Мудрый Юрист

Крайняя необходимость в свете нового уголовного законодательства

Портнов Иосиф Петрович - доктор юридических наук, профессор.

Охрана интересов личности, общества и государства является основной задачей уголовного законодательства России (ст. 2 УК РФ). Осуществляется она в основном уголовно - правовыми нормами запретительного характера, когда под страхом уголовного наказания запрещается совершение определенных законом действий или бездействие. Таковы все нормы особенной части Уголовного кодекса. Однако среди норм уголовного права есть и такие, которые разрешают при определенных условиях причинение вреда правоохраняемым объектам. К их числу относится, в частности, институт крайней необходимости, предусмотренный в ст. 39 УК РФ. Принятый в 1996 г. Уголовный кодекс внес в этот институт ряд новшеств, которые требуют теоретического и практического осмысления, особенно если учесть, что в правоприменительной практике имеет место разнобой в толковании тех или иных признаков крайней необходимости.

Что же представляет собой этот институт уголовного права?

Если сказать коротко, им регулируются действия человека в ситуациях, когда приходится жертвовать меньшим, чтобы спасти большее. Уголовный закон (ст. 39 УК РФ) так раскрывает содержание понятия "крайняя необходимость": "Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом, интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышение пределов крайней необходимости".

Как видно из приведенного определения, крайняя необходимость - это коллизия двух правоохраняемых интересов, когда предотвратить большой вред одному из них возможно через причинение меньшего вреда другому. Практика свидетельствует, что подобные прецеденты не так уж редки. Например, выборочные исследования, проведенные Академией МВД России <*>, показали, что почти половина всех рассмотренных случаев, когда сотрудники органов внутренних дел применяли огнестрельное оружие, была связана именно с крайней необходимостью (45,4%). Для сравнения скажем, что в 36,4% случаев они действовали в состоянии необходимой обороны, а в 18,2% - в состоянии причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление.

<*> См.: Бикмашев В.А. Уголовно - правовые аспекты применения огнестрельного оружия сотрудниками внутренних дел: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М., 1997. С. 18.

Большее число событий крайней необходимости по сравнению с необходимой обороной и задержанием преступника не случайны. Дело в том, что в отличие от ситуаций при применении необходимой обороны и при задержании преступника, источниками возникновений которых могут служить лишь общественно опасные посягательства, в случаях крайней необходимости источник, порождающий право на нее, может быть самым разнообразным: стихийные бедствия (землетрясение, наводнение, смерч, тайфун, цунами, обильный снегопад и т.д.); нападение на человека диких, домашних животных; пожар; вышедшие из-под контроля механизмы, техника и т.д.). В качестве примера можно привести ситуацию, когда из-за технической неисправности летчики вынуждены сажать самолет на "брюхо", в результате чего он получает серьезные повреждения, но зато оказываются спасенными люди. В данном случае члены экипажа не подлежат уголовной ответственности за причиненный материальный ущерб. Источником, порождающим крайнюю необходимость, могут быть также как правомерные (например, обоснованный риск, выполнение профессиональных функций), так и неправомерные действия человека (поджог дома, причинение тяжких телесных повреждений, опасных для жизни и др.). Для правильного понимания и применения на практике положений относительно крайней необходимости в теории уголовного права признаки, ее характеризующие, подразделяются на условия, относящиеся к опасности, и условия, относящиеся к ее устранению.

Условия, относящиеся к опасности при крайней необходимости: угроза правоохраняемым объектам; опасность причинения существенного вреда; наличная опасность; действительная опасность.

  1. Согласно закону правоохраняемыми объектами считаются: права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок и общественная безопасность, окружающая среда (экология), конституционный строй Российской Федерации, мир и безопасность человечества (ст. 2 УК РФ). Следовательно, нахождение перечисленных объектов в опасном состоянии является основанием для возникновения права действовать по правилам крайней необходимости. Однако опасность должна угрожать причинением существенного вреда.
  2. Вопрос о причинении существенного вреда охраняемым интересам разрешается правоприменителем в зависимости от конкретной обстановки, с учетом важности объекта, которому причинен вред, и объекта, который был защищен, а также характера и степени причиненного вреда. Угроза жизни человека, а тем более группы людей, в условиях крайней необходимости всегда признается как угроза причинения существенного вреда охраняемым интересам личности, общества, государства. Действия, направленные на устранение такой опасности, даже если они повлекли за собой причинение определенного материального ущерба третьей стороне, считаются правомерными и общественно полезными.

Например, во время подледной ловли рыбы от кромки берега откололась льдина и стала уносить в открытое море группу рыбаков. Над их жизнью нависла смертельная опасность. Чтобы спасти их, сотрудник милиции без разрешения хозяина воспользовался чужим катером (в данной ситуации это был единственно возможный вариант) и с его помощью перевез рыбаков на берег. Во время спасательной операции при столкновении со льдиной обшивка получила повреждение, и пробило днище катера. Несмотря на то, что его хозяину был причинен материальный ущерб, нарушено право неприкосновенности собственности, действия сотрудника милиции являлись правомерными, ибо в возникшей ситуации крайней необходимости он предотвратил наступление существенного вреда охраняемым интересам, а именно спас людей.

В другом случае из-за отсутствия угрозы причинения существенного вреда здоровью ребенка суд не признал действия гражданина К. как действия в состоянии крайней необходимости. Пятилетний сын К., съезжая на санках с горки, повредил ногу. Отец, опасаясь за здоровье сына, без разрешения взял чужую машину и доставил ребенка в травмопункт, причем из-за неумелого управления автомобилем повредил его. Думается, что суд поступил правильно. Во-первых, травма не являлась настолько серьезной, чтобы дать основание опасаться за жизнь или создать серьезную угрозу для здоровья ребенка. Во-вторых, возникшая для здоровья ребенка опасность могла быть устранена и иными средствами. В частности, можно было вызвать "скорую помощь", взять такси или нанять "частника".

Следует признать, что в аналогичных ситуациях, связанных с угрозой жизни и здоровью человека, право на крайнюю необходимость возникает лишь тогда, когда существует реальная опасность причинения тяжкого вреда этим ценностям, устранить которую возможно лишь единственным путем - через причинение определенного вреда другим правоохраняемым объектам. Устранение меньшей опасности здоровью человека (телесные повреждения средней тяжести, легкие телесные повреждения) путем причинения вреда другим объектам должно рассматриваться на общих основаниях, так как в таких случаях имеется возможность использовать другие, безвредные средства ее устранения.

Сложнее обстоит дело с определением существенности вреда в условиях крайней необходимости при спасении имущества. Здесь все зависит от ценности, стоимости, хозяйственной значимости последнего, конкретной обстановки.

К примеру, от удара молнии произошло загорание бесхозного, ветхого строения, не угрожавшего огнем другим помещениям. Объект не представлял собой большой материальной ценности и не угрожал причинением какого-либо вреда другим правоохраняемым интересам. Здесь налицо тот случай, когда из-за отсутствия опасности причинения существенного вреда охраняемым интересам отсутствует само состояние крайней необходимости. А.В. Наумов по этому вопросу справедливо замечает, что "не возникает права на причинение вреда правоохраняемому интересу при защите малоценного интереса" <*>.

<*> Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть. М.: Изд-во "БЕК". 1996. С. 348.

В зависимости от ситуации может быть и так, что опасность уничтожения одного и того же объекта в одной обстановке не угрожает причинением существенного вреда охраняемым интересам, в другой - наоборот. Так, наводнение угрожало смыть стог сена. В случае, если хозяйство, помимо этого стога, имеет достаточный запас кормов для скотины, то потеря данного сена не будет угрожать существенным ущербом его интересам и не создаст тем самым условия крайней необходимости по его спасению. Напротив, если этот стог является единственным кормовым запасом, то его потеря создает угрозу причинения существенного вреда интересам хозяйства. Отсюда следует, что нанесение определенного ущерба третьим лицам (реквизирование у граждан транспортных, подручных средств, тягловой силы и др.) при спасении стога будет признано оправданным, так как совершалось в состоянии крайней необходимости.

  1. Под наличной опасностью при крайней необходимости понимается такая, которая возникла, но еще не окончена (не устранена, не прошла, не миновала), либо, еще не проявляя себя, уже создает непосредственную угрозу причинения ущерба охраняемым объектам.

Приведем два примера. Сотрудник милиции, видя, что на ребенка напала собака, поспешил на помощь и застрелил ее. Позже выяснилось, что собака эта породистая и дорогостоящая. В данном случае опасность была наличной, имела место явная угроза жизни ребенка. Сотрудник милиции действовал в состоянии крайней необходимости, поэтому его действия правомерны.

Породистая, дорогостоящая собака покусала ребенка. На другой день его отец, увидя эту собаку на выгуле, взял ружье и застрелил ее. В этой ситуации крайней необходимости не было, так как опасность уже миновала. Поэтому действия отца не могут быть признаны законными.

Опасность должна быть действительной. Например, гражданин К. во время сильной грозы забрался на крышу дома соседа и сломал его телеантенну. Как он объяснял впоследствии, эта антенна - самая высокая в поселке, и молния могла ударить в нее, отчего мог загореться его дом, так как крыша дома К. и соседа находились в непосредственной близости друг к другу. Здесь не было состояния крайней необходимости, опасность существовала не в реальности, а лишь в воображении, предположении К.

Условия, относящиеся к устранению опасности: защита правоохраняемых объектов; невозможность устранения ее другими средствами; непревышение пределов крайней необходимости.

  1. Правоохраняемые объекты, защищаемые при крайней необходимости, есть те же социальные ценности, о которых говорилось ранее: права и свободы человека и гражданина, собственность, общественные и государственные интересы.
  2. Невозможность устранить опасность другими средствами или невозможность устранить опасность без причинения вреда. Это принципиальное положение, которое существенно отличает крайнюю необходимость от необходимой обороны. При необходимой обороне оправдывается активная защита, то есть вред нападающему может быть причинен несмотря на то, что у обороняющегося была возможность убежать, спрятаться, позвать на помощь. При крайней необходимости вопрос решается однозначно: причинение вреда - единственная возможность предупредить наступление более значительного вреда. Если же у человека есть возможность предупредить наступление ущерба без причинения вреда источнику опасности и он не воспользовался ею, то в таких случаях не может идти речь о состоянии крайней необходимости. Например, сторож М., имея возможность зайти в помещение и тем самым избежать нападения на него разъяренного быка, выстрелом из ружья убил его. Хозяйство понесло значительный ущерб. Сторож действовал не в состоянии крайней необходимости, так как убийство быка не было единственной возможностью избежать его нападения.
  3. Третье условие, относящееся к устранению опасности, заключается в том, чтобы не было допущено превышения крайней необходимости. Указание в ст. 39 УК на то, что при устранении опасности не должно быть допущено превышения пределов крайней необходимости, относится к новеллам отечественного уголовного права. Оно отсутствовало в прежнем УК РСФСР 1960 г. Оценивая это новшество с социальной, политической точки зрения, следует признать его прогрессивный характер, отвечающий духу демократических начал и социальной справедливости. Бесспорно, данное положение служит дальнейшему развитию института крайней необходимости.

Согласно закону (ст. 39 УК РФ) превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред, равный или более значительный, чем предотвращенный. Таким образом, суть приведенного законоположения заключается в том, что причиненный вред должен быть меньшим, чем вред предотвращенный. Какие интересы более ценны, а какие менее, какой вред больше, а какой меньше - эти вопросы можно решить лишь в зависимости от обстоятельств каждого конкретного случая с учетом принятых в обществе моральных принципов, а также иерархии социальных ценностей.

Положение о том, что превышение пределов крайней необходимости будет иметь место при условии, что причиненный вред был равен или был больше предотвращенного, довольно часто встречается в судебной практике, особенно в случаях, когда лицо спасает свою жизнь за счет жизни другого человека. Теперь, по сравнению с прежним Уголовным кодексом РСФСР (ст. 14), дается четкое разъяснение, что при равном вреде деяние будет рассматриваться как превышение пределов крайней необходимости. Следовательно, можно смело утверждать, что нельзя спасать свою жизнь за счет жизни другого человека. Проиллюстрируем это на примере.

В море оказались два человека и одно плавательное средство, которое способно выдержать только одного. Если в этой ситуации более сильный топит слабого, чтобы спастись самому (в противном случае оба утонут), то его действия противоречат названному условию. В приведенном примере, хотя и возникло состояние крайней необходимости, тем не менее были нарушены ее пределы. Ответственность в подобных ситуациях наступает как за умышленное убийство, но при определении наказания суд должен учитывать превышение крайней необходимости как смягчающее обстоятельство (п. "ж" ст. 61 УК РФ).

В теории уголовного права высказывается мнение о том, что при крайней необходимости, так же как и при необходимой обороне, не следует ограничивать пределы причиняемого вреда. Так, в цитируемой ранее работе В.А. Бикмашева говорится: "Принципиально важным явилось бы закрепление положения, согласно которому уголовный законодатель признал бы правомерным причинение не только просто "вреда", а причинение "любого вреда" посягающему лицу: в состоянии необходимой обороны, в состоянии причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, и в состоянии крайней необходимости" <*>.

<*> См.: Бикмашев В.А. Цит. раб. С. 20.

Вряд ли можно согласиться с подобным предложением, поскольку в таком случае будет отвергнута основная идея института крайней необходимости, заключающаяся в том, что вред причиненный должен быть обязательно меньше предотвращенного. Если допустить возможность причинения большего вреда, то правомерен вопрос о нужности самого института крайней необходимости. Ведь в данном случае мы скорее согласимся с тем вредом, который может быть причинен источником опасности, чем с тем, что будет получен в результате действий устранителя этой опасности. Попутно следует заметить, что при крайней необходимости вред причиняется не посягающему, как пишет В.А. Бикмашев, а третьему лицу.

Оценивая причиненный вред в условиях крайней необходимости, правоприменителю следует учитывать не только объективные признаки деяния, но и субъективные. Дело в том, что согласно закону превышение пределов крайней необходимости влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда. Это означает, что как бы ни был превышен уровень причиненного вреда по сравнению с предотвращенным, но если он причинен по неосторожности, - уголовная ответственность не наступает. Например, водитель такси, чтобы не наехать на ребенка, внезапно выбежавшего на проезжую часть дороги, резко сворачивает в сторону, в результате ударяется о дорожный столб, отчего погибают двое пассажиров. Отношение к смерти пассажиров у него было неосторожным, но в силу того, что он действовал в состоянии крайней необходимости, причиненный им тяжкий вред не будет вменяться ему в вину, то есть водитель в таком случае не будет нести уголовную ответственность.

В прежнем УК РСФСР 1960 г. такого указания не содержалось, поэтому лица, причинившие в состоянии крайней необходимости (хотя и по неосторожности) больший вред, чем предотвращенный, нередко привлекались к уголовной ответственности за неосторожное причинение вреда. Подобная практика уже тогда вызывала большие сомнения в ее обоснованности. Действительно, требовать, чтобы лицо, оказавшееся в экстремальных условиях, могло соразмерять причиняемый и предотвращаемый вред, абсурдно. Другое дело, когда человек действует с умыслом, осознавая общественно опасный характер своего деяния, понимая, что избранные им средства по устранению опасности явно превышают пределы крайней необходимости.

Поскольку вред при крайней необходимости причиняется третьему лицу, то в практике возникает вопрос о субъекте возмещения этого вреда, о том, кто конкретно выступает ответчиком по причиненному вреду? На наш взгляд, здесь не может быть однозначного решения. Все зависит от того, кто был источником возникновения права крайней необходимости. Если это был человек, то он и должен быть ответчиком перед третьим лицом за причиненный последнему ущерб. Например, гражданин, защищаясь от хулиганов, вырвал у прохожего трость и использовал ее так, что сломал. Трость оказалась ценной вещью. Поскольку гражданин действовал в условиях необходимой обороны и в то же время крайней необходимости, то возмещать ущерб прохожему должен не гражданин, а хулиганы.

Когда же опасность причинения вреда возникает от других источников - стихийных сил природы, животных, техники и т.п., - решать вопрос о возмещении ущерба необходимо в соответствии с положениями гражданского права. Так, согласно требованиям ст. 1067 ГК РФ вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, должен быть возмещен лицом, его причинившим. Учитывая обстоятельства, при которых причинен такой вред, суд может возложить обязанность его возмещения на третье лицо, в интересах которого действовал причинивший вред, либо освободить от возмещения вреда полностью или частично как это третье лицо, так и причинившего вред.

Отграничение крайней необходимости от необходимой обороны. При защите правоохраняемых ценностей подчас возникают вопросы о том, действовало ли лицо в состоянии необходимой обороны в состоянии или крайней необходимости. Дело в том, что эти правовые институты имеют ряд сходных моментов. Например, у них одинаковые основания освобождения от уголовной ответственности, а именно отсутствие в действиях признака общественной опасности. Те и другие не только не преступны, но и общественно полезны. Кроме того, круг правоохраняемых интересов, защищаемых при необходимой обороне и крайней необходимости, один и тот же.

Вместе с тем у них есть и существенные различия. Источником опасности при необходимой обороне может быть только человек, точнее, его общественно опасное поведение, посягательство. Для крайней необходимости источниками опасности являются не только и не столько человек, как природные, технические и прочие силы. При необходимой обороне вред причиняется самому посягающему, а при крайней необходимости он причиняется гражданам, общественным, государственным организациям, предприятиям, которые не имели отношения к возникновению устраняемой опасности, а именно третьим лицам. Различие между двумя институтами заключается и в том, что при крайней необходимости нужно, чтобы причиненный вред был меньше вреда предотвращенного, чего не требуется при необходимой обороне. В первом случае важно, чтобы причинение меньшего вреда было единственной возможностью предотвратить больший вред. Во втором - лицо имеет право активно действовать, применять насилие к нападающему, несмотря на то, что у него были иные возможности, в частности, убежать, спрятаться, позвать на помощь и т.д. Существует и разный законодательный подход к установлению уголовной ответственности за деяния, совершенные при превышении пределов необходимой обороны и пределов крайней необходимости.

Общее здесь то, что согласно п. "ж" ст. 61 УК совершение преступления при нарушении условий правомерности как необходимой обороны, так и крайней необходимости, является обстоятельством, смягчающим наказание. Однако если при превышении пределов необходимой обороны было совершено убийство, причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, действия виновного квалифицируются по специальным, смягчающим статьям Уголовного кодекса (ст. 108, 114 УК РФ). За те же деяния при превышении пределов крайней необходимости ответственность наступает на общих основаниях с учетом последней как смягчающего обстоятельства.