Мудрый Юрист

Участие суда в уголовно-процессуальном доказывании

Будников В.Л., директор Урюпинского филиала Волгоградского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент.

Современное доказательственное право по-новому определяет роль и процессуальную компетенцию суда в уголовно-процессуальном доказывании. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или защиты. Он создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав (ст. 15 УПК РФ).

Приведенная нормативная формула участия суда в производстве по уголовному делу воспринимается многими юристами как отсутствие у суда обязанности доказывания, а значит, и правовой возможности его осуществления в полном объеме, т.е. собирания (формирования), проверки и оценки доказательств. Надо признать, что подобная убежденность имеет под собой определенные основания.

Прежде всего, в соответствии с принципом состязательности функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо (ч. 2 ст. 15 УПК). Это означает, что, если суд приступит к собиранию уголовных доказательств, он неизбежно станет помогать одной из сторон в осуществлении ее процессуальной функции, поскольку при осуществлении правосудия нет и не может быть "нейтральных" средств доказывания. Доказательства всегда ориентированы на подтверждение обвинительного тезиса либо на его опровержение (смягчение), ведь определяющая их содержание информация должна в любом случае соответствовать определенному вектору - обвинительной или защитной направленности. На это прямо указывает ч. 1 ст. 74 УПК, формулируя правовое определение доказательств как любых сведений, на основе которых устанавливается наличие или отсутствие обстоятельств уголовно-правового события.

Роль суда, однако, не может заключаться в оказании односторонней помощи определенным участникам уголовного процесса. Осуществляя правосудие, он должен быть максимально объективным и в равной мере удаленным от сторон обвинения и защиты. По мнению В. Бозрова, предназначение суда в уголовном процессе состоит не в доказывании, а в разрешении уголовного дела по существу, поэтому "функция суда (судьи) в уголовно-процессуальном доказывании по отношению к сторонам должна носить субсидиарный характер - создавать необходимые условия для выполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав" <1>. К такому выводу он пришел на основе логического толкования ст. 274 УПК, определяющей порядок исследования доказательств в судебном следствии. Аналогичное по существу, но более радикальное по форме суждение высказал В.И. Зажицкий: "Теперь суд в судебном разбирательстве уподобляется судье на ринге, который в конечном итоге поднимает руку победителя" <2>.

<1> Бозров В. "Тактика судьи" в прошлом и настоящем уголовном процессе // Российская юстиция. 2003. N 10. С. 32.
<2> Зажицкий В.И. О направлениях совершенствования Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации // Государство и право. 2004. N 4. С. 31.

Оценивая эти и подобные им суждения, необходимо отметить, что разрешение уголовного дела по существу - это не абстрактная деятельность суда по формулированию и принятию итогового процессуального решения, но и вся предшествующая этому система процессуальных действий по доказыванию обстоятельств, имеющих значение для дела. В соответствии с ч. 1 ст. 74 УПК суд устанавливает наличие или отсутствие подобных обстоятельств на основе доказательств, т.е. процессуальная функция суда по разрешению уголовного дела выражается в форме установления наличия или отсутствия обстоятельств, подлежащих доказыванию.

В свою очередь, доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств в целях, предусмотренных ст. 73 УПК (ст. 85 УПК). При этом законодатель прямо называет суд в качестве субъектов доказывания на всех его нормативных этапах (ч. 1 ст. 86, ст. ст. 87, 88, 17 УПК). Очевидно, совсем не случайно суд наделен в этой связи правом производить по собственной инициативе в процессе судебного разбирательства различные следственные действия (ст. ст. 275 - 290 УПК). Это вполне логично, поскольку доказывание в уголовном процессе нельзя сводить только к юридическому удостоверению обстоятельств рассматриваемого криминального события. Не менее важным представляется и степень их собственного познания судом. Не может ведь он удостоверять событие, в действительном наличии которого не убежден. Суд обязан в полном объеме, определяемом пределами доказывания, познать исследуемые обстоятельства указанного события и принять на основе сформированного таким образом оценочного суждения определенное процессуальное решение. В соответствии со ст. ст. 305 и 307 УПК оправдательный или обвинительный приговор должны основываться только на исследованных судом доказательствах, а их совокупность должна быть достаточной для принятия обоснованного решения по делу (ст. 88 УПК).

Процессуальный порядок познания судом обстоятельств по уголовному делу должен быть отражен в протоколе судебного заседания (ст. 259 УПК), который, кстати, выступает в качестве самостоятельного уголовного доказательства (ч. 2 ст. 74, ст. 83 УПК). Получается, что даже из формальных соображений нельзя отказать суду в праве на активное участие в доказывании, причем не только в проверке и оценке доказательств, но и в их собирании.

Вместе с тем должны существовать нормативные пределы активности суда в познании обстоятельств по уголовному делу. Следует помнить, что судебное разбирательство может производиться только в отношении конкретного обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению, изменение которого в сторону ухудшения процессуального положения подсудимого не допускается (ст. 252 УПК). Правовые рамки исследовательской деятельности суда при доказывании по уголовному делу может определять только обвинение, которое сформулировано в обвинительном заключении (ст. 220 УПК), обвинительном акте (ст. 225 УПК) или заявлении по уголовному делу частного обвинения (ст. 318 УПК). Произвольное расширение или сужение пределов обвинения одинаково недопустимы.

В этой связи представляется, что имеющееся по уголовному делу обвинение лица в совершении преступления предопределяет не только право суда участвовать в доказывании, но и его правовую обязанность делать это в соответствующих рамках. Обязанность суда как органа государства, осуществляющего от его имени и по его поручению судебную власть, состоит в том, что он должен принимать по уголовным делам справедливые решения, основанные не только на анализе (толковании) представленных сторонами доказательств, но и полученными по собственному усмотрению с целью подтверждения их достоверности.

Итак, суд осуществляет свою доказательственную деятельность в рамках возникшего на основе обвинения правового спора между сторонами. С этой целью он вправе по инициативе сторон либо самостоятельно собирать (формировать) новые уголовные доказательства, проверять и оценивать их совокупность по собственному внутреннему убеждению в соответствии с законом и своей совестью (ст. 17 УПК). Вместе с тем собирание доказательств суд может, на наш взгляд, осуществлять не в качестве самостоятельного этапа доказывания, а в рамках другой его части - проверки имеющихся доказательств. В соответствии с положениями ст. 87 УПК проверка доказательств может производиться судом посредством получения (собирания, формирования) иных (новых) доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство. Эта правовая норма, по нашему убеждению, служит своеобразным ключом к разгадке специфики доказательственной деятельности суда в уголовном судопроизводстве. Собирая доказательства, суд осуществляет это не произвольно, а в определенных рамках, которые определены имеющимся правовым спором сторон по поводу предъявленного обвинения. При этом суд не выступает на чьей-то стороне, даже если его позиция в итоге совпадет с позицией обвинения или защиты. При подобном совпадении будет просто подтверждена или опровергнута обоснованность и справедливость процессуальных утверждений той или иной стороны.

Таким образом, суд выступает в уголовном процессе в качестве самостоятельного субъекта доказывания, обладающего специфической обязанностью доказывания и процессуальными полномочиями по собиранию, проверке и оценке уголовных доказательств, которые позволяют определить его точное положение в этой деятельности. Можно сказать, что полномочия суда по проверке и оценке доказательств, имеющихся в уголовном деле, дополнительно представленных сторонами или сформированных судом по их ходатайствам либо самостоятельно, практически ничем, кроме рамок закона и собственного правосознания, не ограничены. Что касается собирания доказательств, то эта доказательственная деятельность может производиться судом в полном объеме лишь на основании соответствующих ходатайств сторон. По своей инициативе суд вправе собирать дополнительные (новые) доказательства только с целью проверки относимости и достоверности имеющихся в уголовном деле доказательств.

Касаясь особенностей участия суда в доказывании, необходимо отметить, что он в той или иной степени осуществляет доказательственные полномочия на всех стадиях уголовного процесса - от возбуждения уголовного дела до полного прекращения правовых отношений в стадии исполнения приговора. В досудебном производстве участие суда в доказывании ограничивается рамками поданных заявителями жалоб на действия (бездействие) и решения должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство (ст. ст. 29, 125 УПК), а также ходатайств органов предварительного расследования о принятии определенных процессуальных решений (ч. 2 ст. 29, ст. ст. 114, 165). Особенностью доказывания при этом является отсутствие у суда возможности самостоятельного поиска доказательственной информации и формирования на ее основе соответствующих доказательств. Вся деятельность суда заключается в проверке и оценке представленных участниками досудебного уголовного производства доказательств, причем он не вправе производить собирание дополнительных доказательств даже в рамках проверки тех, которые представлены заявителями. К примеру, в соответствии с ч. 4 ст. 125 УПК обязанность обоснования жалобы возложена на ее заявителя; другие явившиеся в судебное заседание лица также имеют возможность выступить перед судом со своими доводами.

При рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке суд, как отмечено в ч. 4 ст. 377 УПК, может непосредственно исследовать доказательства по тем правилам, которые установлены для судебного следствия при рассмотрении дела по существу (глава 37 УПК). "Под таким исследованием, - отметил Пленум Верховного Суда РФ, - следует понимать проверку имеющихся в уголовном деле доказательств, получивших оценку суда первой инстанции (оглашение показаний свидетелей, потерпевшего, заключения эксперта и т.п.)" <3>. Указание на возможность проверки доказательств только посредством их оглашения в суде кассационной инстанции означает фактический запрет на получение новых доказательств, что существенно сужает рамки полномочий суда, проверяющего имеющиеся доказательства. Такая позиция Пленума Верховного Суда РФ представляется правильной, поскольку не позволяет кассационному производству превращаться де-факто в апелляционное.

<3> Постановление N 1 Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 марта 2004 г. "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" (п. 25) // Российская юстиция. 2004. N 2. С. 77.

Необходимо отметить, что закон позволяет сторонам представлять в кассационный суд дополнительные материалы, которые не могут быть получены путем производства следственных действий (ч. ч. 5, 6 ст. 377 УПК). Они способны стать основанием для изменения приговора или его отмены с прекращением уголовного дела, если не требуется их дополнительная проверка и оценка судом первой инстанции (ч. 7 ст. 377 УПК). Это правило еще раз подчеркивает особенности осуществляемого кассационным судом доказывания и его цель, которая заключается в проверке законности и обоснованности судебного решения, не вступившего в законную силу, при помощи тех доказательств, которые были предметом исследования в суде первой инстанции. Думается, есть необходимость подобное положение отразить в ст. 377 УПК, изложив ее часть четвертую в следующей редакции: "При рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке суд вправе проверять имеющиеся в нем доказательства только посредством их сравнительного анализа и оценивать по правилам, установленным ст. ст. 17, 88 настоящего Кодекса". Подобное нормативное изменение позволит более точно определить процессуальное положение суда в доказывании на стадии кассационного рассмотрения уголовного дела и отграничить его от производства в апелляционной инстанции.

В соответствии со ст. 365 УПК судебное следствие в апелляционной инстанции осуществляется в порядке, установленном гл. 35 - 39 УПК для судебного рассмотрения уголовного дела по существу в суде первой инстанции с отдельными изъятиями, которые, на наш взгляд, касаются, прежде всего, этапа собирания (формирования) доказательств. Анализ правовых норм, содержащихся в ст. ст. 365 и 366 УПК, показывает, что в апелляционном производстве не производится собирание доказательств в том значении, которое отражено в ст. 86 УПК. Апелляционный суд вправе получать новые доказательства лишь в рамках проверки имеющихся в уголовном деле и исследованных в суде первой инстанции. Вызов новых свидетелей, назначение судебных экспертиз, истребование вещественных доказательств и документов возможны только по ходатайствам сторон при условии, что они уже заявлялись в суде первой инстанции, но не были им удовлетворены (ч. 5 ст. 365 УПК). Суд вправе не допрашивать тех свидетелей, которые допрашивались в этом качестве при рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции (ч. 4 ст. 365 УПК), и может ссылаться в обоснование своего решения на оглашенные в судебном заседании показания таких лиц, если они не оспариваются сторонами (ч. 1 ст. 367 УПК). Наличие подобного правила свидетельствует о желании законодателя добиваться процессуальной экономии в апелляционном производстве при наличии достигнутого консенсуса сторон по определенным аспектам доказывания.

В надзорном производстве полномочия суда по доказыванию сужены в наибольшей степени в сравнении с остальными стадиями уголовного процесса. Особенностью производства по пересмотру вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений суда является отсутствие у надзорной инстанции правовых средств и способов проверки дополнительных материалов, представлять которые сторонам, в принципе, не запрещено. В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 404 УПК к надзорным жалобе или представлению могут прилагаться копии иных процессуальных документов, не являющихся судебными решениями и подтверждающих, по мнению заявителя, те доводы, которые изложены им в его обращении. Характер этих документов в законе прямо не определен. Вместе с тем нормативное выражение "копии иных процессуальных документов" означает, на наш взгляд, что они не являются какими-либо дополнительными материалами, поскольку оригиналы этих документов, признанные процессуальными, находятся в уголовном деле. В ином случае их не следует называть процессуальными, да и законодательная ремарка относительно представления не оригинальных материалов, а их копий также свидетельствует об их точной процессуальной природе. Другое толкование вряд ли будет правильным, поскольку в надзорном производстве не предусмотрено получение дополнительных процессуальных документов. Предметом надзорного производства выступают законность и обоснованность вступивших в законную силу решений по уголовному делу (ст. 409 УПК), причем суд надзорной инстанции вправе устанавливать или считать доказанными только те факты, которые были установлены или опровергнуты в приговоре (п. 1 ч. 7 ст. 410 УПК). Из этого следует, что суд не может собирать (формировать) и проверять имеющиеся в уголовном деле доказательства. В его правомочия входит лишь их оценка.

В других стадиях уголовного процесса суд также осуществляет полномочия субъекта доказывания, причем на каждом этапе развития уголовно-процессуальной деятельности его участие в доказывании обладает особой спецификой, определяемой целью и задачами конкретной стадии.

Так, при возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств суд осуществляет доказывание посредством проверки и оценки заключения прокурора о необходимости возобновления производства по уголовному делу (ст. 417 УПК). При этом в содержание проверки не входит получение новых доказательств для подтверждения или опровержения вывода прокурора.

В стадии исполнения приговора в качестве субъектов доказывания выступают не только суд, постановивший приговор по уголовному делу и обративший его к исполнению, но также суды по месту исполнения приговора и по месту жительства или задержания осужденного (ст. 396 УПК). В любом случае суд, разрешающий вопросы, связанные с исполнением приговора, основывается на тех материалах, документах и объяснениях, которые представлены органом исполнения наказания, органом внутренних дел по месту задержания осужденного, самим осужденным, а также гражданским истцом, гражданским ответчиком и иными лицами (ст. 399 УПК).

Подобные материалы являются уголовными доказательствами в значении иных документов, и они вполне способны устанавливать или опровергать определенные юридические факты, связанные с уголовным делом (предмет доказывания в стадии исполнения приговора): обстоятельства, способные вызвать отсрочку исполнения приговора, изменение режима содержания осужденного, его условно-досрочное освобождение, снятие судимости и т.д.

Получив указанные доказательства, суд должен их проверить, при необходимости (по ходатайствам заинтересованных лиц или по собственной инициативе) - истребовать дополнительные материалы с целью обеспечения более качественной проверки представленных доказательств. Собрав (сформировав) достаточную совокупность доказательств, суд оценивает ее по установленным нормативным правилам оценки уголовных доказательств и принимает соответствующее процессуальное решение.

Таким образом, суд является полноценным и самостоятельным субъектом доказывания в уголовном процессе, а его правомочия определяются конкретными целями и задачами отдельных стадий судопроизводства. Думаем, они законодательно выверены в той мере, которая позволяет суду принимать законные, обоснованные и справедливые решения по уголовным делам и вопросам, связанным с ним.