Мудрый Юрист

Государство за милиционера не в ответе?

Известно, как непросто добиться возмещения вреда, причиненного действиями должностных лиц государственных органов. Пострадавшие сталкиваются с массой проблем как на стадии рассмотрения дела в суде, так и при исполнении вынесенных в их пользу судебных решений. Тем больший резонанс вызвала аргументация Преображенского районного суда г. Москвы, отказавшего в возмещении вреда, причиненного действиями сотрудника милиции, который в 2004 г. выстрелил в приезжего из-за отсутствия у него регистрации. Комментирует ситуацию адвокат потерпевшего Абусупьян Юсупович Гайтаев.

Абусупьян Юсупович, расскажите, пожалуйста, какие этапы прошло слушание дела?

23 октября вы получили решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы. Что послужило основанием для отказа?

Доводы стороны, представлявшей в суде МВД России, следующие: сотрудник милиции с момента совершения противоправных действий перестает быть таковым, поэтому МВД России не отвечает за последствия его действий.

В исковом заявлении мы разъяснили, почему именно МВД России выступает в качестве ответчика, ссылаясь на конкретные нормы законодательства. В частности, на ст. 1069 ГК РФ, которой предусмотрено: вред, причиненный гражданину в результате незаконного действия государственных органов, а также их должностных лиц, подлежит возмещению за счет казны РФ.

В силу ст. 1071 и п. 3 ст. 125 ГК РФ при возмещении вреда от имени казны выступает соответствующий финансовый орган либо иной государственный орган, если это предусмотрено федеральными законами. Согласно п. 10 ст. 158 Бюджетного кодекса РФ от имени казны РФ по искам о возмещении вреда, причиненного незаконными решениями и действиями должностных лиц государственных органов, выступает главный распорядитель средств федерального бюджета по ведомственной принадлежности, которым в соответствии с ФЗ "О бюджетной классификации РФ" является МВД России.

Кроме того, Замоскворецкий суд в своем решении постановил, что факт морального ущерба, причиненного Байбекову, не был доказан. Аргументы, касающиеся психологического состояния Байбекова, должны быть, по мнению суда, подкреплены медицинскими справками, заключениями врачей.

В суде я заявлял, что оценка морального ущерба является субъективной оценкой, складывающейся из факта причинения огнестрельного ранения, из тяжести совершенного в отношении Байбекова преступления. Дать стоимостную оценку наступившим для Байбекова последствиям должен суд. Представляется, что вывод суда о необходимости документально доказывать наступивший моральный вред несостоятелен. Ситуация осложняется тем, что Байбеков не имеет медицинского полиса, не может обращаться за бесплатной медицинской помощью, средств на платные услуги врачей у него нет.

Что именно должно быть представлено в суд для подтверждения морального ущерба?

Байбекову был причинен как моральный, так и материальный ущерб. Почему вы не заявляли иск о возмещении последнего?

Абусупьян Юсупович, что бы вы посоветовали адвокатам, выступающим по искам о возмещении ущерба, причиненного действиями сотрудников правоохранительных органов?

Помимо этого, можно выйти с предложением о примирении сторон к представителям власти, если они сами не инициируют данный процесс (хотя инициатива должна была бы исходить от ответчика, в данном случае от МВД России), и пытаться получить компенсацию.

Вывод суда о необходимости документально доказывать наступивший моральный вред несостоятелен.

Также важно заявить гражданский иск о компенсации ущерба в процессе рассмотрения уголовного дела, а не после него, как это произошло в нашей ситуации. Полагаю, было ошибкой не обжаловать решение Преображенского районного суда г. Москвы об отказе в рассмотрении гражданского иска. Судьи стараются идти более легким путем, поэтому необходимо настаивать на своем и защищать интересы доверителя.

Подготовила Наталья Шиняева, эксперт "ЭЖ-Юрист"