Мудрый Юрист

О категориях "недоказанности" и "доказанности" виновности в уголовно - процессуальном праве

Овсянников Игорь Владимирович - докторант Академии управления МВД России, кандидат технических наук.

Виновность обвиняемого в преступлении является для уголовного судопроизводства главным вопросом, подлежащим решению. К важнейшим факторам, способствующим установлению истины, относится "всемерное развитие принципа состязательности на досудебных стадиях процесса и в судебном разбирательстве; лишение правосудия обвинительных черт" <*>. К сожалению, в ходе происходящей в России судебной реформы эти проблемы пока не нашли своего решения.

<*> Концепция судебной реформы в Российской Федерации // Сост. С.А. Пашин. - М.: Республика, 1992. С. 85 - 86.

Закрепленные в ст. 123 Конституции РФ принципы состязательности и равноправия сторон побуждают суд в начале разбирательства, до исследования доказательств, оценивать как равновероятные версию обвинения о виновности подсудимого и версию защиты о его невиновности или виновности меньшей степени. Задача суда - проверить не только обоснованность обвинения, но и позицию защиты, доказывающей невиновность подсудимого. Наделяя сторону обвинения правом получать от суда результат (в виде приговора) проверки обоснованности и достаточности доказательств для признания версии обвинения достоверной, нельзя отказывать в таком же праве стороне защиты.

Если стороне обвинения удалось убедить суд в достоверности своей версии, то он выносит и оглашает обвинительный приговор. При этом ясно, что суд счел вину подсудимого доказанной полностью, так как "обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана" (ст. 309 УПК РСФСР).

Что касается оправдательного приговора, то он может постановляться как при достоверно доказанной невиновности подсудимого, так и при ее вероятности. В последнем случае версия обвинения также остается для суда вероятной, но суд обязан вынести оправдательный приговор, исходя из презумпции невиновности.

Если стороне защиты удалось с достоверностью доказать невиновность подсудимого, то это должно быть так же ясно из содержания оправдательного приговора, как из обвинительного ясен факт установления вины. Иначе трудно говорить о какой-то состязательности и равноправии сторон. Налицо традиционное покровительство стороне обвинения, пресловутый обвинительный уклон.

Важно, чтобы из приговора было ясно, почему суд считает подсудимого невиновным: либо потому, что его невиновность доказана в процессе судебного разбирательства, либо только лишь потому, что она презюмируется. Определенность в данном вопросе важна не только с точки зрения морально - этической (для реабилитации подсудимого), но и потому, что то или иное решение этого вопроса может привести к существенно различным последствиям юридического характера (для других участников процесса, правоохранительных органов и т.д.). Рассмотрим это на примерах.

Ш. был осужден по ст. 15 и ч. 1 ст. 174.1 УК РСФСР за покушение на посредничество во взяточничестве. В основу приговора были положены показания свидетеля О., проводника пассажирского поезда, о передаче ею Ш. 50 руб. за положительное решение вопроса о смягчении ей дисциплинарного взыскания. Однако показания О. не были подкреплены другими доказательствами, а правдивость ее показаний вызывает сомнения, так как на предварительном следствии она пыталась скрыть истинную причину подачи на нее жалобы пассажирами.

На предварительном следствии и в суде вину в предъявленном ему обвинении Ш. не признал. По его словам, О. его оговорила, так как он, будучи председателем секции по борьбе с хищениями, уличал О. в хищении белья. Более того, Ш. выдвинул контрверсию о наличии у него алиби и, следовательно, о своей невиновности. Ш. утверждал, что в тот период времени, когда О. якобы передала ему деньги, он находился в длительной командировке. Это обстоятельство подтверждалось платежной ведомостью о получении им командировочных денег.

Президиум Верховного Суда РСФСР приговор по этому делу отменил, а уголовное дело на основании п. 2 ст. 349 УПК РСФСР прекратил за недоказанностью вины Ш. в совершении преступления <*>. В данном (и любом аналогичном) случае трудно понять, счел ли суд невиновность Ш. доказанной (даже если бы суд первой инстанции постановил оправдательный приговор за неустановлением события преступления или за недоказанностью участия подсудимого в совершении преступления, эта неясность сохранилась бы). Между тем это важно: во-первых, для самого Ш.; во-вторых, если бы суд признал невиновность Ш. доказанной, то тем самым были бы опровергнуты показания О. и появлялись бы основания для возбуждения уголовного дела в отношении О., подозреваемой в даче заведомо ложных показаний (без такого решения суда показания свидетеля не опровергаются, а могут лишь ставиться под сомнение).

<*> Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1990. N 8. С. 6 - 8.

Иногда и для потерпевшего последствия могут зависеть от того, удастся ли стороне защиты доказать с достоверностью свою версию. Если, например, удастся доказать, что подсудимый действовал в состоянии необходимой обороны (ст. 37 УК РФ), то это даст основания подозревать уже не подсудимого, а потерпевшего в совершении преступного деяния, и т.д.

В подобных случаях важно и преюдициальное значение оправдательного приговора в случае его вынесения, так как он может использоваться в качестве обвинительного доказательства по другому уголовному делу. Значимость и сила такого доказательства будут зависеть от того, зафиксировано ли в оправдательном приговоре решение суда о признании невиновности подсудимого доказанной.

Таким образом, речь идет не только о реализации в судебной практике провозглашенных в Конституции РФ принципов состязательности и равноправия сторон, но и о своевременном выявлении, пресечении и раскрытии преступлений.

В действующем законе не предусмотрено принятие судом какого-либо юридически значимого решения специально для случая, когда суд считает невиновность подсудимого доказанной достоверно. Решение об оправдании подсудимого, предусмотренное ст. 316 УПК, является общим для всех случаев постановления оправдательного приговора. В связи с этим было бы правильно внести в ст. 314 или ст. 316 УПК РСФСР и в проект УПК РФ <*> (далее - Проект) требование указывать в оправдательном приговоре не только решение об оправдании подсудимого, но и решение о признании невиновности подсудимого доказанной (или установленной), если она была доказана (установлена) достоверно.

<*> Проект УПК РФ // Юридический вестник. 1995. N 31.

Необходимо отметить распространенность смешения различных понятий: признание подсудимого (обвиняемого) невиновным и признание невиновности подсудимого (обвиняемого) доказанной. Так, М.С. Строгович писал: "...недоказанная виновность равнозначна доказанной невиновности: если не доказано, что подсудимый виновен, значит доказано, что он невиновен" <*>. Но подсудимый должен быть признан невиновным не только когда его невиновность доказана, но и в случае если и версия обвинения о виновности, и версия защиты о невиновности остались для суда вероятными.

<*> Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2. М.: Наука, 1970. С. 344.

В последнем случае суд должен признать подсудимого невиновным, исходя из главного принципа уголовного процесса - презумпции невиновности: "Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда" (ст. 49 Конституции РФ). Утверждать же при этом, что невиновность доказана, было бы грубой ошибкой.

Таким образом, если решение о признании невиновности подсудимого доказанной с необходимостью влечет за собой решение о его оправдании, то решение об оправдании подсудимого само по себе еще не позволяет сделать вывод (принять решение) о том, что его невиновность доказана.

Одновременно следовало бы дополнить и ст. 349 УПК РСФСР еще одним случаем: "если доказательствами, рассмотренными судом первой инстанции, предъявленное подсудимому обвинение опровергнуто и подтверждена его невиновность".

Другой путь - увеличение числа оснований оправдательного приговора, зафиксированных в ст. 309 УПК РСФСР и ст. 346 Проекта. Формально среди трех случаев постановления оправдательного приговора третий (недоказанность участия подсудимого в совершении преступления) является универсальным и определяющим. В самом деле, если не установлено (отсутствует) событие преступления (первый случай) или в деянии подсудимого нет состава преступления (второй случай), то нельзя говорить и о доказанности участия подсудимого в совершении преступления. В то же время и при недоказанности участия подсудимого в совершении преступления событие преступления может быть установлено с необходимой полнотой, и налицо состав определенного преступления. То есть результаты доказывания в суде могут оказаться различными: в первом случае могут быть не установлены время, место или способ совершения преступления, в третьем - событие преступления установлено полностью, но не выяснено лицо, совершившее преступление.

Но ведь сложившаяся ситуация доказывания также различна, когда участие подсудимого в совершении преступления не доказано из-за того, что достоверно установлено его неучастие в преступлении, и когда представленных обвинением доказательств оказалось недостаточно, чтобы убедить суд в достоверности версии о виновности подсудимого. Если в первом случае ситуация доказывания, сложившаяся в суде, и характеристика (уровень) знания, достигнутого судом, описываются категорией "достоверность" (достоверно, что невиновен), то во втором случае - категорией "вероятность" (существует некоторая вероятность того, что виновен, но существует и вероятность того, что невиновен).

Поэтому было бы логично пойти дальше и вычленить из совокупности случаев, когда участие подсудимого в совершении преступления не доказано, случай, когда доказано, что подсудимый в совершении преступления не участвовал. Еще в 60 годах это было предусмотрено, например, в УПК ВНР. Подобные предложения известны и российской науке <*>. Следует согласиться с тем, что ситуацию вероятности, недоказанности (но и неопровержения) версии обвинения и соответственно контрверсии защиты, нельзя устранить законодательным путем.

<*> См.: Маликов М.Ф. Оправдательный приговор в советском уголовном процессе: Автореферат дисс... канд. юрид. наук. Казань, 1974. С. 8; Грошевой Ю.М. Правовые свойства приговора - акта социалистического правосудия: Учеб. пособие. Харьков, 1978. С. 43; Либус И.А. Презумпция невиновности и прекращение уголовных дел (Оправдание) // Сов. государство и право. 1981. N 7. С. 65; Петрухин И.Л. Вам нужен адвокат... М.: Прогресс, 1993. С. 168.

Проблема оптимального формулирования и разграничения оснований оправдательного приговора имеет не только гносеологический, но и правовой аспект. Так, например, при постановлении оправдательного приговора суд отказывает в удовлетворении гражданского иска, если не установлено событие преступления или не доказано участие подсудимого в совершении преступления, и оставляет иск без рассмотрения в случае оправдания подсудимого за отсутствием состава преступления (ст. 310 УПК РСФСР). При внесении в ст. 309 предлагаемого четвертого основания оправдания необходимо одновременно дополнить и ст. 310 УПК РСФСР, указав в ч. 3, что суд отказывает в удовлетворении гражданского иска и в случае если доказано, что подсудимый в совершении преступления не участвовал.

Другой пример: если при постановлении оправдательного приговора за недоказанностью участия подсудимого в совершении преступления лицо, совершившее это преступление, остается невыясненным, суд, по вступлении приговора в законную силу, направляет дело прокурору для принятия мер к установлению лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого (ч. 4 ст. 309 УПК РСФСР). В этой связи заслуживает внимания тезис о том, что это положение закона должно распространяться только на случай, когда подсудимый был оправдан за доказанностью его невиновности <*>. Если же подсудимый оправдан, а версия обвинения и не доказана, и не опровергнута, то нет оснований для утверждения об ошибке. Для реализации на практике вышеуказанного тезиса необходимо внести соответствующее изменение в ч. 4 ст. 309 УПК РСФСР.

<*> См.: Маликов М.Ф. Указ. соч. С. 9.

Третий пример: закон предоставляет лицу, оправданному по суду, право обжаловать в кассационном порядке оправдательный приговор в части мотивов и оснований оправдания (ст. 325 УПК РСФСР), а "суд кассационной и надзорной инстанций вправе изменить основание оправдания в соответствии с фактическими обстоятельствами дела, установленными судом первой инстанции, как при наличии протеста или жалобы по этому поводу, так и по своей инициативе" <*>.

<*> Постановление N 6 Пленума Верховного Суда СССР от 27 июля 1990 года "О соблюдении судами законодательства и руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда СССР при постановлении оправдательных приговоров" // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1990. N 5. С. 7.

Таким образом, необходима полная определенность при выборе основания оправдания и чрезвычайно важна точность такого выбора. Однако на практике судами по однотипным уголовным делам зачастую применяются различные основания оправдания <*>, излагаемые не в соответствии с фактическими обстоятельствами дела <**> или вообще без указания основания оправдания. Это приводит к нарушениям прав и законных интересов оправданного, нарушает стабильность и единообразие судебной практики, создает предпосылки для отмены (изменения) оправдательных приговоров вышестоящими судебными инстанциями. Так, в 1997 г. произошло увеличение количества судебных ошибок по всем видам решений судов первой инстанции, но если число случаев отмены обвинительных приговоров возросло с 2,2 до 2,5%, изменения обвинительных приговоров - с 1,5 до 1,8%, то число отмены оправдательных приговоров - с 29,4 до 33,1%, отмены определений и постановлений о прекращении дел по реабилитирующим основаниям - с 6,1 до 19% <***>. То есть сегодня среднестатистический риск совершить ошибку при постановлении оправдательного приговора и положительном решении вопроса о невиновности на порядок больше, чем риск ошибиться при постановлении обвинительного приговора.

<*> См.: Либур И., Резник Г. Основания оправдания в уголовном процессе // Сов. юстиция. 1974. N 12. С. 9.
<**> См.: Постановление N 6 Пленума Верховного Суда СССР // Там же. С. 4.
<***> См.: Гагарский А. Работа судов Российской Федерации в 1997 году // Российская юстиция. 1998. N 6. С. 57.

Особенно остро рассматриваемая проблема проявляется при постановлении оправдательного приговора в условиях доказанности неучастия подсудимого в совершении преступления: в практике судов в одних случаях приговор постановляется за отсутствием в деянии состава преступления, в других - за недоказанностью участия подсудимого в совершении преступления <*>. Дело усугубляется тем, что и в уголовно - процессуальной науке отсутствует единство мнений по данному вопросу.

<*> См.: Пастухов М.И. Указ. соч. С. 55.

Думается, что введение в ч. 3 ст. 309 УПК РСФСР четвертого основания - "доказано (или установлено), что подсудимый в совершении преступления не участвовал", - могло бы в какой-то мере нормализовать описанное положение. Наличие в законе такого дополнительного основания оправдания упрощало бы задачу суда по выбору единственно правильного решения, способствовало бы единообразию судебной практики и уменьшению количества ошибок, допускаемых судами при выборе основания оправдания подсудимого.

Предлагаемые изменения в УПК будут способствовать и ограждению оправданного от возможных последующих подозрений и обвинений со стороны следственных органов. Он будет огражден от этого благодаря преюдициальному значению оправдательного приговора, вынесенного за доказанностью неучастия в совершении преступления в одном случае и благодаря ненаправлению дела прокурору для принятия мер к установлению лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого, - в другом. При действующей же редакции ст. 309 оправданный за недоказанностью автоматически остается в подозрении у прокурора, получившего дело из суда.

Рассмотренные проблемы существуют и на стадии предварительного расследования. Действующий УПК РСФСР предлагает следователю три реабилитирующих основания прекращения уголовных дел: за отсутствием события преступления (п. 1 ч. 1 ст. 5); за отсутствием в деянии состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 5); при недоказанности участия обвиняемого в совершении преступления, если исчерпаны все возможности для собирания дополнительных доказательств (п. 2 ч. 1 ст. 208). Однако при доказанности с достоверностью неучастия обвиняемого в совершении преступления (например алиби) ни одно из этих оснований не соответствует сложившейся ситуации доказывания и характеру достигнутого следователем знания. Использовать п. 1 ч. 1 ст. 5 - значит отрицать само событие преступления, которое быть может уже доказано полностью и не вызывает сомнений.

По смыслу закона, в п. 2 ч. 1 ст. 5 речь идет не о каком-то абстрактном деянии, а о деянии, вмененном в вину обвиняемому. Пленум Верховного Суда СССР в своем специальном постановлении также указывал, что оправдательный приговор за отсутствием в деянии состава преступления выносится, когда деяние имело место и совершено подсудимым <*>. Поэтому было бы целесообразно дополнить ч. 1 ст. 208 УПК РСФСР и ст. 28 Проекта еще одним основанием прекращения дела в отношении отдельного обвиняемого - "при доказанности неучастия обвиняемого в совершении преступления".

<*> См.: Бюллетень Верховного Суда СССР. 1990. N 5. С. 6.

Заслуживают внимания предложения оглашать и выдавать на руки оправданному не весь оправдательный приговор, а только его часть, из которой не было бы видно основание оправдания (то же относится и к копии постановления о прекращении дела); ввести специальный документ о реабилитации, выдаваемый на руки реабилитируемым или направляемый по запросам государственных органов, из которого не должно быть видно, по какому основанию оправдан подсудимый (обвиняемый) <*>. Таким образом, "недоказанность" сохранялась бы в уголовно - процессуальном законе как юридическое основание оправдания (прекращения дела), но устранялась бы из официальных документов, доступных широкому кругу лиц и влияющих на возможность полного использования реабилитируемым своих гражданских прав в будущем. При этом все оправданные оказывались бы в глазах общественного мнения в более равном положении, исключалась бы возможность негативного отношения со стороны общества к оправданным "за недоказанностью".

Представляется, что внесение в уголовно - процессуальный закон предлагаемых дополнений вполне соответствовало бы цели уголовной юстиции: "Вопреки вульгарным идеям целью уголовной юстиции является не борьба с преступностью, а защита общества от преступлений путем реализации уголовного закона, защита прав и законных интересов граждан, попавших в сферу юстиции (обвиняемых, потерпевших, гражданских истцов, гражданских ответчиков). Под реализацией уголовного закона понимается при этом не только привлечение к уголовной ответственности и назначение наказания, но и отказ от уголовного преследования невиновных" <**>.

<*> См.: Либус И.А. Указ. соч. С. 64; Петрухин И.Л. Указ. соч. С. 169.
<**> Концепция судебной реформы в Российской Федерации. С. 19.