем противоречия нормам и положениям Конституции РФ или вообще не задавался таким вопросом. Возможно, здесь не последнюю роль играет сложившийся в течение многих лет стереотип мышления судей, воспитывавшихся в духе подчинения только закону, когда Конституция не воспринималась как непосредственно действующее право. Сказывается и запредельная нагрузка судей районных (городских) судов. Однако все это не снимает с суда ответственности как с органа, призванного обеспечивать защиту прав и свобод граждан, гарантированных Конституцией, в том числе и когда они нарушаются применением актов, не соответствующих конституционным нормам и принципам.

Судья, применивший нормативный акт, признанный впоследствии неконституционным по жалобе одной из сторон разрешенного им дела, находит в постановлении Конституционного Суда предписание о необходимости пересмотра данного дела в обычном (установленном) порядке.

Что же означает в этом случае "установленный порядок"? Где содержатся нормы, устанавливающие его?

Действующее процессуальное законодательство не содержит норм о порядке пересмотра дел в случае применения закона, признанного впоследствии не соответствующим Конституции. Несомненно, назрела необходимость в их разработке и принятии. Но постановления Конституционного Суда вступают в силу немедленно, их надлежит исполнять, не дожидаясь, пока законодатель внесет дополнения в процессуальное законодательство.

Основанием пересмотра в таких случаях являются предписания Конституционного Суда, вытекающие из норм Федерального конституционного закона от 23 июля 1994 г. "О Конституционном Суде Российской Федерации". Он имеет большую юридическую силу, чем действующее процессуальное законодательство, поскольку является конституционным законом, а ГПК, УПК, АПК и КоАП - обычные федеральные законы. Только названный Федеральный конституционный закон регламентирует в настоящее время все процедуры, связанные с конституционным судопроизводством в деятельности не только Конституционного Суда, но и всех других субъектов, в том числе и судов общей юрисдикции.

Признание закона не соответствующим Конституции согласно ч. 2 ст. 100 Закона о Конституционном Суде влечет пересмотр разрешенного на его основе дела, одна из сторон которого обращалась в Конституционный Суд. Если заявление такого гражданина о пересмотре дела поступило в суд, вынесший решение, то судья рассматривает его на основе процедуры пересмотра дел по вновь открывшимся обстоятельствам. Основанием пересмотра в определении судьи указывается названная норма Закона о Конституционном Суде.

Постановлениями Конституционного Суда от 2 февраля 1996 г. по делу о проверке конституционности п. 5 ч. 2 ст. 371, ч. 3 ст. 374 и п. 4 ч. 2 ст. 384 УПК РСФСР и от 3 февраля 1998 г. по делу о проверке конституционности ст. ст. 180, 181, п. 3 ч. 1 ст. 187 и ст. 192 АПК РФ было признано неконституционным ограничение круга оснований пересмотра дел по вновь открывшимся обстоятельствам как препятствующее исправлению судебных ошибок. Таким образом, перечень оснований должен быть законодателем дополнен указанием на случаи признания нормативных актов неконституционными. А пока суды должны использовать эту процедуру для пересмотра дел, решения по которым ими вынесены на основании дисквалифицированного впоследствии закона, по принципу аналогии права или закона.

Применяются ли при этом пресекательные процессуальные сроки для обращения с заявлением о пересмотре? На этот вопрос законодатель еще не ответил, а Конституционный Суд в Определении от 14 января 1999 г. (по жалобе И.В. Петровой) указал, что признание закона не соответствующим Конституции влечет пересмотр дела гражданина, оспорившего этот закон в Конституционном Суде, безотносительно к истечению пресекательных сроков обращения и независимо от наличия оснований для пересмотра дела, предусмотренных иными, помимо Закона о Конституционном Суде, актами.

Данное регулирование направлено на поощрение правовой активности граждан, способствующей устранению из законодательства неконституционных норм и, следовательно, на защиту от нарушений прав и свобод других лиц.

Однако далеко не все граждане обращаются в Конституционный Суд с жалобами о нарушении их прав применением законов, не соответствующих Конституции. Многие нормативные акты, признанные впоследствии неконституционными, применялись различными органами (в том числе судами) в течение многих лет. Решения по таким делам давно вступили в законную силу и исполнены. Подлежат ли они пересмотру, если гражданин не обращался в Конституционный Суд, а после отмены закона просит пересмотреть его дело? Думается, что нет. Такое решение не может быть пересмотрено, поскольку постановления Конституционного Суда не имеют обратной силы. Решения же, не вступившие в силу, а также вступившие, но не исполненные, согласно ст. 79 Закона о Конституционном Суде подлежат пересмотру по заявлению заинтересованных лиц. Не вступившие в силу - в кассационном (апелляционном) порядке, а вступившие - в процедуре пересмотра дел по вновь открывшимся обстоятельствам либо в порядке надзора, в зависимости от того, когда и в какой орган обратился гражданин. Возможность пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам самим органом, вынесшим решение (например, районным судом), связана со сроками обращения: приговоров - согласно ст. 385 УПК, решений судов общей юрисдикции - ст. 334 ГПК (три месяца), решений арбитражных судов - ст. 193 АПК (один месяц). При этом срок исчисляется со дня официального опубликования решения Конституционного Суда. Восстановление срока судом возможно в общем порядке. Пересмотр же в порядке надзора сроками не ограничен (кроме приговоров).

Применение постановлений Конституционного Суда не всегда ограничивается отказом от использования именно той нормы закона, которая признана не соответствующей Конституции. Согласно ч. 3 ст. 74 Закона о Конституционном Суде он принимает постановления и дает заключения только по предмету, указанному в обращении, и лишь в отношении той части акта, конституционность которого оспаривается в обращении.

Правовые последствия признания конкретной нормы неконституционной определяются ст. 87 Закона о Конституционном Суде, которая гласит, что признание нормативного акта или договора между органами государственной власти либо отдельных их положений не соответствующими Конституции является основанием отмены в установленном порядке положений других нормативных актов, основанных на нормативном акте или договоре, признанном неконституционным, либо воспроизводящих его или содержащих такие же положения, какие были предметом обращения. Все они не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами.

Таким образом, правовые последствия дисквалификации Конституционным Судом какого-либо нормативного акта не ограничиваются отказом лишь от его применения. Любой правоприменитель и в первую очередь суд должен отказаться от применения и других норм, которые аналогичны неконституционной. Судами общей юрисдикции и арбитражными судами должны расширяться фактические пределы применения постановлений Конституционного Суда.

Чтобы определить, какие акты в соответствии с положениями ст. 87 Закона о Конституционном Суде не подлежат применению, необходимо уяснить, какие же из них необходимо относить к уже перечисленным.

Действующее законодательство не содержит толкования указанных правовых категорий. Попытаемся раскрыть их содержание.

Непосредственное значение термина "основанные на... (неконституционном акте)" сводится к двум понятиям: "исходящие из чего-либо" и "опирающиеся в своем содержании на что-либо". К первому из них можно отнести акты, которые в своем тексте содержат прямое указание на то, что они основаны на другом акте, чаще всего имеющем большую юридическую силу. В основном это различные инструкции министерств и ведомств, постановления органов местного самоуправления либо акты субъектов Федерации, основанные на федеральных законах. Вводная их часть обычно содержит указание на другой нормативный акт как на правовую основу. Особенность других актов заключается в том, что в их тексте можно и не найти ссылки на иной закон, но из смысла его норм видно, что он опирается на другой акт.

"Воспроизводящими" можно назвать такие акты, которые включают в свой текст положения другого акта слово в слово. Чаще всего это также акты, расположенные в правовой иерархии на ступеньку ниже по отношению к воспроизводимым. Если признаны не соответствующими Конституции положения какого-либо закона, то не подлежат применению и точно такие же (совпадающие текстуально слово в слово) нормы, содержащиеся в любом другом акте.

Категория "содержащих такие же положения, какие были предметом обращения" представляется наиболее объемной по сравнению с двумя первыми. Она содержит акты как различной, так и одинаковой юридической силы. Это, например, законы различных субъектов Федерации по определенным вопросам их ведения. Нормативные акты субъектов Федерации могут содержать такие же положения, как и федеральные, но не основываясь на них, а разрешая аналогичные проблемы иным образом (по вопросам совместного ведения).

Наиболее характерно эту категорию иллюстрирует разрешение вопроса о порядке регистрационного учета граждан по месту пребывания и месту жительства в пределах Российской Федерации. Например, признание отдельных нормативных актов Москвы и Московской области, Ставропольского края, Воронежской области и города Воронежа, регламентирующих данные вопросы в этих регионах, не соответствующими Конституции является основанием для отказа от применения таких же норм, содержащихся в законодательстве других субъектов Федерации. Конституционный Суд рассмотрел и федеральный акт по данному вопросу - Правила регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета..., утвержденные Постановлением Правительства России от 17 июня 1995 г., признав отдельные его положения не соответствующими Конституции.

Объем правовых последствий решений Конституционного Суда и возможность их применения судами, как уже отмечалось, определяется при помощи еще одной правовой категории конституционного судопроизводства - "предмета обращения". Но этот вопрос - тема специальной статьи.