Мудрый Юрист

Насилие над ребенком - причина детской беспризорности, наркомании и преступности

Зыков О.В., Президент фонда НАН, член Общественной палаты РФ, кандидат медицинских наук, доцент.

В основе проявления всех форм асоциального поведения детей лежит насилие, не обязательно физическое, но обязательно психологическое. Невнимание я также рассматриваю как форму насилия, так как ребенок это невнимание именно так и ощущает, особенно в раннем детстве, и своим поведением демонстрирует протест против этой формы насилия, иногда на первый взгляд неадекватно, чересчур брутально, но это дополнительный признак, подтверждающий остроту его переживаний. Поэтому взрослому трудно даже представить и оценить, что делается в душе у маленького человека, когда имеет место физическое насилие.

Есть разные классификации форм насилия. Я предлагаю систематику насилия, исходя из места пребывания ребенка и технологической ограниченности возможного реагирования на это насилие со стороны общества. Основной фактор, который повышает риск возникновения насилия, - это закрытость микросоциальной среды, в которой пребывает ребенок. Именно по этому признаку я выделяю три зоны, в которых ребенок может быть подвергнут насилию:

Хотя во всех трех случаях закрытость может определяться как физическими факторами, ограничивающими возможность ребенка свободно общаться с окружающим миром, так и психологическими факторами, только в последнем случае наиболее часто мы можем наблюдать особый психолого-психиатрический сектоподобный тип закрытости детского сообщества. Ярким примером этого типа насилия является организация "Тропа - солнечная сторона", где внутри внешне благополучной детской правозащитно-туристической организации была создана и многие годы функционировала педофильная секта во главе с харизматическим лидером Юрием Устиновым (который в настоящий момент скрывается от следствия) и с системой "тайн", которые создавали определенную атмосферу и являлись предпосылкой не только для проявления психологических отклонений, но и манифестаций психических заболеваний, прежде всего пограничных состояний у детей, входящих в секту.

Процветание всех форм насилия в нашем обществе является наиболее яркой демонстрацией отсутствия системы защиты прав детей, неразработанности эффективных методов выявления и констатации фактов насилия, практически полного отсутствия механизмов профилактики насилия над ребенком, что прежде всего связано с существующей на данный момент крайне неэффективной системой ведомственных механизмов принятия решений в отношении несовершеннолетних. Это вызвало необходимость сформулировать "Теорию принятия решений" (ТПР) в отношении несовершеннолетних, изложенную ниже.

Прежде всего необходимо определить критерии эффективного решения. Такими критериями являются:

В любом не тоталитарно устроенном обществе есть два основных механизма принятия решений:

Рассмотрим эти механизмы с позиций заявленных критериев.

Ведомственный механизм

  1. Является ли ведомственное решение законным? Не в полной мере, так как решения ведомства прежде всего основаны не на федеральном законодательстве, а на подзаконных ведомственных актах. В результате принятые одним министерством решения зачастую входят в противоречие с решениями других министерств и не могут обеспечить единую стратегию принятия решений. Это в равной степени относится к решениям, которые принимают структуры и учреждения, подчиненные различным ведомствам, что, в свою очередь, негативно отражается на судьбах конкретных детей.
  2. Решения ведомств не являются персонально адресными. Ведомства рассматривают группы детей в зависимости от ведомственной принадлежности проблемы ребенка. Органы внутренних дел занимаются детьми-преступниками, органы здравоохранения - детьми-наркоманами, органы социальной защиты - проблемой беспризорности и безнадзорности несовершеннолетних. Конкретным ребенком в этом контексте не занимается никто.
  3. Квалифицированность ведомственных решений имеет весьма специфическую направленность. В этом случае основной целью является не решение проблем конкретного ребенка, а обоснование финансирования деятельности ведомства с учетом дальнейшей возможности отчитаться за освоенные средства и поддержание "необходимого уровня бумагооборота". При этом не учитывается очевидный факт, что все проблемы ребенка проистекают из семьи и основаны на конфликте в микросоциуме. Не пытаясь влиять на разрешение этого конфликта, нельзя помочь ребенку, а все формы асоциального поведения возникают уже после того, как неразрешенный конфликт заставляет ребенка уйти из семьи на улицу. Занимаясь отдельно проблемами наркомании, беспризорности и преступности несовершеннолетних, нельзя помочь конкретному ребенку в разрешении его жизненной коллизии.

Судебный механизм

  1. Не вызывает сомнений, что все решения суда прежде всего основаны на федеральном законодательстве, в силу чего являются абсолютно законными.
  2. Суд всегда рассматривает судьбу конкретного ребенка, и его решения неизбежно носят персонально-адресный характер.
  3. Являются ли решения суда квалифицированными? Для специалистов, которые тесно взаимодействуют с судебной системой в вопросах рассмотрения дел несовершеннолетних, ответ очевиден - решения суда в большинстве случаев не только не квалифицированны, но и зачастую невежественны, принимаются без учета особенностей психологии ребенка, социального контекста, который привел ребенка к правонарушению. В решении суда практически полностью отсутствует ресоциализирующая направленность. Ребенок рассматривается не как субъект реабилитации, а как объект репрессий. Отсутствует понимание, что правонарушение ребенка - это, как правило, проявление протестного поведения, проявление социальной болезни, которую нужно лечить. И что, наверное, наиболее трагично, из криминального поведения ребенка не делается выводов о причинах, которые привели его к правонарушению, и не предпринимаются усилия, направленные на формирование эффективных механизмов социальной политики в отношении несовершеннолетних, основанных на рассмотрении фактов нарушения прав конкретного ребенка.

Можно ли изменить ситуацию с повышением эффективности ведомственных решений? Из вышеизложенного текста ясно, что ведомственный ресурс в этом смысле очень невелик, и ситуацию принципиально изменить нельзя.

Можно ли усовершенствовать судебное решение? Да, очевидно. Вся проблема заключается в профессиональной подготовке судей, в получении ими знаний по детской психологии и социологии, наличии социальной службы в суде, которая помогала бы судье принимать квалифицированное решение, готовя судебное заседание и предлагая наиболее оптимальные формы реабилитации ребенка, а также готовя проекты судебных определений в адрес органов, систем и учреждений, которые своими действиями или бездействием способствовали криминализации поведения ребенка. Также наиважнейшим элементом является тесная взаимосвязь между судебным решением и реабилитационными программами и процессами на подсудной территории, направленность на развитие досудебных и внесудебных процедур, а также процедур примирения. Все это можно в комплексе определить как ювенальная юстиция.

Именно в этом направлении реализуются значительные усилия Фонда НАН - создание ювенальной юстиции, где системообразующим элементом является не только собственно специализированный суд, но и реабилитационное пространство, в котором он действует.

Наиболее драматической формой насилия над ребенком является внутрисемейное насилие. Ребенок находится в замкнутом пространстве, нет никаких ресурсов и возможностей изменить ситуацию, которая неизбежно и безвозвратно калечит психику ребенка и лишает его возможности стать полноценной личностью в дальнейшем. Общество обязано выработать механизм вмешательства в судьбу семьи в тот момент, когда наблюдаются первые признаки такого трагического явления, как насилие над ребенком. В настоящий период времени Фонд НАН готовит специальное учебное пособие по проблемам насилия над ребенком, которое поможет сформировать принципы комплексного подхода к решению данной проблемы, включая описание признаков насилия, механизмов его выявления и правового фиксирования, а также описание механизмов и технологий профилактики насилия над ребенком. В то же время мы хорошо осознаем, что произвольное, неправовое, внесудебное вмешательство в судьбу семьи недопустимо. Только создание ювенальной юстиции позволит нам разрешить эту коллизию. Ювенальный суд сможет принимать оптимальные решения, направленные на вмешательство в семью с целью ее сохранения, и делать это в утвержденных обществом правовых рамках.

В связи с этими рассуждениями я хотел бы предложить классификацию форм вмешательства в жизнь семьи.

  1. Недопустимое вмешательство - репрессивно-механистический контроль. Характеристика вмешательства - не учитывается ситуация в семье, нет анализа проблем семьи, нет направленности на коррекцию этих проблем.
  2. Необходимое вмешательство - коррекционно-нерепрессивное. Характеристика и условия вмешательства - наличие неблагополучия, осознаваемое членами семьи, проявление активного желания самой семьи преодолеть неблагополучие или готовность в той или иной степени принимать помощь с целью приобретения навыков воспитания собственного ребенка, выстраивания с ним конструктивного диалога; вмешательство может осуществляться в виде индивидуальной или групповой психотерапии и психокоррекции, коррекционного контроля, направленного на приобретение навыков самоконтроля, в том числе путем посещения групп взаимопомощи и др.
  3. Неизбежно-неотвратимое вмешательство - коррекционно-репрессивное. Характеристика и условия вмешательства - очевидные симптомы нарушения прав ребенка, которые отрицаются взрослыми членами семьи, наличие признаков психологического, а тем более физического насилия, включая сексуальное насилие; неготовность членов семьи принимать помощь, отсутствие внутреннего потенциала самостоятельно преодолеть неблагополучие. Основной симптом наличия фактов насилия над ребенком - уход ребенка из семьи. Возможно временное или постоянное изъятие ребенка из семьи.

При любом развитии событий должно быть ясное понимание, что лишение биологических родителей их прав на ребенка и изъятие ребенка из семьи является наказанием прежде всего самого ребенка и допустимо только в том случае, если очевидно, что в семье не осталось абсолютно никаких ресурсов для сохранения ее.

При изъятии ребенка из биологической семьи неизбежно возникает проблема его дальнейшего жизнеустройства. Абсолютно трагическим, что в настоящее время не требует особого доказательства, является воспитание ребенка в интернатной системе. Интернатная система в России должна быть поэтапно упразднена.

Поэтому считаю актуальным в этом материале представить свой взгляд на существующие формы воспитания несовершеннолетних с позиции Концепции ответственности за результаты воспитательного процесса.

В настоящее время можно говорить о следующих формах воспитания несовершеннолетних:

После предыдущего перечисления и небольшого анализа несложно сделать вывод, что по мере того, как уменьшается ответственность родителей за воспитание ребенка, увеличивается ответственность государства. И эти две системы ответственности не дополняют друг друга, а являются альтернативными, вытесняющими друг друга. По мере того как взрослый человек, взявшийся за воспитание ребенка, перекладывает ответственность за это воспитание на государство, уменьшается мера его ответственности перед самим ребенком, и это касается не только юридических и социальных вопросов, но неизбежно затрагивает вопросы психологические. Это, в свою очередь, непосредственно отражается на качестве воспитательного процесса и на возможности и способности взрослого человека влиять на формирование полноценной, в социальном и психологическом смыслах, личности ребенка.

Данные рассуждения не ставят перед собой задачу доказать, что надо отказаться от развития каких-либо форм альтернативного воспитания. Основными задачами формулирования Концепции ответственности являются следующие:

Постановка этих задач позволяет осмыслить существующее противоречие между потребностью в реформировании системы защиты прав ребенка и сложившимся патерналистско-иждивенческим тандемом между государственными институтами и гражданами, в результате чего в проигрыше оказывается ребенок.

И нельзя забывать, что в любом случае, при любых формах воспитания возможно нарушение прав ребенка. В процессе развития системы защиты прав детей неизбежно будут формироваться специфические процедуры и механизмы, которые, в свою очередь, будут влиять на развитие и усовершенствование альтернативных форм воспитания несовершеннолетних; а их эффективность в этом случае будет определяться не отвлеченными рассуждениями и концепциями, а судьбами конкретных детей, которые будут оказываться в поле зрения ювенальной юстиции.

Кабальный залог
 
Несовершеннолетние: преступность и противодействие (тезисы)