Мудрый Юрист

Защита прав граждан от незаконной предпринимательской деятельности

И. Петрухин, доктор юридических наук, профессор.

В последние годы в связи с инфляцией граждане изыскивали возможности для сбережения своих трудовых доходов в различных коммерческих структурах - банках, акционерных обществах и т. п., обещавших высокий процент прибыли. Однако эти обещания оказались несостоятельными. Некоторые коммерческие структуры неплатежеспособны, другие прекратили свое существование, поскольку их учредители присвоили средства акционеров (вкладчиков) и скрылись, в связи с чем были возбуждены уголовные дела.

Возникла проблема возмещения ущерба гражданам, пострадавшим от недобросовестного и преступного предпринимательства. Поскольку ущерб достигает огромной суммы (нескольких триллионов рублей) и многие из пострадавших принадлежат к низко обеспеченным слоям общества, проблема приобрела особое социальное звучание, вызвав резкие протесты, упреки органам государственной власти в неспособности защитить права и законные интересы граждан. Проблема имеет и экономический аспект. Граждане стали воздерживаться от размещения своих средств в коммерческих структурах, неохотно вкладывать сбережения в Сбербанк (низкие проценты) и предпочитают переводить их в валюту, которую выводят из обращения. Сейчас около 28 млрд. долларов оказалось на руках у граждан. Большие суммы переведены за границу и тоже изъяты из денежного обращения. Все это наносит огромный ущерб экономике страны.

Необходимость снизить инвестиционный риск как для граждан, так и для коммерческих предприятий не вызывает сомнений. Первым шагом на этом пути должны стать возмещение обманутым вкладчикам принадлежащих им средств и разработка эффективного правового механизма защиты граждан от недобросовестных предпринимателей.

Возвращение денежных средств, вложенных в коммерческие структуры, возможно различными правовыми способами:

Рассмотрим эти способы на примере "Независимого нефтяного концерна" ("ННК").

Концерн был создан 6 января 1994 г., когда Московская регистрационная палата зарегистрировала его как юридическое лицо - Акционерное общество закрытого типа (АОЗТ). Учредителем "ННК" было физическое лицо - А. Мельников, внесший уставной капитал в размере 5 млн. руб. Учредитель разделил его на 5000 обыкновенных акций (векселей) стоимостью 1000 руб. каждая. "ННК" открыл расчетный счет в коммерческом банке "Автосельхозмаш". В Москве была развернута сеть пунктов по продаже именных векселей (соло) с обязательством начисления около 1200 процентов годовых в сроки от трех месяцев до года. На векселя возник ажиотажный спрос.

В начале апреля 1994 г. Мельников скрылся. Из 24 млрд. руб. средств юридического лица он оставил на расчетном счете АОЗТ 4,3 млрд. руб. (основную же сумму - около 20 млрд. руб., надо полагать, присвоил). Кроме того, около 120 тыс. долларов хранятся в одном из иностранных банков, 600 млн. руб. - в банке "Олимпийский". Осталось некоторое имущество (автомобили, компьютеры и др.), принадлежащее юридическому лицу и лично Мельникову.

Для возвращения вексельных сумм с учетом обещанных процентов необходимо 70,8 млрд. руб. Таким образом, претензии намного превышают оставшиеся в наличии денежные средства и ценности.

В связи с исчезновением Мельникова и присвоением им денег, принадлежащих акционерному обществу, 5 апреля 1994 г. было возбуждено уголовное дело по признакам ч. 3 ст. 147 УК РСФСР, и в тот же день следователь наложил арест на денежный счет "ННК" в банке "Автосельхозмаш" и другое имущество АО.

Векселедержатели АО "ННК" летом 1994 г. обратились в межмуниципальные народные суды Москвы с исковыми заявлениями о взыскании с расчетного счета "ННК" причитающихся им по векселям денежных сумм. Всего было подано и удовлетворено судами более 3000 исков. Общее же число векселедержателей примерно 17000. По данным инициативной группы векселедержателей, примерно 25% из них по тем или иным причинам (болезнь, смерть, загранкомандировка, нежелание вести изнурительную борьбу за свои права и т. п.) претензий к "ННК" предъявлять не будут.

По указанию управления юстиции Москвы дальнейшее рассмотрение исков граждан к "ННК" и реализация уже выданных исполнительных листов поручены Бутырскому межмуниципальному народному суду Москвы - по месту регистрации должника (ст. 351 ГПК, п. 226 Инструкции об исполнительном производстве).

В соответствии со ст. 427 ГПК судебный исполнитель составляет расчет распределения денег между взыскателями и представляет его на утверждение народному судье при недостаточности взысканной с должника суммы. При производстве взыскания лица, имеющие дополнительные документы по другим делам, могут присоединиться ко взысканию (ст. 417 ГПК РСФСР). Поскольку все взыскатели в данном случае относятся ко взыскателям одной очереди, действует правило, установленное ч. 2 ст. 418 ГПК: при недостаточности взысканной суммы для полного удовлетворения всех требований одной очереди эти требования удовлетворяются пропорционально причитающейся каждому взыскателю сумме.

Однако Бутырский народный суд до сих пор не произвел ни одного взыскания, чем вызвал недовольство векселедержателей, иски которых удовлетворены. Основных препятствий здесь два:

Насколько серьезны эти препятствия?

Постановление следователя от 14 апреля 1994 года о наложении ареста на расчетный счет "ННК" в банке "Автосельхозмаш" вынесено с нарушением закона.

Денежная сумма 4,3 млрд. руб., оставшаяся на счете в банке, принадлежит не лично Мельникову, а векселедержателям, иски которых удовлетворены. Поэтому нет оснований утверждать, что деньги "добыты преступным путем". В соответствии со ст. 175 УПК РСФСР арест может быть наложен лишь на имущество обвиняемого, лица, которому оно передано, но не юридического лица. В данном случае имущество юридического лица (следовательно, и пострадавших) находилось в оперативном управлении обвиняемого. Закон не допускает наложения ареста на такое имущество, хотя, возможно, он спорен. Однако закон есть закон.

Неправильно утверждение следователя, что находящиеся на счете "ННК" деньги похищены у многих граждан. Как раз наоборот: похищены те средства, которые скрывшийся обвиняемый "унес с собой", а оставшиеся на счете деньги не похищены. Они принадлежат юридическому лицу, а через него - всем векселедержателям.

Наложение ареста на банковский счет "ННК", на наш взгляд, лишено смысла, поскольку цели ареста в данном случае не могут быть достигнуты. Нет надобности обеспечивать исполнение гражданских исков по уголовному делу, так как истцы уже удовлетворили свои претензии в порядке гражданского судопроизводства. И не нужно обеспечивать возможную конфискацию имущества, поскольку конфискация может быть осуществлена лишь после удовлетворения всех предъявленных к должнику требований (ст. 426 ГПК). У взыскателей требований так много (и они уже удовлетворены судами), что до реальной конфискации имущества дело не дойдет.

Если следователь опасается, что скрывшийся обвиняемый вернется и начнет распоряжаться вкладом "ННК" в банке (что невероятно), то вместо ареста счета он мог бы применить другое средство - отстранение обвиняемого от должности (ст. 153 УПК РСФСР).

Таким образом, благополучие тысяч людей оказалось в зависимости от не вполне оправданной позиции следователя. Решения судов, вступившие в законную силу, не исполняются, что вызывает у граждан справедливое возмущение. Ведь взысканные судами в их пользу суммы под влиянием инфляции с каждым днем обесцениваются.

Если скрывшийся обвиняемый Мельников не будет задержан, а постановление следователя об аресте счета не будет отменено, то граждане потеряют все вложенные средства. Если же Мельников будет найден через год - другой, то средства граждан существенно обесценятся.

Несмотря на всю серьезность ситуации, прокуратура Москвы не заняла по данному вопросу четкую правовую позицию. Отвечая на жалобы акционеров, сотрудники прокуратуры пишут: решения судов по искам граждан подлежат исполнению и при неотмененном постановлении следователя о наложении ареста на расчетный счет "ННК" в банке.

Как уже отмечалось, вступившие в законную силу решения судов имеют более высокое юридическое значение, чем постановление следователя. Но практически постановление следователя служит препятствием для исполнения судебных решений, так как следователь предупредил работников банка об уголовной ответственности по ст. 185 УК РСФСР за отчуждение имущества, на которое наложен арест. С другой стороны, суд пригрозил тому же банку возбуждением уголовного дела по ст. 188 УК РСФСР за воспрепятствование исполнению судебных решений. Возникла тупиковая ситуация. Выход из нее - отмена прокурором города постановления следователя, препятствующего реализации прав граждан (п. 2 ст. 211 УПК).

Некоторые граждане подали в суд жалобы на действия следователя с просьбой возместить ущерб, вызванный неисполнением судебных решений из-за ареста банковского счета.

Вторая трудность - нерешенность вопроса о том, нужно ли ждать обращений в суд всех векселедержателей или можно исполнять судебные решения по мере их вынесения и вступления в законную силу.

По общему правилу, вступившее в законную силу судебное решение обращается к исполнению без промедления (ст. 209 ГПК). Если решение еще не исполнено и появляются новые судебные решения о взысканиях с того же ответчика, то при недостаточности суммы для полного погашения всех требований судебный исполнитель составляет расчет распределения денег (ст. 427 ГПК РСФСР). Но в дальнейшем могут быть вынесены все новые и новые судебные решения по искам к тому же ответчику. Когда же можно исполнить решения, зная или предполагая, что кто-то из промедливших с предъявлением иска может остаться без взыскания? На поверхности два варианта ответа:

Но оба варианта неприемлемы. В первом случае многие потенциальные взыскатели оказываются ущемленными в правах (они никогда не смогут получить свои средства, поскольку их опередили). Во втором - оказываются нарушенными права тех, в чью пользу уже состоялись судебные решения (инфляция обесценивает причитающиеся им суммы, по мере увеличения числа взыскателей размер реально выплачиваемых сумм снижается, не возмещается упущенная выгода).

Третий, приемлемый, с моей точки зрения, вариант состоит в том, что судебный исполнитель устанавливает как общую сумму заявленных претензий (для этого надо знать число вкладчиков и размер каждого вклада с процентами), так и сумму, оставшуюся реально и подлежащую разделу. Далее устанавливается доля второй суммы от первой и в соответствии с этой долей производятся выплаты.

Например, общая сумма претензий к "ННК" - 24 млрд. руб., а сумма, оставшаяся на счете - 4 млрд. руб., что составляет 16,5% от общей суммы, т. е. 1/6 часть. Если взыскатель предъявил вексель, допустим, на 30 млн. руб., то ему выплачивается 1/6 часть, т. е. 5 млн. При таком расчете образуется "резервный фонд", из которого будут расходоваться средства по удовлетворенным искам граждан, обратившихся в суды позже (в той же пропорции - 1/6).

По истечении срока исковой давности остатки "резервного фонда" должны быть разделены между вкладчиками пропорционально суммам вкладов. Вкладчики должны быть уведомлены об истечении срока давности. Если будет выявлено новое имущество должника, то и оно подлежит разделу между вкладчиками.

Предлагаемая процедура учитывает интересы как обратившихся, так и не обратившихся в суды граждан, ставя их в равное положение и в то же время не препятствуя исполнению (частичному) вступивших в законную силу судебных решений.

Предложенный порядок расчета прямо не предусмотрен ГПК РСФСР, но и не противоречит ему. Нужно заметить, что ГПК рассчитан на социально - экономические условия, в которых не было места акционерным обществам, частному капиталу, разделу прибыли. Может быть, поэтому ситуация с "ННК", АО "Чара", "Властелина" и др. не вполне вписывается в процессуальные формы ГПК РСФСР и для ее разрешения более подходят сравнительно новые правовые институты: ликвидация акционерного общества или объявление его банкротом.

Если акционеры пострадали вследствие совершения преступления, в частности мошенничества или присвоения вверенного имущества, то они должны быть признаны гражданскими истцами по уголовному делу. В этом случае они освобождаются от уплаты государственной пошлины. Их исковые требования удовлетворяются в приговоре суда по уголовному делу.

Лицо, не предъявившее гражданский иск по уголовному делу, имеет право предъявить его в порядке гражданского судопроизводства в пределах срока исковой давности (3 года). Но лицо, чей иск был удовлетворен в порядке гражданского судопроизводства, не может вторично обратиться с иском к тому же ответчику, о том же предмете и по тем же основаниям (п. 3 ст. 219 ГПК).

Возмещение причиненного гражданам ущерба возможно и путем ликвидации юридического лица, каковым является "ННК". Эта процедура была использована прокуратурой Москвы, которая обратилась в арбитражный суд сначала о признании недействительными учредительных документов "ННК", а затем и о ликвидации "ННК" как юридического лица.

Арбитражный суд Москвы решением от 5 июля 1994 г. признал недействительным устав и заявку АОЗТ "Независимый нефтяной концерн" на том основании, что оно учреждено одним лицом, а это якобы противоречит ст. 11 Закона "О предприятиях и предпринимательской деятельности" от 25 декабря 1990 г., где говорится об учредителях во множественном лице. По мнению суда, указанному закону не соответствует Положение "Об акционерных обществах", утвержденное Постановлением Совета Министров РСФСР, которое допускает учреждение АО закрытого типа одним лицом. 15 сентября 1994 г. кассационная коллегия арбитражного суда Москвы отклонила жалобу Московской регистрационной палаты на решение арбитражного суда от 5 июля 1994 г. 19 октября 1994 г. арбитражный суд Москвы вынес решение о ликвидации АОЗТ "Независимый нефтяной концерн" на том основании, что признаны недействительными учредительные документы этого юридического лица.

Решения арбитражных судов открывают путь для удовлетворения претензий граждан к "ННК".

Но при анализе возникшей проблемы целесообразно сказать о погрешностях этих решений - хотя бы в предвидении возникновения аналогичных ситуаций в будущем.

То обстоятельство, что в Законе РФ "О предприятиях и предпринимательской деятельности" учредители упомянуты во множественном числе, еще не означает запрета учреждать акционерное общество одному лицу. В законе взята наиболее типичная ситуация. Закон носит общий характер, поскольку в нем идет речь о любых предприятиях. Регламентация же порядка организации и деятельности АО содержится в специальном нормативном акте - "Положении об акционерных обществах", принятом правительством. В нем конкретно указано, что АОЗТ может быть учреждено одним лицом. Обширная практика Московской регистрационной палаты идет именно по этому пути, и принятые ею регистрационные акты, признающие учредителем АО одно лицо, продолжают действовать.

Прокуратура Москвы и арбитражный суд могли бы усмотреть другие основания для признания недействительными учредительных документов АО "ННК". Например, можно было обнаружить противоречие между весьма скромным уставным капиталом общества (5 млн. руб.) и несоизмеримой с ним заявкой на многие виды коммерческой деятельности (производство товаров легкой промышленности, закупка сельскохозяйственной продукции, производство радиоаппаратуры, средств теле- и радиосвязи, выпуск газет и т. д.). Несоразмерность целей и средств АО свидетельствовала о фиктивности его учреждения, однако прокуратура и суд не придали значения этому обстоятельству.

Обращает внимание волокита при решении вопросов о признании недействительными учредительных документов АО "ННК" и о его ликвидации. Оба эти вопроса могли быть поставлены в одном исковом заявлении и разрешены в одном решении арбитражного суда еще летом 1994 г. В решении арбитражного суда от 16 июля 1994 г. говорится, что он решил "выйти за пределы исковых требований", но никакого "выхода" не состоялось.

Таким образом, вкладчики АОЗТ "ННК" после публикации объявления о ликвидации этого юридического лица вправе в пределах установленного срока предъявить ликвидационной комиссии любой из документов, подтверждающих право на долю собственности АО, - судебное решение, исполнительный лист или вексель.

Все взыскатели равны, никаких привилегированных очередей быть не может. В претензии могут быть учтены и суммы, выплаченные в виде государственной пошлины при обращении с иском в суд, индексированные проценты по вкладам, в том числе после истечения срока действия векселя, упущенная выгода. Однако моральный вред не возмещается.

Если Высший Арбитражный Суд РФ признает ликвидацию "ННК" как юридического лица незаконной, то у граждан - акционеров "ННК" - останется другой путь удовлетворения своих претензий - признание "ННК" банкротом.

Ликвидация юридического лица далеко не всегда связана с его банкротством. Но в соответствии с новым ГК РФ в ситуациях, возникших после 1 января 1995 г., ликвидация юридического лица по причине его неспособности расплатиться с кредиторами должна производиться только по правилам объявления банкротства (п. 4 ст. 61 ГК).

Некоторые АО и банки, не объявляя о банкротстве, произвольно приостанавливают или тормозят выплаты по акциям и векселям, заменяют достоинство ценных бумаг, требуя доплаты, принуждают граждан к открытию счетов в банке, куда якобы будут перечисляться дивиденды, выплачивают суммы небольшими порциями, при этом не начисляя проценты за просрочку выплаты и не индексируя вклады с учетом инфляции. Эти и подобные им действия незаконны, и в связи с их совершением граждане вправе обратиться в суд с исковым заявлением о возмещении ущерба.