Мудрый Юрист

Актуальные вопросы использования информационных технологий при отправлении правосудия

Кокотова Е.И., помощник судьи Ленинского районного суда г. Ставрополя.

Сегодня реформирование судебной системы предполагает как одно из направлений создание и использование в судах общей юрисдикции современных информационных технологий, а именно внедрение их как собственно в процесс судопроизводства (возможность подачи исковых заявлений и иных документов в электронной форме, электронные способы фиксации судебного процесса, электронные архивы суда и т.п.), так и компьютеризацию иных, непроцессуальных, аспектов деятельности суда, таких как ведение регистрационных и иных книг, электронных календарей судебных заседаний, формирование статистической отчетности судов.

Необходимо отметить, что основная задача правосудия, понимаемого как принятие судьей решения в результате поиска истины и применения права с учетом обстоятельств дела, не была в какой-то мере затронута новыми технологиями. В связи с этим процессуальное право подвергалось лишь незначительным изменениям.

Развитие фактических отношений заставляет законодателя создавать правовые рамки, которые бы учитывали особенности использования информационно-компьютерных технологий, связанных с внедрением систем электронного документооборота. Это требует коренной смены взглядов правоведов, привыкших к традиционным формам документов, а также затрагивает основы процессуальной науки, которые казались до недавнего времени незыблемыми.

При этом так называемую автоматизацию судебного процесса и ее правовое регулирование мы понимаем в широком смысле и рассматриваем в рамках существующего сегодня "информационного права".

При постоянном ежегодном росте количества рассмотренных и разрешенных гражданских и уголовных дел и значительно меньшем темпе увеличения общего количества судей ежегодно возрастает нагрузка на каждого судью.

В настоящее время в федеральном законодательстве отсутствуют нормы, регулирующие порядок определения нормативной численности федеральных судов общей юрисдикции, мировых судей, работников аппаратов судов, а также государственных служащих Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации и его органов в субъектах Российской Федерации.

Отсутствие указанных норм затрудняет организацию работы судов, планирование судебного процесса, а также осуществление организационного обеспечения деятельности судов. Это не позволяет судам использовать современные схемы ведения делопроизводства и информационные технологии, что вызывает нарушение сроков рассмотрения дел, процессуальных сроков вынесения судебных решений, волокиту и медлительность в осуществлении судопроизводства.

В сложившихся обстоятельствах невозможно продолжать повышать производительность работы судебной системы только путем ее экстенсивного развития за счет механического увеличения количества судей, следует разрабатывать пути совершенствования эффективности работы каждого судьи, в целом всех сотрудников суда посредством внедрения средств информационных технологий.

Данные по облегчению доступа к правосудию, о функциональной особенности судебной системы, о числе рассматриваемых дел согласно их видам, о сроках проведения отдельных процессов, о применении электронной обработки данных в судах, полученные в рамках исследования "пилотная схема развития судебных систем", проводимого Европейской комиссией по развитию правосудия, свидетельствуют о возможных положительных последствиях внедрения системы управления движением дел, существующей в США, а также ряде европейских стран (например, Великобритании), в российские суды общей юрисдикции.

Эта система включает полный набор действий со стороны суда при непосредственном использовании современных информационно-компьютерных технологий по контролю и управлению продвижением дел, начиная от его возбуждения до судебного рассмотрения или другого завершения производства по делу.

Ключевыми компонентами программы управления движением дела являются:

<1> Прокудина Л.А. Перспективы использования в российских судах системы управления движением дела // Заметки о современном гражданском и арбитражном процессуальном праве / Под ред. М.К. Треушникова. М.: ОАО "Издательский дом "Городец", 2004. С. 119.

Анализ всего процесса движения дела, его организации позволяет выделить из всего аппарата суда общей юрисдикции следующих сотрудников, имеющих непосредственное отношение к процессу управления движением дела: помощники судей, специалисты канцелярии, секретари судебных заседаний.

В связи с проникновением информационных технологий в судебный процесс, включая как процессуальные действия его участников, так и форму отдельных процедур, принципиально важным стало создание правовых условий для юридически значимого электронного документооборота, а следовательно, в центре внимания оказался правовой статус электронного документа.

На страницах юридической литературы активно обсуждается вопрос об электронных документах как доказательствах в судебном процессе. Процессуальное право отдельных государств различным образом включает электронные документы в систему доказывания: одни порой даже не признавая их документами (Германия), другие рассматривая в качестве одного из видов документов (Венгрия) <2>.

<2> Харсаги В. Новеллы венгерского законодательства об электронных документах // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. 2005. N 4. С. 314.

В действующем процессуальном законодательстве России в отличие от других зарубежных стран не существуют конкретно перечисленные критерии достоверности данных, полученных с помощью компьютера. Именно отсутствие данных правил осложняет применение электронных документов в качестве доказательств по делу, а ссылка на факт отсутствия в процессуальном законодательстве прямых указаний только создает юридический риск непризнания юридической силы данного электронного документа.

Предметом большинства дискуссий стали проблемы достоверности и аутентичности содержания электронных документов. Большинство из них связано с имеющимися в действующем законодательстве Российской Федерации пробелами, тормозящими развитие судебной системы в части автоматизации судебных процессов и расширения функциональных возможностей программных и технических средств автоматизации, позволяющих более эффективно реализовать задачи правосудия.

Ситуация, когда законодателем не установлена взаимосвязь и соотношение таких важных понятий, как "данные", "информация", "сведения", посредством которых раскрываются дефиниции "база данных", "информационные ресурсы", "персональные данные", безусловно, порождает отсутствие системности в терминологии, используемой в правовом регулировании информационных технологий. Термин "электронная цифровая подпись", например, определяется как "реквизит электронного документа", в то время как термин "электронный документ" вообще не определен.

В связи с этим заслуживающими внимания являются предложения по внесению изменений и дополнений в Федеральный закон "Об информации, информатизации и защите информации" в части нормативного закрепления понятий "электронный документ" и "база данных", мнения о необходимости разработки и принятия закона "Об электронном документе", основным предметом которого стали бы отношения, возникающие по поводу и связанные с процессами документирования информации в электронно-цифровой форме, перевода традиционных документов в электронную форму и обратно, оборота электронных документов в РФ <3>.

<3> Семилетов С.И. Анализ действующего законодательства РФ, регулирующего отношения, связанные с использованием Государственной автоматизированной системы РФ "Выборы", при реализации гражданами РФ конституционного права на участие в выборах и референдумах: основные противоречия, пробелы и проблемы.

Кроме того, подлежат разрешению и вопросы, связанные с представлением и хранением электронных документов. Имеющиеся в отдельных судах общей юрисдикции разрозненные автоматизированные информационные системы предназначены для создания и хранения судебных документов, порождаемых только в том суде, в котором эксплуатируется информационная система. Используемые при этом инструментальные средства предполагают хранение документов лишь в текстовом формате, что не дает никаких гарантий от внесения в текст судебного документа несанкционированных или непроизвольных изменений. При таких условиях электронную версию документа нельзя считать легитимной копией его оригинала.

Огромное значение приобретает сегодня также использование современных информационно-компьютерных технологий в судах применительно к сфере реализации прав граждан на информацию о деятельности судов, доступа к правосудию. Доступ к судье, работникам аппарата суда в общем виде регламентирован ведомственными правовыми актами: применительно к деятельности судов общей юрисдикции - Инструкцией по делопроизводству в районном суде. Вместе с тем порядок доступа к судьям, другим должностным лицам суда нуждается в дополнительном регулировании. Ключевым моментом является также доступ к судебным решениям - главному "продукту" судебной власти, который сегодня фактически закрыт, несмотря на то что в соответствии с действующими нормами закрытыми могут быть решения только по очень узкому кругу гражданских и уголовных дел. Правил законодательного характера, устанавливающих процедуры или создающих механизмы доступа к текстам судебных решений иным лицам, а тем более их публикациям, в Российской Федерации не существует.

В связи с этим интересна позиция Верховного Суда РФ, предложившего проект федерального закона о праве граждан на информацию о деятельности судов. Законопроектом предусмотрена обязанность судей публиковать судебные решения в Интернете, при этом судья вправе наложить запрет на публикацию решения, если сочтет, что дело носит исключительно частный характер <4>.

<4> Куликов В. Получи приговор по Интернету // Российская газета. 2006. 15 авг.

Примечательно, что в ряде стран с континентальной системой права вопрос о публикации судебного решения вообще решается автоматически и без участия судьи: судебное решение поступает в канцелярию, а далее в процессе регистрации судебного акта его электронная версия автоматически отправляется в базу данных и тут же появляется на сайте.

Несмотря на наличие во многих судах общей юрисдикции пресс-служб, а также собственных сайтов в Интернете, имеет место необходимость создания специальных справочно-информационных служб судов. Так, например, внедрение информационных киосков (справочно-электронных систем) способствовало бы гражданам в получении информации о том, где и когда рассматривается дело, каким судьей, когда можно получить решение.

Регламентация рассмотренных вопросов, связанных с использованием информационных технологий, на законодательном уровне станет огромным шагом на пути автоматизации судебного процесса. Определение правового режима электронного документа, уравнивающего его с традиционными документами, позволит наделить его юридической силой, использовать как доказательство при рассмотрении дел в судах общей юрисдикции. Вместе с тем недостаточно беспорядочно вставлять нормы об информационных технологиях в традиционные и во многом устаревшие нормативные конструкции гражданского, уголовного процессов, как это происходило до последнего времени. Судопроизводство должно подвергнуться коренным структурным изменениям, которые заставят не только системно подойти к принятию очередных новелл, но и пересмотреть основополагающие принципы, касающиеся доступности правосудия, представления доказательств, рассмотрения дел в судебном заседании, устности, непосредственности, гласности и процессуальной экономии. Уже сегодня отдельные моменты, касающиеся так называемой виртуализации судебного процесса, вынуждают заново анализировать процессуальные принципы в условиях, когда информационные технологии становятся фундаментом судебной системы и катализатором радикальных изменений процессуального права. Представляется, что данная тенденция является неизбежной, в особенности если учитывать то взаимное влияние, которое оказывают друг на друга судебный процесс и информационные технологии.