Мудрый Юрист

О некоторых аспектах привлечения к ответственности, предусмотренной ст. 16.2 КоАП РФ

Бабенко Александр Владимирович, ведущий инспектор отдела таможенных расследований Внуковской таможни ФТС России. Юрисконсульт первой категории. Специалист в области гражданского и таможенного права.

Окончил Московскую государственную юридическую академию.

Автор ряда публикаций.

Ежедневно через таможенную границу РФ перевозится огромное количество товаров и транспортных средств, перемещаемых юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями в рамках осуществления внешнеэкономической деятельности, а также товаров и транспортных средств, перемещаемых физическими лицами для нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Все они подлежат обязательному декларированию таможенному органу РФ в порядке и на условиях, предусмотренных Таможенным кодексом РФ (далее - ТК РФ).

Как показывает практика, недекларирование и недостоверное декларирование товаров и транспортных средств превалирует среди административных правонарушений, совершаемых участниками внешнеэкономической деятельности, а также физическими лицами, перемещающими товары и транспортные средства через таможенную границу РФ.

Одной из причиной этого является значительный объем перемещаемых товаров и транспортных средств при том, что все они подлежат обязательному декларированию при каждом перемещении через таможенную границу РФ.

Думается, что большое количество таких правонарушений, как недекларирование и недостоверное декларирование, связано также с незнанием участниками хозяйственного оборота и физическими лицами всех реалий нынешнего законодательства о таможенном регулировании и таможенном контроле, а также об ответственности за правонарушения в области таможенного дела.

Данная статья посвящена анализу положений законодательства РФ, устанавливающих ответственность за вышеуказанные правонарушения.

Административная ответственность за правонарушения в области таможенного дела (нарушения таможенных правил) установлена гл. 16 КоАП РФ. В соответствии с Федеральным законом от 20.08.2004 N 118-ФЗ "О внесении изменений в КоАП и Таможенный кодекс Российской Федерации" с 01.10.2004 глава 16 КоАП РФ действует в новой редакции.

Изменения, внесенные в указанную главу, коснулись, в том числе, и ст. 16.2 КоАП РФ, предусматривающей административную ответственность за недекларирование либо недостоверное декларирование товаров и (или) транспортных средств.

Если прежняя редакция ст. 16.2 КоАП РФ предусматривала равную ответственность как за недекларирование, так и за недостоверное декларирование товаров и (или) транспортных средств, то с 01.10.2004 установлен различный размер ответственности за эти нарушения.

До 01.10.2004 размер ответственности не ставился в зависимость от вида сведений, заявленных недостоверно. Кроме того, ранее в диспозиции ст. 16.2 КоАП РФ отсутствовал такой вид недостоверных сведений, как сведения, послужившие основанием для неприменения запретов и (или) ограничений, установленных в соответствии с законодательством РФ о государственном регулировании внешнеторговой деятельности.

В настоящее время недостоверное заявление сведений, послуживших основанием для освобождения от уплаты таможенных пошлин, налогов или для занижения их размера, и сведений, послуживших основанием для неприменения запретов и (или) ограничений, установленных в соответствии с законодательством РФ о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, предусматривает разный размер ответственности.

Если ранее штраф за недостоверное декларирование исчислялся исходя из стоимости предмета административного правонарушения, то в настоящее время за основу для исчисления штрафа берется сумма неуплаченных таможенных пошлин и налогов.

Таким образом, законодатель с 01.10.2004 значительно уменьшил размер штрафа за административное правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ.

Итак, административная ответственность за недекларирование либо недостоверное декларирование товаров и (или) транспортных средств предусмотрена ст. 16.2 КоАП РФ.

Часть 1 указанной статьи предусматривает ответственность за недекларирование товаров и (или) транспортных средств.

Для точного представления о том, что же такое недекларирование, прежде всего остановимся на толковании такого понятия, как декларирование товаров и транспортных средств.

Из анализа ст. 124 ТК РФ можно однозначно сделать вывод о том, что декларирование - это заявление таможенному органу в таможенной декларации или иным способом, предусмотренным ТК РФ, в письменной, устной, электронной или конклюдентной форме сведений о товарах, об их таможенном режиме и других сведений, необходимых для таможенных целей.

Отметим, что толкование понятия декларирования транспортных средств в ТК РФ отсутствует. Вместе с тем анализ положений ТК РФ свидетельствует о том, что транспортные средства, так же как и товары, подлежат декларированию (п. 2 ст. 279, п. 2 ст. 286 ТК РФ). В то же время положения ст. 124 ТК РФ, позволяющие сформулировать понятие декларирования для товаров, могли бы быть применены соответствующим образом и для транспортных средств.

В связи с изложенным, можно утверждать, что законодатель ошибочно не упомянул в ст. 124 ТК РФ наравне с товарами и транспортные средства.

ТК РФ предусматривает следующие формы декларирования: письменную, устную, электронную и конклюдентную. Указанные формы декларирования применяются в зависимости от вида декларируемых товаров и транспортных средств.

Письменная форма представляет собой подачу таможенной декларации либо заявления.

Заявление подается физическим лицом при декларировании несопровождаемого багажа. Декларирование сопровождаемого багажа осуществляется путем подачи пассажирской таможенной декларации (Постановление Правительства РФ от 27.11.2003 N 715).

Товары и транспортные средства, перемещаемые юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, подлежат декларированию путем подачи соответствующей таможенной декларации.

При наличии обязанности задекларировать товар письменно недекларированием будет являться незаявление лицом в письменной форме сведений о товарах и транспортных средствах, подлежащих декларированию, в частности неподача таможенной декларации или заявления.

Устная форма декларирования установлена п. 3 ст. 286 ТК РФ для отдельных категорий товаров, перемещаемых физическими лицами. Применительно к данной форме заявления сведений таможенному органу недекларированием будет являться незаявление физическим лицом сведений о товаре в устной форме. При этом заявление лицом таких сведений исключительно в письменной форме не может рассматриваться как недекларирование - п. 3 ст. 286 ТК РФ определяет, что физическое лицо вправе по своему желанию декларировать в письменной форме товары, перемещаемые им через таможенную границу и не подлежащие обязательному декларированию в письменной форме. Таким образом, устная форма декларирования может быть заменена декларантом на письменную.

Декларирование товаров в конклюдентной форме производится путем совершения физическим лицом действий, свидетельствующих о том, что в ручной клади и сопровождаемом багаже физического лица не содержится товаров, подлежащих декларированию в письменной форме. Указанные действия заключаются в проходе лица через специально обозначенное место ("зеленый канал") (п. 4 ст. 286 ТК РФ). В данном случае недекларирование будет заключаться в несовершении указанных действий.

Декларирование в электронной форме заключается в предоставлении сведений таможенному органу в виде электронных документов. Применительно к указанной форме заявления сведений недекларированием будет являться непредоставление сведений в электронном виде, но лишь в том случае, если лицо обязано предоставлять таможенному органу документы именно в электронной форме. В настоящее время предоставление сведений на электронном носителе является правом, а не обязанностью декларанта (п. 8 ст. 63, п. 1 ст. 127 ТК РФ). Тем не менее, нежелание декларанта воспользоваться электронной формой декларирования не исключает обязанности декларанта задекларировать товары в письменной форме, электронная форма является пока лишь альтернативой письменной форме декларирования.

В соответствии со ст. 123 ТК РФ все товары, перемещаемые через таможенную границу, подлежат декларированию. Также должны быть задекларированы товары, таможенный режим которых изменяется, равно как и отходы и остатки, образованные при использовании таможенных режимов переработки на таможенной территории, переработки для внутреннего потребления и уничтожения (ст. 183, 184, 194, 247 ТК РФ).

На основании подп. 1 п. 1 ст. 11 ТК РФ понятие товара используется для таможенных целей в следующем значении: товар - это любое перемещаемое через таможенную границу имущество, а также перемещаемые через таможенную границу отнесенные к недвижимым вещам транспортные средства. Транспортные средства, используемые для перевозки, к товарам не относятся.

Примечательно, что штатные запасные части, принадлежности и оборудование транспортных средств, используемых для перевозки, а также содержащиеся в их штатных баках горюче-смазочные материалы и топливо, если они перевозятся вместе с транспортными средствами, используемыми для перевозки, рассматриваются как транспортное средство (подп. 5 п. 1 ст. 11 ТК РФ).

Соответственно, можно сделать вывод о том, что декларирование транспортного средства, используемого для перевозки, рассматривается в том числе и как декларирование его штатных запасных частей, принадлежностей и оборудования, а также содержащихся в его штатных баках горюче-смазочных материалов и топлива, если они перевозятся вместе с транспортным средством. Иными словами, вышеуказанные принадлежности транспортного средства не подлежат декларированию отдельно от того транспортного средства, вместе с которым они перемещаются.

Между тем для таможенного оформления горюче-смазочных материалов и топлива, которые перевозятся вместе с транспортным средством, законодатель предусмотрел ряд особенностей.

Правовые основы для перемещения горюче-смазочных материалов и топлива, необходимых для эксплуатации транспортного средства, установлены ст. 264 - 267 ТК РФ.

Указанные нормы позволяют сделать вывод о необходимости декларирования горюче-смазочных материалов и топлива отдельно от транспортного средства.

Кроме того, действует ряд нормативных правовых актов, однозначно рассматривающих горюче-смазочные материалы и топливо, перемещаемые вместе с транспортными средствами, в качестве товаров (Постановление Правительства РФ от 09.07.2001 N 524 "Об установлении таможенного режима перемещения припасов", Приказ ГТК России от 19.10.2001 N 1000 "О таможенном режиме перемещения припасов").

Указанные нормативные правовые акты предусматривают декларирование горюче-смазочных материалов и топлива (припасов - как определяют их вышеуказанные нормативные правовые акты) отдельно от указанного транспортного средства.

Думается, что в данном случае можно утверждать о наличии явной несогласованности ст. 264 - 267 ТК РФ, Постановления Правительства РФ от 09.07.2001 N 524 и Приказа ГТК России от 19.10.2001 N 1000 положениям подп. 5 п. 1 ст. 11 ТК РФ.

Разумеется, декларирование припасов - вполне необходимая мера, и автор ни в коей мере не призывает к отказу от нее.

В данной ситуации представляется лишним упоминание в подп. 5 п. 1 ст. 11 ТК РФ о горюче-смазочных материалах и топливе как о транспортном средстве, в то время как последние подлежат декларированию отдельно от транспортного средства в качестве товара.

Надо отметить, что отнесение в подп. 5 п. 1 ст. 11 ТК РФ штатных запасных частей, принадлежностей и оборудования транспортных средств, используемых для перевозки, к транспортным средствам однозначно свидетельствует об отсутствии необходимости их декларирования отдельно от транспортного средства и в какие-либо противоречия с нормами ТК РФ не вступает.

Тем не менее между таможенными органами и участниками ВЭД периодически возникают конфликтные ситуации, связанные с мнением некоторых должностных лиц таможенных органов о наличии у участников ВЭД обязанности по декларированию штатных запасных частей, перемещаемых в составе транспортного средства, отдельно от самого транспортного средства.

Как правило, вышеуказанные выводы возникают у таможенных органов в отношении таможенного оформления воздушных судов.

Иллюстрацией может служить дело N А72-5581/04-9/529.

ЗАО обратилось в Арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления таможни по делу об административном правонарушении. Данным постановлением общество привлечено к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ, в виде взыскания штрафа.

В качестве противоправного деяния, образующего объективную сторону состава правонарушения, обществу вменено нарушение обязанности по декларированию арендованного у иностранного лица авиационного двигателя, установленного на прибывшем на территорию Российской Федерации в международном сообщении воздушном судне, принадлежащем обществу, демонтированного с воздушного судна и вывезенного с таможенной территории Российской Федерации по грузовой таможенной декларации в таможенном режиме временного вывоза.

В обоснование требований о признании незаконным и отмене постановления таможни общество, не отрицая фактических обстоятельств дела, сослалось на отсутствие в своих действиях признаков состава правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 16.2 КоАП РФ.

Судом установлено, что в феврале 2001 г. авиадвигатель по экспортной грузовой таможенной декларации был направлен в Ирландию. Основанием для экспорта авиадвигателя явилась сделка купли-продажи между резидентом Российской Федерации и иностранной компанией.

В дальнейшем указанный авиадвигатель был передан в аренду заявителю.

В аэропорту Ирландии авиадвигатель был установлен на воздушное судно заявителя.

Далее воздушное судно прибыло в аэропорт "Ульяновск-Восточный" и было оформлено по генеральной декларации (применяется при таможенном оформлении воздушных судов согласно Конвенции о международной гражданской авиации (Чикаго, 07.12.1944), Приказу ГТК России от 27.12.2001 N 1255 "Об утверждении Правил таможенного оформления и таможенного контроля воздушных судов").

По данной генеральной декларации в таможенном отношении было оформлено только само указанное выше воздушное судно, причем имело место завершение таможенного режима временного вывоза - временным ввозом.

В дальнейшем заявителем был произведен демонтаж двигателя с целью последующей его установки на другое воздушное судно. Таможенный орган о демонтаже не был уведомлен.

В последующем данный авиадвигатель был вывезен обществом за пределы таможенной территории Российской Федерации, при этом в декларации был заявлен временный вывоз.

По мнению таможни, данный двигатель подпадает под понятие товара, в связи с чем он подлежал декларированию при его ввозе на таможенную территорию РФ по правилам, установленным ТК РФ для декларирования товаров с подачей таможенной декларации по установленной норме.

Отменяя решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции и отказывая обществу в удовлетворении заявления, суд кассационной инстанции исходил из следующего: поскольку общество арендовало двигатель у иностранного лица, оно обязано было произвести его декларирование как иностранного товара по прибытии воздушного судна на территорию Российской Федерации. Кроме того, суд счел, что при вывозе двигателя с территории Российской Федерации обществом неправомерно заявлен таможенный режим временного вывоза.

Отменяя Постановление кассационной инстанции, ВАС РФ указал, что обязанность по декларированию в качестве товаров, перемещаемых через таможенную границу РФ, оборудования, агрегатов и силовых установок (двигателей), установленных на воздушном судне, не предусмотрена.

Таким образом, указанный авиационный двигатель при ввозе его на территорию РФ в составе силовой установки воздушного судна не может рассматриваться в качестве иностранного товара, подлежащего декларированию в связи с фактом его аренды у иностранного лица.

Рассматривая особенности привлечения к ответственности по ст. 16.2 КоАП РФ, следует остановиться на характеристике субъекта недостоверного декларирования, поскольку установление данного признака указанного правонарушения нередко вызывает ряд вопросов как у должностных лиц таможенных органов, так и у участников ВЭД.

Недостоверное декларирование определено ст. 16.2 КоАП РФ как заявление при декларировании товаров и (или) транспортных средств недостоверных сведений о товарах и (или) транспортных средствах.

Декларирование товаров производится декларантом либо таможенным брокером (представителем) по выбору декларанта. Соответственно, субъектом недостоверного декларирования будет выступать декларант или таможенный брокер, если декларирование производилось таможенным брокером.

В силу подп. 15 п. 1 ст. 11 ТК РФ декларантом признается лицо, которое декларирует товары либо от имени которого декларируются товары.

На основании ст. 139 ТК РФ таможенным брокером является юридическое лицо, совершающее от имени декларанта или других заинтересованных лиц по их поручению таможенные операции в соответствии с ТК РФ.

Осуществление таможенным брокером декларирования от имени заинтересованного лица не может являться основанием для освобождения его от ответственности за недекларирование или недостоверное декларирование товаров и (или) транспортных средств.

Устанавливая, что таможенный брокер действует не от собственного имени, а от имени декларанта, ТК РФ закрепляет, что действия по декларированию совершает таможенный брокер (п. 1 ст. 124 ТК РФ), в связи с чем именно он несет все обязанности, сопутствующие этому действию, в том числе обязанность заявлять таможенному органу достоверные сведения о товаре.

О наличии указанной обязанности свидетельствует также положение п. 3 ст. 143 ТК РФ, закрепляющее право таможенного брокера требовать от декларанта представления любых документов и сведений, необходимых для таможенного оформления, и получать такие документы и сведения в сроки, обеспечивающие соблюдение требований таможенного законодательства. Кроме того, на основании п. 1 указанной статьи таможенный брокер при декларировании товаров вправе осматривать и измерять подлежащие декларированию товары, в том числе до подачи таможенной декларации, брать с разрешения таможенного органа пробы и образцы таких товаров. Следовательно, возможный довод таможенных брокеров в обоснование своей невиновности, связанный с тем, что они лишь используют при декларировании те сведения, которые получают от получателя или отправителя товаров, и не отвечают за их достоверность, несостоятелен.

Практика свидетельствует о том, что в случае привлечения таможенного брокера к ответственности по ст. 16.2 КоАП РФ одним из его доводов в подтверждение своей невиновности служит отсутствие в договоре между таможенным брокером и заинтересованным лицом условий об обязанности декларирования товара таможенным брокером.

Между тем для установления события правонарушения достаточно самого факта недостоверного декларирования таможенным брокером товаров от имени заинтересованного лица.

Не является доказательством отсутствия вины таможенного брокера в совершении недостоверного декларирования указание в графе 14 грузовой таможенной декларации (графа "декларант") сведений об ином лице, поскольку декларант - это не только лицо, совершающее действия по декларированию товаров, но также и лицо, от имени которого товары декларируются.

Вместе с тем в вину таможенному брокеру не должно вменяться несовершение действий, являющихся чрезмерными, излишними, в обычных условиях делового оборота.

Соответствующие разъяснения приведены в письме ФТС России от 12.10.2004 N 01-06/3086 "О направлении Методических рекомендаций".

Сложившаяся судебная практика подтверждает возможность привлечения к административной ответственности таможенного брокера за совершение правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ.

Общество (заявитель) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления по делу об административном правонарушении о привлечении заявителя к административной ответственности по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ в виде штрафа.

Решением арбитражного суда заявление удовлетворено. Таможня обратилась с кассационной жалобой на решение суда.

По мнению таможенного органа суд нарушил ст. 123, 124, 127 ТК РФ, п. 1 ст. 15, п. 1 ст. 19 Закона РФ "О таможенном тарифе". Таможенный орган указал, что заявитель в нарушение указанных норм заявил недостоверные сведения о таможенной стоимости товара в части расходов на транспортировку и доставку, в результате чего не были уплачены в бюджет таможенные платежи в сумме 12523,50 руб.

Постановлением кассационной инстанции решение оставлено без изменения.

Грузовую таможенную декларацию подавал от имени заявителя и за его счет по договору таможенный брокер.

В силу подп. 15 п. 1 ст. 11, п. 1 ст. 124 ТК РФ, все обязанности, сопутствующие действиям по декларированию товаров, в том числе и заявление таможенному органу достоверных сведений о товарах, в случае декларирования товаров таможенным брокером возлагаются на последнего.

Согласно положениям диспозиции ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ ответственность наступает за заявление недостоверных сведений обязанным лицом, коим в данном случае заявитель не является (дело N Ф09-5555/04-АК).

Итак, диспозиция ст. 16.2 КоАП РФ позволяет сделать вывод, что субъектом ответственности за недекларирование является лицо, в чьи обязанности входит подача декларации, а субъектом ответственности за недостоверное декларирование - лицо, подавшее декларацию.

Думается, что в случае осуществления недостоверного декларирования от имени декларанта лицом, не являющимся таможенным брокером, в том числе и физическим лицом, указанное лицо может рассматриваться в качестве субъекта правонарушения, ответственность за совершение которого предусмотрена ст. 16.2 КоАП РФ.

В соответствии со ст. 23.8 КоАП РФ рассмотрение дела об административном правонарушении, предусмотренном ст. 16.2 КоАП РФ, относится к компетенции таможенных органов.

От имени таможенных органов рассматривают дела об административных правонарушениях руководитель федерального органа исполнительной власти, уполномоченного в области таможенного дела (руководитель Федеральной таможенной службы), его заместители; начальники региональных таможенных управлений, их заместители; начальники таможен, их заместители; начальники таможенных постов - об административных правонарушениях, совершенных физическими лицами.

Уполномоченное должностное лицо таможенного органа по результатам рассмотрения дела, возбужденного по признакам состава административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст. 16.2 КоАП РФ, при необходимости применения в отношении лица, совершившего административное правонарушение, административного наказания в виде конфискации предмета административного правонарушения штраф не назначает, а дело передает соответствующим судьям для решения всех вопросов, связанных с ответственностью лиц и назначением им административных наказаний.

Должностное лицо таможенного органа вправе рассматривать такие дела и принимать по ним решения о необходимости передачи независимо от того, в отношении какого лица возбуждено дело об административном правонарушении и проводилось ли по нему административное расследование.

О передаче дела об административном правонарушении в соответствии с ч. 2 ст. 29.9 КоАП РФ выносится определение.

Дело об административном правонарушении, ответственность за совершение которого предусмотрена ст. 16.2 КоАП, направляется (передается):

а) судьям районных судов - в том случае, если по делу проводилось административное расследование;

б) судьям гарнизонных военных судов - в том случае, если дело возбуждено в отношении военнослужащих и граждан, призванных на военные сборы, в том числе и дело, по которому проводилось административное расследование;

в) мировым судьям - в том случае, если по делу не проводилось административное расследование, за исключением дел, указанных в п. "б".

Дело направляется (передается) судьям районных судов, гарнизонных военных судов, мировым судьям по месту совершения административного правонарушения. Дело, по которому проводилось административное расследование, направляется (передается) соответствующим судьям по месту нахождения таможенного органа, проводившего указанное расследование.

Дело направляется (передается) соответствующим судьям в течение суток с момента составления протокола об административном правонарушении или вынесения определения о передаче дела судье для рассмотрения. Если окончание данного срока приходится на нерабочий день, дело подлежит направлению (передаче) в течение первого следующего за ним рабочего дня.

Вещественные доказательства, хранящиеся при деле, направляются (передаются) вместе с делом.

Вещественные доказательства, переданные на хранение другим лицам, органам или организациям, хранятся в месте, определенном таможенным органом, должностное лицо которого произвело их изъятие или наложило арест. О местонахождении указанных вещественных доказательств судью уведомляют в сопроводительном письме.

Другие вещественные доказательства направляются (передаются) с нарочным либо фельдъегерской связью одновременно с делом. При транспортировке таких вещественных доказательств таможенный орган должен обеспечить их сохранность.

Порядок направления (передачи) таможенными органами судьям дел об административных правонарушениях для рассмотрения установлен Приказом ГТК России от 23.05.2002 N 514.

Постановлением Пленума ВС РФ от 24 марта 2005 г. N 5 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении КоАП РФ" обращено внимание судей на необходимость при подготовке к рассмотрению дела об административном правонарушении проведения перечисленных в ст. 29.1 КоАП РФ процессуальных действий в целях выполнения предусмотренных ст. 24.1 КоАП РФ задач всестороннего, полного, объективного и своевременного выяснения обстоятельств каждого дела, разрешения его в соответствии с законом, а также выявления причин и условий, способствовавших совершению административного правонарушения.