Мудрый Юрист

Новые основания прекращения уголовного дела в отношении несовершеннолетнего

А. Чувилев, доктор юридических наук, профессор.

Изменения и дополнения, внесенные в УПК РСФСР в связи с принятием нового УК, предусмотрели два новых основания прекращения уголовного дела в отношении несовершеннолетнего. Одно из них предусмотрено ст. 8 УПК (в новой редакции) и именуется прекращением уголовного дела в отношении несовершеннолетнего с применением принудительных мер воспитательного воздействия. Это основание появляется в случае совершения несовершеннолетним впервые преступления, относящегося к категории небольшой или средней тяжести, и наличия данных, позволяющих сделать вывод, что исправление подростка может быть достигнуто путем применения принудительных мер воспитательного воздействия.

В постановлении о прекращении уголовного дела должны быть приведены доказательства, не оставляющие сомнений в том, что инкриминируемое подростку преступление совершено именно им, и исключающие какую-либо другую версию. Очевидно, что только тогда может быть положительно решен вопрос о прекращении уголовного дела, когда подследственный признает себя виновным и раскаивается в содеянном. В противном случае вряд ли будет обоснован вывод о возможности его исправления принудительными мерами воспитательного воздействия. Раскаяние не обязательно должно быть деятельным, т.е. выражаться в позитивном пострикриминальном поведении (явка с повинной, способствование раскрытию преступления, возмещение причиненного ущерба или иное заглаживание вреда). Если несовершеннолетний проявил деятельное раскаяние после совершения преступления небольшой тяжести, то уголовное дело должно быть прекращено по ст. 7 УПК. Это основание не влечет вопроса о применении принудительных мер воспитательного воздействия. Но в случае деятельного раскаяния несовершеннолетнего, совершившего преступление средней тяжести, возникает основание для прекращения в отношении него уголовного дела с применением принудительных мер воспитательного характера.

Принимая такое решение, следователь должен быть убежден в том, что исправление подростка, устранение пробелов в его правосознании вполне возможно, если к нему будут применены какие-либо из этих мер. Решение вопроса о том, какие меры воспитательного воздействия применять, относится к прерогативе суда. Но и следователь, как представляется, в постановлении о прекращении уголовного дела может высказать свое мнение о характере принудительных мер воспитательного воздействия. Иначе оно будет выглядеть немотивированным. Виды и содержание принудительных мер воспитательного воздействия определены в ст. 90 и 91 УК. Это - предупреждение, передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа; возложение обязанности загладить причиненный вред; ограничение досуга и установление особых требований к поведению подростка.

Следователь, например, может посчитать, что передача под надзор родителей их сына или дочери окажется бесполезной мерой, поскольку в процессе следствия установлено, что родители не в состоянии положительно повлиять на них, но в то же время полагать, что надзор специализированного государственного органа может оказаться достаточным, чтобы не допустить совершение подростком нового преступления. Разумеется, суд не связан мнением следователя.

Прекращение уголовного дела по основаниям, указанным в ст. 8 УПК, приобретает юридическую силу, если несовершеннолетний против этого не возражает и прокурор дал согласие.

Закон не предусматривает процессуальную форму фиксации отсутствия возражений несовершеннолетнего против прекращения в отношении него уголовного дела в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия. Вполне достаточно, чтобы несовершеннолетний удостоверил это обстоятельство подписью на постановлении о прекращении уголовного дела.

Если в расследовании участвовал законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого (обвиняемого), то он вправе ознакомиться с постановлением о прекращении уголовного дела. Но его несогласие с принятым решением не препятствует прекращению уголовного дела. Законный представитель может подать жалобу прокурору или в суд в течение пяти суток в порядке ч. 5 ст. 209 УПК, считая, например, что несовершеннолетний невиновен, оговаривает себя, или настаивая на прекращении уголовного дела по иному основанию.

Прокурор, получивший уголовное дело с постановлением следователя, в соответствии с требованиями Приказа Генерального прокурора РФ N 31 от 18 июня 1997 г. "Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием" обязан решить вопрос о согласии на освобождение от уголовной ответственности в связи с возможностью исправления несовершеннолетнего путем применения принудительных мер воспитательного воздействия только после тщательного изучения всех материалов, не ограничиваясь ознакомлением с постановлением следователя. Приказ предписывает прокурорам выяснить доказанность совершения преступления несовершеннолетними и соблюдение предусмотренных законом условий для прекращения дела. При недостаточной исследованности обстоятельств дела и личности несовершеннолетнего прокурор отказывает в согласии.

Приказ Генерального прокурора РФ ориентирует прокуроров на то, что прекращение уголовного дела по правилам ст. 8 УПК связано с констатацией совершения подростками преступлений.

Прокурорам вряд ли следует уповать на то, что прекращенные дела будут рассматриваться судьями и за ними окончательное слово в решении вопроса о применении в отношении несовершеннолетних принудительных мер воспитательного воздействия. Судебного разбирательства по прекращенным делам не предусмотрено законом. Решение судьи принимают только на основании изучения материалов дел. Поэтому, если прокурор усмотрит пробелы в исследовании обстоятельств дела, в доказательствах, уличающих несовершеннолетнего или характеризующих его личность, дело необходимо вернуть следователю для продолжения расследования.

Отказ прокурора в согласии на прекращение уголовного дела должен быть мотивирован. Ему необходимо в письменной форме обосновать свое решение. Следователь может с ним не согласиться и обратиться к вышестоящему прокурору с письменным изложением возражений.

Изучение прокурором дела может привести его к выводу, что следствие проведено полно, но дело должно быть прекращено по иному основанию. В этих случаях прокурор вправе либо дать следователю соответствующее письменное указание, либо сам вынести новое постановление.

Второе основание прекращения уголовного дела в отношении несовершеннолетнего предусмотрено ч. 2 ст. 5 (в новой редакции) УПК и связано с установлением совокупности обстоятельств, которые относятся по терминологии закона к "исключающим производство по делу". Уголовное дело подлежит прекращению в отношении несовершеннолетнего, достигшего возраста уголовной ответственности, но который, вследствие отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.

Закон не требует получения согласия прокурора на прекращение уголовного дела по этому основанию. Однако, по нашему мнению, прокурорам целесообразно проверять законность и обоснованность таких решений. Прежде всего необходимо обращать внимание на то, проводилась ли по делу комплексная судебно-психологическая и психиатрическая экспертиза. Без ее заключения, на основе других доказательств невозможно сделать правильный вывод о том, что не психическое расстройство было причиной отставания в психическом развитии, а другие физиологические аномалии. И что именно отставание в психическом развитии послужило причиной того, что несовершеннолетний, являющийся вменяемым, не осознавал, что его действия запрещены уголовным законом и общественно опасны.

Далее. Закон не содержит запрета на прекращение уголовного дела в соответствии с ч. 2 ст. 5 УПК при отсутствии возражений со стороны несовершеннолетнего. Поэтому следователь не обязан выяснять его отношение к принятому решению. Доказывание факта совершения общественно опасного деяния, подпадающего под признаки конкретного состава преступления, в принципе возможно и при отказе от дачи показаний или их ложности. Но, думается, если подросток отрицает, что он совершил деяние, по поводу которого велось следствие, это обстоятельство должно привлечь внимание прокурора и побудить его выяснить причины такого поведения: не является ли оно свидетельством ошибки в признании совершения деяния подростком или стремлением недобросовестного следователя "списать" на него преступление вместо того, чтобы установить подлинного преступника.

Конечно, прокурорам следует не ограничиваться в установлении основания для прекращения уголовного дела, предусмотренного ч. 2 ст. 5 УПК, только случаями обращения к ним следователей с просьбой дать согласие на это решение. При изучении материалов уголовных дел в связи с санкционированием ареста, проверкой обоснованности предъявленного обвинения, утверждением обвинительного заключения прокурору целесообразно выяснять, нет ли в поведении обвиняемого признаков отставания в психическом развитии, неадекватного его возрасту. И если поведение несовершеннолетнего во время совершения инкриминируемого ему деяния, документы, показания потерпевшего, свидетелей содержат данные о такого рода обстоятельствах, необходимо дать указание следователю о назначении экспертизы.

Особое внимание рекомендуется обращать на содержание заключения судебно - психиатрической экспертизы. Несмотря на признание несовершеннолетнего обвиняемого вменяемым, в заключении экспертизы подчас приводятся сведения о признаках отставания в психическом развитии, не связанного с психическим расстройством. Такого рода сведения - основания для решения вопроса о проведении новой экспертизы, но уже в части получения заключения о том, мог ли несовершеннолетний в полной мере осознавать фактический характер содеянного им или руководить своими действиями. К сожалению, иногда такие данные остаются без внимания не только со стороны следователей, но и прокуроров. Так, при расследовании дела по обвинению пятнадцатилетнего Бормотова в совершении разбоя судебно - психиатрическая экспертиза признала его вменяемым. Вместе с тем в заключении было отмечено, что, хотя Бормотов не страдает психическим заболеванием, у него обнаружена задержка психического развития вследствие перенесенных при родах травмы головного мозга, асфиксии и недоношенности. По уровню общего развития на момент обследования он не соответствует паспортному возрастному периоду, считается не достигшим 14 лет и в силу интеллектуально - личностной незрелости, недостаточной способности к прогнозированию, контролю и выполнении критических функций на момент обследования, как и во время совершения общественно опасного деяния, не мог в полной мере осознавать значение своих действий и руководить ими. Однако прокурор утвердил обвинительное заключение и направил дело в суд. Судебной инстанцией дело было прекращено по основаниям, предусмотренным ч. 2 ст. 5 УПК в редакции Федерального закона от 21 декабря 1996 г. (Бюллетень Верховного Суда РФ, 1997, N 8, с. 12).

Установление указанных обстоятельств влечет обязанность (а не возможность) прекращения уголовного дела. Направление уголовного дела с обвинительным заключением в суд при наличии основания для прекращения расследования - нарушение закона.

Прекращение уголовного дела по правилам ч. 2 ст. 5 УПК означает, что несовершеннолетний признается совершившим общественно опасное деяние, а не преступление, поскольку не является его субъектом. Если кроме несовершеннолетнего, в отношении которого прекращено уголовное преследование, привлечено к ответственности еще какое-либо лицо, являющееся субъектом преступления, то квалификация его действий дается с учетом указанного обстоятельства. Иными словами, преступление не может быть квалифицировано как совершенное в группе или по предварительному сговору группой лиц, если в отношении несовершеннолетнего, фактически являющегося одним из участников расследуемого деяния, прекращено уголовное дело по рассматриваемому основанию.