Мудрый Юрист

Заключение под стражу военнослужащих в США и России: сравнительно-правовой анализ

Романова И.М., преподаватель кафедры уголовного процесса Военного университета.

Одним из ключевых законодательных актов США в области военно-уголовного и процессуального права является принятый в 1951 г. Единый кодекс военной юстиции (Uniform code of military justice, UCMJ, 1951), регулирующий порядок привлечения к уголовной ответственности военнослужащих армии и флота США и приравненных к ним лиц за воинские преступления, вопросы дисциплинарного ареста, задержания по подозрению в совершении правонарушений, полномочия командования по применению мер дисциплинарного характера по отношению к военнослужащим, порядок рассмотрения дел о воинских преступлениях и правонарушениях военными судами США.

Повышенное внимание к Единому кодексу военной юстиции и деятельности военных судов США в последнее время обусловлено в первую очередь проблемой незаконного ареста и содержания под стражей лиц, подозреваемых в террористической деятельности, на которых распоряжением Президента США от 13 ноября 2001 г. была распространена юрисдикция специальных военных судов (военных комиссий); проблема эта неоднократно была объектом повышенного внимания международных организаций по защите прав человека: так, 13 марта 2006 г. директор по правозащитной деятельности организации Human Rights Watch Дженнифер Дэскал в своем докладе Комитету ООН по правам человека "О соблюдении Соединенными Штатами Америки Международного пакта о гражданских и политических правах" указала на то, что "после 11 сентября (2001 г. - Прим. авт.) Хьюман Райтс Вотч зафиксировано задержание около 752 иностранцев и лиц без гражданства. 317 человек содержались без предъявления обвинения больше 48 часов; 36 - 28 суток или более; 13 - более 40 суток, 9 - более 50 суток. Один гражданин Саудовской Аравии 119 суток содержался под стражей без обвинения". В результате длительного противостояния правозащитников и властей США Верховный суд США 29 июня 2006 г. признал деятельность военных комиссий незаконной; Human Rights Watch указала на то, что это решение Верховного суда должно заставить администрацию Президента США передать дела задержанных на рассмотрение федеральных общих судов США. В связи с указанным решением повышенный интерес к проблеме деятельности военных судов и применяемых ими законодательных установлений выглядит более чем закономерным.

Принятие Единого кодекса военной юстиции (далее - Кодекс) в 1951 г. было продиктовано необходимостью реформ системы военной юстиции США после Второй мировой войны; принятие Кодекса для мирного времени свидетельствовало о начале процессов либерализации в армии и предоставлении военнослужащим гражданских прав, а ученые отметили, что Кодекс для своего времени стал весьма прогрессивным законодательным установлением - за 15 лет до исторического решения Верховного суда по делу "Миранда" обвиняемым в совершении преступлений военнослужащим было предоставлено право не отвечать на вопросы на всех этапах предварительного расследования. Наиболее серьезные изменения и дополнения в Кодекс вносились в 1968 г., когда было установлено право военнослужащих требовать созыва заседаний специальных военно-полевых судов и рассмотрения дела с соблюдением всех процессуальных норм, а также предоставления защитника.

Кодекс применяется по отношению к лицам, перечисленным в ст. 2 Кодекса, круг которых достаточно широк: военнослужащие всех родов войск и воинских формирований, принятые в состав воинских соединений добровольцы - в течение срока пребывания в составе указанных соединений, лица, проходящие военные сборы - в период прохождения военных сборов; курсанты военных, военно-морских училищ и училищ военной авиации; лица, уволенные с военной службы, но получающие содержание из средств армии; лица, находящиеся в запасе, но пребывающие на излечении в госпиталях; лица, находящиеся в резерве военно-морского флота, служащие организаций, обслуживающих армию, а в период военного времени и лица, сопровождающие соединения войск, а также военнопленные; лица, содержащиеся в армейских тюрьмах по приговору военного суда; лица, проходящие военную службу в соответствии с международными договорами США в составе регулярных соединений, а также лица, уволенные с военной службы, - по делам о незаконном увольнении. Важно отметить, что Кодекс достаточно широко толкует и понятие воинского преступления: "понятие воинского преступления в США трактуется довольно широко, что позволяет передать на рассмотрение военного суда практически любое дело о серьезном правонарушении военнослужащего" <1>; так, разд. X Кодекса устанавливает уголовную ответственность не только собственно за преступления против порядка прохождения военной службы, такие как дезертирство (ст. 85), самовольное оставление места прохождения службы или неявка к месту прохождения службы в установленное время (ст. 86), неисполнение приказа или нападение на вышестоящего офицера (ст. 90), но и за общеуголовные преступления - умышленное и непредумышленное убийство (ст. ст. 118 - 119), изнасилование (ст. 120), грабеж (ст. 122) и др. Таким образом, Кодекс распространяется не только на достаточно широкий круг лиц, которые могут привлекаться к ответственности на основании его норм, но и на широкий круг деяний; Кодекс сочетает в себе нормы уголовного и уголовно-процессуального права, а также широкий круг норм о дисциплинарной ответственности, что делает его универсальным нормативным актом в области военной юстиции.

<1> Шулепов Н.А. Военные суды в современном мире и права человека // Право в Вооруженных Силах. 2003. N 6.

Порядок ареста (заключения лица под стражу) регулируется ст. ст. 7 - 15 Кодекса; Кодекс разграничивает понятия ареста, ограничения свободы и заключения под стражу, при этом указывается, что все эти меры не являются наказанием, а носят дисциплинарный и предварительный характер: так, например п. "c" ст. 7 Кодекса прямо указывает на полномочия лиц начальствующего состава заключать под арест лиц, участвующих в беспорядках и мятежах, а п. "b" ст. 9 Кодекса определяет, что арест и заключение под стражу производятся на основании приказа вышестоящего офицера. Гарантией от незаконного ареста и заключения под стражу является формулировка п. "d" ст. 9 Кодекса: "Никто не может быть подвергнут аресту и/или заключению под стражу без достаточных на то оснований"; следует, однако, заметить, что в данной норме речь идет о дисциплинарном аресте, поскольку согласно ст. 10 Кодекса лицо, которое подвергнуто аресту ввиду подозрения в преступлении, за которое оно должно предстать перед военным судом, должно быть немедленно извещено о том, в чем оно обвиняется, и предстать перед судом в связи с предъявленным ему обвинением или же подлежит освобождению из-под стражи.

Кодекс содержит ряд гарантий прав лиц, содержащихся под стражей в соответствии с указанным разделом, в том числе и особых гарантий, связанных со статусом военнослужащего: так, например, ст. 12 запрещает помещать лиц, содержащихся до суда под арестом, совместно с пленными вражеских армий, а также иностранцами, не являющимися военнослужащими; ст. 13 Кодекса запрещает подвергать лиц, содержащихся под арестом, иным наказаниям или обращению более суровому, чем "этого требуют обстоятельства", однако эта же статья разрешает применять к помещенным под арест наказания за нарушение дисциплины в период пребывания под стражей.

В целом анализ норм Кодекса показывает, что понятие ареста военнослужащих трактуется законом достаточно широко и предполагает не только помещение под стражу в целях предъявления обвинения до момента, когда арестованный предстанет перед судом, но и арест за дисциплинарные проступки; однако следует заметить, что ни в том ни в другом случае для помещения лица под арест не требуется судебного решения - основанием для заключения лица под арест является приказ вышестоящего офицера, переданный начальнику места содержания под стражей или заменяющему его и доведенный до сведения лица, помещаемого под арест. Кроме того, не указан момент, когда лицу, фактически помещенному под арест, должно быть предъявлено обвинение: нормы Кодекса содержат запрет на содержание под стражей лица, обвинение которому не предъявлено, хотя бы оно фактически и подозревалось в совершении преступления, но при этом не указывают ни конкретного срока, в течение которого обвинение предъявляется, ни срока, по истечении которого это лицо должно быть из-под стражи освобождено. Гарантии же "достаточности оснований" для содержания лица под арестом Кодексом не определены.

В Российской Федерации военнослужащие привлекаются к уголовной ответственности в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, т.е. на общих основаниях с остальными гражданами - эта гарантия установлена п. 6 ст. 28 Федерального закона "О статусе военнослужащих". Таким образом, порядок заключения под стражу военнослужащих, обвиняемых и подозреваемых в совершении преступлений, урегулирован нормами Конституции Российской Федерации и УПК РФ; дисциплинарный же арест в отношении военнослужащих в России не применяется, хотя проект Федерального закона "О порядке применения к военнослужащим дисциплинарного ареста" находится на рассмотрении Государственной Думы Российской Федерации; применение ареста как вида уголовного наказания регулируется гл. 19 УИК РФ.

Нормы закона, регулирующие заключение под стражу военнослужащих, основаны на положениях п. 2 ст. 22 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которым арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. Рассмотрение материалов о заключении под стражу военнослужащих, таким образом, относится к компетенции военных судов в соответствии с положениями УПК РФ о подсудности уголовных дел военным судам (ч. ч. 5 - 8 ст. 31 УПК РФ, ч. ч. 2 и 3 ст. 29 УПК РФ). Заключение под стражу производится на основаниях и в порядке, установленных ст. 108 УПК РФ. Общее основание для избрания военным судом меры пресечения - заключения под стражу - обвинение (подозрение) в совершении преступления, за которое уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы сроком свыше двух лет, и невозможность избрания другой, более мягкой меры пресечения, с учетом обстоятельств, перечисленных в ст. 99 УПК РФ. Другие случаи, в которых военный суд может принять решение о заключении обвиняемого или подозреваемого под стражу, являются исключениями из общего правила, для которых УПК РФ устанавливает исчерпывающий перечень оснований, а именно: подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации; его личность не установлена; им нарушена ранее избранная мера пресечения; он скрылся от органов предварительного расследования или от суда (ч. 1 ст. 108 УПК РФ).

Принятие решения о возбуждении перед военным судом ходатайства об избрании в отношении военнослужащих заключения под стражу производится следователем или дознавателем с согласия прокурора или самим прокурором; лицо, принявшее решение, готовит материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства, и направляет их в военный суд по месту задержания подозреваемого или по месту производства предварительного расследования вместе с постановлением о возбуждении перед судом ходатайства о заключении обвиняемого/подозреваемого под стражу.

Военный суд обязан рассмотреть ходатайство и представленные материалы в течение 8 часов с момента представления их в суд в судебном заседании с участием обвиняемого; участие иных лиц в заседании не является обязательным, а в случае, если обвиняемый объявлен в международный розыск, решение может быть принято судом также и в отсутствие обвиняемого. Таким образом, процедура избрания меры пресечения - заключения под стражу - по форме максимально приближена к рассмотрению судом уголовного дела; это подразумевает в первую очередь предоставление лицу, подвергающемуся существенному ограничению прав на этапе предварительного расследования, особых - судебных - гарантий соблюдения его прав.

УПК РФ в отличие от Единого кодекса военной юстиции США точно определяет сроки содержания лица под стражей и порядок их продления: так, общий срок содержания под стражей равен сроку предварительного расследования по уголовному делу - 2 месяца; срок продляется судом при наличии обстоятельств, указанных в ч. ч. 2 - 3 ст. 109 УПК РФ, максимальный срок содержания под стражей составляет 18 месяцев, за исключением случаев, когда обвиняемый продолжает ознакомление с материалами уголовного дела по истечении указанного срока. В срок содержания под стражей также засчитываются: период, когда лицо было фактически задержано в качестве подозреваемого, срок домашнего ареста, если таковой применялся в качестве меры пресечения, срок принудительного пребывания в медицинском или психиатрическом стационаре по решению суда, а также срок, в течение которого лицо содержалось под стражей на территории иностранного государства по запросу об оказании правовой помощи или о выдаче.

Необходимо отметить, что, на наш взгляд, нормы, регулирующие порядок заключения под стражу военнослужащих в России и США, изложены законодателем, исходя из различных приоритетов - в США заключение военнослужащего под стражу носит оперативный характер и в первую очередь направлено на обеспечение установленного порядка прохождения службы, быстроты и своевременности предъявления обвинения и судебного разбирательства, а, кроме того, закон не содержит четкого разграничения дисциплинарного ареста и ареста как меры пресечения; в России же законодатель исходит в первую очередь из соображений обеспечения законности и гарантированных Конституцией Российской Федерации и международно-правовыми актами прав и свобод военнослужащего, необходимости судебного контроля на досудебной стадии производства по уголовному делу.