Мудрый Юрист

Актуальные проблемы применения домашнего ареста в Российской Федерации

Правоприменительная практика свидетельствует, что в стадии предварительного расследования мера пресечения избирается в отношении 100% обвиняемых. В настоящее время в уголовном судопроизводстве России наиболее распространены две меры пресечения. В 38% случаев к обвиняемым применяется заключение под стражу, в отношении остальных обвиняемых следователи, дознаватели ограничиваются подпиской о невыезде и надлежащем поведении. Доля применения всех остальных вместе взятых мер пресечения редко превышает 1 - 3%. В основном это залог, реже - личное поручительство <1>. Представляется, что новая мера пресечения - домашний арест призвана изменить сложившуюся практику, уменьшить число лиц, заключаемых под стражу и разгрузить следственные изоляторы.

<1> Колоколов Н. Меры пресечения имущественного характера // Российская юстиция. 1998. N 12. С. 41.

Домашний арест как мера пресечения не новинка для российского законодательства. Она существовала в России еще в Своде законов 1832 г., знавал ее и Устав уголовного судопроизводства 1864 г. УПК РСФСР 1922 г. и УПК РСФСР 1923 г. также предусматривали домашний арест, который тогда достаточно широко применялся. Интересен тот факт, что начиная с 1923 г. чем чаще суды приговаривали преступников к лишению свободы, тем быстрее их освобождали из мест заключения. Так, органы НКВД широко практиковали условно-досрочное освобождение в отношении осужденных. К обвиняемым (подозреваемым), в отношении которых были основания для избрания меры пресечения заключение под стражу, применяли домашний арест, независимо от тяжести совершенного преступления. Подобная практика и масштабы ее применения породили следующую частушку:

"Ребятишки, режьте, бейте,

Нонче легкие суда,

Семерых зарезал я -

Отсидел четыре дня" <2>.

<2> Сырых В.М. Н.В. Крыленко - идеолог советского правосудия. РАП, 2003. С. 130 - 131.

Однако в УПК РСФСР 1960 г. данная мера пресечения была исключена. С тех пор в защиту домашнего ареста неоднократно выступали в научной литературе ученые-процессуалисты и практические работники. В частности, В.А. Михайлов считал, что отсутствие в системе мер пресечения домашнего ареста - это недостаток действующего законодательства и предлагал включить его в перечень мер пресечения <3>. Новый УПК РФ 2001 г. в ст. 107 вновь закрепил меру пресечения в виде домашнего ареста.

<3> Михайлов В.А. Меры пресечения в российском уголовном процессе. М.: Право и закон, 1996. С. 53, 121.

Домашний арест как мера пресечения широко применяется на Западе. В нашей стране указанная норма вступила в действие с 1 июля 2002 г., и сразу же практика применения столкнулась с трудностями ее исполнения. К сожалению, в России пока еще нет надлежащих механизмов, регулирующих ее порядок, не определены конкретные органы, на которые возлагается осуществление надзора за соблюдением как самого домашнего ареста, так и установленных ограничений. Ряд процессуалистов полагают, что необходимо разработать и принять Закон федерального уровня "О домашнем аресте в Российской Федерации", который бы четко регламентировал порядок и условия осуществления домашнего ареста к подозреваемым и обвиняемым в совершении преступления и гарантировал их права и законные интересы, содержал четкие указания о том, кто именно - какие ведомства и их органы, а также органы-координаторы и каким образом должны осуществлять надзор за надлежащим поведением лица, подвергнутого домашнему аресту, как осуществлять надзор за корреспонденцией, переговорами (в том числе телефонными и по электронной почте), личными встречами с определенными лицами <4>.

<4> Трунова Л. Домашний арест как мера пресечения // Российская юстиция. 2002. N 11.

Необходимость такой меры пресечения за совершение определенных видов преступлений и для определенной категории лиц очевидна. Полагаем, можно выделить несколько положительных критериев необходимости применения домашнего ареста.

  1. Бюджетный критерий. Когда в отношении лица избирается мера пресечения в виде заключения под стражу, государство ежегодно теряет значительную часть бюджетных средств, которые можно было бы потратить на другие нужды. Так, например, было подсчитано, что стоимость содержания одного заключенного в следственном изоляторе Нижегородской области с учетом расходов на питание, медицинское обслуживание, вещевое довольствие, коммунальные услуги, содержание персонала, капитальное строительство и ремонт, охрану и конвоирование составляет 2500 - 3000 руб. в месяц <5>. При домашнем аресте лицо, в отношении которого избрана данная мере пресечения, содержит его семья или он сам лично.
<5> Гуляев А.П., Зайцев О.А., Мариенко А.А. Нижегородский проект содействия правосудию: нужны ли следователю общественные помощники? // Российский следователь. 2002. N 11. С. 22.
  1. Экономический критерий. Ни для кого не секрет, в каких нечеловеческих условиях содержатся подозреваемые в следственных изоляторах. Вспомним хотя бы дело "Калашников против РФ" <6>. Как отмечают специалисты, из функционирующих на территории России в настоящее время 174 следственных изолятора (это более 60%) размещены в зданиях постройки XVII - XVIII вв. <7>. Естественно, сейчас почти каждый третий следственный изолятор пришел в полную негодность в связи с ветхостью. Данные здания не подлежат реконструкции. Их санитарное состояние таково, что возможности предоставления даже элементарных услуг крайне ограничены. Этим еще больше ухудшается положение дел, что входит в прямое противоречие с международными стандартами обращения с заключенными в части их размещения и содержания. А для строительства необходимого количества СИЗО современного типа нет ни средств, ни времени. По-видимому, целесообразнее сокращать число лиц, содержащихся в следственных изоляторах, и налаживать правовой механизм для активного применения новой меры пресечения - домашний арест.
<6> Дело "Калашников против России": Европейский Суд по правам человека. 15 июля 2002 г.
<7> Григорьев В.Н. Задержание подозреваемого. М., 1999. С. 47.
  1. Психологический (моральный) критерий. Как показывает статистика, каждый пятый человек в России заключен под стражу за преступление небольшой или средней тяжести. В основном это те лица, которые будут освобождены до суда или же им будет определена мера наказания без изоляции от общества <8>. Но, попав в тюремную среду, пусть даже на короткий срок, обвиняемый (подозреваемый), подсудимый коренным образом меняет свою жизнь, свой менталитет, и вряд ли, выйдя на свободу, он встанет на законную дорогу. Психика многих людей ломается в следственных изоляторах. А если человек не виновен в совершенном деянии или заключение под стражу явилось результатом следственной ошибки? Кто возместит моральный ущерб такому гражданину, утрату здоровья, веру в справедливость? Полагаю, помещая в СИЗО, мы теряем полноценного гражданина, человек становится озлобленным, затравленным и потерянным для общества. При домашнем аресте обвиняемый (подозреваемый) не попадает в криминальную среду с ее законами и жизненными устоями.
<8> Зубков А., Крючкова Н. Кто и за что попадает в СИЗО // Преступление и наказание. 2000. N 9. С. 42.

Несмотря на положительные тенденции, остаются без ответа многие вопросы применения домашнего ареста, не урегулированные УПК.

  1. В соответствии с ч. 3 ст. 107 УПК суд в своем решении об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста должен указать орган или должностное лицо, на которое возлагается осуществление надзора за соблюдением установленных судом ограничений. Очевидно, что без такого надзора теряется смысл избрания данной меры пресечения, так как обвиняемый будет предоставлен сам себе. Но до сих пор неизвестно, какие именно органы или должностные лица будут осуществлять за ним надзор. Безусловно, ни суд, ни следователь, ни дознаватель не могут и не в состоянии осуществлять контроль.

Многие процессуалисты считают, что контроль за соблюдением обвиняемым установленных судом ограничений и запретов, за соблюдением в целом требований закона о домашнем аресте в какой-то степени можно сравнить с административным надзором органов внутренних дел за определенной категорией лиц (ранее судимые, освободившиеся из мест лишения свободы и т.д.). По аналогии с административным надзором контроль за надлежащим исполнением домашнего ареста также целесообразно возложить на органы внутренних дел, на тех же участковых или оперативных уполномоченных милиции. Но представляется, что добровольно взять эту обузу на себя наша милиция вряд ли захочет, даже по судебному решению.

В литературе высказывается мнение, что данный вариант ошибочен и меру пресечения в виде домашнего ареста должны исполнять судебные приставы-исполнители Министерства юстиции РФ, которых необходимо наделить надзорными и контрольными функциями за исполнением домашнего ареста. Для чего следует создать специальные подразделения в службе судебных приставов <9>. Полагаем, что возложить эти обязанности на судебных приставов нельзя, когда речь идет о стадии предварительного расследования.

<9> Трунова Л. Домашний арест как мера пресечения // Российская юстиция. 2002. N 11.
  1. Возникает ряд разногласий в понимании самого термина "домашний". Из буквального смысла этого понятия следует, что оно означает "относящийся к дому". В УПК РСФСР 1923 г. прямо указывалось, что домашний арест - это лишение обвиняемого свободы в виде изоляции, только не в следственных изоляторах, а дома. Статья 107 УПК не содержит правила о закреплении исполнения домашнего ареста в отношении подозреваемого и обвиняемого по конкретному адресу, что является упущением и влечет возникновение следующих вопросов.

Может ли подозреваемый или обвиняемый, подвергнутый домашнему аресту, покидать место постоянного или временного места жительства? Если да, то далеко ли от жилища, как часто, на какое время? Вправе ли он посещать работу, учебу, поликлинику, магазин, детские учебные учреждения и иные места при наличии в этом необходимости? Нужно ли при этом каждый раз спрашивать разрешения у следователя, дознавателя или все эти хозяйственные и бытовые дела необходимо проводить под присмотром какого-нибудь надзирающего органа? Существуют ли исключительные случаи выхода из жилища?

В теории есть мнение, что ограничения, связанные с избранием домашнего ареста, не должны прерывать обычных занятий подозреваемого или обвиняемого. Так, запреты не могут распространяться на посещения мест работы или учебы, магазинов, рынков для приобретения необходимых продуктов питания, а также поликлиники и аптеки, но при этом возможно временно ограничить данные занятия запретом покидать свое место жительства более чем на три часа. Вместе с тем ограничения должны быть распространены на посещение мест отдыха и развлечений (ресторанов, кафе, дискотек, театров, концертных залов и т.д.), а также посещение своих родных и знакомых (хотя возможны исключения, например, подозреваемый или обвиняемый может посетить своих престарелых родителей, которые нуждаются в его помощи) <10>.

<10> Быков В.М., Лисков Д.А. Домашний арест как новая мера пресечения по УПК РФ // Российский следователь. 2004. N 4.

Очевидно, применение домашнего ареста не может исключить временного отсутствия арестованного по месту постоянного или временного проживания, однако такое отсутствие должно быть четко регламентировано (судам необходимость определять конкретное место, по которому должен исполняться домашний арест).

Наиболее широко рассматриваемая мера пресечения применяется в США. Данный вопрос решается следующим образом. Лицу, в отношении которого избирается данная мера пресечения, разрешается покидать место своего постоянного пребывания или жительства на определенное расстояние. Контроль за ним осуществляется следующим образом, на его запястье или голеностоп надевается специальный электронный браслет, а сам обвиняемый подключается к пульту. Каждый его выход, таким образом, четко фиксируется.

По нашему мнению, в нынешних условиях в нашей стране установить такую систему контроля не представляется возможным в силу экономических причин.

Так, 1 декабря 2003 г. Московской городской Думой было объявлено, что столичные ученые разработали специальное устройство, с помощью которого можно наблюдать за обвиняемым (подозреваемым) - комплекс индивидуально-технического мониторинга (КИТМ) <11>. Он представляет собой браслет на ногу или руку, может быть в виде серьги в ухо или вшиваемого микрочипа. В прибор может помещаться видеокамера, позволяющая наблюдать за подозреваемым (обвиняемым). Цена - 2000 долл., ежемесячное обслуживание - 100 долл. Соответственно, возникает вопрос: кто будет оплачивать столь дорогостоящее оборудование? Представляется, государство не будет брать столь обременительную для бюджета задачу на себя, а если предложить оплачивать данное оборудование обвиняемым (подозреваемым), то избрание домашнего ареста станет "привилегированной" мерой пресечения, доступной не для всех.

<11> Козлова Н. Браслет может заменить тюремщика // Российская газета. 2003. 2 дек.
  1. С кем будет проживать лицо, в отношении которого избрана данная мера пресечения, отдельно или со своей семьей? Полагаем, проживание обвиняемого совместно с семьей поставит последнюю в изоляцию от общества, так как для исполнения домашнего ареста семье придется также в определенной степени соблюдать запреты, предусмотренные ч. 1 ст. 107 УПК РФ, для исполнения данной меры пресечения. Например, не общаться дома с определенным кругом лиц, не получать посылки, бандероли и др.
  2. Анализируя статьи УПК РФ о мерах пресечения, можно заметить, что за нарушение взятых на себя обязательств в определенных случаях предусмотрена ответственность в виде наложения денежного взыскания или в другой форме. Так, денежное взыскание в размере до ста минимальных размеров оплаты труда предусмотрено для поручителей (за невыполнение своих обязательств по личному поручительству), для лиц, которым отдан под присмотр несовершеннолетний обвиняемый, подозреваемый. Закон предусматривает и возможность обращения в доход государства залога в случае невыполнения или нарушения подозреваемым, обвиняемым взятых на себя обязательств. Однако законодатель почему-то не предусмотрел такого же положения и для домашнего ареста. Поэтому полагаем:

а) целесообразно у подозреваемого и обвиняемого отбирать подписку о соблюдении домашнего ареста и сопутствующих ему запретов, а также предупреждать о возможности изменения домашнего ареста на заключение под стражу в случае невыполнения предписаний суда;

б) в ст. 107 УПК РФ предусмотреть возможность наложения денежного взыскания в случае нарушения обвиняемым, подозреваемым установленных судом ограничений, когда нет оснований для изменения меры пресечения на заключение под стражу. Иначе будет получаться, что в таких случаях никакой ответственности за нарушение ограничений, установленных судом, обвиняемый не понесет.

  1. Домашний арест согласно действующему законодательству применяется исключительно по решению суда. Соответственно, в отношении данной меры пресечения должен быть предусмотрен и специальный кассационный порядок обжалования. Однако данный вопрос в законе не урегулирован, исходя из чего можно предположить, что применение меры уголовно-процессуального пресечения обжалуется в порядке гл. 16, предусматривающей общий порядок обжалования действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство.
  2. Нерешенным остается вопрос о сроках, на которые избирается домашний арест. Полагаем, необходимо предусмотреть правила продления сроков применения домашнего ареста по подобию положений ст. 109 УПК РФ.

Нами было проведено интервьюирование правоприменителей (50 человек), которое показало, что в нынешних условиях данная мера пресечения является "мертвой" ввиду нерешенности проблем, о которых писалось выше, ибо на практике не знают, как применять домашний арест. В то же время необходимость и перспективность данной меры пресечения за совершение определенных видов преступлений и для определенной категории лиц очевидна. Весной 2006 г. Федеральной службой исполнения наказаний было сообщено, что Евросоюз выделил России три миллиона евро на создание электронных браслетов для контроля как за осужденными, так и за лицами, в отношении которых избрана мера пресечения в виде домашнего ареста. На выделенные средства ФСИН проведет эксперимент в одной из колоний-поселений. В эксперименте будет задействовано около 200 осужденных, продлится он около трех лет. По истечении срока эксперимента о его результатах и перспективах будет доложено Правительству РФ <12>. Таким образом, будет применяться в России мера пресечения в виде домашнего ареста или нет - покажет время.

<12> Куликов В. Электронный браслет и еврокамера // Российская газета. 2006. 12 мая.