Мудрый Юрист

О природе конкурса на замещение вакантной должности судьи (руководителя суда)

Клеандров М.И., заслуженный юрист РФ.

Необходимость совершенствования механизма отбора кандидатов в судьи и наделения их судейскими полномочиями (равно кандидатов в руководители судов и наделения их соответствующими руководящими полномочиями; далее - без этой, за необходимым исключением, добавки), видимо, в принципе не должна вызывать сомнений. Общее сегодняшнее несовершенство этого механизма вызывает немалое число обращений со стороны кандидатов в судьи, недовольных результатами конкурса, в суды общей юрисдикции и в Конституционный Суд РФ; приводит к большой, всеувеличивающейся доле вакансий судейских должностей (подчас достигающей 18%), что означает чрезмерную загруженность действующего судейского корпуса и попросту не может не сказываться на качестве осуществляемого правосудия; а чрезмерное затягивание сроков прохождения документов о назначении судьей (например, как отмечал председатель арбитражного суда г. Москвы О.М. Свириденко летом 2006 г., одно дело о назначении судьи рассматривается с февраля 2003 г., другое - с ноября 2004 г. <1>) не только не позволяет объявить новый конкурс на данное вакантное место, поскольку отказа в назначении победителя в старом конкурсе нет, но и может влечь (и в реальности влечет - во всевозрастающих масштабах) для ряда судей и руководителей судов (речь не о высших судах) ситуацию "хромой" утки - когда по истечении своих первых трехлетнего (для судей) и шестилетнего (для руководителей судов) сроков они вновь подают на конкурс на замещение своей должности, но назначение затягивается, 3-летний (6-летний) срок истекает, они продолжают работать, осуществлять правосудие, но будут ли их судебные решения легитимны, если они вынесены за пределами срока их 3-летнего (6-летнего) назначения и до даты нового назначения? И как расценивать вынесенные ими после истечения 3-летнего (6-летнего) срока судебные акты, если такое назначение вообще не состоится?

<1> Судья. 2006. N 8. С. 20.

Словом, механизм отбора кандидатов в судьи и наделения их судейскими полномочиями необходимо совершенствовать во всех его звеньях, одним из которых, весьма важным, является организация и проведение конкурса на замещение вакантной должности судьи.

Как известно, с конца 2001 г. отбор кандидатов в судьи осуществляется на конкурсной основе, что прямо закреплено в п. 1 ст. 5 Закона "О статусе судей в Российской Федерации" (в редакции от 15 декабря 2001 г. и с более поздними изменениями). Это если к вопросу подходить формально, но, по существу, и до этого во многих судах, прежде всего уровня субъектов РФ, как арбитражных, так и общей юрисдикции, неформально такой конкурс проводился. Обычно на одно вакантное место претендовали - из состоящих в резерве суда, идущих "самоходом" или откуда-либо рекомендуемых - два и более желающих, причем формально соответствующих предъявляемым требованиям и поэтому, в принципе, могущих занять эту должность. Конкурс не объявлялся, но практически он осуществлялся путем отбора председателем суда совместно с президиумом суда, а затем квалификационной коллегией судей этого суда (поскольку тогда в каждом суде уровня субъекта РФ действовали самостоятельные квалификационные коллегии судей) лучшего из претендентов: по документам, в ходе собеседований, по результатам квалификационного экзамена, который тогда также проводился - обычно экзаменационной комиссией своего суда, точнее, созданной председателем суда из судей суда с привлечением, как правило, ученых регионального юридического вуза.

Таким образом, формально провозглашенный в конце 2001 г. федеральным законом (в развитие рекомендаций рабочей группы по судебной реформе, созданной в ноябре 2000 г. Президентом РФ) конкурсный отбор кандидатов в судьи, по существу, воспринял уже более или менее сложившуюся практику. Но тем не менее подобное законодательное нововведение - серьезный шаг по пути формирования судейского корпуса на прозрачной основе.

Так что собой представляет конкурс на должность судьи с содержательной и процедурной точек зрения сегодня? Сама процедура отбора кандидатов на должность судьи изложена в ст. 5 этого Закона; непосредственная же процедура конкурса изложена в п. 8 этой статьи, где сказано: по результатам рассмотрения заявлений всех граждан, претендующих на должность судьи, итогов проверки достоверности документов и сведений, указанных в п. 6 настоящей статьи (где исчерпывающе перечислены документы, прилагаемые к заявлению претендента на вакантную должность судьи: анкета; документы: о гражданстве РФ, о юридическом образовании, об отсутствии заболеваний, препятствующих назначению на должность, о сдаче квалификационного экзамена; трудовая книжка), и с учетом результатов квалификационного экзамена квалификационная коллегия судей принимает решение о рекомендации одного или - с принятием Федерального закона 5 апреля 2005 г. N 33-ФЗ, внесшим изменения в ряд законов о судах и судьях, - нескольких из претендентов на должность судей. При этом предусмотрено, что если в процессе проверки перечисленных документов и сведений установлена их недостоверность, то гражданин, представивший такие документы и сведения, не может быть рекомендован на должность судьи. И установлено, что, если ни один из граждан, претендующих на должность судьи, не соответствует требованиям к претендентам на должность судьи, предъявляемым законом о статусе судей, квалификационная коллегия судей принимает в отношении каждого из этих граждан мотивированное решение об отказе в рекомендации на должность судьи и объявляет в СМИ о новом времени и месте приема и рассмотрения заявлений от претендентов на должность судьи.

Таким образом, следует констатировать: в законе о статусе судей конкурсная процедура выбора кандидата на конкретную вакантную должность судьи урегулирована в предельно лаконичной форме. По сути дела, квалификационная коллегия судей, выступающая в данном случае в качестве конкурсной комиссии, рассматривает и "взвешивает": заявления кандидатов с приложенными документами, носящими формально-анкетный характер, и результаты квалификационных экзаменов. Указание на рассмотрение итогов проверки достоверности документов и сведений не может по определению носить "взвешивающий" характер, оно несет единственную - блокирующую при обнаружении недостоверности задокументированных сведений - нагрузку. В итоге конкурсная комиссия выбирает из претендентов лучшего (нескольких лучших) по представленным ими же сведениям исключительно формально-анкетного характера и крайне ограниченного объема и с учетом результатов квалификационного экзамена. Никакие иные факторы (обстоятельства, информация и т.п.) в конкурсе значения не имеют и практически конкурсной комиссии (квалификационной коллегии судей) или недоступны, или не могут ею (ее членами) официально приниматься во внимание и быть положенными в основу решения.

Один из членов (2003 г.) ВККС России прямо пишет: "Из представленных материалов нельзя сказать, обладает ли претендент логическим мышлением, глубоким чувством справедливости, умением четко и последовательно изложить свои суждения в письменной форме, есть ли у него выдержка и чувство такта, хладнокровие и самообладание и многие другие качества, необходимые судье" <2>.

<2> Гришин С. Требования, предъявляемые к кандидатам на должность судьи // Российская юстиция. 2003. N 12. С. 24.

В принципе, если взглянуть на конкурсную процедуру отбора претендентов на вакантную должность судьи с большой высоты, то с введением Законом от 5 апреля 2005 г. порядка, при котором квалификационная коллегия судей по факту может рекомендовать на единственную - конкретную вакантную - должность судьи нескольких претендентов, эта квалификационная коллегия судей перестала обладать функцией конкурсной комиссии. Ибо главная, если не единственная, функция любой конкурсной комиссии - определить победителя, причем единственного, на одно место в конкурсе. Если же квалификационная коллегия судей рекомендует нескольких, отобранных (выделенных) ею претендентов на одно место, она превращается в первое - отборочное - звено большого конкурсного механизма, где главную роль играет то звено, которое и завершит конкурсную процедуру - выберет одного-единственного претендента из нескольких участвующих в конкурсе, прошедших предварительный отбор и т.д., - на единственное место. Тем не менее роль квалификационной коллегии судей как звена конкурсного механизма преуменьшать не следует - роль главного "фильтра", отсеивающего негодных быть судьей претендентов, за ней осталась.

А каково положение дел с регулированием конкурсного отбора в иных сферах? В специальном, совсем "свежем" нормативном акте о конкурсе в сфере государственной службы - Положении о конкурсе на замещение вакантной должности государственной гражданской службы Российской Федерации, утвержденном Указом Президента РФ от 1 февраля 2005 г. N 112, предусмотрено, что при проведении конкурса (а заседание комиссии проводится, как установлено п. 20 Положения, при наличии не менее двух кандидатов) конкурсная комиссия оценивает кандидатов не только на основании представленных ими документов об образовании, прохождении гражданской или иной государственной службы, осуществлении другой трудовой деятельности, но также на основе конкурсных процедур с использованием не противоречащих федеральным законам и другим нормативным правовым актам Российской Федерации методов оценки профессиональных и личностных качеств кандидатов, включая индивидуальное собеседование, анкетирование, проведение групповых дискуссий, написание реферата или тестирование по вопросам, связанным с выполнением должностных обязанностей по вакантной должности гражданской службы, на замещение которой претендуют кандидаты.

Сам конкурс по этому Положению заключается в оценке профессионального уровня кандидатов на замещение вакантной должности гражданской службы, их соответствия квалификационным требованиям к этой должности. А при оценке профессиональных и личностных качеств кандидатов конкурсная комиссия исходит из соответствующих квалификационных требований к вакантной должности гражданской службы и других положений должностного регламента по этой должности, а также иных положений, установленных законодательством о государственной гражданской службе. Таким образом, судя по этому нормативному акту, процедура конкурсного отбора претендентов на вакантную должность государственной гражданской службы существенно лучше специальной - судейской, хотя и у нее можно отыскать недостатки, к тому же еще неясно, как она будет реализовываться на практике, для этого нужен продолжительный временной лаг.

В Положении о порядке проведения конкурса на замещение вакантной должности нотариуса, утвержденном Приказом министра юстиции РФ от 17 февраля 1997 г. N 19-01-19-97, согласованном Президентом Федеральной нотариальной палаты 15 января 1997 г. и зарегистрированном в Министерстве юстиции РФ 12 марта 1997 г. (рег. N 1268), процедура проведения конкурса прописана также лучше судейской. Так, в нем указано, что в ходе проведения конкурса конкурсная комиссия оценивает конкурсантов на основании представленных ими документов, в том числе документов о прохождении стажировки и результатах сдачи квалификационных экзаменов, а при необходимости (? - М.К.) комиссия может проводить индивидуальные собеседования с конкурсантами по вопросам, касающимся нотариальной деятельности. Сама оценка кандидатов, как это сказано в Положении, производится по 10-балльной шкале, при этом по итогам оценки каждый член конкурсной комиссии (всего их восемь, из равного количества работников органа юстиции и членов нотариальной палаты, являющихся нотариусами) выставляет конкурсанту соответствующий балл, который заносится в конкурсный бюллетень, в котором каждым членом комиссии должна быть кратко изложена мотивировка, послужившая основанием для принятия решения о соответствующей оценке качества конкурсанта. После оценки всех участников конкурса и подсчета набранных конкурсантами баллов конкурсная комиссия, как гласит Положение, определяет лиц, победивших в конкурсе. Победившим в конкурсе считается кандидат, получивший наибольшее количество баллов.

Можно назвать и еще несколько механизмов конкурсного отбора на ту или иную должность, например: Инструкция о проведении конкурса на замещение офицерами вакантных должностей профессорско-преподавательского состава и научных работников в образовательных организациях высшего профессионального образования и научно-исследовательских организациях ФСО России, утвержденная Приказом Федеральной службы охраны РФ от 21 февраля 2005 г. N 54 (зарегистрирована в МЮ РФ 28 марта 2005 г., рег. N 6448) и т.д. Практически везде критерии определения победителя в конкурсе внятные, а победитель - на одно вакантное место - единственный.

Может ли правовая природа конкурса на занятие вакантной должности судьи быть близкой к правовой природе конкурса, регулируемой ГК РФ? Публикуя извещение о проведении конкурса, квалификационная коллегия судей выражает публичную оферту (ст. 437 ГК РФ) ко всем желающим (точнее, желающим, имеющим на это формальные основания) заключить договор о проведении конкурса. В силу ст. 435 ГК РФ оферта - адресованное лицу (лицам) предложение, выражающее определенное намерение лица, сделавшего предложение, считать себя заключившим договор с адресатом, которым будет принято предложение, при этом оферта должна содержать существенные условия договора. Таким образом, публикация о конкурсе (по аналогии), по идее, должна содержать намерение квалификационной коллегии судей провести конкурс по определенным, заранее сформулированным (обычно - в конкурсной документации) правилам.

Что касается предложения заключить договор неопределенному кругу лиц, то квалификационная коллегия судей в числе его основных условий - обязательств со своей стороны - должна была бы назвать (так по ГК РФ): рассмотрение в соответствии с установленной в конкурсной документации процедурой поданных ей конкурсных заявок (заявление с прилагаемыми документами, перечисленными в законе); выбор победителя конкурса; заключение с ним как с победителем конкурса на замещение вакантной должности судьи договора на занятие этой должности. Ни второго толком, ни третьего, в принципе, как известно, в реалии нет.

Далее. Формально договор о проведении конкурса в данном случае может быть формально отнесен к договорам присоединения, ибо никакая встречная оферта с иными условиями здесь невозможна. Этот договор - консенсуальный, двусторонний, но с множеством лиц на одной стороне, и особенность его в том, что акцептовать оферту организатора конкурса под страхом признания конкурса несостоявшимся (п. 5 ст. 447 ГК РФ) должны минимум два участника. В реальности же, как известно, квалификационная коллегия судей нередко победителем признает и единственного участника конкурса. И так далее. Видимо, регулируемый ГК РФ конкурс как предназначенный регламентировать конкурс в частноправовых отношениях малопригоден для процедуры проведения конкурса на занятие вакантной должности государственного судьи, но опорой для выработки его идеологии, в принципе, может служить.

Как бы то ни было, введенный в декабре 2001 г. в России конкурсный порядок занятия (замещения) судейской должности, в принципе, представляется оправданным и перспективным, хотя его уточнение, произведенное 5 апреля 2005 г., делает его более "размытым". Однако выделять, даже в случае "лучшего из лучших", на вакантное место судьи можно и нужно. Хотя это сделать нелегко и среди действующих судей.

Ведь не вызывает удивления, что и действующие судьи разнятся между собой по множеству параметров, включая немаловажный - по результатам своего труда. Руководитель одного из арбитражных судов субъектов РФ резонно отмечает: "Наверное, многие обращали внимание на тот факт, что если сравнить количество обжалованных судебных актов нескольких судов, объем работы и количество судей в которых примерно одинаковы, то наверняка окажется, что в одном из них число обжалованных решений заметно меньше, чем в другом (да и среди судей одного суда эти данные заметно разнятся). Наверное, такое явление можно объяснить тем, что решения этого суда (его судей) справедливее, что ли, раз граждане с ними соглашаются, даже если они влекут для них неблагоприятные последствия" <3>.

<3> Матеров Н.В. Об улучшении подбора кандидатов на должности судей // Вестник ВАС РФ. 2003. N 12. С. 95.

Подобное сопоставление - по ясным, четким, общепринятым параметрам и характеристикам - представляется вполне пригодным для конкурса на вакантную должность судьи (руководителя суда) со стороны претендента, уже проработавшего свой первый 3-летний (6-летний) срок. Но и здесь нужно учесть, что, как отмечает Председатель ВАС РФ А. Иванов, "ВАС уже сегодня сталкивается с небывалым наплывом жалоб и анонимок на руководство региональных арбитражей - заинтересованные лица стараются всеми доступными способами "подсидеть" начальника и либо занять освободившуюся в результате интриг кресло, либо протолкнуть на него нужную кандидатуру" <4>.

<4> Независимая газета. 2006. 25 мая.

Что объединяет данную ситуацию, существовавшую до декабря 2001 г., и сегодняшнюю? Главное - и тогда, и сейчас фактически, если к требованиям этого института подходить строго, конкурс на замещение вакантной должности судьи не проводился и не проводится, поскольку не было тогда, нет и сейчас необходимо закрепленных в договоре (если считать эти отношения договорными) о конкурсе четких критериев победителя в конкурсе. Разумеется, требовать, чтобы в каждой публичной оферте - каждой публикации квалификационной коллегии судей о проведении конкурса - излагались более или менее четкие критерии, по которым из ряда претендентов будет выявлен лучший (теперь - несколько лучших), - было бы не серьезно. Но практически полное отсутствие этих формализованных критериев, что с очевидностью вытекает из вышеизложенного, также плохо и единообразию подходов к формированию качественного судейского корпуса не способствует. И закреплены они должны быть поэтому не в объявлениях о конкурсах, а в предлагаемом к принятию федеральном законе, а до этого - "отработаны" наукой.

Внятные же критерии лучшего (лучших) из участвующих в конкурсе - принципиально важный момент. И здесь есть - в контексте рассматриваемой проблемы - два аспекта.

Первый: нужно в максимально широком "ассортименте" выделить положительные факторы, характеризующие абстрактного "идеального" судью, то есть необходимо создать социопсихофизиологический портрет "идеального" судьи. Естественно, при наличии высокого профессионализма кандидата. То есть этот портрет должен включать и соответствующие квалификационные (явно разновариантные) требования к судье, что без использования - в формализованном виде - такого понятия, как судейское усмотрение, будет недостаточно. И также естественно с формализацией морально-этически-нравственных критериев, которым должен соответствовать "идеальный" судья. И дело здесь - за правильно организованными научными исследованиями представителей юридической, социологической, медицинской и других наук. Впрочем, и так совершенно очевидно: есть определенный, всем известный набор свойств души, черт характера и иных характеристик, обладание которыми делает человека судьей от Бога; и наоборот, набор иных свойств души, черт характера и прочих характеристик у конкретного субъекта однозначно свидетельствует: не дай Бог такой станет судьей...

Второй: конкурсной комиссии, в данном случае - выполняющей (теперь, по Закону от 5 апреля 2005 г., не в полной мере) ее функции квалификационной коллегии судей (обоих уровней) - желательно, даже необходимо, иметь относительно каждого из участвующих в конкурсе претендентов на вакантную должность судьи максимум объективной информации, что позволит конкурсной комиссии (квалификационной коллегии судей) сопоставить ее с соответствующими параметрами и характеристиками "идеального" судьи. Сейчас же представляемая в распоряжение конкурсной комиссии (всех ее звеньев) объективная информация о кандидате в судьи чрезвычайно скудна, нет даже документа об отсутствии у него психических заболеваний (представляется только относительно физических болезней), нет информации о наличии или отсутствии пагубных наклонностей, например приверженности к азартным играм, и пр. Как указал на заседании Комиссии Госдумы РФ по борьбе с коррупцией, состоявшейся в октябре 2006 г., 1-й заместитель прокурора России А. Буксман, "кандидатов в прокуроры ждет еще и обязательная психотерапевтическая экспертиза, потому что "люди получают такую власть, а иногда оказываются не очень здоровы" <5>. Власть у судьи явно не меньше прокурорской, поэтому не допускать и в эту ветвь власти не вполне здоровых не менее важно, чем в прокурорские ряды. И здесь важную роль могли бы сыграть высшие специализированные учебные заведения по подготовке кандидатов в судьи (пока этим занимается лишь, и то только с сентября 2006 г., и только в отношении мировых судей, Уральская государственная юридическая академия), которые при выпуске могли бы составить достаточно объемный профессио-социопсихофизиологический портрет с определением морально-этически-нравственных характеристик каждого из выпускников - кандидатов в судьи. Больше того, грамотно организованная преддолжностная учеба кандидатов в судьи могла бы - при необходимости - обеспечивать необходимую корректировку отдельных характеристик обучающихся, вплоть до корректировки правового мировоззрения.

<5> Независимая газета. 2006. 16 окт.

Представляется также желательным, чтобы все квалификационные коллегии судей результаты конкурса фиксировали в более развернутой форме, чем сейчас (сейчас фактически в решении квалификационной коллегии судей говорится лишь о том, что такой-то конкурсант по итогам голосования набрал больше половины голосов членов комиссии и потому прошел, а такие-то набрали меньше половины и не прошли) с указанием объективных, открытых и прозрачных показателей (параметров) превосходства победителя в конкурсе над побежденными.