Мудрый Юрист

О форме отказа в порядке ч. 4 ст. 406 УПК РФ

М.Л. ПОЗДНЯКОВ

Поздняков Михаил Львович, помощник судьи в Красноярском краевом суде.

§ 1. Постановка проблемы

С начала 2003 года порядок рассмотрения надзорных жалоб и представлений регламентируется главой 48 УПК РФ. Согласно закону после того как был дан отрицательный ответ по доводам надзорной жалобы или представления, председатель суда имеет право не согласиться с этим решением и вынести постановление, в котором отменяется первоначальное решение и возбуждается надзорное производство (ч. 4 ст. 406 УПК РФ).

Данное полномочие корреспондируется председателю верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа, Председателю Верховного Суда Российской Федерации и его заместителям. В дальнейшем лицо, уполномоченное отменить первоначальное решение об отказе в удовлетворении надзорной жалобы (представления), будет именоваться председателем. Это сделает последующее изложение более лаконичным, а, кроме того, конкретизирует проблему, поскольку основное применение изложенного правила сосредоточено в судах уровня субъекта Федерации.

Вопрос о форме отказа председателя суда на жалобу на постановление не относится к числу первоочередных. Рассмотрение председателем жалобы на постановление об отказе возможно после того, как это постановление уже вынесено. Поэтому основное внимание исследователей, как правило, сосредоточено на изначальном рассмотрении жалоб и представлений, а вопросу о форме ответа председателя не было уделено должного внимания.

Не рассматривают вопрос о форме ответа председателя при отказе в отмене постановления об отказе в удовлетворении надзорной жалобы А.В. Ендольцева, Б.Д. Завидов. Излагая содержание правовой нормы, они информируют читателя о праве председателя отменить постановление и возбудить надзорное производство, при этом вопрос о возможности согласия с вынесенным постановлением не рассматривается <1>. Аналогичным образом обходят тему Батхиев Р.Х. <2>, Демидов В.В. <3>, Лупинская П.А. <4>.

<1> Ендольцева А.В., Завидов Б.Д. Производство в надзорной инстанции (комментарии законодательства). Комментарий к ст. 406 УПК РФ.
<2> Батхиев Р.Х. Комментарий к главе 48 УПК РФ / Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Издание второе, переработанное / Под ред. А.Я. Сухарева. Издательство "Норма", 2004.
<3> Демидов В.В. Комментарий к главе 48 УПК РФ // Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.М. Лебедева, В.П. Божьева. Издательство "Спарк", 2002.
<4> Лупинская П.А. Производство в надзорной инстанции. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Под ред. П.А. Лупинской. Юристъ. 2005.

Проблема была рассмотрена Давыдовым В.А. в научно-практическом пособии, составленном в форме "вопрос-ответ", содержится вопрос N 586: "Обязан ли руководитель суда мотивировать свое решение о согласии с постановлением судьи об отказе в удовлетворении жалобы или представления?" На что дан следующий ответ: "Закон не предусматривает вынесение руководителем суда процессуального решения, в данном случае руководитель суда письмом информирует автора жалобы или представления о том, что он не усматривает оснований для отмены постановления судьи и возбуждения надзорного производства. Названное решение руководителя суда не является процессуальным и поэтому мотивы в его обоснование приводить не следует. Имеющие место иногда в судебной практике случаи, когда руководитель суда в своем ответе приводит анализ доказательств и дает ответы на доводы, порой и на те, на которые нет ответов в постановлении судьи, не основаны на действующем законе" <5>.

<5> Давыдов В.А. Глава 11 Производство в надзорной инстанции // Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Практическое пособие / Под ред. В.П. Верина. Изд. "Юрайт-Издат", 2006.

Получается, что проблемы нет? Ведь приведенное высказывание перекрывает все вопросы. Однако практика свидетельствует, что краткие ответы председателя суда без изложения какой-либо мотивировки практически не встречаются. Напротив присутствует тенденция, при которой происходит последовательное расширение объема ответов в порядке ч. 4 ст. 406 УПК РФ. Почему это происходит при наличии четкого разъяснения судьи Верховного Суда? А может поставленный вопрос пустой и не имеет принципиального значения, какова форма ответа председателя? В таком случае расширенный ответ с изложением подробной мотивировки представляется даже более желательным, поскольку свидетельствует о том, что жалоба на постановление об отказе изучена и заявитель имеет возможность оценить аргументацию.

Попробуем разобраться в этом вопросе.

§ 2. О процессуальной форме надзорной стадии

В пояснении Давыдова В.А. полно выражено не только само суждение о недопустимости включения в текст ответа о согласии с постановлением об отказе какой-либо мотивировки, но также изложена и причина, по которой нельзя этого допускать. Такой причиной является недопустимость потери процессуальной формы при рассмотрении надзорных жалоб и представлений.

Несмотря на лаконичность и однозначность разъяснения Давыдова В.А., нельзя сказать, что судебная практика формируется в его развитие. Причиной же этого игнорирования является сложность отказа от понимания надзорного производства как права должности, не ограниченного процессуальными нормами, что именуется дискреционным полномочием <6>. Именно это и является одним из камней преткновения на пути становления уголовного судопроизводства.

<6> Дискреционный от французского discretionnaire - "зависящий от личного усмотрения" (Советский энциклопедический словарь. М., 1979. С. 400).

Если абстрагироваться от всех недостатков, которые заключает в себе действующая надзорная стадия, она имеет одно неоспоримое преимущество перед порядком надзорного производства, существовавшего до 2003 года. Тогда собственно надзорное производство начиналось с рассмотрения в Президиуме. В УПК РСФСР такого процессуального действия как подача надзорной жалобы, просто не существовало. Вся же деятельность по рассмотрению жалоб, поступающих от граждан, была выведена за рамки процессуальной формы. По сути подача жалобы в суд надзорной инстанции не являлась юридическим фактом, порождающим уголовно-процессуальные правоотношения. Ответы председателя суда, выдаваемые до 2003 года, должны быть отнесены к области административных правоотношений, поскольку носили характер переписки с гражданами, которую ведет любое государственное учреждение.

С 2003 года была предпринята попытка полностью втянуть надзорную стадию в процессуальные рамки. Это означает, что любая оценка доводов заявителя должна быть выражена в процессуальном документе.

Проблема о недопустимости придания ответу председателя статуса процессуального решения четко формулируется Давыдовым В.А., в связи с чем он констатирует недопустимость закрепления в нем каких-либо рассуждений, ведь это разрушает полноту процессуальной формы надзорной стадии. "Порой в своем ответе руководитель суда или тот, кто подписывает ответ на жалобу, компенсируют недостатки предыдущего постановления (например, отвечают на те доводы, на которые ранее не было дано ответа), что совершенно недопустимо" <7>.

<7> Давыдов В.А. Надзорное производство в уголовном процессе. Практика применения гл. 48 УПК РФ // Право и экономика. N 6. 2004.

Задача ухода от надзорного производства образца 1960 года большинством практических работников не воспринимается как задача. Именно этим можно объяснить игнорирование вопроса о форме ответа председателя в порядке ч. 4 ст. 406 УПК РФ. Сам по себе этот вопрос не может быть выведен на уровень узловых положений, определяющих надзорное производство, но он является красочным свидетельством того, в каком направлении движется уголовное судопроизводство.

§ 3. Глубина проблемы дискреционных полномочий

Нельзя сказать, что обозначенная проблема о том, что в ч. 4 ст. 406 УПК РФ "торчат уши" советского надзора, не подымалась в научной литературе.

Дорошков В.В. обозначил проблему следующим образом: "Порядок пересмотра в порядке надзора судебных решений судьями, а не руководителями судов, в УПК РФ реализован лишь частично. В конечном счете после отказа судьи в возбуждении надзорного производства в силу положений ч. 4 ст. 406 УПК РФ окончательное решение все же принимает председатель суда. Передача полномочий принятия решения о рассмотрении надзорной жалобы в суде надзорной инстанции от руководителей суда судьям этого суда не только улучшает ситуацию с доступом граждан к правосудию, но и повышает статус именно судебной, а не административной власти в России. В связи с этим следует четко определить права и обязанности всех лиц, уполномоченных на проверку и рассмотрение жалоб. При этом любое производство должно быть гарантировано от необоснованного и повторного возбуждения" <8>.

<8> Дорошков В.В. Мировой судья: Исторические, организационные и процессуальные аспекты деятельности. Изд. "Норма", 2004.

Раскрывал через ч. 4 ст. 406 УПК РФ несовершенство надзорной стадии судья Верховного Суда Колоколов Н.А.: "вопрос читателю: "Как вы думаете, покончил ли законодатель путем введения вышеописанных хитроумных комбинаций с дискреционной властью руководителей судов по крайней мере на региональном уровне? Ответ, думается, будет таким: скорее нет, чем да! Приходится констатировать: существующие в уголовном процессе положения, регламентирующие инициацию надзорного производства, не отличаются ни полнотой, ни последовательностью. В целом ряде случаев они прямо противоречат доктрине уголовного процесса. Например, к какому виду процессуальных документов следует отнести оформляемые в виде обычных писем отказы председателей судов отменить постановления подчиненных им в организационном порядке судей?" <9>

<9> Колоколов Н.А. Пересмотр судебных решений, вступивших в законную силу: Проблемы адаптации законодательных новелл судебной практикой. // Российский судья. N 9. 2004.

В дальнейшем Колоколов Н.А. конкретизировал проблему:

"Как видно из ст. 406 УПК РФ, если судья отказал в возбуждении надзорного производства, то вопрос о возбуждении положительно всегда может быть решен руководителями судов, наделенных дискреционными полномочиями по пересмотру решений рядовых судей.

Таким образом, несмотря на то что законодатель уменьшает путь надзорной жалобы (представления) с момента ее поступления в суд и до момента принятия по ней решения о возбуждении надзорного производства (либо об отказе в таковом), на самом деле он гораздо длиннее, более того, на определенных отрезках данный путь вообще выходит за рамки процессуальных регламентаций, "петляя" по закоулкам ненормативной практики" <10>.

<10> Колоколов Н.А. Производство в надзорной инстанции: проблемы остаются // ЭЖ-Юрист. 2005. N 29.

Приведенные суждения свидетельствуют о том, что проблема не высосана из пальца. И во многом от ее решения зависит направленность развития уголовного судопроизводства в России.

Сегодня окончательно не проведена грань между понятиями "судебная инстанция" и "должностное лицо". Судебная инстанция - это объем компетенции в пределах одной процессуальной стадии. При этом вторичен вопрос, сколько судей олицетворяют инстанцию. Важно то, что само понимание инстанционности должно исходить от процессуальной сущности, а не от наличия властных полномочий. В рамках любой стадии можно выделить этапы, но их наличие не может быть рассмотрено как определенная иерархия.

§ 4. Вперед... в прошлое?

При всем том многообразии попыток осмыслить шаг, сделанный законодателем в отношении надзорной стадии, ни одна из них не стала официальной доктриной, а, следовательно, вектор развития надзора в уголовном процессе не выработан. При отсутствии официальных концепций практика неизбежно возвращается к тем теоретическим схемам, срок годности которых уже истек. Иными словами, в настоящий момент эволюция надзорной стадии в уголовном процессе характеризуется непреодолимой тягой к структуре надзорной стадии, изложенной в УПК РСФСР. В отсутствие официальной доктрины в отношении надзора, понимание надзорной стадии в советском уголовном процессе, выступает наиболее целостной концепцией. Поскольку ее механическое повторение невозможно, происходит воспроизведение определенных частей советской доктрины, в те моменты, когда ощущается дефицит правовой регламентации. Рассмотрение председателем жалобы на постановление является одним из тех процессуальных действий, которое нуждается в дополнительной детализации.

А что было по УПК РСФСР с полномочиями председателя областного (краевого) суда? Он во многом определял надзорную стадию. Если представления прокурора сразу выносились на рассмотрение в президиум, то все иные участники процесса могли инициировать надзорное производство, только убедив председателя в обоснованности своих доводов, и только после этого уже от имени председателя вносился протест на рассмотрение президиума.

Именно эта теоретическая схема лежит в основании той эволюции, которую сейчас переживает практика рассмотрения по ч. 4 ст. 406 УПК РФ. Доктрина советского надзора была молчаливо всеми воспринята как образец. В процессе судебной практики ответы председателя по ч. 4 ст. 406 УПК РФ приближаются к полноценным процессуальным решениям, которым не хватает только одного - процессуальной формы. Все это приведет к окончательному закреплению подхода к роли председателя суда в надзорной стадии, как особой стадии надзорного обжалования. В результате надзорная стадия расширяется, а при отсутствии временных рамок превращается абсурд, о чем уже прямым текстом говорит Европейский суд по правам человека: "...надзорное производство, однажды приведенное в действие, может длиться до бесконечности" <11>.

<11> Информация о деле (по материалам решения Европейского суда по правам человека от 06.05.2004 N 33408/03) // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2004. N 10.

Краткая форма ответа председателя в порядке ч. 4 ст. 406 УПК РФ это одно из условий преодоления крена уголовного судопроизводства в сторону воспроизведения умерших процессуальных механизмов. Вместо того чтобы взять направление на формирование исключительного характера надзорной стадии, сегодня одерживают верх тенденции на неоправданное расширение надзорного обжалования. В результате подобных деформаций сам вопрос осуществления правосудия отходит на второй план, на первом остается взаимное контролирование, при этом судьба человека становится фоном, на котором разворачиваются ведомственные интриги.

§ 5. К вопросу о структуре судебной власти

Вне зависимости от того, какое решение принимается о согласии с отказом и дается ответ в простой письменной форме либо выносится постановление об отмене принятого ранее постановления, происходит утверждение о процессуальной роли председателя суда. В связи с чем можно утверждать, что в ч. 4 ст. 406 УПК РФ через описание полномочий председателя суда произошло выражение официального мнения о структуре судебной власти. Это мнение характерно тем, что коль не нашлось ничего приемлемого на замену той структуры судебной власти, которая существовала последние десятилетия, все новшества, как, например, процессуальная форма рассмотрения жалоб, накладываются на скелет советской судебной системы. Поэтому решение вопроса о целесообразности дискреционных полномочий лежит за пределами надзорного производства. Без наличия целостной непротиворечивой концепции о структуре судебной власти, с которой можно соизмерить любую процессуальную норму, не стоит рассчитывать на расставание с дискреционными полномочиями.

Очевидно, авторам УПК 2001 года казалось невозможным представить мгновенный переход в мир процессуальных реалий, свободный от внеправовых механизмов, чем, по сути, и является полномочие по ч. 4 ст. 406 УПК РФ. Для того чтобы произошел бы безболезненный шаг в мир правовой определенности, необходимо время в течение которого произошло бы привыкание к мысли о том, что прошлое уже умерло.

Видимо, поэтому изложение надзорного производства в УПК РФ не отличается последовательностью. Но, увы, никакого постепенного отвыкания не произошло. Оказалось, что невозможно преодолеть пропасть в два прыжка. Еще до вступления УПК РФ в силу в надзорную стадию были внесены изменения в полном соответствии с доктриной советского надзора <12>. Тем самым был обозначен курс, в котором будет происходить дальнейшая эволюция, и в этом направлении она происходит. Все это полностью соответствует отечественному менталитету - связывать решение любой конфликтной ситуации не с собственной активностью и наличием формально определенных правил, а с усмотрением вышестоящего лица. Это в свою очередь неплохо согласуется с догматизмом основной массы практиков.

<12> См.: Ст. 1 п. 65 Федеральный закон от 29.05.2002 N 58-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации".

Именно этим сочетанием объясняется быстрота, с которой надзорная стадия сейчас обретает формы советского надзора, где центральным элементом является дискреционное усмотрение. Процессуальная же форма начинает играть роль которая ей была отведена еще в СССР - это легитимизация дискреционного усмотрения.

§ 6. Этапы

Глава 48 УПК РФ "Производство в надзорной инстанции" действует уже четвертый год. За это время практика уже пережила определенную эволюцию, которая, кстати, не завершена.

Можно установить этапы применение ч. 4 ст. 406 УПК РФ, которая регламентирует полномочие председателя по возможной отмене вынесенного постановления об отказе в удовлетворении надзорной жалобы (представления). Говорить о временных границах этих этапов возможно с долей условности, ибо в каждый конкретной ситуации они могут быть различны. Все значение нижеуказанных этапов сводится к тому, что они раскрывают на составляющие тенденцию.

Первый этап: это когда до вопроса о сути полномочия председателя не доходило. Все мнения сводились к пониманию того, что у заявителя есть право подать надзорную жалобу председателю.

Второй этап: представляет определенную кристаллизацию практики по ч. 4 ст. 406 УПК РФ, согласно которой выдавался достаточно краткий ответ, суть которого сводится к тому, что оснований к отмене обжалуемого постановления и возбуждения надзорного производства нет.

Первый и второй этапы представляют собою последовательное становление судебной практики в соответствии с замыслом авторов УПК РФ и здравым смыслом. Деформации связанные с постепенным возвращением к образцу надзорной стадии советского уголовного процесса, следует связывать с последующим этапом.

Третий этап - это начавшаяся реставрация полномочий председателя в надзорной стадии по УПК РСФСР. Характеризуется пониманием недопустимости кратких ответов о согласии с постановлением. Отсутствие какой-либо мотивировки воспринимается как непрофессионализм. По мере повышения количества жалоб направленных в порядке ч. 4 ст. 406 УПК РФ происходит расщепление надзорного производства в пределах одного суда на несколько инстанций.

С учетом же обозначенных тенденций можно прогнозировать четвертый, завершающий этап, который будет заключаться в окончательном поражении авторов УПК РФ предпринявших попытку реформировать надзорную стадию. Надзорная стадия будет представлять собою максимальное приближение к порядку, описанному в УПК РСФСР, но в силу более подробной процессуальной регламентации, в ней будет несколько этапов, кульминацией которых будет именно дискреционное усмотрение должностного лица.

Можно констатировать, что до сих пор практика надзорного обжалования в уголовном судопроизводстве не приобрела своей окончательной формы. Сегодня происходит выбор между двумя возможными направлениями. Одно представлено реставрацией положений советского уголовного процесса, второе же является последовательным закреплением принципа правовой определенности, что предусматривает существенное ограничение количества дел, проходящих через надзор.

На формирование судебной практики сейчас оказывают влияние несколько факторов:

  1. Разъяснения судей Верховного Суда;
  2. Сложившееся за годы действия УПК РСФСР 1960 г. понимание порядка надзорного обжалования, ставшее традиционным;
  3. Иные факторы. В каждом конкретном случае это может быть различное сочетание - менталитет населения, ошибочность в понимании процессуальной нормы, отождествление роли председателя в надзорном обжаловании с отдельной стадией, и т.д.

На сегодняшней день ни один из этих факторов не является определяющим. Это означает, что процедура становления судебной практики как минимум по применению ч. 4 ст. 406 УПК РФ, а максимум всей надзорной стадии, не является контролируемым процессом. Это влечет невозможность предвидеть итог развития, а также порождает ситуацию, при которой в разных субъектах по-разному воспринимают суть правовой нормы. Это негативно отражается на формировании правовой определенности и не повышает авторитета судебной власти.