Мудрый Юрист

Допустимость доказательства: вопросы и решения

С. Некрасов, старший научный сотрудник НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ.

Действующий в суде присяжных механизм исключения доказательств из разбирательства дела направлен на предотвращение вынесения вердиктов, в основу которых могли быть положены фактические данные, полученные с нарушением закона. Задача профессионального судьи - уберечь присяжных заседателей от влияния на их выводы доказательств, собранных и закрепленных при нарушении требований закона. В этом - глубокий положительный смысл. Однако, поскольку решение об исключении доказательств из разбирательства на основании ч. 3 ст. 433, ч. ч. 2 и 3 ст. 435 УПК судья принимает единолично, возможно проявление субъективизма в оценке ситуации. Об этом свидетельствует и практика рассмотрения ряда конкретных уголовных дел.

Особенно показательны случаи противоположных оценок со стороны судей, когда дело повторно рассматривается после производства дополнительного расследования. Так, по делу Г. и других в совершении убийства и разбойного нападения в процессе первого судебного разбирательства протокол проверки показаний на месте был исключен как недопустимое доказательство. При повторном же рассмотрении дела ходатайство защиты об исключении протокола удовлетворено не было.

В отношении допустимости протоколов проверки показаний на месте единой судебной практики пока не сложилось. Некоторыми судьями исключаются такие протоколы только ввиду того, что само их название не предусмотрено нормами УПК. Как представляется, взвешенный подход проявляется судом при выяснении того, насколько само содержание протокола соответствует требованиям закона о производстве следственного эксперимента или осмотра места происшествия. Подчеркну, что ни ст. 141 УПК, ни другие нормы уголовно - процессуального законодательства прямо не предписывают присваивать какое-либо наименование протоколу следственного действия. Факта нарушения закона при отсутствии названия протокола не будет.

Неодинаковые оценки имеют место и при разрешении вопросов о доказательственном значении фактических данных, содержащихся в объяснениях, других материалах, заявлениях, протоколах явки с повинной, полученных в стадии возбуждения уголовного дела согласно ст. ст. 109 - 111 УПК. "Статус" этих источников определяется ч. 2 ст. 69 УПК. Это так называемые "иные документы". Для них в УПК не установлено какого-либо ограничительного перечня. Поэтому вряд ли правомерна установка на исключение из разбирательства дела в суде подобных материалов. В каждом случае необходимо проводить исследование по существу: законно ли были получены такие доказательства. Это и позволит решить вопрос об их юридической силе.

В судах с участием присяжных неоднократно исключались как недопустимые документы, именуемые протоколами изъятия предметов, а также - добровольной выдачи. Понятно, что в тех случаях, когда требуется произвести обыск или выемку, не может быть юридически состоятельной их подмена названными документами. Закон обязывает санкционировать производство обыска либо выемки. Однако возможны и такие ситуации, когда лицо совершенно добровольно передает предмет следователю либо другому должностному лицу, а изъятие на законных основаниях происходит до возбуждения уголовного дела. В этих случаях, несмотря на наименование протокола, требования закона не игнорированы. Так, документ, отражающий факт изъятия, иногда именуется протоколом добровольной выдачи с целью подчеркнуть волеизъявление владельца. Он содержит все атрибуты, предъявляемые к составлению протокола о производстве выемки, в том числе и относительно понятых.

Основания для исключения судьями доказательств из числа подлежащих исследованию с участием присяжных заседателей определены достаточно ясно ч. 3 ст. 69, ч. 3 ст. 433 и ч. 3 ст. 435 УПК. Отсюда и выводы.

Во-первых, необходимо четко разграничивать факты нарушений закона - при получении доказательств и упущений - при составлении процессуальных документов. О допущенном нарушении при сборе и закреплении доказательств можно говорить только тогда, когда будет установлено явное несоблюдение предписаний конкретных норм УПК.

Во-вторых, факты нарушения закона нельзя отождествлять даже с обоснованными сомнениями в законности получения доказательств. При наличии сомнений не рекомендуется поспешно в предварительном слушании исключать доказательства из дальнейшего рассмотрения дела. Напротив, в процессе разбирательства по существу необходимо тщательно исследовать обстоятельства, при которых были собраны материалы. И лишь затем определиться относительно юридической силы доказательств.

В-третьих, не любое нарушение закона предопределяет возможность признания доказательства недопустимым. Лишь нарушение, которое непосредственно связано с процессом сбора и закрепления фактических данных, позволяет считать, что само получение доказательства было произведено с несоблюдением правовых требований.

В-четвертых, уголовно - процессуальное законодательство фактически не ограничивает круг лиц, способных представлять доказательства (ч. 2 ст. 70 УПК), и одновременно не придает заранее установленной силы ни одному доказательству (ст. 71 УПК). Лишь ст. 79 УПК указывает на обязательное использование заключений экспертов при доказывании некоторых обстоятельств.

В-пятых, для сторон обвинения и защиты в равной мере действуют требования к допустимости доказательств при их представлении и оценке. Смешивать сомнения в доказанности вины, толкуемые в пользу защиты, и факты нарушений закона нельзя.

В-шестых, поскольку закон никак не раскрывает, что понимается под "иными основаниями" для признания доказательств недопустимыми (помимо несоблюдения законности их получения - ч. 3 ст. 433 УПК), непозволительна неоправданно широкая трактовка такого рода оснований. Однако явное несоответствие полученных данных действительности следует отнести к указанным основаниям. Это уже не "фактические данные" (ч. 1 ст. 69 УПК), а нечто иное.

В заключение отмечу: предлагаемое в проекте УПК РФ нововведение о проведении предварительного слушания по рассмотрению ходатайств о признании недопустимыми доказательств не только в суде присяжных, но и при других формах отправления правосудия не основано на практических потребностях. При рассмотрении дела без присяжных не имеет смысла "предварительно" исключать доказательства. Все детали, связанные с обеспечением законности в процессе судебного разбирательства, легко могут быть установлены полным составом суда в процессе рассмотрения дела.