Мудрый Юрист

Защита прав человека в гражданском судопроизводстве

Г. Жилин, судья Верховного Суда России, кандидат юридических наук.

В массовом сознании России широко распространено мнение, что судебная защита прав и свобод человека находится на крайне низком уровне. Попробую опровергнуть этот расхожий тезис.

Прежде всего скажу о том, что судами общей юрисдикции ежегодно рассматривается огромное количество гражданских дел (в 1997 году их было около 4 миллионов). Причем в первом полугодии 1997 года процент удовлетворения исков составил 96,3%. Поступление гражданских дел в судах ежегодно увеличивается (в первом полугодии прошлого года на 36,6%).

Кроме того, в гражданском судопроизводстве России в последние годы произошли качественные изменения, позитивные последствия которых пока еще в должной мере не осознаны. Принципиальным здесь является то, что на законодательном уровне сняты какие-либо ограничения права каждого обратиться за судебной защитой, и судебная практика к настоящему времени в целом полностью ориентирована на безусловное выполнение требований ст. 46 Конституции РФ, закрепившей неограниченное право судебной защиты в качестве конституционного принципа.

В последние годы структура гражданских дел существенно изменилась, появились совершенно новые категории дел - о защите избирательных прав, об обжаловании нормативных актов, любых действий и решений, нарушающих права и свободы, при отсутствии иного судебного порядка обжалования и многие другие.

Таким образом, суды общей юрисдикции реально становятся органом правосудия, осуществляющим судебный контроль за другими ветвями государственной власти, за всеми сферами жизни общества, все больше обеспечивая защиту прав и свобод человека.

С каждым годом поступление дел в суды общей юрисдикции увеличивается, возрастает их сложность, и это уже привело к тому, что правосудие в России становится все более дефицитным. Причем это происходит на фоне массового сознания, в котором преобладают негативные оценки возможности судебной защиты, а само обращение в суд, мягко говоря, не приветствуется. В такой ситуации укрепление авторитета суда, повышение эффективности его работы может привести лишь к еще большей нагрузке.

Другой причиной, в силу которой существенно снижается доступность судебной защиты, служит то обстоятельство, что пока нижестоящим звеном системы судов общей юрисдикции, рассматривающим подавляющее число гражданских дел, являются районные суды, как правило, расположенные на значительном расстоянии от населения, не проживающего в месте дислокации суда. Особенно это характерно для северных и восточных районов страны.

Кардинальное решение этой проблемы в состоянии обеспечить включение в сферу правосудия мировых судей, которые предусмотрены ст. 4 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" как судьи общей юрисдикции субъектов РФ. Однако представляется, что для этого необходимо соблюсти ряд условий.

Прежде всего нельзя допустить чрезмерного затягивания процесса реального создания института мировых судей. А такая опасность в силу материальных трудностей существует.

Необходимо также предусмотреть такую дислокацию мировых судей, чтобы они максимально были приближены к населению обслуживаемой ими территории. Компетенцию этих судей следует сделать достаточно широкой, а процедура рассмотрения ими дел не должна существенно отличаться от соответствующей процедуры рассмотрения дел по первой инстанции в других судах.

Процессуальное единство деятельности судей субъектов РФ и других судов общей юрисдикции, включающее также процедуру пересмотра постановлений мировых судей федеральными судами, необходимо в качестве гарантии равной и полной судебной защиты прав и свобод каждого независимо от подсудности его дела.

Принятие Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" является большим достижением, важной вехой на пути становления сильной и независимой судебной власти, а следовательно, обеспечения более эффективной судебной защиты прав и свобод. Первоочередная задача в настоящее время состоит в том, чтобы в максимально короткий срок положения закона были претворены в жизнь.

Опасными и несвоевременными в связи с этим да и неверными по существу выглядят предложения о немедленной ревизии закона в целях изменения системы судов общей юрисдикции, отнесения районных, областных и равных им федеральных судов к судам субъектов РФ.

Вместе с тем в перспективном плане нельзя не сказать и о слабых сторонах названного закона, как и соответствующих положений Конституции РФ.

Так, отрицательно влияет на полноту, доступность и равную возможность судебной защиты раздробленность судебной системы на три самостоятельных звена - конституционные (уставные) суды, арбитражные суды и суды общей юрисдикции.

Само по себе введение конституционного судопроизводства имеет огромное положительное значение. Но в настоящее время суды общей юрисдикции, опираясь на ст. ст. 15, 120 Конституции РФ, ст. 3 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", заняли позицию, согласно которой они вправе непосредственно решать вопросы о конституционности закона или иного нормативного акта и в случае их несоответствия Конституции разрешать спор согласно ее требованиям. Это является особенно важным и потому, что согласно действующему законодательству суды общей юрисдикции рассматривают большое количество дел о признании недействительными нормативных актов, включая законы, конституции, уставы субъектов РФ.

В результате сложилось такое положение, что большинство дел, в зависимости от особенностей субъектов, их волеизъявления и постановки спорного вопроса, могут рассматриваться как судами общей юрисдикции, так и конституционными (уставными) судами.

Право и обязанность суда при наличии противоречий между законом и Конституцией применить конституционные положения соответствует юридическому правопониманию, обеспечивает оперативную и качественную защиту прав и свобод. Тем не менее такой подход подвергается критике сторонниками исключительного права конституционного суда толковать Конституцию. С их точки зрения при обнаружении противоречий между законами и конституциями (уставами) суды должны приостановить производство по делу и направить запрос в соответствующий конституционный (уставный) суд.

Судебная практика свидетельствует о значительном количестве неправовых законов, поэтому нетрудно представить, каковы будут последствия возобновления такой точки зрения.

Нижнее звено арбитражных судов, создание и деятельность которых имеет большое позитивное значение для защиты экономических прав и свобод, находится лишь в административном центре субъекта РФ. Как это сказывается на доступности судебной защиты экономических прав организаций, граждан-предпринимателей, фермеров, нетрудно представить.

В то же время многие экономические споры между этими субъектами вполне успешно могли бы разрешать в будущем и мировые судьи, максимально приближенные к участникам спорных отношений.

Серьезные сложности, затрудняющие иногда возможность обращения за судебной защитой, возникают в судебной практике при разрешении непростых вопросов разграничения компетенции между судами всех ветвей судебной власти.

Даже приведенные аргументы, перечень которых можно расширить, позволяют сделать вывод, что для обеспечения более полной и эффективной защиты прав и свобод в перспективе все ветви судебной власти следовало бы объединить. Это, кстати, способствовало бы более экономному расходованию средств, направляемых на обеспечение деятельности судебной системы.

Другой очень серьезной проблемой в деятельности судов по защите прав и свобод является необходимость повышения качества и оперативности рассмотрения гражданских дел.

Если главной и конечной целью гражданского судопроизводства в соответствии со ст. 18 Конституции РФ и ст. 2 Гражданского процессуального кодекса РСФСР является защита прав и охраняемых законом интересов, то нормативно закрепленным средством достижения этой и других целей судопроизводства как раз и выступает выполнение задач по правильному и быстрому рассмотрению дела.

Рассмотреть дело правильно значит рассмотреть его в соответствии с требованиями материального и процессуального права, вынести по нему законное и обоснованное решение, добиться в случае необходимости его принудительного исполнения.

Рассмотрение дела в соответствии с требованиями права означает и справедливое его рассмотрение. Раздающиеся к судам призывы обеспечить при рассмотрении дел справедливость вообще, судить прежде всего по совести связаны с тем, что справедливость - не только правовая категория, но и нравственная, политическая, религиозная и т.п. Причем представления у разных людей по поводу справедливости могут отличаться.

Иногда встречаются суждения, что решение суда может быть правовым, но несправедливым, и наоборот. Однако такая постановка вопроса возможна лишь в том случае, если под правом понимать любую совокупность норм, санкционированных государством. Если же к праву относить только те законы и иные нормативные акты, которые соответствуют принципам, смыслу и содержанию права как общеобязательной форме равенства, свободы и справедливости, то такая постановка вопроса лишена какого-либо смысла, поскольку справедливость здесь является внутренним свойством права.

Иными словами, при юридическом правопонимании несправедливость - проблема не права, а неправового закона, который применяться судом не должен.

Основанием для такого правопонимания являются положения действующей Конституции РФ о ее высшей юридической силе и прямом действии, о неотчуждаемости и принадлежности каждому от рождения основных прав и свобод, о непосредственном действии прав и свобод человека и гражданина, об их определяющем значении для смысла, содержания и применения законов, о всеобщем равенстве перед законом и судом.

Все это имеет большое практическое значение, поскольку правосудие по гражданским делам должно обеспечить именно правовую, а не какую-либо иную справедливость.

Что касается нравственных идеалов, общепризнанных требований морали, то, как правило, они находят отражение в нормах права. Учет фактического неравенства людей, отступление от установленных правом общих правил из соображений морали возможны лишь по основаниям, предусмотренным самим правом.

Данные судебной статистики казалось бы говорят о неплохом качестве рассмотрения гражданских дел.

Так, за последние два года не были обжалованы или были обжалованы, но оставлены без изменения вышестоящими судами и вступили в законную силу 98,1% вынесенных районными судами решений, отменено всего 1,9% решений, но это означает, что ежегодно отменялось около 30 тысяч решений, и это вызывает серьезную озабоченность.

Рассмотреть дело быстро значит рассмотреть его в сроки, предусмотренные процессуальным законодательством, и согласно статистическим данным так рассматривается подавляющее большинство гражданских дел.

В первом полугодии 1997 года с нарушением сроков всеми судами России рассмотрено лишь 13,8% гражданских дел, но это, тем не менее, составляет более 260 тысяч дел. При этом иногда дела не могут найти разрешения по году и более.

Приведенные цифры показывают, что фактов для критики судов более чем достаточно.

Основными причинами судебных ошибок и волокиты являются те же самые, что и влияют на недостаточную доступность судебной защиты, т.е. чрезмерная нагрузка на суды. Кардинально эту причину можно устранить лишь реальным созданием института мировых судей.

Влияет на качество правосудия и низкий уровень законодательства, особенно нормативных актов субъектов РФ, а многие судьи еще не до конца осознали необходимость перехода от легистского к юридическому правопониманию.

Снижает уровень судебной защиты и ряд субъективных факторов, в том числе и недобросовестность отдельных судей.

Серьезной проблемой, снижающей качество правосудия, является кадровое обеспечение судов, особенно подбор, обучение и переподготовка судей. В настоящее время во многих регионах страны имеется немало вакантных должностей судей, которые не замещаются из года в год. Причиной этого является нежелание наиболее подготовленных юристов идти на судебную работу.

Отрицательную роль сыграло здесь введение в качестве обязательного условия для замещения должности судьи наличие у кандидата стажа работы по юридической профессии не менее пяти лет. В результате возможность прихода на судебную работу выпускников юридических вузов, как правило, исключена. Лучшие из них за пять лет работы в других структурах добиваются хорошей заработной платы, часто несоизмеримой с оплатой труда начинающего судьи, и не испытывают желания проявить себя в сфере правосудия, хронически страдающей от недофинансирования, чрезмерной нагрузки и невозможности обеспечить иногда безопасные условия работы судей.

Профессия судьи в числе прочего требует и постоянного совершенствования его профессионального мастерства, особенно в условиях нестабильного законодательства, становления судебной системы, смены ориентиров, необходимости формирования качественно иного правопонимания. Назрела крайняя необходимость создания при Верховном Суде РФ академии правосудия, где бы готовились и повышали профессиональную квалификацию судебные кадры, проводилась бы научно-исследовательская работа по проблемам правосудия.

Серьезной проблемой, непосредственно влияющей на эффективность судебной защиты, является ненадлежащее исполнение судебных постановлений.

В ноябре 1997 г. вступили в действие федеральные законы "Об исполнительном производстве" и "О судебных приставах", предусматривающие комплекс правовых, организационных, кадровых, материально - технических мер по существенному улучшению этой работы. Судебные приставы - исполнители не будут входить в структуру судов, но это не должно привести к исключению исполнительного производства из сферы правосудия, поскольку до исполнения решения цели гражданского судопроизводства не будут достигнуты.

Исполнительное производство должно оставаться составной частью гражданского судопроизводства, осуществляться под процессуальным контролем суда. Поэтому вопросы исполнительного производства должны быть урегулированы и гражданским процессуальным законодательством путем дополнения, развития и конкретизации положений специального закона.

Таковы лишь наиболее острые проблемы судебной защиты прав, решение которых способствовало бы повышению ее эффективности.