Мудрый Юрист

О некоторых вопросах практики применения лесного законодательства

В. Костюк, заместитель начальника отдела анализа и обобщения судебно - арбитражной практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Отношения, возникающие при пользовании лесным фондом Российской Федерации, регулируются Основами лесного законодательства, введенными в действие с 17 апреля 1993 года, иными законодательными актами Российской Федерации и законодательством республик в составе Российской Федерации, правовыми актами автономной области, автономных округов, краев, областей и решениями органов местного самоуправления, принятыми в пределах их компетенции.

Издаваемые субъектами Российской Федерации и органами местного самоуправления акты не должны противоречить Основам лесного законодательства. В случае противоречия между Основами лесного законодательства и нормативными актами, принятыми указанными органами, применяются Основы лесного законодательства Российской Федерации.

Лесной фонд Российской Федерации образуют все леса и предоставленные для ведения лесного хозяйства земли. Он находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов, владение, распоряжение и пользование которым осуществляется в соответствии с компетенцией, определенной ст. 3 - 5 Основ, а также ст. 6 и 7, устанавливающими компетенцию районных (городских) органов самоуправления в сфере регулирования лесных отношений.

Государственное управление в сфере использования, воспроизводства, охраны и защиты лесов на территории Российской Федерации осуществляется Президентом и Правительством Российской Федерации, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации и специально уполномоченными государственными органами управления лесным хозяйством.

Непосредственное владение лесным фондом осуществляется лесхозами, колхозами, совхозами и другими сельскохозяйственными формированиями, заповедниками, национальными природными парками, учебными лесными и опытными лесными хозяйствами.

В системе государственных органов управления лесным хозяйством образуется государственная лесная охрана, в обязанности которой входит предупреждение и пресечение нарушений лесного законодательства.

Работникам этой охраны предоставлено право налагать административные штрафы на должностных лиц и граждан за все виды нарушений лесного законодательства, предъявлять в суде и арбитражном суде иски о возмещении причиненного лесному хозяйству ущерба. Перечень таких работников утверждается, как следует из ст. 64 Основ, государственным органом управления лесным хозяйством Российской Федерации.

В свою очередь, лесопользователи вправе требовать восстановления их нарушенных прав и возмещения убытков, вызванных такими нарушениями.

Как следует из ст. 27 Основ лесного законодательства, лесопользователями в Российской Федерации могут быть юридические лица, в том числе иностранные и физические лица, обладающие правом на осуществление пользования лесным фондом в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Участки лесного фонда предоставляются в пользование по результатам прямых переговоров, лесных торгов или конкурсов на основании специальных разрешительных документов: лицензии, лесорубочного билета (ордера), лесного билета.

Лицензия является документом, удостоверяющим право ее владельца на долгосрочное пользование участками лесного фонда (аренду).

Лесорубочный билет (ордер) и лесной билет являются документами, удостоверяющими право их владельцев на краткосрочное пользование такими участками и (или) лесными ресурсами. Названные документы удостоверяют право их владельцев осуществлять только установленный в них вид пользования лесным фондом. При долгосрочном пользовании (аренде) лесорубочный билет (ордер) и лесной билет выдаются владельцу лицензии на осуществление разрешенного вида пользования в конкретных объемах и месте работ.

Основами лесного законодательства (ст. 34 - 36) не только определен круг предоставленных лесопользователям прав и их обязанностей, но и установлен прямой запрет на вмешательство в хозяйственную деятельность пользователей лесным фондом, связанную с использованием лесных ресурсов, за исключением случаев нарушения ими лесного и природоохранного законодательства.

Споры о восстановлении нарушенных прав лесопользователей и возмещении им убытков, когда лесопользователями являются организации, предприятия, учреждения, граждане - предприниматели, а также организации, не являющиеся юридическими лицами, в том числе трудовые коллективы предприятий и физические лица, в случаях, установленных законодательными актами, рассматриваются в арбитражном суде.

Названные лесопользователи вправе обращаться в арбитражные суды и при несогласии с решением органа власти о досрочном прекращении права пользования ими лесным фондом (ст. 37 Основ), а также при обжаловании решений органов, выдавших лесопользователям разрешительный документ, о приостановлении или ограничении права пользования лесным фондом (ст. 39 Основ).

Арбитражным судам подведомственны также споры, связанные с осуществлением лесных пользований, включая аренду участков лесного фонда и производство работ.

Анализ материалов споров, возникающих при пользовании лесным фондом, показал, что многие арбитражные суды испытывают определенные затруднения при применении нормативных актов, регулирующих лесные отношения.

Лесное законодательство не содержит такого понятия, как лесонарушение. Оно устанавливает конкретный перечень деяний, за совершение или несовершение которых наступает тот или иной вид ответственности. Прежде чем решить вопрос об ответственности, необходимо определить, подпадают ли конкретные деяния под признаки, характерные для данного правонарушения. Множественность обстоятельств возникновения лесонарушений или отсутствие прямой нормы, квалифицирующей такие деяния с точки зрения их соответствия правовой норме, в отдельных случаях вызывает затруднения при решении вопроса о том, содержат ли определенные действия (бездействие) признаки правонарушения.

Так, по-разному были оценены арбитражными судами действия лесхоза, ненадлежащий контроль которого за охраной леса повлек за собой самовольную рубку древесины неизвестными лицами.

В соответствии со ст. 10 и 11 Основ лесного законодательства лесхозы осуществляют ведение лесного хозяйства на закрепленной за ними территории и одной из их функций, как владельцев лесного фонда, является контроль за проведением работ, выполняемых лесопользователями, и пресечение незаконных порубок, уничтожения и повреждения деревьев и кустарников.

Арбитражный суд одной из республик в составе Российской Федерации, рассмотрев исковое заявление комитета по охране природы о взыскании с лесхоза неустойки за ненадлежащую охрану леса, повлекшую самовольную вырубку древесины неизвестными лицами, удовлетворил требования комитета.

По другому аналогичному делу областной арбитражный суд отказал истцу во взыскании указанной неустойки с лесхоза, сославшись на то, что такая ответственность к владельцам лесного фонда не может быть применена.

В соответствии с п. 1 Постановления Совета Министров СССР от 21 августа 1968 года N 641 за рубку растущего леса без

лесорубочного билета несут материальную ответственность предприятия, организации, учреждения и граждане, виновные в лесонарушениях.

Согласно материалам дела лесонасаждения были вырублены самовольно неизвестными гражданами. По мнению комитетов по охране природы, вина лесхозов заключалась в ненадлежащей охране лесов на закрепленных за ними территориях.

Вместе с тем ненадлежащая охрана лесонасаждений по действующему законодательству не является лесонарушением. Оно не предусматривает материальной ответственности владельцев лесного фонда за ненадлежащее осуществление контроля за сохранностью вверенных им лесонасаждений. Поэтому с лесхозов не могла быть взыскана неустойка за действия, которые противоправными не являются.

Не сложилась еще единая практика в разрешении арбитражными судами дел о взыскании неустойки за самовольную вырубку древесины, осуществляемую сторонней организацией на основании договора с заказчиком работ.

Областной арбитражный суд взыскал с совхоза неустойку за незаконную рубку леса, совершенную геодезической экспедицией, считая, что экспедиция выполняла работы по поручению совхоза, который должен был оформить необходимые для производства работ документы. Поскольку совхоз свои обязательства не выполнил, арбитражный суд возложил на него ответственность за совершенное геодезической экспедицией нарушение.

По-иному решено дело другим арбитражным судом, которым не были приняты во внимание доводы арендного предприятия, производившего вырубку леса без лесорубочного билета, о том, что работы выполнялись на основании договора с оптико - механическим заводом, который и должен нести ответственность за ненадлежащую подготовку площадки для проведения лесорубочных работ.

Согласно п. 11 Правил отпуска древесины на корню в лесах СССР, утвержденных Постановлением Совета Министров СССР от 30 октября 1981 года N 1045, заготовка и вывозка древесины допускается

только по специальному разрешению. Никакие другие документы, а также устные разрешения должностных лиц не могут служить основанием для заготовки и вывозки древесины.

Наличие договорных отношений с заказчиком работ, не получившим в установленном порядке лесорубочного билета и не принявшим мер к переуступке своих прав производителю работ, не освобождает последнего от установленной ответственности за лесонарушение.

Лесорубочный билет является документом, дающим его владельцу право на проведение заготовки и вывозки древесины, живицы и второстепенных лесных материалов. В нем предусматриваются место нахождения участка лесного фонда, количественная и качественная характеристика отпускаемой древесины, живицы и второстепенных лесных материалов, их стоимость, условия и способы восстановления леса и очистки мест рубок.

Наряду с перечисленными условиями пользования лесным фондом обязательными для лесопользователя являются также сроки производства работ. Лесопользователь, не приступивший к вырубке в сроки, указанные в лесорубочном билете, несет ответственность за оставление недорубов и невывозку древесины.

При рассмотрении арбитражным судом одной из республик в составе Российской Федерации искового заявления лесхоза о взыскании с малого предприятия неустойки за оставление недорубов в виде компактного участка и невывозку древесины было установлено, что малому предприятию выдан лесорубочный билет на заготовку и вывозку пихтовой древесины на площади 11 га. В процессе освидетельствования места рубки выявлено, что лесопользователь к заготовке леса не приступал. Считая, что бездействием малого предприятия лесному хозяйству не причинен реальный ущерб, а также учитывая, что за пользование лесорубочным билетом ответчик внес соответствующую плату, арбитражный суд освободил предприятие от ответственности за данное лесонарушение.

Вместе с тем согласно подп. "б" п. 16 Правил отпуска древесины на корню недорубами считаются деревья и участки леса, назначенные в рубку, но не вырубленные в срок, предусмотренный в лесорубочном билете.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 5 февраля 1992 года N 67 утверждены Размеры неустоек за нарушение лесохозяйственных требований при отпуске древесины на корню в лесах в Российской Федерации, в которых установлена ответственность за оставление недорубов в виде компактных участков лесосек, не начатых рубкой, в виде взыскания неустойки в размере двукратной таксовой стоимости оставленной в недорубах древесины (п. 10 Размеров неустоек).

Отсутствие реального ущерба у лесного хозяйства не освобождает лесопользователя от установленной ответственности за неиспользование выделенного ему участка лесного фонда.

В случае минования надобности в лесопользовании либо добровольного отказа от лесопользования малое предприятие должно было решить вопрос об аннулировании выданного ему лесорубочного билета до истечения срока его действия.

Поскольку малым предприятием не были приняты меры по аннулированию лесорубочного билета, оно должно нести ответственность, установленную названным постановлением Правительства Российской Федерации.

Как лесонарушение, влекущее за собой соответствующую ответственность, должна рассматриваться и заготовка древесины по истечении срока, указанного в лесорубочном билете.

Так, арбитражный суд при рассмотрении иска мехлесхоза к заводу о взыскании неустойки за совершенное им лесонарушение установил, что по лесорубочному билету последнему разрешалось осуществить вырубку сырорастущих деревьев в срок до 31 декабря 1992 года. Завод произвел заготовку древесины в марте 1993 года. Вопрос о продлении срока проведения лесозаготовительных работ заводом не ставился, поэтому арбитражный суд обоснованно расценил заготовку им древесины по истечении указанного в лесорубочном билете срока как лесонарушение и привлек его к установленной ответственности.

На лесопользователя может быть возложена ответственность и в том случае, когда по выданному ему разрешительному документу лесное пользование осуществлялось другим лицом. Решение вопроса об ответственности в данных обстоятельствах зависит от того, была ли произведена в установленном порядке передача прав одного лесопользователя другому.

В случае ненадлежащего оформления передачи прав по разрешительному документу ответственность за нарушение правил пользования лесным фондом должен нести лесопользователь, которому был выдан такой документ.

Правилами отпуска древесины на корню установлено, что со дня выдачи лесорубочного билета (ордера) или лесного билета переданные лесопользователю лесосеки и участки для других видов пользования считаются сданными под его охрану. С этого дня на лесопользователя возлагаются все обязательства, предусмотренные упомянутыми Правилами.

Передача прав по лесорубочному билету (ордеру) или лесному билету от одного лесопользователя другому может быть произведена лесхозом, выдавшим этот документ, на основании письменных заявлений сдающих и принимающих предприятий, учреждений и организаций с разрешения государственного органа лесного хозяйства. Отметка о передаче прав другому лесопользователю производится лесхозом на всех экземплярах лесорубочного билета (ордера), распоряжения леснику или лесного билета (п. 14 Правил).

Ненадлежащее изучение арбитражным судом документов, касающихся передачи прав лесопользования, может привести к вынесению решения, не соответствующего фактическим обстоятельствам дела.

Высшим арбитражным судом одной из республик в составе Российской Федерации с малого предприятия была взыскана неустойка за нарушение правил заготовки лесонасаждений, выявленное при освидетельствовании мест рубок. Вместе с тем из материалов дела следовало, что малое предприятие осуществляло лесопользование по лесорубочному билету, выданному в установленном порядке леспромхозу, только на основании записи леспромхоза в лесорубочном билете о передаче им соответствующих прав новому лесопользователю.

Поскольку передача малому предприятию прав на лесопользование произведена с нарушением требований, установленных названным пунктом Правил отпуска древесины на корню, ответственность за выявленные нарушения правил заготовки древесины и очистки мест рубок должен нести лесопользователь, которому в установленном порядке выдан лесорубочный билет.

В другом случае областной арбитражный суд взыскал неустойку за оставление недорубов и неочистку делянок, выявленные в процессе освидетельствования, с товарищества с ограниченной ответственностью "Кристалл", которое фактически осуществляло заготовку древесины. Согласно материалам дела лесорубочный билет был выдан строительному управлению. Однако руководитель этого управления самовольно передал лесобилет товариществу с ограниченной ответственностью, в котором он также занимал руководящую должность, и поручил работникам товарищества произвести рубку древесины. В установленном порядке строительное управление вопрос о передаче прав лесопользования по выданному ему лесорубочному билету не решило.

При таких обстоятельствах неустойка за лесонарушение подлежала взысканию не с ТОО, а со строительного управления.

При решении вопроса о привлечении лесопользователей к ответственности важное значение имеет правильная оценка доказательств, подтверждающих или опровергающих то или иное правонарушение.

Основными видами доказательств совершения нарушения лесного законодательства являются надлежащим образом составленные акты, протоколы, другие документы, содержащие сведения о лесонарушении.

Доказательная сила документов зависит от того, соблюдены или нет соответствующими должностными лицами требования, предъявленные к их составлению.

Так, не имеют доказательной силы акты освидетельствования мест рубок, составленные лесхозом без вызова представителя лесопользователя.

Один из арбитражных судов по ряду дел взыскал с лесопользователей неустойку за ненадлежащую вырубку леса. В основу решений были положены акты освидетельствования мест рубок, составленные лесничими лесхоза. В этих актах указывалось, что представители лесопользователя вызывались заказными письмами для участия в освидетельствовании мест рубок, однако в установленные сроки не явились.

Согласно п. 10 Указаний по освидетельствованию мест рубок, подсочки (осмолоподсочки) насаждений и заготовки второстепенных лесных материалов о дне освидетельствования заготовленной древесины или мест рубок лесопользователь извещается лесхозом не позднее чем за 15 дней до назначенного срока со дня отсылки извещения. Почтовая квитанция об отсылке сохраняется и прилагается к материалам освидетельствования. Если извещение передается непосредственно лесопользователю, на остающемся в лесхозе экземпляре должна быть подпись лесопользователя и дата получения им извещения.

Имеющиеся в актах указания об оповещении лесопользователей о дате и месте освидетельствования заказным письмом не подтверждены документально, ответчики отрицают получение ими от лесхоза извещений о дне освидетельствования мест рубок.

При таких обстоятельствах составленные лесхозом акты не могли служить надлежащим доказательством вины лесопользователей.

Не может расцениваться в качестве надлежащего доказательства по делу также протокол о лесонарушении, подписанный неуполномоченными лицами предприятия - лесонарушителя.

Анализ дел, связанных с нарушением лесного законодательства, показал, что арбитражные суды неодинаково подходят к оценке протоколов о лесонарушениях, составленных с участием неуполномоченных лиц предприятий - лесонарушителей.

Высший арбитражный суд одной из республик в составе Российской Федерации при рассмотрении иска мехлесхоза о взыскании с колхоза неустойки за незаконную порубку леса не признал в качестве надлежащего доказательства по делу протокол о лесонарушении, подписанный работником колхоза, который не имел соответствующих на то полномочий, и отказал в удовлетворении иска.

По аналогичному делу другой арбитражный суд признал доказанной вину племсовхоза в лесонарушении и взыскал с него неустойку по факту безбилетного выпаса лошадей и крупного рогатого скота, который удостоверен протоколом, подписанным скотником и табунщики племсовхоза, являющимися непосредственными лесонарушителями. Доводы руководителя племсовхоза о том, что его работникам не предоставлялись права на подписание протоколов, не были приняты во внимание при вынесении решения.

В подобных спорных правоотношениях следует иметь в виду, что согласно п. 5.1.3 Инструкции о порядке привлечения к ответственности за нарушение лесного законодательства факт лесонарушения подтверждается протоколом, составленным с участием представителей лесонарушителя.

Для участия в составлении протокола о нарушении лесного законодательства представитель предприятия - лесонарушителя должен иметь документ, свидетельствующий о наличии у него полномочий на совершение определенных действий от имени предприятия.

В практике арбитражных судов возник вопрос о правомерности акта, составленного лесхозом по истечении определенного времени со дня, назначенного для освидетельствования мест рубки древесины, которое не было проведено вовремя по причине неявки представителя лесопользователя (вследствие неуведомления его о новом сроке освидетельствования).

При решении этого вопроса необходимо руководствоваться п. 54 Правил отпуска древесины на корню, согласно которому при неявке представителя лесопользователя к назначенному сроку лесхоз имеет право произвести освидетельствование без его участия. Составленный при этом акт высылается лесопользователю и является для него обязательным.

Названные Правила не содержат указаний о необходимости проведения освидетельствования в назначенный срок либо уведомления лесопользователя о новом дне освидетельствования лесосеки.

Поэтому акт, составленный лесхозом без уведомления лесопользователя о новом дне освидетельствования при неявке последнего к ранее назначенному сроку, должен расцениваться в качестве надлежащего доказательства вины лесопользователя в нарушении лесного законодательства.

Правила отпуска древесины на корню содержат конкретный перечень обязанностей лесопользователей, которые они должны исполнять при пользовании лесным фондом. Согласно п. 16 названных Правил лесопользователи в зависимости от вида лесного пользования обязаны: наиболее полно и рационально использовать переданные им лесосеки; не оставлять недорубов, а также заготовительной древесины на местах рубок; вести работы способами, не допускающими возникновения эрозии почв; производить очистку лесосек от порубочных остатков и приводить за свой счет земельные участки, нарушенные ими в результате лесных пользований, в состояние, пригодное для использования их по назначению; не допускать захламления лесов; выполнять другие требования, касающиеся осуществления лесных пользований.

За нарушение лесохозяйственных требований при отпуске древесины на корню взыскивается соответствующая неустойка, размеры которой утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 5 февраля 1992 года N 67.

Несмотря на то, что неустойка может применяться только за определенные виды нарушений и среди них нет такого нарушения, как непроведение работ по минерализации почвы, в один из краевых арбитражных судов поступило несколько исковых заявлений о взыскании с лесопользователя неустойки за непроведение лесопользователем указанных работ. Как следовало из материалов дел, такой способ очистки мест рубок был предусмотрен леспромхозом в лесорубочном билете.

Поскольку мероприятия по минерализации почвы к таким способам очистки лесосек от порубочных остатков не относятся, неустойка за данный вид нарушения не предусмотрена, арбитражный суд обоснованно освободил лесопользователя от ответственности за неосуществление им работ по минерализации почвы.

Не может быть взыскана с лесопользователя неустойка и в случае рубки леса в запрещенный для этого период, если в лесорубочном билете не указано время, в течение которого она допускается.

Федеральная служба лесного хозяйства России предъявила иск о взыскании с объединения неустойки за рубку липы вне периода сокодвижения. Имеющиеся в деле материалы свидетельствовали о том, что заготовка древесины осуществлялась на основании лесорубочного билета, в котором не содержалось каких-либо сведений об ограничении проведения лесозаготовительных работ вне периода сокодвижения липы.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 5 февраля 1992 года N 67 установлена ответственность лесопользователя только за рубку леса в запрещенное в лесорубочных билетах (ордерах) время.

Поскольку в лесорубочном билете не было указано время, в течение которого не разрешается заготовка липы, с лесопользователя не могла быть взыскана неустойка.

Учитывая обстоятельства, арбитражный суд обоснованно отклонил исковые требования Федеральной службы лесного хозяйства.

Для того, чтобы применить к нарушителям лесного законодательства соответствующие меры ответственности, необходимо установить наличие причинной связи между противоправным поведением (действием или бездействием) и наступившими вследствие этого неблагоприятными последствиями.

Отсутствие или наличие такой связи подтверждается доказательствами, представляемыми лицами, участвующими в деле.

Если в ходе рассмотрения дела будет установлено, что причинная связь между действиями (бездействием) и наступившими последствиями отсутствует, арбитражный суд должен отказать в удовлетворении исковых требований.

Так, один из областных арбитражных судов на основании протокола о нарушении земельного законодательства и протокола о лесонарушении взыскал с ремонтно - строительной передвижной механизированной колонны ущерб, причиненный самовольной вырубкой кустарников. При вынесении решения суд исходил из того, что согласно решению райисполкома выделение земельного участка, на котором произведен срез лесонасаждений, согласовано для строительства промбазы колонны. Расчистка же участка произведена под огороды и без выдачи лесорубочного билета. На основании этого арбитражный суд посчитал вину механизированной колонны доказанной.

Между тем материалы согласования отвода земельного участка являлись основанием только для проектно - изыскательских работ и последующего принятия решения об изъятии и предоставлении земель. Ввиду отсутствия денежных средств механизированная колонна на стадии технико - экономического расчета стоимости строительства новой промбазы отказалась от отвода земельного участка, что подтверждалось районным комитетом по земельным ресурсам и землеустройству. Окончательный отвод земельного участка колонне не производился.

При рассмотрении представленного специалистом комитета по земельной реформе и земельным ресурсам протокола о нарушении комиссия названного комитета не установила вины колонны в рубке кустарника.

Факт отсутствия вины механизированной колонны подтверждался также постановлением РОВД об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления.

Более того, материалы служебного расследования, проведенного мехколонной, свидетельствовали о ее непричастности к данному природонарушению: задание на расчистку территории не давалось, техника в этот период не эксплуатировалась вследствие прохождения сезонного обслуживания и нахождения на капитальном ремонте. На спорной территории расположены частные огороды, принадлежащие неизвестным лицам.

Поскольку ремонтно - строительная передвижная механизированная колонна доказала свою невиновность в самовольном захвате земель и вырубке лесных насаждений, на нее не могла быть возложена обязанность по возмещению убытков, возникших вследствие указанных нарушений.

В другом случае арбитражный суд, рассмотрев два дела по иску лесхоза о взыскании с лесопользователей неустойки за несвоевременный вывоз заготовленного леса, принял решение об освобождении их от ответственности за задержку вывозки древесины. В основу решений было положено распоряжение администрации района об ограничении движения транспортных средств по автомобильным дорогам в период весенней распутицы. Имеющиеся в делах материалы свидетельствовали о том, что согласно лесорубочным билетам срок вывозки древесины истекал 1 мая 1993 года. При освидетельствовании мест рубок, проведенном в мае этого же года, было установлено, что лесопользователи к выполнению указанной работы не приступали. Ходатайств о продлении срока вывозки заготовленного леса они также не заявляли. Материалы повторного освидетельствования мест рубок, проведенного в сентябре 1993 года, показали, что отмеченные нарушения не были устранены. При таких обстоятельствах ограничение движения транспортных средств в связи с весенней распутицей не может служить основанием для освобождения лесопользователей от ответственности за несвоевременный вывоз древесины.

В практике арбитражных судов возник вопрос о правомерности отнесения к числу лесопользователей садово - огороднических товариществ, производящих рубку леса не в целях его заготовки, а для ведения гражданами садоводства и огородничества.

Из Правил отпуска древесины на корню следует, что они обязательны для всех лесопользователей при производстве в лесах работ, как связанных, так и не связанных с ведением лесного хозяйства и осуществлением лесных пользований.

По смыслу названных Правил садово - огородническое товарищество следует считать лесопользователем, поскольку оно производило рубку леса. При этом не имеет значения тот факт, что лесные участки разрабатывались товариществом в целях ведения гражданами садоводства и огородничества.

При таких обстоятельствах в случаях безбилетной рубки леса садово - огородническое товарищество должно нести установленную ответственность за лесонарушение наравне с другими лесопользователями.

Наступление или истечение установленного гражданским законодательством срока всегда влечет за собой определенные правовые последствия, связанные с возникновением, изменением или прекращением гражданских правоотношений.

Под сроками осуществления гражданских прав понимаются сроки, в течение которых управомоченный субъект вправе (обязан) сам реализовать принадлежащее ему право либо потребовать совершения определенных действий по реализации своего права непосредственно от обязанного лица.

Арбитражный суд не вправе отказать в иске по причине пропуска срока исковой давности, если об этом не было заявлено стороной в споре.

Областной арбитражный суд, рассмотрев исковое заявление лесхоза о взыскании с совхоза неустойки за самовольную рубку леса, отказал в иске по причине пропуска истцом срока исковой давности. При принятии решения суд исходил из того, что факт лесонарушения зафиксирован в протоколе от 24 апреля 1993 года, срок давности на обращение с иском в арбитражный суд истекал 24 октября 1993 года, а иск предъявлен 13 ноября 1993 года.

Согласно п. 1 ст. 43 Основ гражданского законодательства исковая давность может применяться только по заявлению стороны в споре. Имеющиеся в деле материалы свидетельствовали о том, что ответчик не заявлял требований о применении срока исковой давности, поэтому арбитражный суд не вправе был рассматривать пропуск этого срока как основание для отказа в иске.

Одним из проявлений проводимой в стране экономической реформы, ориентированной на усиление политики разгосударствления, демонополизации и приватизации, является значительный рост инфляционных процессов. Это, в свою очередь, остро поставило вопрос о необходимости увеличения размеров неустоек за нарушение лесохозяйственных требований при отпуске древесины на корню в лесах и такс для исчисления размера взысканий за ущерб, причиненный лесному хозяйству нарушением лесного законодательства.

Данная проблема была решена Постановлением Правительства Российской Федерации от 5 февраля 1992 года N 67, которым

признан недействующим на территории Российской Федерации раздел VIII Правил отпуска древесины на корню в лесах СССР, утвержденных Постановлением Совета Министров СССР от 30 октября 1981 года N 1045, и утверждены новые Размеры неустоек и такс за указанные нарушения.

В связи с этим следует иметь в виду, что неустойка, установленная названным постановлением правительства, может применяться к лесопользователю, допустившему нарушение лесного законодательства, только один раз. Повторного взыскания неустойки за одно и то же нарушение названное постановление не предусматривает.

Вместе с тем необходимо учитывать, что незаконная порубка, уничтожение, повреждение деревьев, кустарников и лиан, запрещенных к рубке, влекут увеличение установленных размеров взысканий в два раза.

Во столько же раз увеличивается размер неустойки в случае невыполнения лесохозяйственных требований при отпуске древесины на корню (пп. 2, 4 - 11, 20 и 28 упомянутых Размеров неустоек) в лесах 1-й группы, а также особо защитных участках лесов всех групп.

Все неустойки исчисляются по таксам на древесину, отпускаемую на корню, без применения норм их снижения.