Мудрый Юрист

Прокурорский надзор за исполнением законов судебными приставами

В. Колесников, прокурор отдела прокуратуры Приморского края.

С принятием в 1997 г. Федеральных законов "О судебных приставах" и "Об исполнительном производстве" в судебно - исполнительной системе произошли существенные изменения, в связи с чем изменились формы и методы прокурорского надзора в этой сфере. О необходимости организации прокурорского надзора за исполнением законов при осуществлении полномочий судебными приставами было сказано и в указании Генерального прокурора РФ от 6 января 1999 г.

Как логическое продолжение принятых документов можно рассматривать внесение дополнений 10 февраля 1999 г. в Закон о прокуратуре, выделивших надзор за исполнением законов судебными приставами в самостоятельный предмет надзора.

Ранее в связи с принятием нового исполнительного законодательства и неудовлетворительным положением, сложившимся в сфере исполнения судебных решений, Приказом прокурора края от 18 августа 1998 г. в прокуратуре Приморского края создана группа по надзору за исполнением законодательства о судебных приставах и исполнительном производстве.

Основная задача группы - приведение в соответствие с требованиями исполнительного законодательства деятельности службы судебных приставов, в которой происходит трудный и сложный процесс становления, оказание помощи в организации должного взаимодействия с правоохранительными органами, особенно с органами внутренних дел.

Уже первые итоги работы показали, что в деятельности службы судебных приставов есть недостатки, многочисленные нарушения исполнительного законодательства, прав граждан и организаций. Создавшееся положение вызвано тем, что судебные приставы - исполнители не в полной мере соблюдают требования законности при возбуждении и ведении исполнительных производств, совершении исполнительных действий. В большинстве своем судебные приставы - исполнители - это бывшие судебные исполнители, аттестованные в установленном законом порядке. Многие из них пока еще имеют слабое представление о том, как правильно применять исполнительное законодательство. Положение усугубляется и тем, что не все судебные приставы имеют высшее юридическое образование.

При проведении проверок выявлены такие нарушения законности.

Не выполняются требования ст. 9 Закона "Об исполнительном производстве" о возбуждении исполнительных производств в трехдневный срок. Нередки случаи, когда исполнительное производство возбуждалось через неделю после поступления исполнительного документа в подразделение судебных приставов. Так, в Ленинском отделении Владивостокского судебно - исполнительного округа (далее - СИО) исполнительное производство о взыскании с мэрии Владивостока в пользу П. суммы долга возбуждено только через месяц после поступления соответствующего исполнительного листа.

Были случаи, когда исполнительные производства вообще не возбуждались.

Иногда постановления о возбуждении исполнительного производства выносятся после фактического исполнения. Так, 22 июня 1998 г. взыскатель Л. получил долг во Фрунзенском отделении Владивостокского СИО, а постановление о возбуждении исполнительного производства, в рамках которого взыскатель должен был получить эту сумму, судебный пристав - исполнитель вынес только 1 июля 1998 г. Поскольку исполнительные действия должны производиться в рамках действующего исполнительного производства, сама по себе выплата сумм долга по исполнительному листу была произведена неправильно. Однако при наличии исполнительного листа говорить о выплате сумм взыскателю без законного основания нельзя. В данной же ситуации из суммы долга был удержан исполнительский сбор, хотя предусмотренных ст. 81 Закона "Об исполнительном производстве" оснований для его взыскания не было.

Вообще факты незаконного взыскания исполнительского сбора в деятельности службы судебных приставов носят распространенный характер.

Связано это еще и с тем, что вопрос о сроке для добровольного исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, не урегулирован должным образом. Такой срок в силу ч. 3 ст. 9 Закона "Об исполнительном производстве" не должен превышать 5 дней со дня возбуждения исполнительного производства. В случае неисполнения этого документа без уважительных причин в установленный срок с должника взыскивается исполнительский сбор в размере 7% от взыскиваемой суммы (ст. 81).

Анализ действующего гражданского законодательства (глав 45, 46 ГК) свидетельствует о том, что предусмотренный Законом "Об исполнительном производстве" срок для добровольного погашения задолженности недостаточен для ее осуществления. Так, в соответствии с п. 2 ст. 849 ГК банк обязан по распоряжению клиента выдавать или перечислять со счета денежные средства клиента не позднее дня, следующего за днем поступления в банк соответствующего платежного документа, если иные сроки не предусмотрены законом, изданными в соответствии с ним банковскими правилами или договором банковского счета.

Общий срок безналичных расчетов, в силу ст. 80 Закона "О Центральном банке РФ (Банке России)", не должен превышать двух операционных дней в пределах субъекта РФ, пяти операционных дней в пределах РФ. В то же время, поскольку под термином "день" понимается "банковский" или "операционный" день, на практике платежные документы исполняются банками, в лучшем случае, в течение трех дней.

Срок добровольного погашения долга еще более может затянуться в случае, если к осуществлению банковской операции привлечены другие банки в порядке ст. 865 ГК. Поскольку обязанность должника добровольно погасить задолженность перед взыскателем считается выполненной с момента зачисления денежных средств на счет получателя, в установленный ст. 9 Закона "Об исполнительном производстве" срок невозможно (даже при наличии денежных средств) добровольно погасить долг.

Нарушаются требования п. 3 ст. 9 Закона "Об исполнительном производстве" об установлении должнику срока для добровольного исполнения не более пяти дней. В Кировском СИО судебный пристав - исполнитель предложила председателю ТОО "Марьяновское" добровольно исполнить судебное решение о взыскании имущественного пая в пользу Т. спустя год после возбуждения исполнительного производства и спустя 7 месяцев после описи имущества указанного ТОО, причем в своем предложении от 18 сентября 1998 г. судебный пристав - исполнитель указала конкретный срок добровольного исполнения - 30 сентября 1998 г., но так как судебное решение ТОО добровольно исполнено не было, направила повторное предложение, в котором установила новый срок добровольного исполнения.

Отмечены нарушения п. 4 указанной статьи о направлении копии постановления о возбуждении исполнительного производства должнику, взыскателю и в суд. Как правило, копии этих постановлений вручаются только по требованию взыскателя или должника, а в суд вообще не направляются.

Повсеместно судебные приставы - исполнители нарушают двухмесячный срок исполнения исполнительных документов, предусмотренный ст. 19 Закона "Об исполнительном производстве". Особенно много времени занимает процесс наложения ареста и реализации имущества предприятий по взысканию задолженности по выплате заработной платы. Но зачастую срок необоснованно затягивается из-за небрежно составленных запросов в соответствующие государственные органы для установления имущества должника, на которое может быть обращено взыскание, и при отсутствии должного контроля за своевременностью и полнотой направляемых ответов на эти запросы.

Часто судебные приставы - исполнители бездействуют, ограничиваясь выставлением в банк инкассового поручения на расчетный счет должника организации, и никаких мер к обращению взыскания на имущество должника не принимают. Так, судебный пристав - исполнитель Партизанского СИО в ходе исполнения судебных решений о взыскании денежных сумм с ОАО "Поиск" 23 февраля 1998 г. выставил инкассовое поручение в банк, обслуживающий расчетный счет должника, а исполнительное производство закончил. Однако никаких оснований для окончания производства не имелось и решение фактически исполнено не было.

Волокита при совершении исполнительных действий обусловлена и пробелами в законодательстве. Когда судебный пристав - исполнитель уходит в отпуск или болеет, то находящиеся у него исполнительные производства никому не передает, поэтому их действие фактически приостанавливается, хотя в законе не предусмотрено такого основания.

Не соблюдаются сроки для наложения ареста на имущество должников. Так, в Первореченском отделении Владивостокского СИО судебный пристав - исполнитель вынес постановление о возбуждении исполнительного производства 12 мая 1998 г., арест на имущество должника был наложен только 17 июня 1998 г., т. е. был нарушен установленный п. 1 ст. 51 Закона "Об исполнительном производстве" месячный срок для наложения ареста со дня возбуждения исполнительного производства.

Нарушается трехдневный срок, предусмотренный п. 1 ст. 60 указанного закона, для направления судебным приставом - исполнителем уведомления в Федеральное управление по делам о несостоятельности (банкротстве) при Госкомимуществе РФ (далее - ТАФУ) в случае ареста принадлежащего должнику - организации имущества третьей очереди. Так, в Ленинском отделении Владивостокского СИО в исполнительном производстве о взыскании с АО "Дисконт" в пользу Б. суммы долга есть сведения об аресте имущества 13 июня 1998 г., а соответствующее сообщение в ТАФУ направлено только 20 июля 1998 г., т. е. срок превышен более чем на месяц.

В Партизанском СИО передача специализированной организацией на реализацию арестованного имущества производилась не по заявке судебного пристава - исполнителя согласно ст. 62 Закона "Об исполнительном производстве", а путем простого составления акта передачи, что является нарушением требований закона.

Не соблюдается двухмесячный срок проведения торгов, установленный п. 4 ст. 54 этого закона. Контроль за деятельностью специализированных организаций, занимающихся реализацией арестованного имущества на торгах, со стороны судебных приставов - исполнителей, как правило, отсутствует. В результате есть случаи, когда сроки торгов неоднократно переносятся, потом торги объявляются несостоявшимися и арестованное имущество переходит к взыскателю. Тем самым существенно нарушаются законные интересы должников. Так, в Ленинском отделении Владивостокского СИО при совершении исполнительных действий по исполнительному документу от 9 октября 1997 г. судебным приставом - исполнителем арестовано имущество должника в виде трех квартир. Через Приморский краевой центр по реализации арестованного имущества только 25 декабря 1997 г. оно было выставлено на торги. Торги признаны несостоявшимися ввиду отсутствия заявок, о чем составлен акт, и уже 19 января 1998 г. по заявлению взыскателя все арестованное имущество было передано ему.

Особые нарекания вызывают факты, когда судебные приставы - исполнители арестовывают и выставляют на реализацию имущество не должника, а третьих лиц.

Судебным приставом - исполнителем Фрунзенского отделения Владивостокского СИО были описаны и арестованы квартиры в строящемся жилом здании во Владивостоке, принадлежащие должнику - АОЗТ "Примстройинвест", одна из них передана на реализацию. Но эти квартиры еще с 4 июня 1996 г. находились в залоге у взыскателя, и в соответствии со ст. 349 ГК РФ требования залогодержателя могли быть удовлетворены за счет заложенного имущества только по решению суда. В этом случае решение суда было только о взыскании суммы задолженностей. Кроме того, квартира, переданная на реализацию, была предметом договора о долевом участии в строительстве, заключенного между АОЗТ "Примстройинвест" и гр-кой Г. Передача квартиры на реализацию привела к возникновению спора о праве собственности на нее.

Иногда поспешные действия судебных приставов приводят к полной остановке, а затем и ликвидации действующих предприятий, хотя этого можно было избежать законным путем. Так, судебный пристав - исполнитель Кировского судебно - исполнительного округа наложил арест на 27 единиц автотранспорта ТОО "Кировское" и СХПК "Кировский", а 9 сентября 1998 г. арестовал их путем изъятия технических паспортов на данные автомашины. При этом была парализована деятельность сельскохозяйственного предприятия, поскольку арестованные машины были непосредственно заняты на уборке урожая. При проверке исполнительных производств, на основании которых совершено указанное исполнительное действие, обнаружено, что судебный пристав - исполнитель проигнорировал предложения должника - ТОО "Кировское" об обращении взыскания в первую очередь на имущество, предложенное им самим. Тем самым судебный пристав - исполнитель допустил нарушение п. 5 ст.46 Закона "Об исполнительном производстве", лишив должника права указать те виды имущества или предметы, на которые следует обратить внимание в первую очередь.

Нарушаются правила оценки арестованного имущества должника. При проверке прокуратурой края жалобы И. установлено, что судебный пристав - исполнитель Красноармейского судебно - исполнительного округа взыскателю предложил за свой счет вызвать специалиста для оценки имущества должника АООТ "Имкар". Однако в соответствии с п. 3 ст. 52 Закона "Об исполнительном производстве" сторона несет расходы по назначению специалиста в том случае, если она оспаривает оценку имущества, произведенную судебным приставом. В материалах же исполнительного производства отсутствовали данные о том, что взыскатель оспаривал оценку имущества, произведенную судебным приставом.

Нарушаются порядок и сроки произведения переоценки стоимости арестованного имущества. Так, судебный пристав - исполнитель Фрунзенского отделения Владивостокского судебно - исполнительного округа по акту передачи имущества Приморскому краевому Центру по реализации имущества и недвижимости по решению судов (далее - Центр) передана рыбопродукция, принадлежащая должнику - ОАО ХК "Дальморепродукт". В нарушение требований "Правил торговли имуществом, арестованным по решению судов", утвержденных директором Центра 30 ноября 1997 г. на основании действующего законодательства, первая переоценка не реализованной в месячный срок рыбопродукции произведена Центром и судебным приставом - исполнителем на 10%, а не на 20%, как в Правилах, с превышением установленного месячного срока на 5 дней. Через 13 дней (с превышением установленного срока на 3 дня) была произведена вторая переоценка еще на 10%, а не на 30% согласно Правилам. Еще через 6 дней незаконно произведена третья переоценка на 30%, хотя Правилами предусмотрены только две переоценки, потому что, если имущество не было реализовано в течение двух месяцев, оно предлагается взыскателю. Естественно, что в нарушение требований п. 2 ст. 52 Закона "Об исполнительном производстве" должник и взыскатель о произведенных переоценках ни службой судебных приставов, ни Центром извещены не были, а общая сумма уценки составила более 200000 руб.

Проверкой установлено повсеместное нарушение судебными приставами ст. 52 Закона "Об исполнительном производстве". Судебные приставы - исполнители игнорируют требование закона и не желают самостоятельно оценивать арестованное имущество, а оценкой имущества, как правило, занимаются привлекаемые службой судебных приставов специализированные организации, причем должник и взыскатель о такой оценке имущества в известность не ставятся. Специалисты же стараются занизить стоимость арестованного имущества.

Аналогичные нарушения требований закона выявлены в Шкотовском СИО, где специализированная организация ООО "Экроссинтерком" производила оценку по остаточной балансовой стоимости и даже ниже данной стоимости действующих рыболовецких судов современной постройки. Так, рыболовецкое судно PC "Скопин" при средней сметной стоимости 2080820 руб. и балансовой стоимости с учетом стоимости установленного оборудования и НДС 5176917 руб. было оценено специалистом - директором ООО "Экроссинтерком" - всего в 88895 руб., а затем им же продано за 102 тыс. руб.

Судебные приставы редко используют права, предусмотренные ст. ст. 85 - 87 Закона "Об исполнительном производстве" по привлечению виновных к ответственности за неисполнение исполнительных документов. Зачастую из-за неполноты направляемых материалов, отсутствия необходимых подтверждающих документов в органах внутренних дел по таким материалам выносятся постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

Результаты работы группы по надзору за исполнением законов об исполнительном производстве были сведены в один документ - обобщение. На основании информации этого документа в адрес начальника управления юстиции администрации края направлено представление об устранении нарушений законности судебными приставами (в соответствии со ст. 7 Закона "О судебных приставах" органы юстиции субъектов РФ должны осуществлять организационное и методическое руководство деятельностью соответствующих служб судебных приставов).

Кроме того, проведено координационное совещание руководителей правоохранительных органов, на котором обсуждены вопросы деятельности службы судебных приставов, приняты конкретные решения по стабилизации неблагополучной обстановки, сложившейся в подразделениях судебных приставов - исполнителей.

Неисполнение исполнительных документов в установленный срок, нарушения порядка обращения взыскания на имущество должников вызывают множество жалоб граждан и организаций на действия судебных приставов - исполнителей. Сами судебные приставы - исполнители при совершении исполнительных действий не всегда разъясняют заинтересованным лицам право на обжалование их действий в суд. В связи с чем обжалование действий судебных приставов - исполнителей в порядке ст. 90 Закона "Об исполнительном производстве" большого распространения не получило. Практика судебных решений по таким жалобам очень незначительна. Основная масса жалоб на действия судебных приставов - исполнителей поступает в прокуратуру.

По фактам незаконных действий судебных приставов прокуроры обычно в порядке ст. 24 Закона "О прокуратуре РФ" вносят представления об устранении нарушений в адрес старших судебных приставов судебно - исполнительных округов, в том числе на имя главного судебного пристава Приморского края.

Мера прокурорского реагирования в виде принесения протеста в суд в порядке ст. 428 ГПК РСФСР и ст. 23 Закона "О прокуратуре РФ" на действия судебных приставов - исполнителей также используется прокурорами, но возникают определенные трудности при осуществлении прокурорами этого права.

В Законе "Об исполнительном производстве" указанная мера прокурорского реагирования не предусмотрена. При этом внесение протеста в порядке ст. 428 ГПК РСФСР вступает в противоречие с нормами ст. 90 Закона "Об исполнительном производстве", которыми допускается лишь обжалование действий судебного пристава - исполнителя сторонами исполнительного производства.

Важно учесть, что ни главный судебный пристав, ни старший судебный пристав согласно ст. ст. 8 - 10 Закона "Об исполнительном производстве" не имеют полномочий на отмену исполнительных действий, совершенных судебным приставом - исполнителем. Поэтому такая мера прокурорского реагирования, как представление, может оказаться вообще неэффективной и не достичь желаемого результата, т. е. реальной защиты нарушенного права гражданина или организации.

Практика показывает, что прокурорам необходимо направлять в суд протесты на действия судебных приставов в случаях:

при незаконном окончании исполнительного производства;

при незаконном наложении ареста на имущество должника;

при незаконном взыскании исполнительного сбора;

при незаконном наложении штрафа в порядке ст. 87 Закона "Об исполнительном производстве";

в случае необходимости восстановления утраченного исполнительного производства.