Мудрый Юрист

Иммунитеты от уголовного преследования

Руднев Владимир Ильич - старший научный сотрудник ИЗиСП, кандидат юридических наук.

Уголовно - процессуальным законодательством России установлен единый и обязательный для всех судов, органов прокуратуры, предварительного следствия и дознания порядок производства по уголовным делам. В то же время некоторые нормы, содержащиеся в федеральных законах, регламентирующих статус судей, прокуроров, депутатов, предусматривают получение согласия представительного (законодательного), судебного или иного органа на проведение процессуальных действий в отношении их. Правоприменитель вынужден в этих случаях руководствоваться положениями непроцессуальных законов. Например, если не дано разрешение представительного (законодательного) органа на привлечение к уголовной ответственности депутата, то органы следствия принимают решение о приостановлении или прекращении уголовного дела. В УПК такие основания, предполагающие получение какого-либо разрешения для прекращения или приостановления уголовных дел, не предусмотрены. Таким образом, существует законодательство, которое устанавливает иной, отличающийся от уголовно - процессуального, порядок производства некоторых действий.

Тем самым законодатель устанавливает особые процедуры, а также наделяет некоторых лиц дополнительными гарантиями неприкосновенности с учетом той роли, которую они играют в государстве и обществе. Принимается во внимание исключительная важность выполняемой ими работы, необходимость укрепления независимости этих лиц, недопущение незаконного и необоснованного применения к ним мер процессуального принуждения. Поэтому существование иммунитетов от уголовного преследования направлено на повышение уровня неприкосновенности отдельных категорий лиц, хотя такая задача ставится законом в отношении всех граждан, вовлекаемых в уголовное судопроизводство.

Как известно, в процессе его к тому или иному лицу могут быть применены различные меры принуждения, следствием которых может стать невозможность выполнения им возложенных на него функций или же существенное ограничение его деятельности. К тому же возможны ошибки и злоупотребления со стороны правоохранительных органов. Поэтому наделение определенных лиц дополнительными гарантиями неприкосновенности в сфере уголовного судопроизводства в какой-то степени оправданно. На это обстоятельство обращается внимание и в правовой литературе: "Сегодня дополнительные гарантии против необоснованного привлечения к уголовной ответственности и необоснованного применения мер процессуального принуждения для некоторых категорий работников - необходимость" <*>.

<*> Томин В.Т. Острые углы уголовного судопроизводства. М., 1991. С. 148.

Наделение определенного круга лиц дополнительными правами и освобождение от некоторых процессуальных обязанностей может входить в понятие "иммунитет", происходящее от латинского слова "immunitas" ("immunitatis"). Этот термин означает исключительное право не подчиняться некоторым общим законам, предоставленное лицам, занимающим особое положение в государстве <*>.

<*> См.: Современный словарь иностранных слов. М., 1993. С. 230.

Применительно к уголовно - процессуальному законодательству понятие "иммунитет" может пониматься как освобождение от выполнения процессуальных обязанностей и ответственности. В уголовно - процессуальном, как и в уголовном законодательстве, возможно его введение. Это означает, что некоторые лица - депутаты, судьи, прокуроры, близкие родственники лица, привлекаемого к уголовной ответственности, - в определенных ситуациях могут иметь возможность не давать показаний, не привлекаться к ответственности.

Однако, к сожалению, часть положений, закрепляющих статус указанных лиц, является отступлением от конституционного принципа равенства всех граждан перед законом и судом. Более того, некоторые нормы, содержащиеся в законах о статусе указанных лиц, в определенной степени делают невозможным привлечение их к уголовной ответственности, даже несмотря на имеющиеся основания для этого. Разумеется, недопустима такая ситуация, когда в действиях того или иного лица содержатся признаки преступления, но нельзя провести расследование и решить вопрос о привлечении его к ответственности. Совершенно очевидно, что это является отступлением от принципов равенства всех перед законом и судом и неотвратимости ответственности.

Такое положение получило вполне обоснованную критику в юридической литературе. В частности, поэтому предлагается "упростить порядок привлечения к уголовной ответственности и применения мер процессуального принуждения к лицам, обладающим иммунитетом" <*>. Ученые и практики пришли к единому выводу: нормы закона ни в коем случае не должны способствовать уклонению виновных от ответственности. Кстати, в ст. 17 проекта УПК указано, что "иммунитеты не могут быть использованы для уклонения лиц от уголовной ответственности" <**>.

<*> Москалькова Т.Н. Нравственные основы уголовного процесса (стадия предварительного расследования): Автореф. дисс. ... доктора юрид. наук. М., 1997. С. 11.
<**> Российская юстиция. 1994, N 9.

Рассматривая содержание иммунитетов, следует прежде всего исходить из их соответствия принципам равенства всех граждан перед законом и судом, в том числе когда речь идет о лицах, упомянутых в Конституции России.

Президентский иммунитет

Институт Президента - новый институт в системе нашей государственной власти. Ст. 91 Конституции РФ предусматривает неприкосновенность Президента при исполнении им своих полномочий. Отрешение от должности является одним из оснований досрочного прекращения полномочий Президента РФ, которое может произойти только на основании обвинения главы государства в совершении государственной измены или иного тяжкого преступления. Исходя из ст. 93 Конституции РФ, Президенту может быть предъявлено обвинение в совершении довольно узкого круга преступлений. Между тем ныне действующий УК РФ подразделяет преступления на следующие категории: небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие. Поэтому следовало бы предусмотреть, что Президенту, как и всякому иному лицу, при наличии достаточных оснований может быть предъявлено обвинение в совершении любого преступления, а не только государственной измены или иного тяжкого преступления. Предъявление Президенту обвинения в совершении преступлений, не предусмотренных Конституцией РФ, могло бы повлечь для него определенные правовые последствия, например временное приостановление полномочий на какой-то срок и т.п.

Необходимо отметить, что ст. 93 Конституции РФ предусматривает довольно сложный порядок привлечения к уголовной ответственности Президента РФ. Эта процедура отличается от привлечения к уголовной ответственности, например, депутата. Если Президент не будет отрешен от должности, то обвинение в отношении его считается отклоненным. При этом в Конституции установлен весьма короткий срок для этого - 3 месяца. Указанное положение подвергалось критике некоторыми юристами <*>. Действительно, трехмесячный срок мал для рассмотрения выдвинутого обвинения и тем более не должен повлечь прекращения любого уголовного преследования. Он не соответствует и положениям законодательства о давности привлечения к уголовной ответственности. Не согласуется это и с положением ст. 19 Конституции РФ о равенстве всех перед законом и судом. В то же время существует и такое мнение, что "установление срока для принятия решения имеет цель обеспечить определенность положения Президента в системе органов государственной власти, стабильности в стране; нельзя долго продолжать процедуру импичмента и оставлять нерешенным вопрос о главе государства" <**>.

<*> См.: Якубов А.Е. Новая Конституция и проблемы уголовного права, уголовного процесса и судоустройства // Государство и право. 1994, N 8 - 9. С. 204.
<**> Конституция Российской Федерации: Комментарий. М, 1994. С. 434.

Поэтому данная проблема, на наш взгляд, требует дальнейшего законодательного разрешения.

При привлечении к уголовной ответственности Президента неизбежно могут возникнуть вопросы, связанные с осуществлением следственных действий, в частности о месте, времени их проведения и т.д. В некоторых странах это нашло отражение в уголовно - процессуальных кодексах. Так, § 49 УПК ФРГ предусматривает, что "Федеральный президент допрашивается в его резиденции. В судебное разбирательство он не вызывается. Протокол о его судебном допросе должен быть оглашен в судебном разбирательстве" <*>. Думается, что и УПК РФ должен содержать аналогичные нормы, регламентирующие производство процессуальных действий в отношении Президента РФ. Или же в УПК следует иметь ссылку на соответствующий закон, предусматривающий порядок проведения таких действий в отношении Президента РФ.

<*> Федеративная Республика Германия. Уголовно - процессуальный кодекс. М., 1994.

Депутатский иммунитет

Дополнительными гарантиями неприкосновенности обладают также и депутаты. Необходимо заметить, что из всех видов иммунитетов депутатский иммунитет вызвал наибольшее количество критических замечаний как в научной литературе, так и в средствах массовой информации <*>. В частности отмечалось, что "понятие депутатской неприкосновенности извращалось и предпринимались попытки увести высокопоставленных номенклатурных работников от ответственности" <**>.

<*> См., например: Разбойников В. Депутат стреляет сразу // Известия. 1990, 26 нояб.; Резник Б. Хук по-депутатски // Известия. 1992, 24 апр.
<**> Интервью с А.Я. Сухаревым. - В кн.: Истина... И только истина! Пять бесед о судебно - правовой реформе. М., 1990. С. 94.

В тот период, когда вводился иммунитет, были определенные надежды, что он сможет предохранить депутатов от незаконного привлечения к уголовной ответственности, необоснованного применения к ним мер процессуального принуждения. Однако получилось наоборот. Институт иммунитетов стал препятствием для привлечения депутатов к ответственности. Об этом свидетельствует и практика. По сведениям Генеральной прокуратуры Российской Федерации, в 1993 - 1994 гг. в России привлекалось к уголовной ответственности 234 депутата, и в отношении 159 из них не было дано на это согласие представительных органов.

Поэтому и ставится вопрос о ликвидации депутатской неприкосновенности вообще.

В то же время в юридической литературе отмечается, что "институт неприкосновенности должен быть сохранен как исключение и распространяться на весьма ограниченный круг должностных лиц, при этом неприкосновенность не должна быть абсолютной... Институт неприкосновенности оправданно применять лишь на период выполнения депутатами, судьями, прокурорами своих должностных функций" <*>.

<*> Михайлов В.А. Меры пресечения в уголовном судопроизводстве. Тюмень, 1994. С. 229.

Думается, что институт депутатской неприкосновенности необходим, но в разумных пределах. Эти нормы ни в коем случае не должны способствовать освобождению от любого вида ответственности депутатов, если в их действиях содержатся признаки состава преступления.

Институт депутатской неприкосновенности закреплен в ст. 98 Конституции России. Однако после ее введения в действие был принят Федеральный закон "О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации". Положения его вышли за рамки, установленные нормами Конституции. Так, Федеральный закон предусматривал получение согласия законодательного (представительного) органа власти на проведение в отношении депутатов целого ряда следственных и процессуальных действий, которые не предусмотрены Конституцией: возбуждение уголовного дела, привлечение в качестве обвиняемого, допрос в качестве свидетеля и др. Такие ограничения затрудняли возможность возбуждения уголовного дела и проведения расследования в отношении депутатов. Поэтому Президент России обратился с запросом в Конституционный Суд Российской Федерации о проверке конституционности положений ч. 1 и 2 ст. 18, ст. 19 и ч. 2 ст. 20 указанного Федерального закона. Конституционный Суд рассмотрел данный вопрос и принял Постановление от 20 февраля 1996 года, из которого следует, что "при привлечении к уголовной ответственности депутата необходимо принимать во внимание, связано ли инкриминируемое ему деяние с осуществлением депутатской деятельности. Если в отношении депутата Федерального Собрания возбуждается уголовное дело, не связанное с осуществлением депутатской деятельности, то по завершении дознания, предварительного следствия для передачи дела в суд требуется согласие соответствующей палаты Федерального Собрания. Привлечение депутата к уголовной ответственности в связи с действиями, связанными с выполнением его депутатских полномочий, может быть произведено только после получения согласия соответствующей палаты Федерального Собрания, в которую Генеральный прокурор должен внести представление" <*>.

<*> Вестник Конституционного Суда РФ. 1996, N 2. С. 112.

Тем самым Конституционный Суд РФ разъяснил весьма важное положение: при привлечении к уголовной ответственности депутата следует устанавливать наличие связи между депутатской деятельностью и инкриминируемыми депутату действиями. Подобные нормы существуют и за рубежом. Например, в Австрии "без согласия Национального совета члены Национального совета могут быть подвергнуты официальному преследованию за уголовно наказуемое деяние только в том случае, если это деяние явно не связано с политической деятельностью данного депутата. Компетентные органы должны, однако, запрашивать решение Национального совета о наличии такой связи, если этого требует данный депутат или одна треть членов постоянного комитета, которому поручены такие дела. При наличии подобного требования всякое официальное преследование должно быть немедленно прекращено или приостановлено" <*>.

<*> Конституции государств Европейского Союза. М., 1997.

Данное положение является правильным и существенным, так как позволяет установить границы действия иммунитетов.

Исходя из решения Конституционного Суда РФ это может означать следующее. Например, лицо занималось коммерческой деятельностью и совершило при этом правонарушения. А затем оно было избрано депутатом. И если в этот момент решается вопрос о привлечении его к ответственности за ранее совершенные им деяния, то совершенно очевидно, что нет связи между его коммерческой деятельностью и депутатской. Поэтому депутат должен быть лишен неприкосновенности, ибо он привлекается к ответственности за те правонарушения, которые совершил ранее, не являясь депутатом.

Между тем к депутату могут быть применены меры принуждения, такие, как задержание, арест и другие. И в любом случае - связаны действия депутата с его депутатской деятельностью или нет - на проведение таких процессуальных действий, как задержание, арест, обыск (кроме задержания на месте преступления), личный досмотр (за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других людей), требуется представление Генерального прокурора и согласие соответствующей палаты Федерального Собрания. Неприкосновенность депутата распространяется на его жилое и служебное помещения, личный и служебный багаж, транспортные средства, переписку, используемые депутатом средства связи, принадлежащие ему документы.

Кроме того, в ст. 98 Конституции РФ предусмотрено, что в отношении депутатов для проведения обыска необходимо получение согласия соответствующей палаты Федерального Собрания. Однако обыск - это неотложное следственное действие. Об этом говорится и в правовой литературе: "Обыск и выемка, как правило, производятся внезапно, а это исключает возможность получения предварительного согласия на их проведение" <*>. Поэтому представляется, что проблема, связанная с регламентацией обыска у депутатов, требует дальнейшего законодательного решения. Тем более что вопрос о лишении депутата неприкосновенности предоставлено решать законодателю <**>.

<*> Петрухин И.Л. Личная жизнь: пределы вмешательства. М., 1989. С. 84.
<**> См.: Вестник Конституционного Суда РФ. 1996, N 2. С. 112.

Конституция предусматривает такое положение, как лишение депутатской неприкосновенности (ст. 98). Это касается депутатов Федерального Собрания. Депутат лишается неприкосновенности на основании принятия решения соответствующей палатой по представлению прокурора. Однако, как показывает практика, для принятия такого обоснованного решения данных, содержащихся в представлении прокурора, не всегда бывает достаточно. И если депутат не будет лишен неприкосновенности, то в отношении него нельзя провести расследование. Поэтому, с нашей точки зрения, наряду с такой мерой, как лишение неприкосновенности, следует предусмотреть и ограничение неприкосновенности. Это будет означать, что производство некоторых следственных действий должно проводиться без получения какого-либо согласия. В то же время депутат лишается неприкосновенности частично, то есть он вправе продолжать выполнять свои функции, находясь на свободе. Например, возбуждение уголовного дела в отношении депутата могло бы допускать проведение каких-то следственных действий, не связанных с нарушением его неприкосновенности, не препятствующих депутату исполнять возложенные на него обязанности. И лишь при наличии достаточных данных можно ставить вопрос о полном его лишении неприкосновенности. Это означало бы, на наш взгляд, применение к депутату таких мер, реализация которых не оставляет ему возможности выполнять возложенные на него функции.

Положение о лишении неприкосновенности касается только депутатов. Однако нормы, регламентирующие порядок производства в отношении депутатов, еще не разработаны и не введены в УПК. В то же время, например, в УПК ФРГ такие статьи имеются, в частности § 152а "Уголовное преследование депутатов" <*>.

<*> См.: Федеративная Республика Германия. Уголовно - процессуальный кодекс. М., 1994. С. 82.

Прокурорский иммунитет

В уголовном судопроизводстве Российской Федерации процесс начинается со стадии возбуждения уголовного дела. Производству по уголовному делу может предшествовать предварительная проверка заявлений и сообщений о преступлениях. Каких-либо особенностей при ее проведении в отношении лиц, обладающих иммунитетом, за исключением прокуроров и следователей прокуратуры, не предусмотрено. Согласно Федеральному закону "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О прокуратуре Российской Федерации" любая проверка сообщения о факте правонарушения, совершенного прокурором или следователем прокуратуры, является исключительной компетенцией органов прокуратуры <*>. Таким образом, если какой-либо орган обладает информацией о признаках правонарушения со стороны прокурора либо следователя прокуратуры, он должен передать информацию обязательно в органы прокуратуры.

<*> См.: СЗ РФ. 1995, N 47. Ст. 4472.

Такой порядок рассмотрения заявлений и сообщений о преступлениях, установленный специально для прокуроров и следователей прокуратуры, на наш взгляд, является не совсем правильным, поскольку он противоречит основным положениям уголовного судопроизводства, и прежде всего о быстром и полном раскрытии преступлений. Кроме того, органы прокуратуры не обладают компетенцией в проведении определенных действий, например оперативно - розыскных мероприятий. Если имеются данные в отношении работника прокуратуры о том, что он получает взятки за прекращение уголовных дел, и необходимо проведение оперативно - розыскных мероприятий, то они могут быть проведены. Согласно нормам Федерального закона "Об оперативно - розыскной деятельности" от 5 июля 1995 года имущественное, должностное и социальное положение в этом случае не является препятствием для проведения оперативно - розыскных мероприятий на территории Российской Федерации, если иное не предусмотрено Федеральным законом <*>.

<*> См.: СЗ РФ. 1995, N 33. Ст. 3349.

Возложение на органы прокуратуры проверки заявлений и сообщений о правонарушениях в отношении прокуроров и следователей справедливо подверглось критике. В частности отмечалось, что "такие своеобразные гарантии могут уводить от ответственности прокурорских работников, так как, видимо, не всегда вышестоящие прокуроры захотят привлекать к ответственности подчиненных прокурорских работников" <*>.

<*> Зажицкий В. Неприкосновенный: Обсуждаем Закон о прокуратуре Российской Федерации // Юридическая газета, 1992, N 19 - 20.

Этот, по сути, ведомственный подход, когда прокуратура проверяет положение дел в своем же ведомстве, далеко не всегда может способствовать объективности, всесторонности, полноте рассмотрения материалов. И поэтому проверку сообщений о правонарушениях в отношении прокуроров следует возложить на другие органы. А если сохранится ныне действующий порядок, то принимаемые решения во всяком случае должны быть обжалованы в суд.

Иммунитет судей

Сейчас на возбуждение уголовного дела в отношении судьи требуется получение согласия квалификационной коллегии судей. Еще совсем недавно такое согласие было окончательным и не могло быть обжаловано. Это вызывало в среде юристов возражения. Отмечалось, что "возбуждение уголовного дела не должно быть связано с согласием соответственно высшего органа законодательной власти, квалификационной коллегии судей, вышестоящего прокурора" <*>. Или: "...любое должностное положение, занимаемое лицом, не может препятствовать возбуждению против него уголовного дела либо служить основанием для освобождения его от ответственности за совершенное преступление. Тем самым подтверждается необходимость соблюдения равенства граждан перед законом и судом, как одного из основополагающих принципов права" <**>.

<*> Михайлов В.А. Меры пресечения в уголовном судопроизводстве. Тюмень, 1994. С. 229.
<**> Бойков А.Д. Проблемы судебной реформы // Сов. государство и право. 1991, N 4. С. 18.

Поэтому вопросы, связанные с получением согласия для возбуждения уголовного дела в отношении судьи, стали предметом обсуждения Конституционного Суда, который 7 марта 1996 года принял Постановление "По делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 16 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" в связи с жалобами граждан Р.И. Мухаметшина и А.В. Барбаша. В нем отмечалось, что "решение квалификационной коллегии судей об отказе в даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении судьи может быть обжаловано в суд, поскольку этим решением затрагиваются права как самого судьи, так и гражданина, пострадавшего от его действий. Наличие такой возможности служит реальной гарантией осуществления конституционного права каждого на судебную защиту (ст. 46, ч. 1 и 2), а также прав, предусмотренных ст. 52 и 53 Конституции Российской Федерации" <*>.

<*> Российская газета. 1996, 19 марта.

Как видим, решение квалификационной коллегии судей сразу может быть обжаловано в любой суд, что является реализацией права на судебную защиту, предусмотренного ст. 46 Конституции РФ. И вовсе не обязательно дожидаться решения вышестоящей квалификационной коллегии судей по этому вопросу.

В стадии возбуждения уголовного дела иногда бывает известно лицо, в отношении которого решается вопрос о возбуждении или об отказе в возбуждении уголовного дела. Таким лицом может быть судья. Некоторые исследователи утверждают, что данный порядок будет способствовать появлению второго вида возбуждения уголовного дела - в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления. С момента возбуждения уголовного дела подозреваемый, то есть лицо, против которого фактически ведется расследование, может быть наделено необходимыми процессуальными средствами для своей защиты <*>. Это, кстати, предусмотрено в проекте нового УПК, представленного Минюстом России, где наряду с уже известными основаниями признания лица подозреваемым предлагается установить и такое основание, как возбуждение уголовного дела. Лицо, обладающее иммунитетом, в отношении которого будет возбуждаться уголовное дело, сможет защитить свои права в большем объеме, находясь в положении подозреваемого.

<*> См.: Судебная реформа: Сборник обзоров / Составитель Т.Г. Морщакова. М., 1990. С. 65.

Деятельность лиц, обладающих иммунитетом, может быть прервана действиями, связанными с лишением или ограничением свободы.

Такими следственными и процессуальными действиями являются: задержание, арест, наблюдение командования воинской части (для военнослужащих), привод, помещение в медицинское учреждение, отстранение от должности. В основном это меры процессуального принуждения (часть из них - меры пресечения), и применяются они в целях, предусмотренных уголовно - процессуальным законодательством, когда есть основания считать, что обвиняемый может скрыться, воспрепятствовать установлению истины по делу, будет продолжать заниматься преступной деятельностью.

Наиболее радикальные из этих мер - задержание и арест (заключение под стражу). Если обратиться к законам, регламентирующим статус лиц, обладающих иммунитетом, то можно увидеть следующее. В Федеральном конституционном законе о Конституционном Суде указано, что "судья Конституционного Суда может быть задержан только на месте преступления" (ст. 15) <*>. Но ведь не только судья этого Суда, но и любое лицо, обладающее иммунитетом, может быть задержано только на месте преступления.

<*> СЗ РФ. 1994, N 13. Ст. 1447.

Исходя из этого, следовало бы в УПК внести положение, аналогичное норме закона о Конституционном Суде, согласно которому должностное лицо, произведшее задержание гражданина, обладающего иммунитетом (например, судьи, прокурора, депутата), должно немедленно уведомить об этом орган, где тот работает или состоит, который в течение 24 часов должен принять решение о даче согласия на дальнейшее применение этой процессуальной меры пресечения или же об отказе в этом. Думается, отказ в даче согласия может быть обжалован в суд. Что касается остальных процессуальных действий, ограничивающих свободу, то стоит, видимо, предусмотреть возможность получения разрешения или согласия органа, где состоят лица, обладающие иммунитетом, на проведение действий, физически ограничивающих выполнение возложенных на этих лиц функций. Получение согласия связано с тем, что они ограничиваются в своей деятельности и не могут выполнять поставленные перед ними задачи.

Однако если согласие не будет получено, а лицо будет продолжать преступную деятельность, препятствовать установлению истины по делу, можно будет вновь обратиться в соответствующий орган для решения вопроса о применении меры пресечения.

В отношении лица, обладающего иммунитетом, необходимо получить согласие соответствующего органа и на привлечение его в качестве обвиняемого. Решение о вынесении такого постановления принимается органом, ведущим расследование. Как известно, оно не является окончательным, так как после привлечения лица в качестве обвиняемого не исключено установление его невиновности и последующее прекращение дела. Возможны ошибки со стороны правоохранительных органов, которые могут незаконно и необоснованно вынести постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого. Поэтому для усиления гарантий в отношении лиц, обладающих иммунитетом, могло бы быть, например, предусмотрено положение о вынесении постановления о привлечении в качестве обвиняемого не следователем, а прокурором. Причем в отдельных случаях не надзирающим, а вышестоящим прокурором по отношению к данному прокурору.

В правовой литературе высказано мнение о необходимости принятия положения, согласно которому дело может быть прекращено, если не будет дано согласие на привлечение к уголовной ответственности. Предлагается в процессуальном законе предусмотреть следующее основание прекращения уголовных дел и обстоятельство, исключающее производство по делу: "отсутствие предусмотренного законодательством согласия соответствующих органов на привлечение лица, в отношении которого установлен особый порядок решения вопросов уголовной ответственности" <*>. Соглашаясь в целом с этим предложением, следует подчеркнуть, что одновременно должно быть предусмотрено получение мотивированного ответа, а также возможность его обжалования.

<*> Цепелев В.Ф. Принцип равенства граждан перед законом и проблемы действия уголовного закона по кругу лиц // Проблемы уголовно - правовой борьбы с преступностью: Труды Академии МВД. М., 1992. С. 66.

Об иммунитетах других лиц

До настоящего времени не решен вопрос о наделении иммунитетами еще некоторых лиц, например следователей. Как известно, дополнительными гарантиями неприкосновенности обладают только следователи прокуратуры. Однако следователи имеются и в органах внутренних дел, ФСБ, федеральных органах налоговой полиции. Следователи этих ведомств какими-либо гарантиями неприкосновенности не обладают. Между тем следователи в уголовном судопроизводстве выполняют примерно такие же задачи, как и судьи, и поэтому все следователи могли бы быть наделены дополнительными гарантиями неприкосновенности. Возможно, в меньшем объеме, чем судьи, то есть отдельными элементами иммунитетов. Кстати, в проекте Закона РФ "О Следственном комитете Российской Федерации" предусматривалось введение гарантий независимости следователя, касающихся установления определенного порядка возбуждения уголовных дел в отношении их, задержания и т.п. <*>. В то же время, если обратиться к законодательству других стран, например Болгарии, то увидим: согласно Конституции следователи обладают гарантиями неприкосновенности в объеме депутатской неприкосновенности <**>.

<*> См.: Постановление Президиума Верховного Совета РФ "О проекте Закона РФ "О Следственном комитете Российской Федерации" от 27 мая 1991 года.
<**> См.: Конституция Республики Болгария. М., 1992.

Особое место среди лиц, осуществляющих правозащитную деятельность, занимают адвокаты. Ведя защиту по уголовным делам, они нередко сталкиваются со злоупотреблениями в работе правоохранительных органов, о чем сообщают в вышестоящие инстанции, суды. Представители правоохранительных органов в таких случаях пытаются скрыть допущенные ими правонарушения, оказать воздействие на адвокатов путем применения к ним незаконных задержаний, арестов и т.д. Совершенно справедливо отмечается, что "против таких злоупотреблений адвокаты бессильны" <*>. Поэтому следует оградить адвокатов от незаконного и необоснованного применения в отношении них различных мер воздействия, предусмотрев и для них дополнительные гарантии неприкосновенности.

<*> Резник Г. Спасите адвокатуру!!! // Адвокат. 1997, N 9. С. 3.

На основании изложенного можно сделать следующие выводы. Нормы об иммунитетах Президента, депутатов, прокуроров, судей и других лиц следует ввести в уголовное судопроизводство. Это становится особенно актуальным в связи с принятием нового УПК РФ. Или в крайнем случае в УПК РФ необходимо предусмотреть ссылки на законы о статусе этих лиц, в которых могут содержаться нормы об их иммунитетах. Одновременно порядок производства в отношении лиц, обладающих иммунитетом, должен быть более дифференцированным и не представлять особой сложности.

Круг лиц, обладающих иммунитетом, не может расширяться, а должен иметь тенденцию к уменьшению, что будет способствовать воплощению в жизнь конституционного принципа о равенстве всех перед законом и судом.