Мудрый Юрист

Представительство от имени предприятия

Д. Князев, начальник юридического отдела АО "Спинкс", г. Тула.

Законодательство, регулирующее вопросы представления интересов юридического лица, выражения вовне его воли, в настоящее время не охватывает возникших в современном бизнесе проблем профилактики возможных случаев недобросовестных действий лиц по представлению интересов предприятия - вашего контрагента.

Основы гражданского законодательства (ст. 14) говорят о том, что юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законодательством и учредительными документами.

Надо отметить, что принятие решений от имени предприятия и совершение действий по внешнему выражению этих решений - два различных процесса. Предприятие может иметь несколько органов управления с различной компетенцией. Например, в акционерном обществе органами управления являются общее собрание акционеров, генеральный директор (президент), правление, совет директоров. Однако лицами, уполномоченными совершать действия по внешнему выражению этих решений, то есть подписанию от имени акционерного общества хозяйственных, трудовых договоров и иных документов, могут быть только генеральный директор и (по узкому кругу вопросов) председатель совета директоров. Эти должностные лица воплощают выраженную органами управления предприятия волю во взаимоотношениях с другими лицами и скрепляют ее от имени предприятия своими подписями. Таким образом, хотя в выработке решения могут принимать участие многие физические лица - члены органов управления, совершать сделку от имени предприятия будет, как правило, одно лицо.

В соответствии с п. 3 ст. 31 Закона о предприятиях и предпринимательской деятельности руководитель предприятия без доверенности действует от имени предприятия, заключает договоры, а также выдает доверенности. Учредительными договорами конкретного предприятия может быть предусмотрено, что право совершения сделок предоставлено и другим должностным лицам, но на практике уставы предприятия обычно не расширяют круг уполномоченных на это лиц.

В учредительных документах может быть ограничено право руководителя предприятия совершать определенные сделки, подписывать определенные документы, в основном связанные с правом распоряжения имуществом сверх какой-то суммы. Такие ограничения устанавливаются и законодательно. Например, руководители акционерных обществ открытого типа, созданных в порядке приватизации, не могут совершать сделки с активами общества, размер которых превышает 20 процентов оборота общества в предшествующем квартале. Правовая база этой практики заложена в Законе о собственности (п. 1 ст. 5) и в Законе о предприятиях и предпринимательской деятельности (п. 1 ст. 3).

Отдельные права предоставляются заместителям руководителя предприятия: они вправе подписывать претензии, исковые заявления и кассационные жалобы (Положение о претензионном порядке урегулирования споров).

Если руководитель предприятия имеет право совершать сделки от имени предприятия в силу прямого указания закона, то остальные лица (если иное не предусмотрено в учредительных документах) могут делать это только на основании полномочия, выраженного в надлежаще оформленной доверенности.

Оформление доверенности подчиняется определенным правилам, изложенным в ст. 66 ГК РФ. Она выдается лицом, уполномоченным на это уставом предприятия, и скрепляется печатью предприятия; доверенность на получение имущественных ценностей должна быть подписана также главным бухгалтером.

Итак, мы в общем виде рассмотрели вопросы представительства от имени предприятия. На практике перед любым предприятием при взаимодействии с другим предприятием, заключении договоров и т. п. неизбежно встает проблема определения того, насколько законно представительство физического лица, выражающего волю предприятия-контрагента.

Дело в том, что наличие на документе (договоре, доверенности и т. п.) печати предприятия и подписи отнюдь не свидетельствует о том, что этот документ имеет юридическую силу. Можно столкнуться со следующим:

  1. В документе указаны надлежащие название должности и фамилия руководителя, но подпись не соответствует подписи руководителя.
  2. В документе указаны должность и фамилия не руководителя, а его заместителя или начальника отдела.
  3. Документ подписан руководителем, не имеющим права на подпись такого документа (превышение полномочий).
  4. Документ подписан по доверенности, в которой содержатся определенные условия, не известные другой стороне (например, имеется ссылка на договор поручения, в котором оговорены полномочия представителя, но контрагент с этим договором не ознакомлен).
  5. Документ подписан бывшим руководителем, утратившим ко дню подписания документа свои полномочия.
  6. Доверенность, по которой представитель подписывал документ, ко дню подписания отозвана или иным образом утратила силу.
  7. Юридического лица, от имени которого подписан документ, не существует либо подпись и печать не соответствуют действительности.
  8. Подписанный документ противоречит учредительным документам данного юридического лица или его внутренним нормативным документам.

Каковы же последствия этих возможных ситуаций?

В первых шести вариантах это будет зависеть от того, одобрит или нет сделку орган управления или должностное лицо, имеющие право на совершение или санкционирование конкретной сделки. По общему правилу, зафиксированному в п. 4 ст. 28 Основ, сделка, совершенная от имени другого лица лицом, не уполномоченным на совершение сделки, или с превышением полномочия, создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности для представляемого лица лишь в случае последующего одобрения им этой сделки. Такое последующее одобрение делает сделку действительной с момента ее совершения. Одобрение может быть выражено как формально в виде письменного или устного согласия, так и фактически в виде совершения конкретных действий по исполнению сделки.

Законом иногда устанавливается, что определенный документ может быть подписан строго ограниченным кругом представителей. Уже упоминалось о том, что право подписывать претензии от имени юридического лица без доверенности могут лишь руководитель предприятия и его заместитель. Основываясь на этом, Арбитражный суд г. Москвы оставил без рассмотрения иск "Электробанка" к страховому обществу "Роспотребрезерв", поскольку претензия, направленная ответчику, была подписана начальником одного из управлений банка, то есть не уполномоченным на то лицом.

Одобрения сделки компетентным органом в последующем может быть и не дано, значит, сделка является незаключенной. Так, Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил иски корпорации "Виктор" к фирмам "Ланако" и "Цаликовтрансфорум" о признании недействительными заключенных с ними договоров о продаже самолетов на том основании, что управляющий корпорации, по уставу имеющий право подписывать договоры на сумму не свыше 100 миллионов рублей, превысил свои полномочия.

Заключая сделку, мы обычно исходим из принципа добросовестности контрагента. Но однажды вдруг обнаруживается, что все усилия по ее исполнению были напрасны. В лучшем случае можно рассчитывать лишь на то, что переданные контрагенту товарно-материальные ценности и денежные средства будут возвращены на основании ст. 48 ГК РФ. Что же касается убытков, то, поскольку не одобренная контрагентом сделка не порождает для него никаких обязанностей, они возмещены не будут.

При седьмом варианте, когда не существует предприятия, от имени которого совершена сделка, либо подписи и печати не соответствуют действительности, можно рассчитывать только на помощь правоохранительных органов, поскольку налицо мошенничество.

И наконец, последний, восьмой вариант. Даже если контрагент не опротестовал такой документ сразу, ничто не помешает ему сделать это впоследствии либо несоответствие выяснится в суде. Здесь возможны (ст. 48 - 50 ГК) либо двусторонняя реституция (так, Арбитражный суд г. Москвы, применив ст. 48 ГК о двусторонней реституции, признал недействующим договор кредитования между ТОО "Ига-инвест ЛТД" и фирмой "Интар", ибо товарищество не имело права заключать такой договор, поскольку у него не было банковской лицензии), либо, если сделка совершена с целью, заведомо противной интересам государства и общества, - односторонняя реституция, или она не допускается вовсе.

Восьмой вариант встречается весьма часто, однако именно он наиболее труден для распознания. Скажем, с уставом контрагента познакомиться удалось, но нет никакой гарантии, что впоследствии в него не были внесены изменения, вводящие определенные ограничения. Да и не всегда ограничения закладываются именно в устав: они могут обнаружиться в самых разнообразных внутренних документах предприятия.

Таким образом, можно констатировать, что шансов попасть впросак в вопросах представительства от имени предприятия довольно много, а вот действенной защиты от этого сегодня не существует, как не существует и законодательной базы, позволяющей получить исчерпывающую информацию о контрагенте.

Выход видится в том, чтобы расширить перечень сведений, включаемых в Государственный реестр предприятий, который ведут налоговые инспекции. Кроме данных о самом предприятии следует включать в реестр сведения о должностных лицах предприятия с указанием их полномочий на совершение сделок и с образцами подписей. Эти сведения должны оперативно уточняться при изменении внутренних документов предприятия и смене должностных лиц. На законодательном уровне следует установить, что до внесения изменений в Государственный реестр право на подписание от имени предприятия документов имеют только те должностные лица и только в том объеме, которые зафиксированы в реестре. Здесь же, в реестре необходимо иметь контрольные оттиски печатей и штампов предприятия, чтобы можно было сверить с ними печати на документе.

Естественно, что данные Государственного реестра предприятий должны быть широко открыты для всех заинтересованных лиц. Представляется неверным мнение о том, что полные данные Госреестра не должны публиковаться, а право ознакомления с ними и получения из него официальных выписок или подтверждения содержащихся в нем сведений могут иметь лишь те, кто удостоверит свой интерес к этим сведениям (А. Ноздрачев. Государственный реестр предприятий // Хозяйство и право, 1994, N 3). Да и действующее законодательство

(п. 3 ст. 13 Основ) однозначно указывает, что данные реестра открыты для всеобщего пользования.

Очень важно, чтобы Государственный реестр предприятий был консолидированным. И хотя в настоящее время техническая база не позволяет пока в каждой районной налоговой инспекции иметь перманентную информацию о всех предприятиях России, включенных в Государственный реестр, вполне возможно уже сейчас по конкретному запросу получать по модемной связи либо по факсу из соответствующей налоговой инспекции по месту нахождения предполагаемого контрагента информацию, позволяющую удостовериться: какие должностные лица и на каких условиях имеют право подписывать определенные документы; кто в настоящее время занимает эту должность; образцы подписи этого лица и контрольного оттиска печати предприятия.

Эти сведения заинтересованному лицу могут выдаваться налоговой инспекцией на возмездной основе, покрывающей связанные с поиском и передачей информации расходы. Но, конечно, налоговая инспекция не должна извлекать из предоставления этой услуги прибыль. Предприятие же, хотя и понесет при этом какие-то затраты, полностью обезопасит себя от возможного риска при совершении сделок с неизвестным ранее контрагентом.