Мудрый Юрист

Взаимоотношение судебной власти с органами нотариата

Дегтярев С.Л., доцент, докторант кафедры гражданского процесса УрГЮА, кандидат юридических наук.

Вопросы российского нотариата в последнее время получили широкое распространение в современной юридической литературе, что проявляется, в частности, в выделении отдельных спецкурсов среди юридических дисциплин в юридических вузах страны и даже государственного экзамена по этому предмету <1>. Этому же способствовало организационное изменение основ нотариата (включение частного элемента, передача управленческих функций нотариальным палатам и т.д.); появление Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, позволяющих говорить о включении российского нотариата в семью латинского нотариата <2>.

<1> В частности, в УрГЮА.
<2> См. подробнее: Юдельсон К.С. Советский нотариат. М., 1959; Авдеенко Н.И., Кабанова М.А. Нотариат в СССР. Л., 1984; Черемных И.Г. Российский нотариат: прошлое, настоящее, будущее. М., 1999; Черемных Г.Г., Черемных И.Г. Нотариальное право РФ. М., 2004; Зацепина С.А. Нотариат в системе гражданской юрисдикции. Екатеринбург, 2000; Настольная книга нотариуса. Учебное методическое пособие. Т. I, II. М., 2004; Нотариальное право России / Под ред. В.В. Яркова. М.: Волтерс Клувер, 2003; Жеффере А. Тальпис. Латинский нотариат перед лицом глобализации // Российская юстиция. 2003. N 9; Селянин А.В. Нотариат. СПб., 2005; Ярков В.В. Будущее системы гражданской юрисдикции: попытка прогноза // Правоведение. 2001. N 1; Ягр Ж., Пиепу Ж.-Ф. Профессиональное нотариальное право: Пер. с фр. М.: Юристъ, 2001; Медведев И.Г. Международное частное право и нотариальная деятельность. 2-е изд. М.: Волтерс Клувер, 2005 и др.

В рамках нашей работы заслуживает внимания обозначение нотариата в качестве института превентивного правосудия <3>. На взаимосвязь институтов нотариата и судебной власти обращалось внимание многих исследователей, еще во времена римского права говорили, что, когда работает нотариус, суд отдыхает <4>. Основные точки соприкосновения между органами нотариата и судебной властью сегодня проходят по институтам подведомственности, судебного доказывания, судебного приказа и последующего судебного контроля за деятельностью органов нотариата.

<3> См., например: Жуйков В. Нотариат как институт превентивного правосудия: общие цели, принципы и полномочия // Российская юстиция. 1998. N 6; Жуйков В. Нотариат "разгружает" суды // Российская юстиция. 2000. N 3; Клячин Е.Н. О работе нотариусов, составляющей мирную альтернативу правосудию: Интервью с Президентом Федеральной нотариальной палаты // Законодательство. 2003. N 10 и др.
<4> См., например: Мурадьян Э.М. Нотариальные и судебные процедуры. М.: Юрист, 2006.

По нашему глубокому убеждению, пределы взаимодействия органов нотариата и судебной власти необходимо переносить в сферу деятельности органов нотариата. Основополагающим постулатом в направлении этой деятельности должно являться следующее. В ч. 1 ст. 48 Конституции РФ провозглашено право каждого на получение квалифицированной юридической помощи, которая в случаях, предусмотренных законом, оказывается бесплатно. Уже традиционно данное право рассматривается как неотъемлемая составляющая права на судебную защиту, провозглашенного в ст. 46 Конституции, как элемент принципа доступности правосудия, справедливого судебного разбирательства. Но это, на наш взгляд, является узким подходом при определении этого права! Думается, что нельзя говорить о большей или меньшей силе прав и гарантий, которые установлены в действующей Конституции РФ. В действительности же получается, что большинство гарантий конституционных прав подчинены на настоящий момент (почему-то?) только праву на защиту в суде (ст. 46 Конституции). В юридической литературе сложилась такая практика, которая любые гарантии практически любых конституционных прав связывает только с судебным способом защиты, что, на наш взгляд, не вполне корректно, так как "принижает" другие способы - как защиты, так и реализации конституционных и иных прав, свобод и законных интересов. Поэтому в качестве широкого подхода предлагается включать в гарантии этого права получение доступа к органам нотариата (как и к органам адвокатуры, оказывающим правовую помощь) при осуществлении юридической деятельности, расширение институтов нотариата в той сфере (обязательно с сохранением принципов латинского нотариата), в которой это будет способствовать "разгрузке" судов, т.е. именно в качестве превентивного правосудия. Другими словами, необходимо делать акцент на усилении роли нотариата в сфере юридической деятельности, тем более что потенциал в этом направлении имеется огромный, что подтверждается практикой действий нотариата в странах латинского нотариата. Как это уже подчеркивалось выше, данное обстоятельство является объективной необходимостью, что связано с объективной юридизацией всего общества, которое будет постоянно усиливаться и в будущем.

На настоящий момент широко обсуждаются в основном проблемы нотариата, связанные с его организационными началами, уровнем законодательства (источников) регулирования деятельности нотариата, взаимодействием с судебной властью и с частным международным правом <5>.

<5> См., например: Медведев И.Г. Международное частное право и нотариальная деятельность. 2-е изд. М.: Волтерс Клувер, 2005.

Например, Л.В. Усович в результате своих исследований приходит к выводу, что территориальная организация российского нотариата не соответствует общим подходам территориальной организации деятельности нотариуса в странах латинского нотариата по вопросу, касающемуся определения количества должностей в нотариальном округе. Это связано с несоответствием указанных нормативных и поднормативных правовых актов органов, которые вправе определять численный состав нотариусов в рамках территориального образования <6>.

<6> См. подробнее: Усович Л.В. Некоторые актуальные вопросы организации нотариальной деятельности в Российской Федерации // Нотариус. 2005. N 5.

В частности, по Федеральному закону "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" (пп. 28 п. 2 ст. 26.3) определение численности нотариусов в пределах территории субъекта Российской Федерации отнесено к компетенции субъекта Российской Федерации.

Согласно действующей редакции ч. 2 ст. 12 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате количество должностей нотариусов в нотариальном округе определяется в порядке, устанавливаемом Министерством юстиции Российской Федерации совместно с Федеральной нотариальной палатой.

В Положении о Федеральной регистрационной службе (пп. 16 п. 6), утвержденном Указом Президента Российской Федерации от 13 октября 2004 г. N 1315 "Вопросы Федеральной регистрационной службы", предусмотрено, что определение количества должностей нотариусов в нотариальном округе находится в совместном ведении Федеральной регистрационной службы и Федеральной нотариальной палаты.

На основании Положения о главном управлении (управлении) Федеральной регистрационной службы по субъекту (субъектам) Российской Федерации (пп. 12 п. 7) и Общего положения о территориальном органе федеральной регистрационной службы по субъекту (субъектам) Российской Федерации (пп. 19 п. 6), утвержденных соответственно Приказами Министерства юстиции Российской Федерации от 3 декабря 2004 г. N 188 и от 3 декабря 2004 г. N 183, решение вопроса об определении количества должностей нотариусов в нотариальном округе передано в совместную компетенцию территориального органа федеральной регистрационной службы и нотариальной палаты субъекта Российской Федерации.

В связи с этим Л.В. Усович отмечает, что следствием такой несогласованности между вышеназванным Федеральным законом, Основами законодательства Российской Федерации о нотариате, Указом Президента Российской Федерации и Приказами Министерства юстиции Российской Федерации являются возникшие проблемы по определению полномочий Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, органов государственной власти и нотариальных палат по решению вопроса о количестве должностей нотариусов в нотариальном округе. Это же послужило разработке предложений, направленных на принципиальное реформирование уже сложившихся и оправдавших себя принципов территориальной организации российского нотариата <7>.

<7> См. подробнее: Усович Л.В. в своей работе: 1-й вариант. Внебюджетный (частнопрактикующий) нотариат может быть построен по принципу саморегулируемой некоммерческой организации, независимой от государства, аналогичной адвокатуре. При этом частнопрактикующие нотариусы будут выполнять нотариальные действия не от имени государства, а от своего имени (или же от имени корпорации частнопрактикующих нотариусов). Такие действия будут являться услугами, стоимость которых определяется самими нотариусами. Ограничение количества частнопрактикующих нотариусов устраняется, этот вопрос регулируется рынком. Реализуются и другие рыночные механизмы: конкуренция, самофинансирование и т.п. Нотариальные палаты самостоятельно осуществляют отбор и подготовку частнопрактикующих нотариусов. Роль государства в лице Минюста России сводится к минимальному участию в этих процессах.

Одновременно с внебюджетным нотариатом государство формирует государственный нотариат, действующий от имени государства, структурированный применительно к государственному устройству Российской Федерации и финансируемый за счет федерального бюджета.

2-й вариант. Данная модель реформирования является менее кардинальной. Предлагается сохранить основные принципы построения и действия нотариата, но при этом ликвидировать ограничения на количество частнопрактикующих нотариусов и ввести заявительный порядок занятия ими должностей.

Следует согласиться с мнениями исследователей, что предлагаемые варианты могут негативно сказаться на эффективности нотариата как инструмента при достижении публичных целей, в случае если он будет поставлен в рыночные условия и в связи с отходом от принципов латинского нотариата. Соответственно вряд ли его можно будет рассматривать и в качестве института превентивного правосудия. С этой же точки зрения предполагается, что целесообразнее регулировать организационные вопросы нотариальной деятельности только на уровне федерального законодательства, не передавая части полномочий субъектам Российской Федерации, так как свою деятельность нотариусы осуществляют от имени и по поручению Российской Федерации (деятельность хоть и осуществляется в частноправовой сфере, но носит публичный характер) <8>.

<8> См. также: Определение Верховного Суда РФ от 23 мая 2003 г. N 51-Г03-14 // Документ опубликован не был - взят из СПС "КонсультантПлюс".

Следует также поддержать Ю.А. Дмитриева и Г.Г. Черемных, критически воспринявших Постановление Правительства Российской Федерации от 16 февраля 2005 г. N 82 "Об утверждении Положения о порядке передачи информации в Федеральную службу по финансовому мониторингу адвокатами, нотариусами и лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность в сфере оказания юридических или бухгалтерских услуг" <9>, по поводу обязанности нотариусов об определении "негативного" статуса лица и передачи сведений; в связи с возможностью снижения доверия к органам нотариата со стороны общественности и соответственно авторитета органов нотариата в частноправовой сфере <10>. Снижение авторитета органов нотариата противоречит гарантиям квалифицированной юридической помощи, а по существу - правовой защиты, закрепленным в ч. 1 ст. 48 Конституции РФ.

<9> Бюллетень нотариальной практики. 2005. N 3.
<10> Дмитриев Ю.А., Черемных Г.Г. 1934 год и далее со всеми остановками // Нотариус. 2005. N 3.

Важнейшая роль в совершенствовании законодательства о нотариате принадлежит сегодня готовящемуся к принятию новому Федеральному закону "Об организации и деятельности нотариата в Российской Федерации". В связи с этим следует поддержать предложения И.Г. Медведева по поводу признания нотариально заверенных документов в качестве аутентичных актов и придания им большей доказательственной силы по сравнению с простыми письменными доказательствами <11>, в связи с чем в большей степени регламентировать беседу нотариуса с клиентом (ведение и сохранение протокола и т.п.), а также внести изменения в институт доказывания в гражданском и арбитражном процессе.

<11> Подробнее по поводу понятия аутентичного акта, пределов его доказательственной силы см.: Медведев И.Г. Письменные доказательства в частном праве России и Франции. М., 2004. С. 125 - 143.

Кроме того, нотариат должен стать основой для реализации гражданско-правовых норм, что потребует приведения в соответствие с этим гражданского законодательства. Например, нельзя не согласиться с мнением В.В. Яркова о том, что в ст. 12 ГК РФ нет нотариального удостоверения как способа защиты гражданских прав, что сведено в ст. 163 ГК к проставлению удостоверительной надписи <12>. Думается, что правильно было внести соответствующее дополнение в ст. 12 ГК. Данные изменения с необходимостью потребуют внесения соответствующих дополнений в ст. 7 Федерального закона "Об исполнительном производстве", связанных с признанием в качестве исполнительного документа удостоверительной надписи нотариуса. Кроме того, следует признать обоснованными доводы исследователей о расширении функций нотариата, например, в свете участия его в примирительных процедурах в качестве "миротворца" и арбитра <13>; при поиске сторон по договору купли-продажи недвижимости; по проведению досудебных экспертиз <14>; при использовании депозитного счета нотариуса для обеспечения обязательств; при использовании нотариально закрепленного согласия должника с требованиями кредитора в качестве гарантии последнего и т.д.

<12> Ярков В.В. Будущее нотариата в России - попытка прогноза // Нотариус. 1999. N 5. С. 24.
<13> См., например: Ягр Ж., Пиепу Ж.-Ф. Профессиональное нотариальное право: Пер. с фр. М.: Юристъ, 2001. С. 25; Черемных Г.Г., Черемных И.Г. Указ. соч. С. 645 и др.
<14> Клячин Е.Н. О работе нотариусов, составляющей мирную альтернативу правосудию (интервью) // Законодательство. 2003. N 10.