Мудрый Юрист

Ответственность за нарушения валютного законодательства

Осипов Сергей Константинович

Заместитель руководителя Центрального регионального центра Федеральной службы России по валютному и экспортному контролю.

Родился 7 июня 1958 г. в Москве. В 1980 г. окончил факультет международных экономических отношений МГИМО МИД СССР.

1980 - 1984 гг. - старший экономист Торгпредства СССР в Анголе; 1984 - 1987 гг. - эксперт, старший эксперт Управления торговли со странами Африки Минвнешторга СССР; 1987 - 1989 гг. - старший эксперт Главного управления экономических связей со странами Африки и Латинской Америки МВЭС СССР; 1989 - 1993 гг. - начальник экономического отдела Торгпредства СССР (РФ) в Мозамбике; 1993 - 1995 гг. - главный специалист, начальник отдела Африки МВЭС России; с марта 1995 г. и по настоящее время - заместитель руководителя ЦРЦ ВЭК России.

Отдельные статьи по внешнеэкономической тематике публиковались в специализированных периодических изданиях, включая журнал "Внешняя торговля СССР".

Государство, устанавливая нормы права, регулирующие валютные отношения, определяет ответственность хозяйствующих субъектов за нарушение содержащихся в этих нормах требований. В свете изменений, которые были внесены в российское законодательство после валютно - финансового кризиса 1998 г., обоснованно ставится вопрос о необходимости совершенствования действующего в этой сфере правового механизма государственного принуждения.

В данном контексте определенный интерес может представлять анализ соответствующих положений национального валютного законодательства и административно - судебной практики их применения, в том числе с точки зрения их исторической эволюции.

В рамках государственной валютной монополии, введенной первыми декретами советской власти и действовавшей в течение почти 70 лет, право на совершение сделок с валютными ценностями на территории СССР предоставлялось ограниченному кругу государственных ведомств и организаций при фактически полном запрете на участие в них советских граждан. При этом вся организационно - правовая система управления валютными отношениями была построена таким образом, что возможность несанкционированного участия в них юридических лиц абсолютно исключалась.

Соответственно, субъектами нарушений правил о валютных операциях являлись только физические лица (как должностные, так и частные), а сами нарушения рассматривались, в первую очередь, как уголовные преступления.

При этом ответственность за нарушение правил о валютных операциях в советском уголовном законодательстве последовательно ужесточалась, вплоть до введения в начале 60-х годов исключительной меры наказания - смертной казни - за спекуляцию валютными ценностями или ценными бумагами в виде промысла или в крупных размерах, а равно нарушение правил о валютных операциях лицом, ранее осужденным за такие же преступления (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 1 июля 1961 г. "Об усилении уголовной ответственности за нарушение правил о валютных операциях" <*> и Закон РСФСР от 25 июля 1962 г. "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР" <**>).

<*> Ведомости ВС СССР. 1961. N 27. Ст. 291.
<**> Ведомости ВС РСФСР. 1962. N 29. Ст. 449.

Однако применение даже самых суровых мер наказания не остановило прогрессирующий рост нарушений валютного законодательства, что в определенной степени подтвердило назревшую необходимость смягчения действовавших в данной области ограничений.

Возможность совершения гражданами сделок с валютными ценностями была законодательно закреплена Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 ноября 1976 г. "О сделках с валютными ценностями на территории СССР" <*>, установившим случаи, в которых разрешалось участие физических лиц в валютных операциях: дарение валютных ценностей близким родственникам, завещание и приобретение по праву наследования валютных ценностей, сделки купли - продажи, обмена и дарения в целях коллекционирования единичных экземпляров монет, а также расчеты в иностранной валюте и иными валютными ценностями при оплате товаров и услуг в уполномоченных магазинах и организациях.

<*> Ведомости ВС СССР. 1976. N 49. Ст. 712.

Тем же Указом сделки с валютными ценностями, не соответствующие его требованиям, признавались недействительными, и особо оговаривалось, что скупка, продажа и обмен валютных ценностей либо использование их в качестве средства платежа, совершенные в нарушение установленных правил обращения валютных ценностей, влекут за собой административную или уголовную ответственность в соответствии с законодательством СССР.

Административная ответственность в виде денежных штрафов с конфискацией валюты и платежных документов была установлена за незаконные валютные операции в небольших размерах - до 25 рублей (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 30 ноября 1976 г. "Об ответственности за незаконные операции с иностранной валютой и платежными документами" и постановление о порядке его применения от той же даты <*>).

<*> Ведомости ВС СССР. 1976. N 49. Ст. 713 - 714.

Кроме того, Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 февраля 1977 г. <*> из УК РСФСР была исключена статья 154.2, предусматривавшая уголовную ответственность за повторные незаконные операции в небольших размерах с иностранной валютой или ценными бумагами.

<*> Ведомости ВС РСФСР. 1977. N 6. Ст. 129.

В то же время согласно Постановлению Пленума Верховного Суда СССР от 18 апреля 1980 г. N 3 <*>, посвященному обзору судебной практики по уголовным делам о нарушении правил о валютных операциях, такие нарушения, а также спекуляция валютными ценностями продолжали рассматриваться как посягательство на валютную монополию Советского государства и относились к категории тяжких преступлений.

<*> Бюллетень Верховного Суда СССР. 1980. N 3. С. 17 - 21.

Содержащиеся в указанном Постановлении толкования действовавшего валютного законодательства могут быть полезны и при анализе современной правоприменительной практики в данной области.

Пленум, в частности, разграничил основания признания сделок в одних случаях недействительными, в других - незаконными, отметив, что недействительными являлись разрешенные законодательством валютные сделки, которые совершались гражданами в нарушение порядка их осуществления, установленного уполномоченными на то государственными органами, включая Минфин СССР.

Нарушением же правил о валютных операциях, вследствие которого наступала административная или уголовная ответственность, т.е. незаконными сделками признавались лишь незаконная скупка, продажа и обмен валютных ценностей либо использование их в качестве средства платежа, если они совершены на территории СССР.

Все иные сделки с валютными ценностями не образовывали состава преступления, предусмотренного статьей 88 УК РСФСР и соответствующими статьями УК других союзных республик.

Пленум особо обратил внимание судов на то, что в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 ноября 1976 г. "О сделках с валютными ценностями на территории СССР" уголовная ответственность наступала лишь за незаконные операции с валютными ценностями, совершенные на территории СССР, поэтому, например, незаконные сделки граждан с советскими деньгами за границей не образовывали состава преступления, предусмотренного статьей 88 УК РСФСР и соответствующими статьями УК других союзных республик.

В Постановлении Пленума подчеркивалась необходимость соблюдения судами требований закона о применении к осужденным за нарушение правил о валютных операциях и спекуляцию валютными ценностями дополнительной меры наказания в виде конфискации имущества и обязательной конфискации валютных ценностей.

В тех случаях, когда по воле собственника валютные ценности стали объектом преступной сделки, таковые подлежали обращению в доход государства, даже если собственник по каким-либо основаниям не был привлечен к уголовной ответственности.

После отмены уголовной ответственности за повторные незаконные сделки с валютными ценностями в небольших размерах они стали подпадать под признаки административного правонарушения.

В соответствии со статьей 153 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях (КоАП РСФСР), принятого 20 июня 1984 г., незаконная скупка, продажа, обмен или использование в качестве средства платежа иностранной валюты, платежных документов в иностранной валюте или банковских платежных документов в рублях, приобретаемых за иностранную валюту с правом обращения их в такую валюту, в том числе спекуляция этими ценностями, если стоимость предмета незаконной операции не превышает 25 рублей, влечет наложение штрафа в размере до 100 рублей с конфискацией валюты и платежных документов. Те же действия, совершенные повторно в течение года после наложения административного взыскания, влекут наложение штрафа в размере до 200 рублей с конфискацией валюты и платежных документов.

Начавшийся со второй половины 80-х годов переход от государственной валютной монополии к валютному регулированию был законодательно закреплен в Законе СССР от 1 марта 1991 г. "О валютном регулировании" <*>, статья 21 которого предусматривала гражданско - правовую, административную и уголовную ответственность виновных в нарушении положений валютного законодательства. При этом какие-либо конкретные санкции самим Законом не устанавливались.

<*> Известия. 1991. 12 марта.

В отличие от упомянутых положений Указа от 30 ноября 1976 г. Закон СССР "О валютном регулировании" предусматривал недействительность только совершенных в нарушение установленного Госбанком СССР порядка сделок с использованием валюты СССР и расчетов в рублях.

Ликвидация государственной монополии внешней торговли и тесно связанной с ней валютной монополии привела к стремительному расширению круга хозяйствующих субъектов, занятых в сфере внешнеэкономических связей и валютных операций. Из-за отсутствия у большинства из них опыта такой деятельности, а также прямых злоупотреблений этот объективно необходимый процесс сопровождался неоправданными потерями для национальной экономики. В результате бесконтрольного и ничем не компенсировавшегося вывоза из страны валютных и материальных ресурсов валютно - финансовое положение России стало критическим, что потребовало усиления валютного контроля и установления административной ответственности за нарушение положений формирующегося валютного законодательства.

При определенной преемственности правовых норм в части валютного регулирования в принятом 9 октября 1992 г. Законе "О валютном регулировании и валютном контроле" <*> по сравнению с упомянутым выше союзным Законом значительно более подробную регламентацию получили вопросы валютного контроля и ответственности за нарушение валютного законодательства. В отличие от советского периода основными субъектами такой ответственности стали юридические лица.

<*> Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 45. Ст. 2542.

В соответствии с пунктом 1 статьи 14 резиденты, включая уполномоченные банки, и нерезиденты, нарушившие положения статей 2 - 8 Закона, несут ответственность в виде взыскания в доход государства всего полученного по недействительным в силу того же Закона сделкам или необоснованно приобретенного не по сделке, а в результате незаконных действий.

Необходимо отметить, что Закон "О валютном регулировании и валютном контроле" устанавливает недействительность как всех сделок, заключенных в нарушение его положений (п. 4 ст. 2 Закона), так и особо - сделок купли - продажи иностранной валюты, заключенных в нарушение его положений, регламентирующих порядок их осуществления (п. 3 ст. 4).

Согласно пункту 2 статьи 14 Закона резиденты, включая уполномоченные банки, и нерезиденты за отсутствие учета валютных операций, ведение учета валютных операций с нарушением установленного порядка, непредставление или несвоевременное представление органам и агентам валютного контроля документов и информации несут ответственность в виде штрафов в пределах суммы, которая не была учтена, была учтена ненадлежащим образом или по которой документация и информация не были представлены в установленном порядке. При этом предусмотрено, что порядок привлечения к ответственности в таких случаях устанавливается Банком России в соответствии с законами РФ.

Пунктом 3 статьи 14 Закона установлено, что при повторном нарушении указанных в ней положений, а также за невыполнение или ненадлежащее выполнение предписаний органов валютного контроля резиденты, включая уполномоченные банки, и нерезиденты несут ответственность в виде:

В соответствии с пунктом 4 статьи 14 Закона взыскание упомянутых в этой статье сумм штрафов и иных санкций производится органами валютного контроля, в том числе по представлению агентов валютного контроля, с юридических лиц - в бесспорном порядке, а с физических лиц - в судебном.

Таким образом, основными видами материальных санкций, предусмотренных Законом "О валютном регулировании и валютном контроле" за нарушение валютного законодательства, являются взыскание всего полученного по недействительным сделкам или в результате незаконных действий, а также штрафы за несоблюдение установленного порядка учета валютных операций.

При этом если положения Закона о взыскании всего полученного по недействительным сделкам и в результате незаконных действий являются нормами прямого действия, то порядок привлечения к ответственности за нарушения в сфере учета подлежит установлению Банком России.

Поскольку абсолютное большинство хозяйствующих субъектов - юридические лица, суммы штрафов и иных санкций, с которых подлежат взысканию в бесспорном порядке, случаи инициативного обращения органов валютного контроля в судебные инстанции являются скорее исключением, чем правилом.

В свою очередь резиденты и нерезиденты, осуществляющие в РФ валютные операции, а также нерезиденты, осуществляющие операции с российской валютой и ценными бумагами в российской валюте, имеют право согласно пункту 1 "б" статьи 13 указанного Закона обжаловать действия агентов валютного контроля соответствующим органам валютного контроля, а также действия органов валютного контроля в порядке, установленном законодательством РФ.

Помимо административного порядка обжалования действий органов валютного контроля, наиболее распространенной формой является обращение хозяйствующих субъектов в арбитражные суды с исками о признании недействительными решений органов валютного контроля о взыскании сумм штрафов и санкций за нарушение валютного законодательства.

Очевидное несовершенство этого законодательства и относительно небольшой опыт его применения обуславливают отсутствие единообразного подхода к делам одной категории у различных судебных и арбитражных инстанций. Противоречия и пробелы в многочисленных законодательных и нормативных актах, а также в их официальных комментариях допускают возможность различного толкования даже базовых положений законодательства и, соответственно, принятия прямо противоположных решений по аналогичным делам.

В этой ситуации большая позитивная работа по формированию судебно - арбитражной практики по вопросам валютного контроля ведется Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации (ВАС РФ), постановления Президиума которого по конкретным делам содержат важные правоприменительные толкования базовых норм валютного законодательства.

В последнее время все более значительная часть решений о применении ответственности за нарушения валютного законодательства принимается органами Федеральной службы России по валютному и экспортному контролю (ВЭК России), образованной в соответствии с Указом Президента РФ от 24 сентября 1993 г. N 1444 <*> для реализации соответствующих контрольных функций Правительства РФ.

<*> САПП РФ. 1993. N 39. Ст. 3605.

Правомочия ВЭК России по осуществлению функций органа валютного контроля, в том числе в части применения установленных законодательством мер ответственности за нарушение его требований, получили подтверждение, в частности, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 26 ноября 1996 г. N 1181/96.

Самая распространенная категория споров с участие органов ВЭК России связана со взысканием в доход государства всего полученного по сделкам, недействительным в силу пункта 4 статьи 2 Закона "О валютном регулировании и валютном контроле".

На том основании, что указанная статья озаглавлена "Защита валюты Российской Федерации" и первые три ее пункта посвящены регулированию операций с российской валютой, в ряде случаев при обжаловании решений органов валютного контроля оспаривается правомерность применения положений ее пункта 4 к сделкам с использованием иностранной валюты.

Несостоятельность ограничительного толкования данной нормы доказывается тем, что, во-первых, формулировка упомянутого пункта предполагает ее использование при наличии нарушения любого из положений Закона "О валютном регулировании и валютном контроле", а не только пунктов 1 - 3 статьи 2 и, во-вторых, исходя из общего смысла указанного Закона определение сферы и порядка обращения иностранной валюты и других валютных ценностей также относится к мерам по защите валюты РФ.

Правомерность указанной позиции подтверждается и результатами анализа эволюции соответствующей правовой нормы в отечественном валютном законодательстве.

В частности, пункт 4 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 30 ноября 1976 г. "О сделках с валютными ценностями на территории СССР" предусматривал недействительность всех сделок с валютными ценностями, не соответствовавших требованиям данного Указа.

В соответствии с пунктом 4 статьи 2 Закона СССР от 1 марта 1991 г. "О валютном регулировании" устанавливалась недействительность только сделок с использованием валюты СССР и расчетов в рублях, совершенных в нарушение порядка, установленного Госбанком СССР. При этом статья 2 Закона СССР носила название "Операции с валютой СССР".

Очевидно, что при принятии в октябре 1992 г. Закона "О валютном регулировании и валютном контроле" законодатель, с учетом опыта применения указанных законодательных актов и исходя из актуальной задачи защиты национальной валюты, сознательно вернулся к расширенной формулировке данной нормы.

Важное место при рассмотрении данной категории споров занимает вопрос о необходимости судебного признания недействительными сделок, заключенных в нарушение положений Закона.

Статья 166 ГК РФ устанавливает недействительность ничтожной сделки независимо от признания ее таковой судом, а в соответствии со статьей 168 Кодекса сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В своей практической деятельности органы ВЭК России исходят из того, что Закон "О валютном регулировании и валютном контроле" устанавливает недействительность сделок, совершенных в нарушение его положений, в силу самого факта нарушения, и не предусматривает необходимость признания их недействительности в судебном порядке.

Соответственно, решения о взыскании с юридических лиц в доход государства всего полученного по недействительным сделкам принимаются органами ВЭК России, как правило, в отсутствие судебного подтверждения ничтожности таких сделок, что до последнего времени и являлось одной из основных причин признания судами недействительными соответствующих решений. При этом в ходе арбитражных процессов конкретные обстоятельства совершения таких сделок и соответствие их действующему законодательству судами не рассматривались.

Подобная практика была признана юридически необоснованной и несостоятельной.

Постановлением Президиума ВАС РФ от 18 ноября 1997 г. N 3974/96 <*> опровергнут вывод Арбитражного суда г. Москвы о том, что применение ответственности в виде взыскания всего полученного по недействительным сделкам возможно только в случае признания их таковыми в судебном порядке и до рассмотрения этого вопроса судом у органа валютного контроля отсутствуют основания для вынесения решения о взыскании.

<*> Вестник ВАС РФ. 1998. N 3.

В Постановлении указывается, что для разрешения спора о законности решения органа валютного контроля суду необходимо исследовать обстоятельства сделок, совершенных резидентом, и выяснить, допустил ли он правонарушения и имелись ли основания для применения последствий, предусмотренных статьей 14 Закона "О валютном регулировании и валютном контроле".

С проблемой необходимости судебного признания сделок недействительными тесно связан вопрос о порядке применения последствий их недействительности.

Согласно информационному письму ВАС РФ от 11 января 1993 г. N С-13/ОСЗ-5, подготовленному в связи с принятием Закона РФ "О валютном регулировании и валютном контроле", поскольку бесспорное списание сумм всего полученного по недействительным в силу указанного Закона сделкам не предусмотрено, они подлежат взысканию в претензионно - исковом порядке: через арбитражный суд, если ответчиком является юридическое лицо или гражданин - предприниматель.

Учитывая, что в соответствии с пунктом 4 статьи 14 данного Закона взыскание упомянутых в этой статье сумм штрафов и иных санкций производится органами валютного контроля с юридических лиц в бесспорном порядке, решение вопроса о законности бесспорного взыскания с них всего полученного по недействительным сделкам зависит от обоснованности отнесения такого взыскания к указанным "иным санкциям".

Пунктом 1 "а" статьи 14 Закона "О валютном регулировании и валютном контроле" взыскание в доход государства всего полученного по недействительным в силу того же Закона сделкам установлено в качестве меры ответственности, т.е. санкции за нарушение валютного законодательства.

Анализ и сопоставление остальных положений статьи 14 указанного Закона показывают, что к упомянутым в ней "иным санкциям", в первую очередь, относится именно взыскание всего полученного по недействительным сделкам.

Президиум ВАС РФ, подтвердив своим Постановлением от 24 ноября 1998 г. N 1699/98 правомерность действий органа валютного контроля по бесспорному применению ответственности, предусмотренной пунктом 1 "а" статьи 14 Закона, отметил, что эта мера не преследует цели восстановления имущественного положения сторон по сделке, а носит характер санкции за правонарушение. При этом Президиум ВАС РФ указал, что органы валютного контроля наделены полномочиями применять последствия недействительности ничтожных сделок в силу прямого указания Закона.

Как правило, основанием для признания сделок недействительными в силу Закона "О валютном регулировании и валютном контроле" является несоблюдение установленного Банком России порядка совершения валютных операций, связанных с движением капитала.

В соответствии с пунктом 10 статьи 1 Закона к таким операциям относятся не только сделки, непосредственно заключающиеся в ввозе или вывозе капитала из страны (инвестиции, долгосрочные финансовые и коммерческие кредиты и операции с недвижимостью), но и все иные операции, не являющиеся текущими, включая, в частности, использование иностранной валюты в расчетах на территории Российской Федерации.

Поскольку для взыскания всего полученного по недействительным сделкам необходимо наличие доказательств получения нарушителем материальных или иных ценностей, данная санкция в большинстве случаев применяется и, соответственно, оспаривается именно по операциям, связанным с переводом валютных средств в РФ и с их обращением внутри страны.

Правомерность применения такой санкции к нарушителям установленного порядка использования иностранной валюты в расчетах между резидентами полностью подтверждена ВАС РФ.

Так, согласно Постановлению Президиума ВАС РФ от 12 мая 1998 г. N 2920/96 не соответствуют действующему законодательству выводы Арбитражного суда г. Москвы и Федерального арбитражного суда Московского округа о том, что несоблюдение порядка расчетов в иностранной валюте не является основанием для признания сделок недействительными и закон не устанавливает ответственности за нарушение порядка расчетов в иностранной валюте. В свою очередь, Президиум ВАС РФ квалифицировал совершение расчетов за наличную иностранную валюту на территории Российской Федерации без необходимого разрешения Банка России как нарушение валютного законодательства, влекущее недействительность соответствующих сделок и взыскание всего полученного по ним в доход государства.

В уже упомянутом Постановлении Президиума ВАС РФ от 24 ноября 1998 г. также указывается, что в силу пункта 4 статьи 2 Закона валютные операции - сделки, нарушающие сферу использования российской валюты в расчетах на территории РФ, являются недействительными. Указаний на оспоримый характер такого рода сделок Закон не содержит и оснований считать их таковыми нет.

Что касается взыскания всего полученного по недействительным сделкам, связанным с получением резидентами трансграничных валютных переводов, то до последнего времени хозяйствующие субъекты при обжаловании соответствующих решений органов валютного контроля, практически не оспаривая юридическую обоснованность таких решений, пытаются поставить в центр судебного разбирательства вопрос о несоразмерности применяемой санкции экономическому ущербу, нанесенному их действиями.

Естественно, что совершенные операции трактуются ими как положительные с точки зрения их одномоментного воздействия на валютно - платежный баланс России: раз валютные средства поступили в страну, а не вывезены из нее, значит, нет ни ущерба государственным интересам, ни экономических оснований для применения санкции.

Данная позиция находит отражение в отдельных судебных решениях, в том числе касающихся даже таких откровенно криминальных ситуаций, как получение российскими предприятиями валютных средств из-за границы за так называемый "ложный" экспорт отечественной продукции, подтверждаемый поддельными таможенными документами. Хотя в подобных случаях очевидны и противоправность действий резидента, и наносимый ими экономический ущерб (уклонение от таможенного и налогового обложения), предпринимаются попытки оправдать эти действия их положительным влиянием на платежный баланс России.

Еще большие сомнения в целесообразности карательных санкций могут возникнуть, например, в случае получения нашим предприятием от нерезидента долгосрочного валютного кредита.

В этой связи, прежде всего, хотелось бы отметить, что действующее валютное законодательство не обуславливает применение мер ответственности необходимостью доказательства конкретного экономического ущерба, вызванного нарушением его требований.

Решение вопроса о влиянии той или иной капитальной операции на национальный платежный баланс и устойчивость российской валюты законодательно отнесены к исключительной компетенции Банка России, который, во-первых, устанавливает порядок осуществления всех таких операций; а во-вторых, в случае установления им разрешительного порядка, рассматривает целесообразность выдачи разрешения для каждой отдельной операции. Из положений пунктов 1 и 2 статьи 6 Закона "О валютном регулировании и валютном контроле" следует, что без ограничений осуществляются только текущие валютные операции, а предоставление Банку России права устанавливать порядок совершения капитальных операций означает допущенную законодателем возможность введения таким порядком определенных ограничений.

Как представляется, при рассмотрении этого вопроса Банк России, с одной стороны, исходит из целей текущей валютно - финансовой политики государства, а с другой - учитывает конкретные условия предполагаемой операции.

В частности, если речь идет о переводе капитала в РФ, немаловажны источники его происхождения (ввиду возможного отмывания преступных доходов), сфера приложения (может быть признана нежелательной, например, скупка нерезидентами акций ведущих кредитно - банковских учреждений), будущие последствия для национального платежного баланса в связи с вывозом доходов от этой операции (в том числе и размеры таких доходов) и многие другие факторы. Естественно также, что каждая валютная операция рассматривается не только в отдельности, но и в рамках глобальных потоков капитала.

Кроме того, нельзя не учитывать, что трансграничные переводы иностранной валюты в Россию по отдельным видам сделок также могут содействовать вытеснению из оборота российского рубля (например, в расчетах за поставки товаров и предоставление услуг на внутреннем рынке и др.). Ограничение сферы использования иностранной валюты во внутреннем обороте не означает отказа от ее поступления в Россию, т.к. для получения необходимых им для таких расчетов рублей нерезиденты должны ввозить ее и обменивать на внутреннем валютном рынке, способствуя его стабилизации.

В последнее время Банк России принял ряд нормативных актов, включая положения от 24 апреля 1996 г. N 39 "Об изменении порядка проведения в Российской Федерации некоторых видов валютных операций" и от 6 октября 1997 г. N 527 "О порядке привлечения и погашения резидентами Российской Федерации финансовых кредитов и займов в иностранной валюте от нерезидентов на срок свыше 180 дней", изменив порядок проведения отдельных видов валютных операций с разрешительного на регистрационный. Теми же документами, прошедшими, кстати, надлежащую регистрацию в Минюсте России, подтверждено сохранение разрешительного порядка по всем прочим видам капитальных операций.

Следовательно, для осуществления таких операций наличие разрешения Банка России не сводится к простой формальности, а является обязательным условием подтверждения их соответствия целям государственной валютно - финансовой политики и одновременно - действительности сделки.

Очевидно, что эти вопросы относятся к сфере валютного регулирования, а не валютного контроля (целью которого является обеспечение соблюдения валютного законодательства при осуществлении валютных операций, включая определение наличия необходимых для них лицензий и разрешений), и выходят за рамки компетенции органов валютного контроля, за исключением только самого Банка России, являющегося одновременно и основным органом валютного регулирования.

Соответственно, органы ВЭК России не имеют никаких юридических оснований для неприменения ответственности за совершение капитальных операций без наличия необходимых разрешений Банка России.

По тем же причинам с правовой точки абсолютно несостоятельны и попытки рассматривать в рамках арбитражного процесса не юридическую значимость допущенных нарушений требования законодательства, а их произвольно и ограниченно трактуемые экономические последствия.

Как показывает практика, значительная и наиболее серьезная часть нарушений валютного законодательства связана с неполучением валютной выручки за экспортированные из России товары (работы, услуги) или, напротив, импортных товаров (работ, услуг) в счет переведенных из России валютных средств. Соответственно, в большинстве случаях применение установленных Законам санкций в виде взыскания с нарушителя валютного законодательства "всего полученного" по совершенным им недействительным сделкам или в результате незаконных действий не представляется возможным ввиду отсутствия такового.

В связи с неурегулированностью данного вопроса на уровне Закона соответствующие пробелы в определенной степени восполняются другими законодательными актами, включая Указы Президента РФ.

Указом Президента РФ от 14 июня 1992 г. N 629 "О частичном изменении порядка обязательной продажи части валютной выручки и взимания экспортных пошлин" <*> установлено, что обязательному зачислению на счета в уполномоченных банках подлежит валютная выручка, как от экспорта, так и от реализации товаров (работ, услуг) за иностранную валюту на территории РФ. За нарушение порядка зачисления валютной выручки согласно пункту 8 данного Указа предприятия подвергаются штрафу, налагаемому Госналогслужбой России или Инспекцией валютного контроля, в размере всей сокрытой выручки в иностранной валюте или рублевого эквивалента суммы штрафа по курсу Банка России.

<*> Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1992. N 25. Ст. 1425.

Суммы указанного штрафа подлежат перечислению в федеральный бюджет РФ, причем его уплата не освобождает предприятия от обязательного перевода валютной выручки на счета в уполномоченных банках РФ.

Согласно пункту 28 Инструкции Банка России от 29 июня 1992 г. N 7 "О порядке обязательной продажи предприятиями, объединениями, организациями части валютной выручки через уполномоченные банки и проведения операций на внутреннем валютном рынке Российской Федерации" <*> за нарушение порядка зачисления валютной выручки на счета в уполномоченных банках предусмотрена аналогичная ответственность.

<*> Экономика и жизнь. 1992. N 28.

Пунктом 29 указанной Инструкции также устанавливается ответственность предприятий - поставщиков экспортной продукции и посреднических организаций за необоснованное завышение расходов в иностранной валюте, относимых в уменьшение подлежащей обязательной продаже экспортной выручки. С упомянутых предприятий и организаций взыскиваются в безакцептном порядке суммы в иностранной валюте или в рублях (по курсу Банка России на момент взыскания) в размере указанного завышения расходов в иностранной валюте, приводящего к необоснованному уменьшению сумм обязательной продажи экспортной выручки.

Применение штрафных санкций за сокрытие валютной выручки, предусмотренных упомянутым выше Указом Президента РФ от 14 июня 1992 г. N 629, связано с необходимостью наличия доказательств самого факта получения такой выручки резидентом. Очевидно, что при наличии сознательного умысла резидента на сокрытие валютной выручки от экспорта товаров за пределами Российской Федерации получение органами или агентами валютного контроля необходимых документов, подтверждающих распоряжение ею, выглядит проблематично.

Соответствующая документальная информация в большинстве случаев поступает только по предприятиям, использовавшим такую выручку до ее зачисления на счет в уполномоченном банке для оплаты встречных закупок товаров или услуг.

Президиум ВАС РФ в Постановлениях от 14 мая 1996 г. N 6059/95 и 23 июля 1996 г. N 6053/95 отметил, что Указом Президента РФ от 14 июня 1992 г. N 629 не предусмотрено право использования валютной выручки предприятиями либо третьими лицами по поручениям предприятий на любые цели до ее зачисления в установленном порядке на счета в уполномоченных банках на территории РФ, если иное не разрешено Банком России.

Исходя из этого, Президиум ВАС РФ подтвердил право налоговых инспекций рассматривать использованные предприятиями валютные средства без предварительного их зачисления на счета в уполномоченных банках при отсутствии разрешения Банка России как сокрытую валютную выручку и применять к ним соответствующую ответственность в сумме незачисленной выручки.

Ряд исков предприятий о признании незаконными действий и недействительными решений налоговых инспекций по взысканию штрафных санкций, установленных Указом Президента РФ от 14 июня 1992 г. N 629, был удовлетворен судами на том основании, что согласно пункту 2 официального разъяснения Государственно - правового управления Президента РФ от 4 ноября 1993 г. N 1 они могут применяться только в случаях незачисления валютной выручки на счета в уполномоченных банках в целях уклонения от обязательной продажи части валютной выручки или налогообложения.

Однако в определении Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации (ВС РФ) от 28 июня 1996 г. указывается, что выводы судов об отсутствии оснований для применения ответственности в данных случаях не основаны на законе, поскольку в названном Указе Президента Российской Федерации ответственность юридических лиц установлена за сам факт нарушения порядка зачисления валютной выручки на счета в уполномоченных банках и не ставится в зависимость от наличия или отсутствия в этом умысла должностных лиц, а также каких-либо иных обстоятельств.

В связи с этим Судебная коллегия ВС РФ указала на несостоятельность ссылок судов на упомянутое официальное толкование, противоречащее Указу, отметив, что поскольку согласно статье 3 части первой ГК РФ отношения участников гражданского оборота регулируются Указами Президента РФ, которые в соответствии со статьей 90 Конституции РФ обязательны для исполнения на всей территории РФ, то, следовательно, выводы суда об отсутствии в действиях предприятий умысла на сокрытие валютной выручки правового значения не имеют.

Правомерность данной позиции была подтверждена Постановлением Президиума ВАС РФ от 13 августа 1996 г. N 812/96 по аналогичному делу, которым выводы судов первой и апелляционной инстанций о недействительности решения Госналогслужбы России о применении санкций за незачисление валютной выручки на счет предприятия в уполномоченном банке, основанные на пункте 2 указанного официального разъяснения Государственно - правового управления Президента РФ, были признаны не соответствующими действующему законодательству, а именно положениям Указа Президента РФ от 14 июня 1992 г. N 629.

Если по вопросу о правомерности действий Госналогслужбы России по взысканию штрафов, предусмотренных упомянутым Указом, позицию арбитражных судов можно считать сложившейся, то в отношении соответствующих полномочий ВЭК России подобная определенность пока отсутствует.

Упомянутая в Указе Президента РФ от 14 июня 1992 г. N 629 Инспекция валютного контроля при Правительстве РФ была упразднена Указом Президента РФ от 30 сентября 1992 г. N 1148 "О структуре центральных органов федеральной исполнительной власти" <*>. В соответствии с тем же Указом фактически вместо этой Инспекции была образована Федеральная служба России по валютному и экспортному контролю.

<*> Ведомости ВС РФ. 1992. N 41. Ст. 2280.

Согласно одной из существующих точек зрения упразднение Инспекции по валютному контролю, которая фактически так и не была создана и не приступала к практической деятельности, означает только исключение соответствующего наименования из структуры федеральных органов исполнительной власти, но не отменяет функции Правительства РФ по валютному контролю.

Соответственно, использование в Указе Президента РФ от 14 июня 1992 г. N 629 наименования "Инспекция по валютному контролю" следует понимать как обозначение органа, уполномоченного осуществлять валютный контроль от имени Правительства РФ.

В соответствии с пунктом 1 Указа Президента РФ от 24 сентября 1993 г. N 1444 "О Федеральной службе России по валютному и экспортному контролю" <*> эти функции возложены на ВЭК России.

<*> САПП РФ. 1993. N 39. Ст. 3605.

Согласно пункту 6 "б" и пункту 7 "е" Положения о Федеральной службе России по валютному и экспортному контролю, утвержденного Постановлением Совета Министров РФ от 15 ноября 1993 г. N 1157 <*>, ВЭК России, в частности, осуществляет контроль за полнотой поступления в установленном порядке средств в иностранной валюте по внешнеэкономическим операциям и привлекает юридических и физических лиц в установленном порядке к ответственности за нарушение законодательства Российской Федерации и ведомственных нормативных актов, регулирующих внешнеэкономические операции.

<*> САПП РФ. 1993. N 47. Ст. 4534.

Правомочия ВЭК России по осуществлению функций органа валютного контроля, в том числе в части применения мер ответственности за нарушения валютного законодательства, неоднократно подтверждались Постановлениями Президиума ВАС РФ, включая Постановление от 26 ноября 1996 г. N 1181/96.

Из вышеизложенного можно сделать вывод, что органы ВЭК России вправе применять и санкции, предусмотренные пунктом 8 Указа Президента РФ от 14 июня 1992 г. N 629.

Указом Президента РФ от 21 ноября 1995 г. N 1163 "О первоочередных мерах по усилению системы валютного контроля в Российской Федерации" <*> предусмотрено, что импортеры - резиденты в случае невыполнения или ненадлежащего выполнения ими предписаний органов валютного контроля по обеспечению ввоза в Россию товаров, стоимость которых эквивалентна сумме уплаченных за них валютных средств, либо возврата этих средств в течение 180 дней с даты оплаты товаров, несут ответственность в виде штрафа в размере соответствующей суммы, за исключением случаев привлечения к ответственности таможенными органами РФ в соответствии с частью первой статьи 201 Таможенного кодекса РФ.

<*> С3 РФ. 1995. N 48. Ст. 4654.

Такой штраф не налагается в подтвержденных соответствующими документами случаях, если товары в момент, когда риски несла российская сторона, оказались уничтоженными, безвозвратно утерянными вследствие аварии или действия непреодолимой силы, недостачи, произошедшей в силу естественного износа или убыли при нормальных условиях транспортировки и хранения, либо товары выбыли из владения российской стороны вследствие неправомерных действий органов или должностных лиц иностранного государства, либо возврат переведенной в оплату товаров суммы оказался невозможным вследствие действия непреодолимой силы или неправомерных действий органов или должностных лиц иностранного государства.

Указом предусмотрено, что взыскание налагаемого в соответствии с ним на импортера - резидента штрафа производится в рублях по курсу, установленному Банком России на дату списания средств, и осуществляется ВЭК России.

Согласно положениям упомянутой выше статьи 201 Таможенного кодекса РФ, принятого 18 июня 1993 г. <*>, при выявлении таможенными органами России в ходе осуществления валютного контроля нарушений валютного законодательства, являющихся одновременно нарушениями таможенных правил либо правонарушениями, посягающими на нормальную деятельность таможенных органов России, лица несут ответственность в соответствии с Таможенным кодексом.

<*> Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 31. Ст. 1224.

В иных случаях ответственность за нарушения валютного законодательства, выявленные таможенными органами России, наступает в соответствии с валютным и другим законодательством РФ.

На практике часто возникают споры, связанные с применением таможенными органами нормы права, установленной статьей 273 ТК РФ, согласно которой проведение неправомерных операций с товарами и транспортными средствами, помещенными под определенный режим, влечет наложение штрафа в размере от 100 до 200% их стоимости с их конфискацией или без таковой, либо с взысканием стоимости таких товаров и транспортных средств или без такового.

Постановлением Президиума ВАС РФ от 22 июля 1997 г. N 2045/97 подтверждена правомерность действий таможенных органов по взысканию штрафных санкций в соответствии со статьей 273 Таможенного кодекса РФ за нарушения таможенного режима экспорта, выразившиеся в невыполнении обязанностей по обеспечению зачисления валютной выручки на счета в уполномоченных банках. В Постановлении указано, что в силу положений валютного и таможенного законодательства экспортер обязан не только зачислять на счет в уполномоченном банке полученную валютную выручку, но и в качестве обеспечения зачисления выручки предпринять все необходимые меры для ее получения от покупателя экспортируемого товара.

В соответствии с пунктом 2 статьи 14 Закона "О валютном регулировании и валютном контроле" порядок привлечения к ответственности за нарушения в сфере учета валютных операций устанавливается Банком России.

В настоящий момент такой порядок установлен по отдельным видам валютных операций следующими нормативными актами Банка России:

<*> Финансовая газета. 1993. N 6.<*> Экономика и жизнь. 1993. N 45 - 48.<*> Финансовая газета. 1995. N 12.<*> Вестник. 1995. N 48.<*> Вестник. 1996. N 24.<*> Вестник. 1997. N 50.<*> Вестник. 1997. N 63.<*> Вестник. 1997. N 71 - 72.

Анализ соответствующих положений указанных нормативных актов Банка России показывает, что под их действие подпадает далеко не весь перечень валютных операций, проводимых на территории РФ. Так, в частности, до настоящего времени не установлен порядок привлечения к ответственности за ненадлежащий учет таких распространенных валютных операций, как расчеты в иностранной валюте по экспорту и импорту услуг, прямым и портфельным инвестициям, кредитным сделкам между резидентами и многим другим.

В то же время все из рассмотренных документов, за исключением Положения от 25 июня 1997 г. N 62 (в соответствии с которым штрафы с клиентов уполномоченных банков взыскиваются ВЭК России), предусматривают, что наложение и взыскание установленных ими штрафов осуществляется исключительно по линии территориальных учреждений Банка России, не указывая на соответствующие полномочия других органов валютного контроля.

На практике взыскание таких штрафов осуществляется и органами ВЭК России, что до определенного времени рассматривалось отдельными арбитражными инстанциями как превышение их полномочий.

Однако Постановлением от 26 ноября 1996 г. N 1181/96 Президиум ВАС РФ подтвердил правомерность решения ВЭК России о взыскании с коммерческого банка суммы штрафа за нарушение правил ведения и учета валютно - обменных операций. Согласно указанному Постановлению Президиума ВАС РФ тот факт, что в соответствии с пунктом 2 статьи 14 Закона "О валютном регулировании и валютном контроле" порядок привлечения к ответственности за нарушения, предусмотренные этим пунктом, устанавливается Банком России, не лишает иные органы валютного контроля права применять такую ответственность.

По мнению Президиума ВАС РФ, хозяйствующие субъекты не освобождаются от ответственности за выявленные нарушения в учете и тех видов валютных операций, порядок привлечения к ответственности по которым еще не установлен Банком России.

Так, Постановлением от 20 мая 1997 г. N 5898/96 Президиум ВАС РФ указал, что отсутствие установленного порядка привлечения к ответственности по пункту 2 статьи 14 Закона "О валютном регулировании и валютном контроле" не лишает органы валютного контроля права применять такую ответственность.

При этом, однако, остался открытым вопрос о размерах соответствующих штрафов.

Поскольку, с одной стороны, в пункте 2 статьи 14 упомянутого Закона указано, что нарушители несут ответственность в виде штрафов в пределах неучтенной должным образом суммы валютной операции, а, с другой стороны, отсутствуют нормативные акты, предусматривающие возможность наложения штрафов по данным операциям на уровне ниже указанных пределов, то, очевидно, в таких случаях размеры штрафов должны строго соответствовать суммам выявленных нарушений.

Следует отметить, что пункт 2 Постановления Правительства РФ от 28 февраля 1996 г. N 206 "О мерах по усилению и развитию валютного контроля в Российской Федерации" <*> ВЭК России предоставлено право принимать решения о предоставлении юридическим лицам Российской Федерации рассрочки до 6 месяцев по уплате ими штрафов за нарушения валютного законодательства Российской Федерации. При рассмотрении обращений хозяйствующих субъектов с просьбами о таких отсрочках во внимание принимается в первую очередь их реальное финансовое положение, подтвержденное соответствующими документами.

<*> С3 РФ. 1996. N 10. Ст. 950.

Практическое значение административных санкций за нарушение валютного законодательства физическими лицами, установленных КоАП РСФСР, существенно снизилось с начала 90-х годов.

В связи с падением курса российской валюты статья 1 Закона от 14 июля 1992 г. "О порядке перерасчета размеров штрафов, предусмотренных Кодексом РСФСР об административных правонарушениях" <*> был установлен порядок перерасчета размеров штрафов, выраженных в твердых суммах, в соответствии с которым штраф, предусмотренный статьей 153 КоАП РСФСР за незаконные операции с иностранной валютой и платежными документами в размере до 100 рублей, считается равным одному минимальному размеру оплаты труда (при этом размер налагаемого штрафа не может быть ниже одной третьей минимального размера оплаты труда), а, соответственно, штраф в размере до 200 рублей - двум минимальным размерам оплаты труда (не ниже одной второй минимального размера оплаты труда).

<*> Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 34. Ст. 1970.

Однако, учитывая, что указанные штрафы установлены статьей 153 КоАП РСФСР за незаконные операции, стоимость предмета которых не превышает 25 рублей, данная статья все равно не имеет практического применения даже после проведения в 1998 г. деноминации российского рубля.

Параллельно с введением финансовых санкций за нарушение валютного законодательства, налагаемых на юридических лиц в административном порядке, в российском законодательстве происходило последовательное смягчение уголовной ответственности физических лиц за соответствующие действия.

Согласно пункту 5 статьи 14 Закона "О валютном регулировании и валютном контроле" должностные лица юридических лиц - резидентов, в том числе уполномоченных банков, и юридических лиц - нерезидентов, а также физические лица, виновные в нарушении валютного законодательства, несут уголовную, административную и гражданско - правовую ответственность в соответствии с законодательством РФ.

В соответствии с пунктом 7 Закона РСФСР от 5 декабря 1991 г. "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР, Уголовно - процессуальный кодекс РСФСР и Кодекс об административных нарушениях" <*> из части второй статьи 88 УК РСФСР были исключены слова "или смертной казнью с конфискацией имущества".

<*> Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1991. N 52. Ст. 1867.

Таким образом, исключительная мера наказания за нарушение валютного законодательства была отменена законодателем через 30 лет после ее введения и в первый же год после объявления национального суверенитета России.

Законом от 18 февраля 1993 г. <*> из текста статьи 88 УК РСФСР была также исключена дополнительная мера наказания в виде ссылки на срок от 2 до 5 лет.

<*> Российская газета. 1993. 6 марта.

Принципиальные изменения в уголовно - правовую охрану отношений, связанных с валютным регулированием, были внесены Федеральным законом от 1 июля 1994 г. <*>, исключившим из главы I, посвященной государственным преступлениям, Особенной части УК статью 88 о нарушении правил о валютных операциях.

<*> С3 РФ. 1994. N 10. Ст. 1109.

Одновременно в главу VI, объединявшую нормы ответственности за хозяйственные преступления, была введена фактически заменившая статью 88 статья 162.7 о незаконных сделках с валютными ценностями.

В соответствии с указанной статьей за совершение незаконных сделок с валютными ценностями путем их купли - продажи, обмена, использования в качестве средства платежа, а равно незаконное хранение, перевозка или пересылка драгоценных камней или драгоценных металлов в любом виде и состоянии, за исключением ювелирных и бытовых изделий и лома таких изделий предусматривалось наказание в виде штрафа от 30 до 100 минимальных размеров оплаты труда или лишения свободы на срок до 5 лет с конфискацией имущества или без таковой.

Те же действия, совершенные повторно, или по предварительному сговору группой лиц, или должностным лицом, или в крупных размерах, подлежали наказанию лишением свободы на срок от 3 до 10 лет с конфискацией имущества.

Согласно примечанию к статье 162.7 под крупным размером понималась сумма сделки, в 50 раз превышающая минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством РФ.

По сравнению со статьей 88 в статье 162.7 максимальный срок лишения свободы, установленный за данное преступление, был снижен с 15 до 10 лет.

В целях усиления борьбы с незаконным вывозом капитала Федеральным законом от 1 июля 1994 г. была установлена ответственность за сокрытие средств в иностранной валюте путем введения в УК статьи 162.8, в соответствии с которой сокрытие в крупных размерах руководителями предприятий, учреждений, организаций (независимо от формы собственности) средств в иностранной валюте, подлежащих обязательному перечислению на счета в уполномоченных банках РФ, наказывалось лишением свободы на срок до 3 лет.

За те же действия, совершенные повторно, либо группой лиц, либо в особо крупных размерах, предусматривалось лишение свободы на срок от 3 до 8 лет.

При этом действия, предусмотренные статьей 162.8 УК, признавались совершенными в крупных размерах, если сумма валютных средств превышала 50 тысяч долларов США, и в особо крупных размерах - 250 тысяч долларов США.

В новом УК РФ, подписанном Президентом РФ 13 июня 1996 г. и вступившим в действие с 1 января 1997 г. <*>, нарушения валютного законодательства отнесены к преступлениям в сфере экономической деятельности (гл. 22 разд. VIII).

<*> СЗ РФ. 1996. N 25. Ст. 2954.

В соответствии со статьей 191 (Незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга) совершение сделки, связанной с драгоценными металлами, природными драгоценными камнями либо с жемчугом, в нарушение правил, установленных законодательством РФ, а равно незаконные хранение, перевозка или пересылка драгоценных металлов, природных драгоценных камней либо жемчуга в любом виде, состоянии, за исключением ювелирных и бытовых изделий и лома таких изделий, наказываются штрафом в размере от 200 до 500 минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы, или иного дохода осужденного за период от 2 до 5 месяцев либо исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок до 6 месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

Те же деяния, совершенные:

наказываются лишением свободы на срок от пяти до десяти лет с конфискацией имущества или без таковой.

При этом деяния, предусмотренные указанной статьей, признаются совершенными в крупном размере, если стоимость драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга, в отношении которых совершен незаконный оборот, превышает 500 минимальных размеров оплаты труда.

Данная статья значительно отличается от статьи 162.7 УК РСФСР - не предусматривает уголовной ответственности за незаконные сделки с иностранной валютой и ценными бумагами в иностранной валюте и устанавливает таковую только за незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней и жемчуга. Нижняя граница понятия крупного размера как квалифицирующего признака соответствующего преступления поднята с 50 до 500 минимальных размеров оплаты труда, т.е. в 10 раз.

Согласно статье 193 (Невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте) невозвращение в крупном размере из-за границы руководителем организации средств в иностранной валюте, подлежащих в соответствии с законодательством Российской Федерации обязательному перечислению на счета в уполномоченный банк Российской Федерации, наказывается лишением свободы на срок до трех лет.

Деяние, предусмотренное данной статьей, признается совершенным в крупном размере, если сумма невозвращенных средств в иностранной валюте превышает десять тысяч минимальных размеров оплаты труда.

В отличие от статьи 162.8 УК РСФСР в статье 193 УК РФ уголовная ответственность устанавливается не за сокрытие в крупных размерах средств в иностранной валюте, а за невозвращение таких средств из-за границы. Невозвращение, состоящее в невыполнении обязанности резидента перевести средства в иностранной валюте на счет в уполномоченном банке, может сопровождаться действиями по сокрытию валюты, однако их совершение не является обязательным для наступления ответственности.

Кроме того, статья 193 УК РФ не предусматривает квалифицирующих обстоятельств данного преступления, при наличие которых часть 2 статьи 162.8 УК РСФСР устанавливала наказание в виде лишения свободы на срок от трех до восьми лет.

Таким образом, в новой редакции УК РФ наряду с декриминализацией незаконных операций с иностранной валютой и ценными бумагами в иностранной валюте, существенно смягчены наказания за оставшиеся составы преступлений в сфере валютных операций.

Судебная практика по уголовным делам, возбуждаемым по статье 193 УК РФ, пока еще несущественна, что связано как с незначительным сроком ее действия, так и с понятными техническими сложностями в расследовании таких дел, включая необходимость проведения следственных мероприятий за границей и согласования этих действий с правоохранительными органами других стран.

В заключение, не пытаясь прогнозировать развитие национальной системы валютного регулирования и валютного контроля даже на краткосрочную перспективу, хотелось бы отметить, что уже действующие в данной области юридические нормы настоятельно требуют совершенствования правового механизма их обеспечения. В силу своего особого статуса как основного органа валютного регулирования и валютного контроля в Российской Федерации ведущую роль в этом процессе должен сыграть Банк России.