Мудрый Юрист

Изменения ГПК были необходимы

30 ноября 1995 года принят Закон Российской Федерации "О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР". По просьбе нашего корреспондента его комментирует заместитель Председателя Верховного Суда РФ В. Жуйков.

Требовались изменения известного принципа диспозитивности, который есть в гражданском процессе (т.е. возможности сторон распоряжаться своими правами). Таковы основные причины принятия Закона о внесении изменений и дополнений в ГПК. Конечно, лучшим выходом из такой ситуации было бы принятие нового ГПК. Проект его уже в течение двух лет разрабатывался большой группой ученых и практических работников. Теперь он будет вноситься в порядке законодательной инициативы. Проект, на мой взгляд, добротный, основательный, построенный на новых принципах. Он уже обсуждался предварительно учеными и практиками, его первый вариант рассылали во все суды и на базе первичных материалов подготовили второй вариант. Но принять его сейчас невозможно по одной простой причине: еще не принят Закон об устройстве судебной системы. Совет Федерации отклонил Закон, принятый Думой, и теперь неизвестно, когда он будет принят в окончательном виде.

Естественно, процессуальный кодекс необходимо ориентировать на судебную систему. Если бы не выдвигались настойчивые предложения изменить нынешнюю судебную систему, например, вместо трехзвенной установить четырехзвенную, то можно было бы новый ГПК принять с учетом ныне действующей системы и потом внести какие-то изменения в кодекс. Но ситуация сейчас другая. Коль скоро жизнь настоятельно требует изменения ныне действующего ГПК, при подготовке проекта Закона о внесении изменений и дополнений в ГПК мы взяли самое основное - реализацию принципа состязательности и расширение принципа диспозитивности, упрощение процесса до разумных пределов, вооружение суда такими средствами, которые позволили бы ему нормально и эффективно вести процесс. Новый Закон вступил в действие 9 января 1996 года. Думаю, что он не решит все проблемы, но поможет справиться с важнейшими из них. Таких реформаторских изменений в гражданском процессе за последние годы у нас не было. Теперь мы можем на практике проверить все новые принципы еще до принятия ГПК и затем внести необходимые коррективы.

В ст. 50 говорится: "Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой из сторон они подлежат доказыванию, ставит их на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались. ... В случае, когда представление дополнительных доказательств для сторон и других лиц, участвующих в деле, затруднительно, суд по их ходатайству оказывает им содействие в собирании доказательств". Вот это определяет роль суда. Судья действительно превращается в арбитра, он говорит, исходя из норм материального права, какие обстоятельства имеют юридическое значение, что обязан доказать истец, а что ответчик. Поясню на примере. Человек уволен с работы по сокращению штатов. Он обращается в суд с иском о восстановлении на работе. Истец по таким делам не обязан доказывать ничего, лишь то, что его уволили. Он предъявляет исковое заявление, в котором пишет, что уволен с такого-то числа на таком-то основании, и указывает свои требования: восстановить его на работе, или изменить формулировку основания увольнения, или признать увольнение незаконным и т.д. Поскольку действия совершил ответчик, он и должен доказать их правомерность. Роль судьи состоит в том, что он направляет ответчику копию искового заявления и указывает, кто и что должен доказывать. Исходя из материального закона - ст. 213 Кодекса законов о труде - ответчик доказывает два обстоятельства: во-первых, что было законное основание для увольнения, то есть действительно было сокращение штатов, и, во-вторых, что ответчиком соблюден установленный законом порядок увольнения. Потому что по ст. 213 КЗоТ увольнение как без законного основания, так и при наличии законного основания, но с нарушением установленного порядка, является основанием для восстановления на работе. Судья определяет разумный срок, в течение которого ответчик должен представить доказательства. Если ответчик их не представляет, то суд имеет право рассмотреть дело по тем материалам, которые у него есть. Если ответчик ничего не представил, суд может установить, что он не доказал основания для увольнения. Дело будет рассмотрено в первом же судебном заседании. Работника восстановят на работе, а уже дело ответчика пожинать плоды своего бездействия. Раньше было по-другому. Десять раз ответчик в суд не являлся, не представлял материалы, и судья десять раз откладывал заседание. Если бы суд вынес решение по имеющимся доказательствам, то в кассационную инстанцию ответчик мог прислать дополнительные материалы, и решение было бы поставлено под угрозу. До какой стадии процесса распространяется принцип состязательности? Ведь действительно бывают случаи, когда в суд первой инстанции невозможно представить какие-либо доказательства. Можно ли представить их в суд второй инстанции? Да, это вполне возможно, даже надо дать суду кассационной инстанции более широкие полномочия. Раньше он мог принимать дополнительные документы, но они не имели силы доказательств, их лишь оценивали с точки зрения правильности вынесения решения. Если возникали на основе исследования дополнительных доказательств какие-то сомнения, то кассационная инстанция отменяла решение и направляла дело на новое рассмотрение. Сейчас суд второй инстанции наделен новыми полномочиями. Он может сам устанавливать факты, которые не установил суд первой инстанции. Статья 294 в новой редакции говорит: "При рассмотрении дела в кассационном порядке суд проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции в пределах кассационной жалобы. Он может исследовать новые доказательства и устанавливать новые факты. Вновь представленные доказательства суд исследует, если признает, что они не могли быть представлены в суд первой инстанции". Это то, чего не было раньше. А в ст. 286 указано требование, предъявляемое к содержанию кассационной жалобы: "Ссылка лица, подающего кассационную жалобу, на новые доказательства, которые не были представлены в суд первой инстанции, допускается лишь в случае обоснования им в жалобе невозможности их представления в суд первой инстанции". В чем смысл этого? Во-первых, в том, чтобы дать возможность стороне, которая по уважительной причине не могла предъявить какие-то доказательства, получить право на исследование их в суде второй инстанции.

Здесь и барьер для недопущения злоупотреблений. Например, если кассационная инстанция может установить, что суд первой инстанции незаконно отказал в исследовании доказательств: допустим, сторона просила приобщить какой-то документ, а суд сослался на то, что он не имеет значения. Могут быть уважительные причины для стороны, не связанные с деятельностью суда. Например, разыскивали документ в архивах, посылали запрос и т.д., но документа так и не нашли. Если же кассационная инстанция решит, что у стороны была возможность представить доказательства, но это не было сделано, то дополнительное представление доказательств запрещается. Это своего рода санкция за недобросовестное поведение истца или ответчика. Таким образом, и суд первой инстанции получил возможность свободно управлять процессом, не отвечая за недобросовестность сторон.

Остановлюсь также на изменениях, которые касаются расширения принципа диспозитивности в соответствии с нормами материального гражданского права. Раньше в ст. 34 говорилось, что суд не принимает отказа от иска, не утверждает мирового соглашения, если действия противоречат закону или нарушают чьи-либо права и охраняемые законом интересы, т.е. каких бы то ни было лиц, в том числе истца и ответчика. Если стороны заключают мировое соглашение по разделу имущества и одной из них передается четвертая часть спорного имущества, а другой - три четверти, то судья должен был проверить, не нарушаются ли права того, кому передается меньшая часть, но для этого надо было рассмотреть дело по существу значительно раньше, т.е. в подготовительной части. Раньше, если суд утверждал такое соглашение, определения часто отменялись, так как сторона, которой переходила меньшая часть имущества, начинала жаловаться. Сейчас ситуация другая. Теперь не указано, что суд может не принять отказ истца от иска. Из ст. 219 исключен, как основание для прекращения производства по делу, отказ от иска, если он принят судом. Если истец отказался от иска, это обязательно для суда, потому что по новому гражданскому законодательству только от истца - от гражданина или юридического лица - зависит: защищать ему свои права или нет. Мировое соглашение или признание иска ответчиком суд может не принять только в двух случаях: если это прямо противоречит закону или нарушает права других лиц, т.е. тех, кто не участвует в деле. Например, если мировое соглашение заключается по поводу имущества, которое принадлежит кому-то другому, то, естественно, оно не может быть утверждено. И еще. Если ответчик иск признает, то суд может ограничиться признанием иска ответчиком и не исследовать другие доказательства, а лишь выслушать стороны и удалиться в совещательную комнату для вынесения решения. В этом случае он выносит решение в сокращенном варианте, где в мотивировочной части не приводятся доказательства, обоснования со ссылками на закон, а указывается лишь то, что ответчик иск признал, и вывод о том, что суд принимает это признание иска ответчиком. Если же суд видит, что это признание сделано не добровольно, если есть сведения об угрозе насилия и т.д., признание иска не принимается. В протоколе судебного заседания должен быть отражен вопрос: "А добровольно ли вы признаете иск или отказываетесь от иска, заключаете мировое соглашение?", чтобы потом пресечь какие-либо дополнительные доводы о том, что сторону принудили к данному действию. Судье остается разъяснить, что при отказе от иска, утверждении мирового соглашения дело будет прекращено и повторно обращаться в суд ответчик не может, а если речь идет о признании иска, то вынесено решение о его удовлетворении, которое может быть исполнено принудительно. Последнее относится и к мировому соглашению.

Еще очень важное изменение в организационном плане, введенное новым законом. Теперь мы имеем упрощенную судебную процедуру, совершенно новую в нашем законодательстве, так называемый судебный приказ. У нас было нечто похожее принято в 80-е годы по делам о взыскании алиментов, когда их рассматривали без возбуждения гражданского дела и выносили постановление о взыскании алиментов. Схема простая: мать ребенка подавала заявление на алименты, судья отправлял его копию отцу. И если он в течение определенного срока не возражал, то судья выносил постановление о взыскании. Практика эта зарекомендовала себя положительно. Жизнь показывает, что можно ее расширить и дальше. Поэтому законодатель принял решение распространить эту практику, изменив название. Это теперь не постановление, а судебный приказ. ГПК дополнен главой 11(1), которая называется "Судебный приказ". В статье 125(1) говорится: "Судебный приказ представляет собой постановление судьи, вынесенное по заявлению кредитора о взыскании денежных сумм или об истребовании движимого имущества от должника". В ст. 125(2) записано: "Судебный приказ выдается судьей единолично: 1) если требование основано на нотариально удостоверенной сделке; 2) если требование основано на письменной сделке; 3) если требование основано на протесте векселя в неплатеже, неакцепте и недатировании акцепта, совершенном нотариусом; 4) если заявлено требование о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей, не связанное с установлением отцовства; 5) если заявлено требование о взыскании с граждан недоимки по налогам и государственному обязательному страхованию; 6) если заявлено требование о взыскании начисленной, но не выплаченной работнику заработной платы".

Думаю, что под компетенцию судебного приказа попадет большое количество дел. В чем его удобство? Судебный приказ сам по себе имеет силу исполнительного документа, и не нужно будет выносить дополнительных решений. Если в суд представлены все необходимые документы для выдачи судебного приказа, если по ним все ясно и понятно, не вызывает никаких сомнений подлинность материалов, нет сложности в понимании их текста, то судья может принять заявление и предоставить должнику срок до 20 дней для возражений. Если возражений не будет или должник признает требование, назначается судебный приказ. Он выдается без проведения судебного разбирательства, без ведения протокола, без вызова лиц, участвующих в деле, и представляет собой сокращенный вариант судебного решения.

Еще одно судебное новшество - вынесение так называемого заочного решения. Идея его такова: если ответчик не явился в судебное заседание по каким-либо причинам, но был извещен о дне рассмотрения дела и если истец не возражает рассматривать дело без ответчика в порядке заочного производства по тем материалам, которые есть в деле и представлены сторонами, то суд выносит заочное решение. В этом случае ответчик, если он недоволен вынесенным решением, может в течение 15 дней после его принятия подать заявление о пересмотре дела, но только если он не явился в судебное заседание по уважительным причинам и, кроме того, может представить доказательства, которые опровергают судебное решение, но не были представлены в суд своевременно по уважительной причине. В этом случае суд, вынесший решение, сам пересматривает его. Такая возможность ускорит процедуру и облегчит прохождение дел, избавит стороны от необходимости обращаться в кассационную инстанцию. С другой стороны, ответчик не лишен права обжаловать это же решение в кассационной инстанции. Если суд решает вопрос о рассмотрении дела в порядке заочного производства, он должен выяснить, нет ли возражений у истца, вынести протокольное определение о том, что дело рассматривается в порядке заочного производства, и приступить к рассмотрению. А в решении необходимо записать, что оно может быть обжаловано либо в кассационном порядке обычным путем, либо по заявлению ответчика в тот же суд при наличии уважительных обстоятельств, о которых я говорил.

Еще хочу отметить очень важное изменение ст. 157, которое причиняло немало хлопот судьям. Эта статья устанавливает последствие неявки в судебное заседание лиц, участвующих в деле, и их представителей. Раньше, если ответчик не являлся в судебное заседание, дело не могло быть рассмотрено - ведь потом находилось немало уважительных причин такой неявки, которые влекли отмену судебного решения. Это могло отразиться на полноте исследования обстоятельств дела, которые суд обязан был по старому закону выяснять. Теперь опять-таки в совокупности с принципом состязательности сторон они сами обязаны представлять доказательства. Кроме того, стороны должны известить суд о причинах неявки и представить доказательства уважительности этих причин. Суд вправе рассмотреть дело в отсутствие ответчика, если сведений о причинах неявки нет и ответчик не исполнил свои обязательства по сообщению этих причин либо суд признает их неуважительными и установит, что ответчик умышленно затягивает производство по делу, многократно злоупотребляя своими правами. Суд теперь обладает реальными возможностями руководить процессом и пресекать недобросовестное поведение сторон.

И последнее. В разработке проекта этого Закона участвовали судьи. Совет судей Российской Федерации просил Верховный Суд в порядке законодательной инициативы внести его на рассмотрение законодателей. Судьи с одобрением встретили новый Закон, и я надеюсь, что он поможет им успешно работать. Хотя не хочу скрывать, что были некоторые сомнения: надо ли уже сегодня переходить к принципу состязательности в таких масштабах, не лучше ли по-прежнему сохранить активную роль суда... Но, повторюсь, это противоречило бы принципу конституционности. В этом Законе и в проекте нового ГПК, на мой взгляд, найдена середина.